Книга 2. Легенда о падающей Бальтире. Ч. II. Гл. 4

 Глава 4. Перезагрузка

( глава редактируется)

     Грэм очнулся, когда вдохнул специфический, уникальный запах. Так не пахнут ни травы, ни цветы, ни хвоя, ни какие-либо другие растения или вещества. Такой удивительный запах испускают многочисленные органические и неорганические вещества, находящиеся в солёной морской воде. И прежде всего водоросли и микроорганизмы, выделяющие соединения с необыкновенно приятными ароматами - нежными и тонкими.

     Если бы не дыхание моря, Грэм решил бы, что грезит. Последнее что он запомнил, прежде чем отключиться, был чёрный куб, стоявший посередине огромного помещения. И вот оно расширилось до далёкого горизонта. Теперь его немереную чашу переполняла тяжело колыхавшаяся морская стихия!

     Море всегда давало Грэму утешение и уверенность в собственных поступках. Он, как никто другой, ощущал его разумность и одухотворённость, его влияние на своё сознание. Море - единый организм. Через воду Вселенная управляет живой структурой. Море - и хранитель, и передатчик информации, и оно же невидимыми нитями связывало Грэма с Мирозданием.

     Неожиданная определённость в ситуации, изменившейся до неузнаваемости, подняла академика на ноги. Морской пейзаж его успокоил. Мужчина выпрямился во весь свой двухметровый рост и осмотрелся.

     Заросший зелёной травой незнакомый берег, узкая полоса песчаного пляжа, уходившая под воду лестница из белого камня... И невероятной красоты зрелище - раскинувшееся в утренней истоме море, и восходящий над ним огромный раскалённый шар.

     Рассвет - это всегда праздник. Праздник бесконечной жизни и сопричастности к зарождению нового дня, запечатлённый в лабиринтах подсознания каждого и любого. И правда, в подсознании как в кусочке голограммы сохраняется вся вселенская информация. Однако её доступность дана не всем. Жизнь была бы невозможной, владей каждый таким объёмом неподъёмных знаний. Поэтому у обычного человека информационный канал из подсознания к сознанию перекрыт неким защитным фильтром.

     Дыхание огненного шара всколыхнуло сонную пучину. От дымчатой линии далёкого горизонта до пустынного берега, где Грэм себя обнаружил, пробежала вспенившаяся дрожь. Отбросив опасения, Грэм спустился к воде. Когда к его голым ступням сбежались трепетные волны, а загорелая кожа лица ощутила на себе прикосновение жарких лучей незнакомого светила, его скованная в телесной оболочке душа вновь воспаряла и приобщилась к Мирозданию, сущность которого установить одновременно и просто, и сложно. Обычному человеку - да. Но не Грэму. В истинных гениях заложены огромные возможности. Как правило проявляющиеся не в результате строгой рассудочной деятельности, а путём интуиции, когда тренированный, могучий интеллект черпает знания напрямик из Вселенной. Полученная таким образом информация оказывается им по плечу и приносит пользу, позволяя ярче осознавать реальность.

     Зачерпнув горсть воды, Грэм с задумчивым видом пропустил солёные струйки между пальцами, и в состоянии дежавю, которое сопровождается ощущением того, что подобная ситуация с вами уже происходила, оказался на мраморных ступенях лестницы, замеченной им ещё с пригорка. У похожей он расстался с Рэдом. Тот пытался удержать его на краю бездны. Не получилось. По наручным часам, продолжавшим исправно фиксировать время, с момента их расставания прошло всего три часа, но он уже не на Сорэме, а в Огненном доме, как назвал свою планету Крэйндар.

     Справившись с растерянностью, вызванной психологическими сбоями в функционировании головного мозга, Грэм уже в спокойном состоянии оценил  необычный эффект, при котором настоящее воспринимается как прошлое.  Люди весьма изобретательны в своих ошибках и проступках. Предусмотреть их все без исключения невозможно. Если так, ему дан, может быть, последний шанс окончательно определиться. Вернуться на Сорэму или проявить себя в другом обличии. Очисть мозг. Начать всё заново...

     Внутренний голос прозвучал как бы извне: "Ты получил новое имя, заполнил себя плотью Вселенной. Её знаниями. Волей и силой."

     Уходящие навсегда мгновения. Рефлекс неволи. Рефлекс цели, рефлекс свободы. А для начала сдвинуться с места. Подобного развития событий он не мог предвидеть.
     Информационная программа - замысел Творца. Есть программа, но есть право выбора. Программа развивается, эволюционирует, и вот он здесь, под неизвестным светилом. Что ответить самому себе?

     Когда вступаешь в соревнование с вечностью, никогда не знаешь, что останется от тебя в истории. Если смысл жизни в том, чтобы сделать её лучше, он заслужил благодарность сразу нескольких поколений. В этом, наверное, заключается счастье и стабильность, которых ему уже заведомо маловато. Его миссия на Сорэме окончена. Он готов под другим именем окунуться в неизвестное...

     Приняв решение, Грэм развернулся и поднялся на пригорок. Равнинный ландшафт с перелесками радовал расслабляющим покоем, напоминая о вечности мироздания и непреходящей красоте. Захотелось прилечь и отключиться от всех событий ещё не минувшего по его меркам дня, если бы на шаг впереди него под кем-то невидимым вдруг не примялась сочная трава. Академик оживился: пара серебристых отпечатков детских стоп торопила продолжить приключение. Мужчина, не раздумывая, включился в игру.

     Следы детских ножек резво бежали к ближней роще, обозначая тропу в изумрудном разнотравье. Мужчина следовал за ними, пока не оказался перед невысоким каменным строением, скрытым под ажурной листвой ветвистого дерева. Входная дверь словно ждала желанного гостя - широко распахнулась, приглашая войти в дом.

     Грэм оказался в затемнённом холле. Просторное помещение было облицовано тёмно-серыми плитами с белыми прожилками. Справа от входа Грэм увидел другую дверь. Слева - большое зеркало. В нём красовалось отражение высокого  босого мужчины в синих шортах, купленных в модном бутике на Сорэме.

     Разглядывая собственное отражение, Грэм размечтался. По часам на запястье - время второго завтрака. Чувство голода развернуло витающее в облаках воображение Грэма к физиологическим потребностям. Жизнь продолжалась и требовала принятия пищи.

     Из просторного холла в глубину дома вела единственная дверь. Выбора не было. Грэм, не дожидаясь приглашения, нажал на дверную ручку. Латунная - в его пятикомнатном люксе на далёком двугорбом острове была такая же, сделанная по старинному эскизу для реставрационного обновления исторического здания. Здесь оказалась её точная копия. Грэм не успел удивиться. Это потом в его невозмутимой голове случилось некоторое замешательство - оказаться в собственном номере, оставленном на Сорэме! Со всеми деталями и подробностями, в чём мужчина убедился, переходя из гостиной в столовую, на кухню...
     Привычная пища из холодильника. Осталось подогреть и выложить на тарелку дорогого фарфора. Утолив голод, Грэм перешёл в свой же рабочий кабинет. Книжные шкафы, письменный стол, широкий кожаный диван, на котором он - на Сорэме - пролежал несколько часов без сознания.

     Ускользнувшие следы его пребывания на двугорбом острове оживали... Всплывали из подсознания и материализовывались. Когда в голове академика мелькнула мысль о том, что в шкафу с его одеждой затерялись новые джинсы  и любимые стоптанные кроссовки, они немедленно нашлись. И джинсы , и кроссовки на "выброс".
     Комок воспоминаний рассыпАлся на составляющие, восстанавливая в материальном виде минувшие мгновения. На письменном столе буквально из воздуха появилась фотография в серебряной рамке. Намус и он сам - шестилетний малыш. Снимок был сделан незадолго до зачисления в школу.

     Перевозбуждённый мозг Грэма потребовал разрядки. Принять душ и завалиться спать. Под упругими струями воды мужчина слегка успокоился. Выйдя из душевой кабины, Грэм вытерся, накинул на плечи великолепную копию своего махрового халата и направился в спальню.

     Знакомые синие шторы плотно задвинуты. Полумрак. Скудно освещено лишь обтянутое белой кожей высокое изголовье. Наволочки из красного шёлка,  чёрные простыня и покрывало с огненными принтами делали ложе любви похожим на адский котёл тёмных сил.
     Скинув халат, Грэм рухнул навзничь, дотянулся до гладкой стены над изголовьем и потерял сознание. Затухавшие мысли академика были о том, что он пока ещё не в аду, но уже на пороге ада.  И о том, что за стеной его ждёт Либель.  Ждёт его объятий.

    


Рецензии
Благодарю, НАТАША!

МЫ всё таки ПОСТигаем ЕЁ ........
Не спеша ........

ОГНЕННУЮ СТРАСТЬ = ОБЪЯТИЙ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ !!

Вакула Песняк   26.05.2019 20:38     Заявить о нарушении
Добрый день,Вакула! Спасибо, что заглянули)

С уважением,Наташа

Наташа Андронова   27.05.2019 09:24   Заявить о нарушении
Бум ждать пРОДолжений (( !! ))

Вакула Песняк   27.05.2019 10:05   Заявить о нарушении
Вакуумный переход - репортажи
http://proza.ru/2019/07/26/434

Вакула Песняк   26.07.2019 09:18   Заявить о нарушении
Спасибо, Вакула!

Наташа

Наташа Андронова   26.07.2019 10:01   Заявить о нарушении
вот ещё ЛОВИ, НАТАША ))
пока ГОРяЧЁ )) ::

Капитан ковчега котчевникчестьнага!! - ироническая проза
http://proza.ru/2019/07/26/542

Вакула Песняк   26.07.2019 10:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.