Конь Юрия Долгорукого- обретение достоинства

 

     Занятия в XIV школе молодых ученых в старинном городе Суздале подходили к завершению. После окончания одной из лекций, лектор Евгений Александрович Личко, предложил  публике не расходиться, и,  если кому не жалко бесцельно  потраченного времени, как говорится «без протокола»,  послушать его байку.

     «Уважаемые товарищи»- начал свое выступление Евгений Александрович – “хочу Вам признаться, что я- сплетник. Не в том понимании значения этого слова, что я о ком-то что-то рассказываю в подворотне, а в том, что я собираю сплетни о городе Ленинграде. Но сегодня я хочу рассказать о сплетне Московской, да простят меня московские «сплетники».
 
       В 1945 году, после окончания Великой Отечественной войны, один инвалид по фамилии Орлов, во время военных действий оставшийся без ноги, изваял в домашних условиях на табуретке скульптуру петуха. Петух получился ладный, задиристый, с раскрытым клювом и задорным хохолком. Отдельные перышки, аккуратно и с любовью вырезанные, были как живые, казалось, что от дуновения ветерка они начнут трепетать, как на живом петухе, а сам он вот-вот вскочит на забор и заголосит «на всю Ивановскую». Дома такую вещь держать, сами понимаете, не с руки, решил инвалид безвозмездно передать свое произведение в детский дом для детей-сирот, в котором работал сторожем. Приют располагался в одном из старых московских дворцов, реквизированных когда то по случаю революционным пролетариатом. Петуха водрузили на постамент, оставшийся от унесенной кем то из обслуги дамы  в нескромном одеянии (видимо решили, что детишкам на такое смотреть еще рано, а дома она на что-нибудь сгодится). Петух хоть и был деревянным, тем не менее неплохо смотрелся на фоне мраморного убранства дворца, в скором времени он стал местной достопримечательностью, ибо вызывал теплые чувства у детишек, т.к.  каких-либо других игрушек от прежних хозяев не осталось. Перед петухом принимали в пионеры, устраивали линейки. В свободное от работы время, с целью приработка, Орлов лепил из глины свистульки, обжигал их, аляповато раскрашивал и продавал на блошиных рынках Москвы.

      Послевоенная обстановка в СССР была благоприятной, «Железный Занавес» еще не опустился, и в страну – победительницу во Второй Мировой Войне хлынули всевозможные делегации, как их тогда называли, дружеских стран. Однажды с таким теплым дружеским визитом прибыла делегация из Франции с мэром французской столицы. На правительственном уровне было решено встретить ее  по первому классу, продемонстрировав наши успехи в послевоенное время. Встречу было поручено организовать народному комиссару Молотову Вячеславу Михайловичу. В перечень посещений был включен тот самый детский дом, в котором работал мастеровитый охранник.
 
       Молотов сам лично привез делегацию во дворец с целью показать, что мы тоже не лыком шиты, и, что у нас все самое лучшее отдано детям  и даже бывшие беспризорники воспитываются во дворцах.          После показа детьми художественной самодеятельности и акробатических этюдов (помните – «делай раз, делай два…»), делегацию повели посмотреть убранство дворца. И вдруг, мэр города Парижа видит петуха, а петух, оказалось, является символом  Франции- мэр буквально заплясал вокруг пернатого, на лице его было написано восхищение нестандартным, несколько примитивным и самобытным петухом. Видя такое отношение французской делегации, и узнав, что петух не представляет никакой исторической ценности, Молотов широким жестом дарит петуха французам. К великой радости французской делегации, так понравившийся петух тут же снимается с пьедестала, и переправляется  во французское посольство.

       Через некоторое время французская делегация благополучно уезжает, а на имя Сталина поступает письмо, в котором возмущенный скульптор-самоучка сетует на то, что в угоду каким-то империалистам, у детей отобрали любимую игрушку. Такие письма, не стоившие и выеденного яйца, обычно отсеивались, но не в этот раз-  в нем прозвучало имя Молотова, а это могло быть  использовано  товарищем Берия в подковёрной борьбе. Письмо было передано по назначению товарищу Сталину, который внешне не придал ему особого значения и поручил разобраться с жалобой самому Молотову. Учитывая, что подарок есть подарок - его уже не вернешь, а  непонимающий текущего исторического момента инвалид может написать повторное письмо, Молотов решает изолировать его от греха подальше, естественно, не на курорте, а в местах не столь отдаленных. Без суда и следствия скульптора хватают и направляют по этапу. Берия знал о ситуации, но до поры до времени молчал об этом, плетя свои интриги и, по всей видимости,  предвкушая нужную ему кульминацию событий. По его приказу имя скульптора было вычеркнуто из этапной документации и под кличкой «Керамист» он  был спрятан от чужих глаз в одной из пересыльных тюрем.

            Прошло какое то время, имя воителя- охранника подзабылось, но, как оказалось, не всеми.
 
           Россия пережила тяжелую войну, и для того, чтобы как-то скрасить жизнь народа, было решено учредить какой-нибудь праздник. Сам Иосиф Виссарионович Сталин предложил всенародно отпраздновать 800-летие  со дня основания Москвы. Собрав своих приближенных, он поименно спросил каждого, как интереснее и значимее можно было бы  увековечить это событие, но, выслушав ответы,  неожиданно сам предложил воздвигнуть памятник Юрию Долгорукому. Почему выбор пал именно на Юрия Долгорукого, до сих пор остается загадкой. Все мы знаем отношение в тот период к «царскому наследию»... Естественно, проголосовали за предложенную Сталиным программу единогласно, после чего, хитро прищурившись, Сталин произнес- «А не поручить ли нам проектирование памятника тому инвалиду-скульптору, который создал петуха и подарил его детям? Пусть товарищ Молотов найдет его и пригласит в Кремль!».  История умалчивает, было ли это предложение Сталина сделано с подачи Лаврентия  Павловича, либо эта идея возникла у Отца Народов спонтанно, тем не менее, Молотов начал дрожащими руками названивать по инстанциям, вычисляя местонахождение скульптора. Но тот, как в воду канул. Поиски продолжались до тех пор, пока Молотову не намекнули, что вся Сталинская корреспонденция перлюстрируется ведомством Лаврентия Павловича. Говорят, что это был чуть ли не единственный случай, когда Молотов на коленях умолял Берию вызволить его из создавшегося положения. Берия отрицал какую-либо связь со скульптором и с его исчезновением, но обещал по мере сил и возможностей помочь. Такая возможность появилась после уточнения Лаврентием Павловичем местонахождения «Керамиста».  Вскоре из «мест не столь отдаленных» в робе, валенке,  на костылях, в специально выделенном самолете скульптор был доставлен в Москву. Из соображений секретности его непосредственно привезли в квартиру Молотова. Изумленного инвалида искупали в Молотовской ванне, накормили, одели в чистое белье, после чего хозяин квартиры долго и мучительно вдалбливал, все еще трясущемуся от страха сторожу, что это не сон, не провокация, что с ним действительно собирается поговорить сам товарищ Сталин, и более того, ему намереваются  поручить проект памятника Юрию Долгорукому. Большого труда стоило уговорить инвалида согласиться, т.к. он отказывался от предложения, ссылаясь на то, что он хорошо разбирается в свистульках, может вырезать еще пару петухов, если надо,  но, к сожалению,   ничего не понимает в проектном  деле, не обучен и вообще, просто боится ответственности. Только когда Молотов нарисовал перспективу проведения остатка жизни на нарах в одном из 427 лагерей ГУЛАГа, новоиспеченный скульптор  принял единственное правильное в этой ситуации решение – дал согласие.

       Сроки строительства сильно поджимали, поэтому Орлову был подчинен целый институт, располагавшийся в здании с несколькими этажами.  Так как о свистульках было приказано забыть, не мудрствуя лукаво его представили сотрудникам как  мастера малой пластики! Новоявленному зодчему выделили самый большой кабинет, ему заваривали чай, угощали печениями, и приносили на  суровый суд различные варианты памятника, над которыми работал весь коллектив. Некоторые сотрудники, заметив явное тяготение начальника  к чрезмерному украшательству и стилизации под мотивы древнерусского зодчества (свистулечник в нем всё же брал верх), стали потакать его прихотям, что вызывало живой отклик. В конце концов мастер выбрал понравившиеся ему образцы памятника, макеты были представлены товарищу Сталину, а выбранный им вариант лег в основу монумента.

       Само строительство памятника заняло семь долгих лет. За это время были изготовлены формы на одном из Ленинградских заводов, была отлита махина бронзового изваяния и перевезена в Москву. За несколько суток до презентации памятника  товарищу Сталину, была создана  комиссия для определения его художественной ценности и выявления возможных дефектов. В ночное время с монумента сняли покрывало  и  комиссия приступила к своим исследованиям. Все проходило благополучно до тех пор, пока один из членов  комиссии не влез под памятник и не посветил там  фонариком. Его растерянный голос прозвучал как приговор- «А почему Долгорукий сидит на кобыле, а не на коне?». Вся комиссия, расталкивая друг друга локтями, кинулась под коня  обследовать его половую принадлежность, и вынесла единогласный вердикт – «лошадь». Последствия от такой оплошности могли быть самыми непредсказуемыми, ибо Великого полководца, выбранного на роль основателя Москвы самим товарищем Сталиным Иосифом Виссарионовичем, посадили на лошадь- это можно было расценить как кощунство, или, даже, как злой умысел, возможно спровоцированный из-за рубежа «злопыхателями» Советской Власти?  При «правильной» подаче сего факта, могла полететь не одна голова.

       О выявленной оплошности в Кремль не сообщили, а за оставшееся до показа время, решили как-то устранить проблему. В ходе дискуссии было принято  решение  отлить не весь памятник (на этот процесс времени катастрофически не хватало), а только недостающую часть, дабы переделать лошадь в коня на месте. Для решения поставленных задач в спешном порядке был собран целый ряд специалистов, которыми были сделаны тщательные вычисления, замеры и слепки, которые были отосланы в Ленинград. Целую ночь работники питерского предприятия трудились над правительственным заданием. Было ясно, что изготавливаемая  «штука» должна была с первого раза идеально подойти к причинному месту, иначе подделку могли раскусить  приглашенные на просмотр зрители, и, не дай Бог, сам товарищ Сталин! Усилиями целого коллектива при помощи привезенных слепков с лошади памятника Долгорукому, за ночь необходимый орган с филигранной точностью был воссоздан. Для транспортировки отрядили  высокопоставленного чиновника, которому вручили тщательно упакованный сверток, объяснили  важность доставки этого предмета в целости и сохранности, при этом из соображений безопасности ничего не было сказано о его предназначении. Специальным, выделенным для этой цели рейсом самолета, недостающая часть лошади, а вернее коня, была доставлена в Москву. Следует отметить маленькую деталь – ответственный за перевозку  сотрудник, всю дорогу, дабы не разбить  неизвестный предмет, держал его на коленях, а это – не один килограмм! Возможно смутная догадка о назначении перевозимого предмета после тактильных ощущений и посетила голову ответственного работника, но так ли это- остается только догадываться!

        В обстановке строгой секретности, под балдахином, скрывающим памятник, ранним утром мужское достоинство было приставлено к лошади. Несмотря на беспокойство во время презентации памятника, осмотр прошел без сучка и задоринки. Иосиф Виссарионович оценил стиль и пожал мужественную руку  автора – скульптора-самоучки".

        Таким образом, первая в Мире операция по изменению пола памятнику была проведена на высоком профессиональном уровне - шов почти незаметен и обнаруживается, только если залезть под коня, впрочем, кто знает, может это эпоха Кашпировского повлияла, сгладив все недочеты и улики  того суматошного времени?

        Говорят, что первоначально отношение народа и специалистов к памятнику  из-за его излишней помпезности, и, опять же, аляповатого обмундирования, было негативное, но со временем люди свыклись, и сейчас – это один из самых любимых памятников москвичей. Также говорят, что если в вечернее время на фоне заходящего солнца к нему внимательно приглядеться, то можно заметить,  что что-то от свистульки в нем все же есть! Однако, наваждение быстро рассеивается, стоит опустить взгляд ниже ног полководца - там, где у свистульки должно быть отверстие для свистка, красуется причинное место, которое отметает все возникшие было сомнения!!!

        История иногда откидывает такие штуки, что верится с трудом, да и много воды с тех самых времен утекло, возможно, истинные события обросли домыслами и небылицами - где ложь, а где правда, сам черт не разберет. Излагаю эти события, а быть может «сплетню» так, как запомнились они мне с того самого памятного выступления профессора, академика и «Ленинградского сплетника», ныне, к сожалению, покинувшего нас, Евгения Александровича Личко.


Рецензии
Браво,Вадим!
Доброго Вам здоровья и настроения!

Яков Капустин   10.07.2019 13:58     Заявить о нарушении
Спасибо, Яков на добром слове, и Вам успехов на этом поприще!

Вадим Захаров   10.07.2019 17:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.