Вестфаль

   
    В далеком 1941 году, сразу после начала войны, мой тогда ещё шестнадцатилетний папа поступил в военно-медицинское училище. Через два года, получив диплом военного фельдшера, он ушёл добровольцем на фронт, попав по распределению в Мурманскую область, на полуостров Рыбачий.

    Командовал подразделением, в котором служил папа, обрусевший этнический немец по фамилии Вестфаль.

   Вестфаль знал и умел все. Землянка, которую он вырыл собственноручно при помощи солдат своего подразделения, была самой большой и сухой в округе. Вестфаль  собирал какой-то специальный мох и утеплял им стены.

    Он своими руками аккуратно сложил в этой же землянке настоящую русскую печь, весело потрескивающую сырыми зимними ночами то ли хворостом, то ли валежником - всем тем, что можно было найти вокруг для этой цели.

  Собирал и сушил морскую траву и набивал ею матрасы для солдат.

   Вестфаль прекрасно разбирался в северных ягодах и травах. Он находил в поле морошку, бруснику, голубику и различные съедобные растения. Варил в печке для своих мальчишек супы и морсы, пек лепешки с зеленью из муки, полученной по ленд-лизу...

  Венцом  изобретательности Вестфаля был стол,  который он смастерил из песка, ракушечника и чего-то там ещё. Много дней самые крепкие ребята из подразделения полировали его, пока Вестфаль не добился от них глянца и мраморного блеска столешницы.

   В соседних землянках царили сырость, холод и недоедание, а мальчишки из подразделения Вестфаля спали на мягких матрасах, жили в тепле, ели здоровую  пищу, сидя за «мраморным» столом, и ничего не знали о цинге и авитаминозе. Стоит ли говорить, что дисциплина у Вестфаля была железной.

   В самом конце войны кто-то наверху вдруг спохватился: товарищи, что же это такое, нашими солдатами командует самый настоящий немец с вражеской фамилией! Непорядок, товарищи... можно сказать, преступление военного времени!

    Вестфаля арестовали и отправили в лагерь, где он, очевидно, и погиб.

    Папа всегда неохотно рассказывал о войне. Даже о подвиге, за который он получил орден Красной Звезды, служа на эсминце «Карл Либкнехт», мы узнали недавно сами, из онлайн-архива ВОВ. И только о Вестфале папа мог говорить бесконечно. Жаль, что моя молодая беспечная память запомнила лишь малые крохи его рассказов. Я и имени человека - Человека с большой буквы! - не помню.  Вестфаль и Вестфаль.

   Светлая тебе память, Вестфаль!
   


Рецензии