Наш дом

Дом наш был необыкновенно уютный и хрустально чистый. Главное и центральное место в зале занимала кровать. Она с утра прибрана, как невеста на выданье. Прикоснуться или помять её было строго запрещено.

    В те времена у всех были красиво убранные кровати с вышитыми наволочками на подушках, с  вязаными подзорами, с накидушками.
   Но! Наша кровать - особенная!
Ведь мама отвоевала всю войну и по демобилизации домой  их командование дало девушкам приданое:  немецкие подушки из лебяжьего пуха, простыни и покрывала тончайшей работы с красивейшими кружевами, и настоящий небольшой ковёр.

   Это было так красиво!
Наша кровать - самая необыкновенная!
В то время, как у всех висели  вместо ковров крашеные клеёнки с лебедями, у нас стену украшал  ковёр с венком из маков - пушистый и такой мягкий.

  Обязательный атрибут тех, послевоенных лет - этажерка со слониками. Только наша  была заполнена до отказа книгами.
Книг в доме было много. Они аккуратными стопками стояли на шифоньере и на верхней диванной полке. И книги прибавлялись постоянно всю нашу жизнь.

В книжном магазине можно было подписаться на полное собрание сочинений и выкупать по одному тому по мере издания. Подписка у нас была всегда. Так мы приобрели Толстого, Горького, Некрасовы, Драйзера, Пушкина, Гоголя и много других авторов. Очень хорошо помню "Библиотеку приключений", которой мы зачитывались всё детство и юность. Потом, позже появился и книжный шкаф.

    От трюмо до двери на полу в зале  лежала широкая бордового цвета  с жёлто-золотистой каймой, ковровая дорожка, которую называли "кремлёвской".
В центре зала - круглый стол, покрытый белоснежной  накрахмаленной скатертью и "статуйчик"- статуэтка джентельмена с усами и тростью, которую мама привезла из Польши.
   А над столом - абажур, золотисто-жёлтого цвета с густой бахромой.

  По углам, перед окнами, стояли цветы в деревянных кадках: роза, которая замечательно цвела, фикус и пальма. Пальма - бабушкина гордость! Пальма была только у нас.
   Каждую субботу цветы купали, брызгали розу и пальму изо рта, а широкие листья фикуса тщательно протирали влажной тряпочкой.

   Поближе к двери стоял письменный стол с выдвижными ящиками, а на нём лампа с зелёным абажуром, письменный мраморный прибор с пресс- папье,  чернильницей и стаканчиками для карандашей и ручек.За этим столом мы учили уроки. Дедушка работал с документами, к которым  даже прикасаться нельзя было. Мама по ночам проверяла тетрадки и писала контрольные в институт, а  бабушка Мария строчила на  подольской машинке, шила то, что раскроит и сметает мама.

  По правую сторону от входа стояла печка- голландка, а за ней дедушкина кровать, покрытая клетчатым  пледом, на которой можно было отдохнуть и днём.

Полы у нас дома были крашеные, а это редкость и символ достатка.
На улице крашеные полы были только у нас. Бабушка Мария красила их сама, и я помню, что в половую краску она добавляла яичные желтки, и поэтому полы сияли!

  Кухня, как кухня. С русской печкой, с большим столом, за которым завтракали, обедали и ужинали мы все. И с сундуком при входе, который почему-то назывался "скрыня"

   А вот чуланчик в холодном коридоре, всегда запертый на маленький замочек, заслуживает особого внимания. Ключик хранился только у бабушки Марии, и доступ туда - строго по разрешению!

В чуланчике тоже стоял сундук, который назывался  "сундук", в противоположность скрыне. В нём размещались мешок с мукой, мешочек с солью и небольшие ведёрки и ёмкости с крупами и сахаром, который в те времена был большими комками. В боковом отделении всегда лежали спички в запас и мыло, простое, хозяйственное мыло! Все, кто пережил войну, всегда имели запас спичек, соли и мыла!

На сундуке стояло в посылочном ящике, пересыпанное солью, свиное сало, нарезанное квадратиками и сдобренное чесноком и лаврушкой! Пахло оно очень вкусно. В эмалерованном ведёрке хранилась домашняя колбаса, залитая топлёным салом. На стене зимой висели кровяные с пшёном колбасы, которые  делала бабушка Мария  и "бог"
- это свиной желудок , начинённый кашей.
Колбасы, кроме нас, на улице никто не делал, так как работа эта была трудоёмкая и грязная. Надо было вычистить свиные потроха, отшлифовать их дочиста, а потом набивать кашами со шкварками или кровью.  Соседи выбрасывали потроха и выливали кровь. А у нашей бабушки Марии ничего не пропадало! Ни одна капелька крови, ни одна ягодка, ни одна рыбка!Всё "доводилось до ума" и хранилось в порядке.

В миске и в коробке от обуви  сушёная вишня. А в плетёной корзинке яички.  На стене, на гвоздях, нитки сушеных  нарезанных яблок, отдельно - нитки с грибами, пучки  укропа. А на полке стоят рядочками баночки, закрытые чистыми листочками и перевязанные ниточками, подписанные аккуратно карандашом - там находилось варенье. 

Рядом в старой наволочке, тщательно завёрнутые - сушёные щуки  и судаки, которых отмачивали за ночь, утром отваривали в кипятке и подавали с картошечкой! Вкусно!
  Если вдруг чулан оставался открытым - мы с братом пробирались туда и лакомились вишней и сушёными яблочками, но... Иногда! Вскрывали баночку с вареньем - за что крепко попадало нам от бабушки Марии! Варенье давали вечером к чаю, по ложечке. Чай выпивали, а ягодки потом отдавали нам, детям. Мама - Саше, а дедушка -мне. Бабушка Мария варенье не любила!

   Во дворе, рядом с домом, находился сарай- погребка! А там в погребе картошка, морковь, свекла и капуста - на всю зиму, и бочки с солёностями: помидоры, огурцы, яблоки, квашеная капуста, грузди, арбузы. Это и для семьи, а иногда - и на продажу в Саратов, где бабушку знали и у неё даже были свои покупатели! Любили её за чистоплотность, отменное качество и доброту. Она всегда давала с "походом", это значит - чуть больше, а кое-кому и просто так, бесплатно.

Раз в неделю бабушка лазила в погреб с ведром горячей воды и чистой тряпочкой, там она тщательно промывала все кружки на бочках и камни-грузы.

   И в доме, и в погребе, и везде - всё всегда было в образцовом порядке.
К концу зимы погреб заваливали льдом и снегом, и всё лето там хранили продукты.

   Удивительная, размеренная, правильная жизнь была в нашем доме. Вставали рано, ложились вовремя, и обязательно отдыхали днём... никто и никуда не торопился, никто и никогда не опаздывал...всё по часам - завтрак, обед, ужин...

  У меня было очень счастливое детство!
Но всё, о чём я здесь рассказываю - это  труд и золотые руки бабушки Марии, дедушки Мити и мамы. Это огород, это лес, грибы, ягоды, это труд! Труд, старание и любовь к дому, к родным, к порядку, и желание, чтобы близкие были счастливы и жили благополучно! Светлая им память!
Спасибо, Господи, за всё!



На фото -я.
Разве будут современные дети вылизывать полу-пустую баночку с вареньем?
Нет!
У мамы на работе был дедушка Сыркин. Учёный и замечательный фотограф.
Вот подумайте! Угостите вы сегодня ребёнка присохшими остатками варенья в банке?
А меня дедушка Сыркин угостил! Я выцарапывала с удовольствием присохшее абрикосовое варенье, а он снимал и делал фото на память!
Я помню этот вкус! Дома у нас было варенье из смородины - красной и чёрной, из китайки. Его давали по ложечке к чаю.  А вот абрикосовое я ела впервые. Баночку вылизала дочиста! Помню! Вкус - необыкновенный! Тогда детей угощали кусочком сахара...
Вот представьте - вы протягиваете современному ребёнку лет пяти кусок сахара...и его удивлённые глаза...
Другой мир!


Рецензии
Мне тоже рассказывали про варенье,которое выдавалось "по ложечке",меня тогда это очень удивило.Ещё про то,как пенку с этого варенья ели,кажется. А сейчас,как говорит моя бабушка,целый подвал и никто не ест,никому не надо.Читаю Ваш рассказ и понимаю,что сейчас действительно другой мир

Джулькоо   09.05.2019 10:51     Заявить о нарушении
Но! Основополагающее здесь слово - МИР!

И пусть он будет!
С ДНЁМ ПОБЕДЫ!
У Вас потрясающя литературная героиня.
Пусть она будет немного счастливее.
А варенье я люблю до сих пор. Память детства.
Успехов в творчестве.

Нина Калашникова   09.05.2019 11:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.