Книга 1 Атаман Василий Гугня

               
                Атаман Василий Гугня (приблизительно 1396 год)

   Так, это все было, давно-давненько. На чудесную быстротечную реку Яик (Урал) пришел атаман Василий Гугня с казаками. В те далекие времена сердца были храбрыми, ставки - высокими, а мужчины были настоящими. Ходили на промыслы в море и на реку Волгу. Там они искали славы и приключений.

   Да, на словах-то все легко, а вот все это пережить – запоёшь! А вот понять, это другое дело. Петр Рычков в своем труде писал: «Атаман Василий Гугня приплыл в наши края с Дон реки»… Получается, что он от роду донской казак? А вот Ахилл Карпов, исследовав историю и этнографию Уральского (Яицкого) войска, считал атамана Василия Гугню новгородцем, и, что первыми на Яик пришли казаки с Севера Руси, подкрепляя свои исследования говором уральских казаков.

   Приплыл по морю в наши края и сразу в яицкую сторону путь отыскал? Где еще никто из казаков не бывал. Вот туда-то он со всей своей ватагой по руслу Яика заплыл. Попотел на веслах, до первого разводья доплыл, выбрался на берег где любо, и там гуляй. …
 

   А было это, когда Тамерлан, со своим войском разные страны и города разорял. Вот в ту самую пору, когда разгромил он со своим войском хана Золотой Орды Тохтамыша, и  пришел Василий Гугня со своею ватагою. Привел атаман тамошних казаков человек с тридцать, а может и сорок, в том числе с ними пришел один татарин. Запаслись они пропитанием и на стругах вышли в море Каспийское, где промышляли все лето. Совершая захваты кораблей, они дошли до протоков реки Яик, который нес свои воды в море. Казаки пошли по руслу реки вверх. Пройдя против течения почти весь день, они приметили, что эти места необитаемы и безлюдны, леса по берегам стояли дикие, и зверя разного было много - много. Задумал атаман с казаками иметь себе здесь убежище. Перезимовали они зиму и по вскрытии реки ушли на промысел в море.

   По морю ходили суда в разные города со всего света. Почти каждый день шли караваны судов. Они были нагружены ювелирными украшениями, сосудами из керамики редкой красоты, шелковыми и бархатными тканями и возвращались они  доверху наполненные богатыми товарами и дорогими мехами. Казаки разоряли эти суда, а к зиме уходили на Яик. И такие морские набеги продолжались несколько лет. Покидая море, казаки подымались по реке Яик все выше, и выше осваивая берега все дальше.

   … А на степном просторе между Волгой и Яиком кочевали племена ордынцев, которые жили в страхе и ожидании, что Тамерлан со своим войском нападет на них. Тамерлан разорял все и вся на своем пути. Кочевники были настороже днем и ночью. Свои табуны и стада держали вблизи селения и даже несколько оседланных лошадей при самих юртах.

   И вот, в одну темную ночь приключилось то, чего они меньше всего ожидали. А произошло междоусобие среди них самих. Все началось из-за одной молодой лошади. Неизвестно чего испугавшись, она оторвалась от юрты, и так стала бегать, что весь табун перепугала. Табун в страхе стал носиться вокруг селения, и скот поднял такой шум, что ногайцы в ужасе подумали, что Тамерлан с войском на них напал и, вскочив на оседланных лошадей, стали друг на друга нападать. И устроили между собой такое кровопролитие, что несколько тысяч было убито за ночь. А когда настал день, все поняли, что дрались-то между собой. И каждый бек племени приметил, кто с кем бился, и сколько было причинено пагубы и, возненавидели друг друга. Стали они призывать к мести, обвинять друг друга в умышленном нападении. Так одно племя против другого племени стало сражаться, отчего еще больше погибло людей. После побоища, выжившие в отдаленных степных местах укрылись.

   В это время одна семья скиталась по степи, добывая себе пропитание. С наступлением холодов, добывать зверя и птицу становилось труднее. От холода и голода люди стали болеть и умирать. В живых остались только три брата, да жена младшего из них. Решили они перебраться на новые места. Дойдя до озера, что находилось недалеко от реки Яик, соорудили они себе жилье, где и перезимовали.

   Обессиленные от голода, хоть и были вооруженные луками, но  обессиленные от голода братья не могли убить ни зверя, ни птицы. Братья от крайнего голода задумали убить и съесть сноху.

   Предчувствуя опасность, ушла она к озеру, где прогуливаясь по берегу, заметила полынью, со множеством рыбы. С одной стороны обрадовалась, а с другой стороны опечалилась, ведь рыболовных снастей она не имела. Размышляя о том, как поймать рыбу, она догадалась, что нужно сделать. Обрезала свои длинные косы и из них  сделала сак. И показала братьям как ловить рыбу. …

   … Осваивая реку и прибрежные земли, казаки полюбили Яик и его берега. После летнего промысла они к зиме возвращались к своему пристанищу. Попировав несколько дней, они решили осваивать земли и леса все далее по реке Яик.

   Казаки уже считали Яик святым местом. Когда лед сковывал реку, они проводили подледную рыбалку «багренье». Орудием лова были самодельный веревочный повод с крюком и грузилом. Казак, опустив «темлячный багор» на дно реки, то поднимал, то опускал его и чутко определял, попалась на крюк рыба или нет. Если попадалась белуга или судак, это был добрый знак, и они брались за дело. А если попадался сом или щука - за дело лучше не браться. Яик это не одобряет, и они продолжали пировать. С тех пор и повелось у казаков - если встал не с той ноги, то и дело не пойдет как надо.

   Казаки и кочевники не знали о своем соседстве до тех пор, пока один из братьев не вышел в степь с намерением раздобыть отбившуюся от табуна лошадь или найти соплеменников. В это же время казаки осваивающие новые места на Яике, случайно обнаружили на берегу озера юрту ордынцев.

   А в то время, пока один из братьев ходил по степи, казаки осваивали новые места Яика на лыжах, и случайно обнаружили юрту ордынцев у озера, и стали наблюдать. К вечеру вернулся из степи младший из братьев, пригнав несколько лошадей. Он рассказал братьям, что заметил лыжные следы и еще он вспомнил, что в малолетстве слышал от стариков, что казаки в зимнее время под ногами носят деревья, с которыми они по глубокому снегу быстро ходят. Из чего он сделал вывод, что им надо быстрее уходить. В самый момент их сбора на них напали казаки и двух старших братьев убили, а третий с женой ускакал. За ними долго не пришлось гоняться, кони увязли в снегу. Третий брат оказал сопротивление преследователям и был убит. Ордынку и коней казаки привели в свое пристанище.

   С наступлением весны, пришло время отправляться казакам на промысел. И решили они разыграть жребий на ордынку, чтобы у того, кому она достанется, вычесть цену из будущей добычи. Трижды жребий доставался татарину из ватаги. Казаки разозлились, признали его колдуном, взяли и сбросили в Яик, где он и утонул, а кочевницу  подарили атаману Василию Гугне.

   Уходя в море, атаман взял ее с собой, и Гугниха (как теперь ее называли)участвовала во всех их промыслах. Выжившие после той кровавой ночи ордынцы кочевали по реке Яик. Им стало известно о казаках, и некоторые вступили с ними в союз. И стали казаки брать жен себе от них и детей имели. Но по тогдашнему их ватажному обычаю, чтобы из-за детского крика неприятель их не мог обнаружить, женщин с детьми отвозили в их кочевья.

   Вопреки закону не оставлять  в убежище жен и детей, казак Тит Федоров оставил женщин у себя. Казаки, узнав об этом, собрались на круг. Долго спорили. Некоторые твердили о нарушении правила и требовали предать Тима Федорова и его ребенка к смерти. Здравый смысл восторжествовал: было решено разрешить Титу Федорову оставить семью в убежище. С этих пор и другие казаки стали воспитывать детей сами, не отдавая их кочевникам.

   Атаман Василий Гугня полюбил свою ордынку и тем самым тоже нарушил обычай не иметь жену. С той поры на  Яике стали жить семейные казаки, а жена атамана, Гугниха, стала считаться прародительницей яицких (уральских) казаков.

   Посетив в начале осени 1833 года город Уральск, А.С.Пушкин написал: «Доныне  просвещенные и гостеприимные жители Уральских берегов пьют на своих пирах здоровье бабушки Гугнихи».


Литература:
Рычков П. И. Уральская библиотека ПЕРВОИСТОЧНИКИ Топография Оренбургской губернии. (Избранные главы) – Уральск: «Оптима» - «Старый Уральскъ», 2009, стр 149. Подготовила к изданию Сладкова Н.А.

Карпов А.Б. Уральская библиотека. УРАЛЬЦЫ: исторический очерк. Книга I «Яицкое войско от образования войска до переписи полковника Захарова» (1550-1725 гг.). – Уральск,  ОКПФ «Старый Уральскъ», 2009  стр 37.

Коротин Е.И. Устное поэтическое творчество уральских (яицких) казаков (антология). – Самара-Уральск, 1999 г. ЧАСТЬ II,  предания 89 стр.

Трегубов А.Г. Состовитель От Гугни до Толстова. – Уральск, 2001 г., 7стр.


Рецензии
ВАШИ рассказы, Михаил невольно поднимают серьезные темы. О том ,что люди должны жить дружными общинами- замечено давно. Тогда, любое дело по плечу. О силе и славе народа, живущего мощными социальными группами -сказано немало добрых слов в литературе. Нам бы - прислушаться и следовать! А Мы -сейчас живем порознь, как ехидны - не спроста. Очень кому-то нужна наша раздробленность и бессилие.С Уважением, Лена Широкова.

Лена Широкова   17.09.2019 02:28     Заявить о нарушении
Елена, благодарю за приятный отклик на мой рассказ!

Михаил Илекский   17.09.2019 18:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.