Остаться в живых. Глава 3

               

   Несмотря на тревожный сон, все проснулись рано, около шести. Запомнилось, что был какой-то легкий завтрак в той же столовой. В десять часов к военкомату подъехали машины полуторки, оборудованные лавочками для сидения. Поступила команда на загрузку, и минут через пять колонна тронулась в путь. Маршрут проходил в обратном направлении, снова через Ключики, Красовку, речку Савалу. Когда проезжали через Старое Макарово, солдаты оживились, некоторые смогли увидеть в последний раз родной дом. Им махали руками земляки, кто-то узнавал кого-то.

   Машина притормозила у колодца, набрать воды. Федя неожиданно соскочил с машины, рванул в расположенный рядом продмаг, но через три - пять минут уже опять сидел на своем месте в кузове. Продавщицы Маша и Надя оставили магазин, стояли у входа, махали руками отъезжающим солдатикам и веселому Феде.

   - Возвращайтесь с победой, - крикнула Маша.
   - Главное, чтобы вернулись. Как же мы без вас, - еле слышно прошептала Надя.

   По дороге в Воронеж колонна сделала остановку в поселке Анна, где был вокзал и туалет, впрочем, постояли минут десять - пятнадцать, и машины двинулись дальше. Мимо нескончаемо тянулись черноземные поля с начинающими колоситься пшеницей и рожью. Не у одного из солдат вид хлебного поля вызвал в душе глубокий вздох. Большинство из них были хлеборобы, и трудно русскому человеку удаляться от своих полей, садов и деревушек.

   Где то через два часа колонна въехала в Воронеж. Минут пятнадцать - двадцать петляли по разным улочкам, пока не завернули к областному призывному пункту.


               

   В соответствии с постановлением Государственного Комитета обороны № ГКО 207 сс в июле 1941 года в Воронеже была сформирована 303 дивизия. Перед назначенным командиром дивизии полковником Рудневым стояла тяжелейшая задача - сформировать дивизию в месячный срок в условиях военной мобилизации. Блестящий военный теоретик, Николай Павлович старался приложить все свое умение, все военные навыки для выполнения трудной задачи. Это и люди, которых надо было срочно принимать и размешать, кормить, обмундировать. Отдельная статья - вооружение. Его катастрофически не хватало, поступало совсем мало и не в положенные сроки.

   Надо было укомплектовать специализированные подразделения - кроме трех стрелковых полков, дополнительно артиллерийский полк,и батальон связи, и медико - санитарный батальон, и автотранспортный батальон, и роту химзащиты, и даже полевой хлебзавод с полевыми кухнями и еще многое другое.

   Николай Павлович уже забыл, когда спал в последний раз более четырех часов за ночь. Дело продвигалось со страшным скрипом. Особенно не хватало оружия. Руднев понимал, что отправка на фронт - дело двух-трех месяцев, а может даже нескольких недель. Стремительно наступающие прекрасно вооруженные немецкие армии не оставляли никаких шансов - времени на спокойное  и полноценное формирование дивизии у Руднева просто не было. Как военный специалист, он прекрасно понимал, что это в последующем повлияет на силу, стойкость дивизии, ее боевую мощь и даже на дух военнослужащих. Но так уж она начиналась, эта война - самая жестокая война в истории человечества.

   Утешало другое. Активно подключилось руководство области. Во властных структурах Воронежа понимали, что здесь, на местах тоже бьется пульс этой войны, и от их расторопности зависит очень многое. Не было такого задания, такой просьбы от руководства дивизии, которое не подлежало бы стремительному исполнению. Промышленные предприятия переводились на выпуск продукции, необходимой для фронта.

   К концу июля численность 303-й насчитывала около 11 тысяч человек и приближалась к номинальной.


   Жизнь на призывном пункте после оставленных деревенских уютных домиков показалась не сахар. Люди размещались в барачных помещениях, матрасы и постели в первые дни отсутствовали. Призывной пункт был страшно перенаселен. Питание выдавалось сухим пайком. По большей части это было полкилограмма хлеба.
   - Эх, сейчас бы борщечка горяченького, - выступал Сальников Федя.
   - А к борщечку самогончику, а к вечеру и деваху в постель, - поддергивал его Матвей. - На войне вы уже, потерпеть надо. Глядишь, как-нибудь оно и получше настроится, дело.

   И действительно, дней через пять появились матрасы, подушки и одеяла. С личным составом были организованы военные занятия, на которых объясняли технику и тактику пехотного боя. Обучали также рукопашному бою, проводились политзанятия. Больше всего личный состав был задействован на хозяйственных делах, погрузочно - разгрузочных работах. В дивизию поступала конная сила, автомашины, оружие, хозяйственная техника. Появились наконец-то полевые кухни, было организовано горячее питание.

   Николай потихоньку привыкал к новой военной жизни. Помогало ему в то время всегдашнее его трудолюбие и терпение. Всему этому учил деревенский труд, к которому мальчишки и девчонки приучались с детства. И, наконец, помогало, что все время рядом находился Серега, одноклассник, ставший за эти недели закадычным дружком. Веселый и неунывающий, Сергей все время поддерживал Николая. Все дела спорились в его руках, да еще с шуткой и прибауткой.

   - Ванек, ты спишь?
   -А? Что? Кто тут?
   - Да это я, Федька. Дак ты спишь?
   - Да нет, не сплю, - ворчал Иван.
Времени то уже было- первый час ночи.
   - Вань, я тут присмотрел, почта недалеко. Там девчата дежурят круглосуточно. Я уже бегал один раз. Сегодня на дежурстве Тося и Лиза, такие классные девчонки, просто красавицы!
   - Да ты что, Федь, я же женат, у меня же Галочка. Как я пойду?
   - Ну и что ж, что Галочка, просто поболтаем и все. А через часик - обратно.
   - Федь, дак я ж уже сказал тебе, у меня Галочка. Как я пойду? Нет, я не пойду. А что я потом скажу Галочке?
  - Эх, тютя, тютя. Да ладно, спи.
   Федя увидел, что спящие рядом мужики Николай и Серега подняли головы.
   - Эй, хлопцы, не хотите со мной в самоволочку? Тут недалеко на почте девчонки классные дежурят.
   - Федя, иди, иди, не забивай голову. А то еще Федота разбудишь, вон его следующая кровать.
   Федя вздохнул.
   - Вот так всегда, все самое главное приходится делать одному.
   Он тихонько вышел из барака, через три минуты его уже можно было увидеть около высокого деревянного забора, проникнуть сквозь который для Федьки не составляло никакого труда, а еще через мгновение его невысокая фигура растворилась в темноте.


Рецензии