Битва железных рыцарей

БИТВА ЖЕЛЕЗНЫХ РЫЦАРЕЙ

(картинка – «Плененный броненосец южан, Атланта» - один из самых знаменитых снимков, посвященных гражданской войне в США)


   В ходе гражданской войны в США (1860–1865) обе стороны практически одновременно стали строить броненосцы. До этого Север опирался на корветы и паровые фрегаты, которые уже имели часто стальные корпуса и водоизмещение от 3500–5000 тонн. Вооружены эти фрегаты и корветы были новым типом пушек с колоссальной для парусных судов кинетической силой. Снаряд 208мм орудия пробивал до 50мм стальной (железной) брони или порядка 1,5–2 м бруса.  Появились бомбические орудия и новый тип снарядов.
   Южане в условиях отсутствия у них флота и морской дальней составляющей, могли опереться только на вооруженные пароходы и броненосцы. Первый опытом стала «Виржиния», переделанная из захваченного парового фрегата «Мерримека». «Виржиния» сумела в первом же бою потопить два парусных фрегата (в отечественной литературе постоянно ошибочно называются «корветами») северян и едва не потопила еще один, что окрылило руководство Конфедерации.
   В свою очередь, зная о строительстве «Виржинии» и зная о сильных береговых батареях южан, северяне приступили к строительству своего первого «Монитора», которого сразу стали делать по совершенно иной схеме.
   Если «Виржиния» и все последующие броненосцы южан делалась как бронированная плавучая батарея, то «Монитор» был именно полноценным кораблем нового поколения и нового, иного конструкторского мировоззрения. Он имел вращающуюся башню. Эта башня и бронированная палуба дали ему серьезное преимущество в сражении с броненосцем южан, которое закончилось его моральной победой.
   Тем не менее, южане так и не расшифровали конструкторский посыл северян и продолжили мастерить свои копии «Виржинии», не понимая, что путь, который они избрали, был изначально тупиковым и обреченным на поражение. Они построили 27 полноценных броненосцев и еще 8 на момент капитуляции Конфедерации либо строились, либо ожидали экипажа или орудий. Почти все их корабли погибли в бою или подорвались, выбросившись на берег (см. Приложение 1 «Лист броненосцев южан»).
   Северяне построили несколько десятков броненосцев типа «Монитор» и иных моделей, в том числе казематных бронированных канонерок речного типа, из которых в ходе войны погибло только одиннадцать: шесть  подорвались на минах, три утонуло в шторм, один сгорел из-за аварии и один был отоплен артиллерией (см. Приложение 2 «Лист броненосцев северян»).
   Именно броненосцы северян, корабли нового типа и новой иной конструкторской мысли стали базисом для всех броненосцев в дальнейшем. Модель «Виржиния» канула в лету.
   В статье первые в российской исторической литературе будет рассказано обо всех броненосных кораблях обеих сторон, участие в боях, включая их судьбу, от стапеля до гибели или разборки.
   В статье будут также исправлены ошибки, которые присутствуют в отечественной литературе при описании некоторых событий или конструкций кораблей (в этой связи не удивляйтесь, что описание битвы рейде Хемптон-Роудс немного отличается от того что в Википедии или в ранних статьях).

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление.
1. Причины создания броненосцев, эволюция огня.
2. Подготовка к парово-броненосной эпохе.
3. Состояние флота США на момент начала войны и постройка первых броненосцев.
4. Первое столкновение броненосцев. Падение Норфолка. Гибель «Вирджинии» и «Монитора».
5. Катастрофа под Новым Орлеаном.
6. Окончательный переход инициативы в руки северян. Запуск в серию мониторов класса «Пассаик». Падение Мемфиса.
7. Падение Виксбурга. Неудача флота северян на Красной реке. Пленение «Атланты». Штурм форта Самтер броненосным флотом северян.
8. Завершение противостояния броненосцев Севера и Юга. Прорыв в бухту Мобайла, пленение там «Теннеси». Последние попытки прорыва блокады и потопление «Албемарла».
9. Окончательный разгром на рубеже Трента, последнем оплоте флота Конфедерации.
10. Анализ причин поражения Юга и победы Севера.
11. Основные типы кораблей и их конструктивные особенности у обеих сторон.
12. Основные технологии, применявшиеся обеими сторонами при строительстве броненосцев. Броня. Новый тип снарядов. Паровые машины. Первые мины.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1: Лист броненосцев Юга.
ПРИЛОЖЕНИЕ 2: Лист броненосцев Севера.




1. ПРИЧИНЫ СОЗДАНИЯ БРОНЕНОСЦЕВ. ЭВОЛЮЦИЯ ОГНЯ.


   К началу XIX века артиллерия уже давно играла решающую роль в морских сражениях, но ее способность эффективно выводить из строя корабли противника все еще оставалась под вопросом. Крупные деревянные линейные корабли и фрегаты, с их очень толстыми (от полуметра и более) деревянными бортами, были малочувствительны к сферическим ядрам гладкоствольной артиллерии. Ядра застревали в толстых досках; проломить их и нанести значительный урон находящимся внутри людям и орудиям пушки того времени могли лишь с очень небольших дистанций. Тут стоит вспомнить как, например, в Русско-шведскую войну 1788-90 корабли обеих сторон подходили друг к другу буквально на пистолетный выстрел и лупили безостановочно буквально до разрыва орудий от перегрева. Тем не менее, за всю эту войну было потоплено в бою только четыре линейных корабля (все четыре – шведские). Был случай, когда один русский корабль «Владислав» принял более 2000 попаданий 36-и фунтовых орудий и, тем не менее, не затонул, а был захвачен шведами, отремонтирован и участвовал в дальнейших боевых действиях.
   Кинетической энергии старых пушек было недостаточно, чтобы причинить противнику необратимые разрушения. Максимум что удавалось сделать, это нанести урон парусному вооружению корабля (рангоуту и такелажу) или принудить противника выброситься на берег. Пробоины у ватерлинии, угрожавшие кораблю затоплением, были невелики из-за малого калибра ядер и легко заделывались либо изнутри – пробками, либо снаружи – подведением пластыря. Для того чтобы вывести из строя парусный линейный корабль, требовалось огромное количество попаданий, которого обычно удавалось достичь, только сконцентрировав против одной цели огонь нескольких кораблей.


   Так продолжалось, пока в 1822 году французский генерал Пексан не высказал предположение, что для повышения эффективности морской артиллерии необходимы короткие пушки большого калибра, стреляющие с больших дистанций по деревянному флоту снарядами с большим разрывным зарядом.
   Для такой стрельбы Пексан разработал так называемые «бомбические пушки», у которых казенная часть была утолщена для придания большей прочности, изменена форма камеры для размещения уменьшенного заряда, устранено дульное утолщение и для удобства заряжания сделано расширение канала у самого дульного среза – распал.
   Первые эксперименты были проведены во Франции в 1822 году, по их итогам была принята 22-см бомбическая пушка и 80-фунтовая (36 кг) бомба к ней. Позднее для небольших кораблей приняли облегченную пушку с 30-фунтовой (13,5 кг) разрывной гранатой (тяжелые разрывные снаряды именовались – «бомбами», легкие – «гранатами»).
  За счет большого калибра при относительно коротком стволе пушка Пексана стреляла очень тяжелыми бомбами со сравнительно невысокой начальной скоростью. Необходимая для проламывания деревянного борта кинетическая энергия достигалась за счет большого веса бомбы, при этом перегрузка при выстреле была сравнительно невелика, а риск детонации бомбы в стволе допустимо мал. Попадая в борт корабля противника, бомба своей массой проламывала доски и застревала в борту. Последующий взрыв приводил к сильнейшему разрушению деревянных конструкций, возникновению множества очагов возгорания и разлету деревянных обломков и осколков оболочки самой бомбы, смертельно опасных для экипажа.
   Натурные испытания показали, что разрыв бомбы тяжелого бомбического орудия в борту деревянного корабля делал брешь площадью более одного квадратного метра, поэтому на дистанциях 500-1000 метров деревянный линейный корабль мог быть потоплен 20–25 выстрелами бомбических пушек.
   Этот открытие в корне изменило само мировоззрение кораблестроителей. Впервые «непотопляемые» линейные корабли стали уязвимы для артиллерийского огня, а состоявшееся в 1830-х годах повсеместное принятие орудий Пексана стало решающей причиной их ухода со сцены. Вскоре выяснилось, что из-за значительного веса бомбических пушек их можно было безопасно устанавливать только на нижней орудийной палубе. В тоже время практически отпала необходимость в средних пушках, стрелявших сплошными ядрами. Как следствие разница в огневой мощи между вооруженным бомбическими орудиями фрегатом и линейным многопалубным кораблем практически нивелировалась. В плане живучести линейный корабль и фрегат были в равной степени уязвимы для этих бомб, но при этом фрегат мог за счет лучших обводов развивать большую скорость и стоил существенно дешевле, а высокий корпус линейного корабля был очень удобной мишенью для комендоров противника. Наступила «эра фрегатов», а затем «паровых фрегатов, вооруженных бомбическими орудиями со стальными корпусами». Заменив собой линейный корабль паровой фрегат, водоизмещения 3500-5000 тонн, стал доминирующим кораблем на море, а вспомогательным к нему пришел корвет.
   Тут есть небольшая путаница в отечественных источниках, касательная термина «корвет». Корвет в отличие от фрегата это сравнительно небольшое судно водоизмещением до 1200-1400 тонн прибрежной зоны и вооруженное одним рядом тяжелых орудий калибром 8-9 дюймов. Чаще всего корветы были паровыми судами. А переделка морского парусного фрегата путем замены двух рядов 32-х фунтовых орудий на один ряд 9-и дюймовок Дальгрена еще не превращает его в корвет, он все равно останется именно фрегатом, но вооруженным более мощной артиллерией. Именно по такой схеме северяне и стали переделывать все свои морские суда в начале гражданской войны (нижний ряд пушек заменялся на дальгреновские орудия, верхний – просто убирался). 


   Дальнейшее развитие артиллерии было следующим:
   Еще задолго до бомбических орудий Пексана в США в 1818 году изобрели так наз. «колумбиаду». Мощное гладкоствольное орудие калибром до 280мм, основной особенностью которого являлся деревянный или железный станок вместо лафета. То есть пушка откатывалась после выстрела назад по рельсам и возвращалась обратно с помощью рычажного механизма. Такими орудиями быстро вооружили новые строящиеся форты. «Колумбиады» быстро стали стандартом орудий для армии США. Однако на флоте продолжали господствовать 32-х и 42-х фунтовые орудия.
   В 1851 году, Джон Адольфус Бернард Дальгрен, запатентовал свой тип колумбиады, еще более мощное орудие, также откатывающееся на станке, но имеющее одно отличие – усиление казенной части дополнительным объемом металла. Пушки Дальгрена выглядели как толстенькие чугунные бутылочки. Эти орудия могли дать снаряду намного больший импульс и скорость полета, чем 32-х или 42-х фунтовки. В среднем один выстрел 8-и дюймовой пушки Дальгрена был эквивалентен 3-4 выстрелам из 32-х фунтовок. Они могли стрелять как прямой наводкой, так и по навесной траектории как мортиры. Начальная скорость снаряда у них была от 300-450м/с, то есть в двое-трое больше, чем у обычных гладкоствольных орудий того времени. Кроме того, на дистанции до 2км эти орудия задавали очень высокую меткость, намного выше, чем у орудий старого типа или прежних колумбиад.
   Однако Дальгрену не удалось самостоятельной выйти на больший калибр орудий (он остановился на стволе в 11 дюймов) и в 1857 году известный американский артиллерист Томас Джексон Родман начал проводить опыты по отливке чугунных гладкоствольных орудий с внутренним охлаждением ствола холодной водой. При таком способе отливки остывание металла шло с внутренних слоев, поэтому наружные слои, остывая позже, сильно сжимали внутренние. Вследствие этого любое так отлитое орудие оказывалось значительно прочнее изготовленных обычным способом. Однако из-за сложности и высокой дороговизны способ Родмана получил применение лишь для отливки орудий очень крупного калибра. В 1861 году по проекту Родмана изготавливают первые 15-дюймовые орудия (380мм), в 1863 году – 20-дюймовые (508-мм) береговые, установленные в форте Гамильтон, а затем в 1865 году – корабельные для монитора «Пуритан». Именно этот корабль и вошел в историю как носитель самых крупнокалиберных морских пушек.
   Но и этого показалось мало американским конструкторам, и незадолго до войны в 1859 году инженер Джон Мерсер Брук запатентовал уже нарезную пушку. Новое орудие задавало даже при меньшем калибре еще большую начальную скорость, точность стрельбы, также кинетическую энергию снаряду, чем даже орудие Дальгрена. Но, к сожалению, из-за неотработанной технологии литья, эти преимущества добавляли орудию большой вес. Средний вес 178-мм орудия Брука составлял 6,5 тонн. 210-мм орудие весило уже 10,5 тонн и так далее. Такие громадные пушки хороши были для укрепления фортов или напротив для осады. Поставить такую махину на корабль долгое время было весьма проблематично. Однако кинетическая энергия снаряда от выстрела 178-мм была в полтора раза выше, чем у 280-мм орудия Дальгрена. Именно орудиями Брука южане и стали оснащать свои корабли. На расстоянии до 1000 м. выстрел из такого орудия гарантированно пробивал 53-мм стальную броню со всей деревянной прокладкой. Заряжалось орудие Брука также как и орудие Дальгрена – со ствола.
   И наконец, в 1861г. Инженер Роберт Паркер Пэррот запатентовал свой тип нарезного орудия, которое стало называться «орудие Пэррота». Оно представляло собой усовершенствованный вариант пушки Брука, а калибр его определялся в фунтах (40, 60, 80, 100 и 200 фунтовки). Стволы пушек Пэррота отливались обычным образом, но при этом были гораздо тоньше и легче родмановских. Для повышения прочности на их казенную часть, где давление пороховых газов при выстреле - максимально, надевались методом горячей посадки кованые железные «манжеты», предохранявшие хрупкий чугун от растрескивания. 
   Как показали первые же бои парусные фрегаты и линейные корабли прошлой эпохи просто не имели никаких шансов выживания в случае интенсивного поражения их орудиями Дальгрена или Брука. В битве на рейде Хемптон-Роудс броненосец «Вирджиния» потопил фрегат северян «Конгресс», водоизмещением 1750 тонн, и имевший на вооружении 52 пушки и 500 человек экипажа всего с 9-и залпов одного борта (27 выстрелов). Мощные 160-мм орудия Брука просто разнесли корабль северян в щепки, пробивая от борта до борта на вылет. А 15 мая 1862 года при Дрюрис-Блафф такие же орудия едва не потопили новый броненосец северян «Галена», достигнув с 43 выстрелов 13-и пробитий его 55-мм стальной брони, убив и ранив при этом половину экипажа.
   

   Готовилась к войне и броня.
   Первые эксперименты были с железной броней толщиной 12,5мм еще в 1820 году. На расстоянии в 200м колумбиада пробила такую броню с одного выстрела, причем металл раскрошился и дал множество осколков. Броню забраковали и надолго перестали интересоваться темой. Но в виду стремительного распространения бомбических орудий, а также новых очень мощных пушек Брука и Дальгрена, к идее бронирования спешно вернулись, и вначале 1855 года было проведено испытание дюймового железного броневого листа улучшенного качества металла, а потом стального такого же листа.
   Испытания были признаны удовлетворительными, и было решено, что броня в два дюймовых слоя может выдержать попадание из орудия Дальгрена калибром до 9 дюймов (210-мм). Именно такую толщину брони потом навесили на злополучную «Галену», а также на борта «Монитора». Инженеры не учли, что на этих испытаниях в пушку Дальгрена закладывался малый заряд пороха из-за присутствовавших в начале 50-ых годов опасений разрыва ствола этих орудий. Потом когда технология изготовления стволов существенно улучшилась, заряд пороха возрос почти в четыре раза, а кинетическая сила снаряда примерно в два.
   Поэтому такая толщина брони была признанна крайне неудовлетворительной и на мониторы стали класть пять слоев по броневому поясу и 10 слоев по башне.
   380-мм орудие Родмана на расстоянии до 200 метров гарантированно пробивала шесть слоев дюймовой стали, общей толщиной в 152мм (см. ниже раздел про мониторы класса «Пассаик»).
   210-мм орудие Брука пробивало примерно 100-150мм брони.


2. ПОДГОТОВКА К ПАРОВО–БРОНЕНОСНОЙ ЭПОХЕ.


   Все броненосцы, участвовавшие с обеих сторон в ходе Гражданской войны в США, были исключительно паровыми судами. На то есть множество причин, главная из которых – многократно более высокая маневренность паровых судов, независимость их от силы и направления ветра. Кроме того защищенная броней и находящаяся внутри корпуса корабля паровая машина была намного более гарантированным источником подвижности корабля на поле боя, нежели парусное вооружение, которое даже в «допексановскую» эпоху было необычайно уязвимым и в случае потери приводило к быстрой гибели или капитуляции судна. Так что переход на орудия нового типа стал приговором не только корпусам старых линейных кораблей, но также и их парусному вооружению. 1-2 попаданий снарядов бомбического орудия было вполне достаточно для поражения и сноса грот-мачты, что приводило к потери 50% скорости парусного корабля, но тем не менее, парусная эпоха наступила не сразу.
   Первым в мире пароходом стала в 1819 году американская «Саванна» – трехмачтовый коммерческий фрегат-пакетбот водоизмещением 320 тонн, на котором дополнительно установили паровую машину в 90 лошадиных сил и гребные колеса. Под парами «Саванна» имела ход до 4 узлов при тихой погоде. В 1819 году «Саванна» с 32 пассажирами на борту пересекла Атлантический океан по маршруту Саванна-Ливерпуль за 25 дней. Пример порадовал конструкторов и в 1832 году в Великобритании был построен первый в мире военный пароходофрегат «Медея». В России первым пароходофрегатом стал «Богатырь» (спущен на воду со стапеля Санкт-Петербургского Адмиралтейства в 1836 году). Он имел вооружение – 28 пушек, а мощность паровой машины была уже 240л.с.
Однако переход на новый тип кораблей прошел постепенно.
   Паровые машины потребовали серьезных изменений в самой конструкции кораблей. Крупнокалиберная артиллерия устанавливалась на военных колесных пароходофрегатах в оконечностях, для чего корпуса этих кораблей делались более прочными и более массивными, чем как у обычных  парусников, так и как у обычных пароходов, а обводы корабельного корпуса – полнее (от чего ухудшались ходовые качества). Сделать пароходофрегаты одновременно полноценными и «паровыми» и «парусными» кораблями не удалось. Они имели недостаточную парусность, а из-за громоздкости тогдашних паровых машин на них нельзя было установить центральную мачту (грот-мачту) таким образом, чтобы центр тяжести занимал надлежащее положение. Колеса, вал, мотыли, верхние части котлов были расположены выше ватерлинии и поэтому подвергались поражению во время боя вражеских снарядов. При плавании в штормовую погоду и при сильной бортовой качке колеса попеременно меняли свое углубление, из-за чего уменьшалось их полезное действие как движителей.
   Эту проблему решило изобретение винта. Гребной винт заменил собой колесо, а паровая машина ушла ниже ватерлинии. Однако это новшество было встречено с некоторым скепсисом. Николай I писал первому командиру пароходофрегата «Владимир» капитан-лейтенанту Н. А. Аркасу: «Вот это, я понимаю, махины... Знаешь, я против гребных винтов. Какие-то маленькие, юркие, скрытные, не видно, как и работают. Что бы там не говорили, не верю я в них...».
   Сомнениями страдали не только в России, и в итоге в 1842-ом году Британское Адмиралтейство провело любопытное испытание. Они построили два совершенно одинаковых по водоизмещению фрегата с однотипными машинами (по 200 л. с.), но один колесный, а другой - винтовой. Фрегаты развернули кормой друг к другу, соединили буксирными тросами и одновременно дали машинам «полный вперед». В ходе испытания винтовой пароходофрегат «перетянул» своего колесного соперника, а затем поволок за собой со скоростью 2,5 узла. Так формально решился спор, что лучше: колесо или винт.
   Но даже это испытание не поставило точки в споре относительно механизма движения, и в ходе Гражданской войны в США очень многие броненосцы были оснащены именно колесами, а не винтами (в том числе все 13 речных броненосцев Фаррагута). Это было связано с тем, что на реках, в условиях мелководья и непрерывного движения воды, колеса имели некоторые преимущества перед винтом, быстро давая кораблю импульс обратного хода и более высокую маневренность. Винтовые корабли из-за большей инертности часто заносило на мели, с которых они сходили гораздо медленней, чем колесные пароходы.
   Однако общий вектор в плане перехода на паровые машины уже набрал свою мощь и к началу Крымской войны примерно 45% боевых кораблей флота Франции и Великобритании были паровыми. Российский Черноморский парусный линейный флот, несмотря на блестящую победу под Синопом, оказался неспособным к противостоянию с таким противником и был разоружен, а затем затоплен в бухте Золотой рог. Это события поставило окончательную жирную точку в вопросе «парус или пар». Парусные линейные корабли как тип судов канули в лету.
   Наступила эпоха огромных (порядка 5000 тонн) паровых фрегатов с тяжелой артиллерией, по суммарной массе бортового залпа превосходящих линейный корабль. Первыми такие фрегаты начали строить американцы (1855-1857 годы, типа «Колорадо» по 3500 тонн и последовавший за ними еще более крупный «Ниагара» в 4500 тонн), но наиболее крупными по размерам были британские типов «Мерсей» и «Орландо» (1858 год, 5600 тонн). Сюда же относились и крупные, тяжеловооруженные фрегаты русского флота, вроде «Генерал-адмирала» (1858 год, 5700 тонн) и «Александра Невского» (1861 год, 4500 тонн). Все они имели уже мощные самые современные на тот момент паровые машины и винтовой движитель. Вооружены они были бомбическими и старыми гладкоствольными 32-42 фунтовыми орудиями.
   Так, буквально за 2-3 года до начала Гражданской войны в США завершился переход с паруса на пар. Однако парусные корабли дальней зоны еще оставались на вооружении флота США и приняли затем участие в войне (правда, весьма малоуспешное).


3. СОСТОЯНИЕ ФЛОТА США НА МОМЕНТ НАЧАЛА ВОЙНЫ И ПОСТРОЙКА ПЕРВЫХ БРОНЕНОСЦЕВ.


   Весной 1861 года флот Соединенных Штатов насчитывал 70 годных для службы судов, половина из которых были паровые. 42 корабля находились на службе, большей частью за границей, а в отечественных водах было только 4 парохода. Винтовых судов было 27: 5 больших фрегатов (40-52 орудия), 7 корветов-шлюпов I класса (14-33 орудия), 7 шлюпов II класса (8-9 орудий) и 7 - III класса (5-7 орудий), 8 колесных пароходов с вооружением от 2 до 21 орудия. Было также большое количество парусных судов, среди них находилось 5 линейных кораблей (84 орудия) и 10 фрегатов (50-54 орудия). Личный состав насчитывал 80 капитанов 1 ранга, 115 капитанов 2 ранга, 370 лейтенантов и 7000 нижних чинов.
   Стоит заметить, что парусный флот северян, практически не оказал своего влияния на войну и по большей части участвовал только в блокаде, а не в противодействии флоту южан и не в штурмах фортов. Причины тому две, указанные выше: тяжелые гладкоствольные орудия Дальгрена и тем паче нарезные орудия Брука представляли для парусных кораблей смертельную угрозу и могли быстро потопить любой парусный фрегат или линейный корабль. Вторая причина – невысокая маневренность парусных судов во время боя, а именно в успешном быстром маневрировании как оказалось, и был сосредоточен успех выживания кораблей северян при штурме фортов. В общем, в ходе войны сталь окончательно заменила дерево, а паровая машина – парусное вооружение. Главными на поле боя стали броненосцы, корветы и канонерские лодки.  Кроме того обе стороны, особенно южане быстро перешли к созданию искусственных заграждений русел рек или протоков, а также к массированному строительству минных полей из «бочковых бомб». Именно мины южан и нанесли наибольший урон флоту Севера.
   Еще стоит заметить, что командование армии и флотом США до войны предполагала главным потенциальным противником именно Великобританию с ее мощным, в том числе паровым флотом. Как следствие, флот США формировался больше как оборонительный, прибрежный и опирался на систему каменных казематных фортов, который к началу войны было построено около 70. Все эти форты были необычайно мощными и сильно вооруженными. Они представляли собой укрепления с каменными и бетонными стенами до 3 и 6 метров толщиной, местами укрытыми земляными насыпями. Как показали бои при штурме фортов Сэнт Филипп и Джексон под Новым Орлеаном, а также последующего штурма фортов Вагнер и Самтер, защищавших залив Чарльстон, даже самая мощная бомбардировка с использованием самых тяжелых орудий, находящихся на вооружении армии и флота федерации не давали должного результата. Каменная броня, укрытая земляными насыпями выдерживала любой даже самый страшный обстрел. Исторический парадокс: форты создавались как основная поддержка американскому флоту в столкновении с Великобританией, но именно американскому флоту и пришлось потом эти форты штурмовать и подавлять.


   Итак, главный военный порт - Норфолк, лежал близ входа в Чизапикскую бухту. Второстепенный театр военных действий на Атлантическом побережье к югу от Чизапикской бухты носит совершенно своеобразный характер: длинные полуострова (косы) и узкие острова отделяют от моря большие заливы с болотистым побережьем заливы Альбемарль и Памплико. Далее к югу лежат устья нескольких рек с разветвленными дельтами. Основные гавани: Уилмингтон, Чарльстон, Саванна, Джексонвилль. В Мексиканском заливе стоит отметить укрепления Нового Орлеана, а также сильно защищенные фортами порты Мобайл и Пенсакола. На Миссисипи, кроме того следует упомянуть: Порт Гудзон, Виксбург, Мемфис и Каир. Ее главный юго-западный приток - река Красная служит главной транспортной артерией Техаса.
   Американский торговый флот, был вторым по численности в мире и насчитывал порядка 6000 судов с 5,5 миллионов тонн водоизмещения. Более 90% его досталось Северу, благодаря чему Федерация не имела проблем в плане снабжения и контакта с Европой на протяжении всей войны. Только в большом удалении от берегов крейсеры и каперы южан наносили убытки торговле Севера.
   Иначе обстояло дело на Юге: военных заводов существовало только шесть и то только резервных. Норфолк и Пенсакола были важнейшими из них. Больших верфей не было, а вообще вся судостроительная деятельность последнего десятилетия на Юге едва достигала 1/20 таковой же на Севере. Но захват Норфолкского военного порта дал Югу 1200 тяжелых орудий, которые немедленно отправились на укрепления по морскому берегу и на Миссисипи, а также на вооружение броненосцев.
   Перед началом войны почти весь флот США был распределен в заграничных плаваньях. Как следствие в портах южан кроме злополучного «Мэрримека» никого не оказалось. Все американские корабли возвращались на свои базы на Севере и присягали федеральному правительству. Ни один корабль не перешел на сторону Юга.
   Верфей на Севере было также шесть: Бостон, Бруклин, Портсмут, Вашингтон, Балтимор и Филадельфия. Кроме того в стране находилось еще шесть больших машиностроительных заводов. На Юге были арсеналы и склады у Госпорта, Пенсаколы, Гальвестона и у острова Шипа (в устье р. Миссисипи).
   Морским министром США был Гидеон Уоллес и именно его энергия быстро принесла Северу подавляющий перевес над Югом. Количество пригодных для военных целей коммерческих судов было очень значительно: в торговом флоте насчитывалось 500 больших клиперов (годных для установки 20-30 орудий), 500 барков и бригов (для 8-20 орудий), 1000 больших каботажных шхун (для 5 орудий). Для этих судов флот имел в запасе около 2500 крупных орудий, (половина из которых сразу попала в руки южан при захвате Норфолка). Но в ходе войны правительство США Мобилизовало и переоборудовало 600 торговых пароходов. Кроме того артиллерийский отдел федерального флота во время уже до конца 1863 года получил около 2800 орудий, в том числе 800 пушек Дальгрена 9-дм, 10-дм,  11-дм и 15-20-дм орудий Родмана, а также 700 еще более мощных тяжелых нарезных орудий Пэррота.
   В свою очередь поддерживавшая Юг администрация последнего перед войной президента Бьюкенена, довела дело до следующего состояния: флот был занят за границей, суда, оставшиеся дома, по большей части разоружены или отправлены в ремонт, пушки, оружие и боевые припасы были хитроумно переведены в южные арсеналы. Наконец, сухопутная армия была разбросана на западе страны.


   В конце 1860 года, когда положение резко обострилось: майор Андерсен, командовавший фортом Моультри у Чарльстона, законопатил его орудия и отступил со своим маленьким гарнизоном в форт Самтер, построенный посередине фарватера на искусственном острове. Южане немедленно заняли арсенал, а также и форты у Саванны, Мобайла, Пенсаколы и Нового Орлеана. Президенту Бьюкенену удалось еще затормозить ряд невыгодных для Юга военных мероприятий, но все-таки гарнизоны некоторых фортов были усилены, Вашингтон был обеспечен от нападений, а несколько кораблей было вызвано из заграницы. На Юге теперь конфисковались все военные припасы, милиция и добровольцы спешно обучались.
   К началу 1860 года все форты на Юге, кроме форта Самтер у Чарльстона и Пикенса у Пенсаколы, были в руках мятежников, когда те образовали в начале февраля свою Конфедерацию. Правительство США и Конгресс оставались бесстрастными зрителями этих событий, рассчитывая договорится с Югом. Однако напуганные действиями мятежников Северные Штаты в самом конце 1860 года спешно перестроили наличные речные суда (порядка 100 шт.), вооружили их, а затем перешли к постройке новых специальных судов.
   Строитель-подрядчик Джеймс Идс изготовил в Сент-Луисе семь легкобронированных казематных паровых судов класса «Сити». Это были колесные пароходы (см. выше) в 600 тонн водоизмещения со скоростью в 9 узлов. Четырехугольный броневой каземат защищал колесо, находившееся посредине. Кстати это особенность пароходостроения в США, когда гребные колеса располагаются не по центру корабля, а по середине его корпуса в кормовой части, была связана не сколько с боевыми действами, а скорее с экономичностью данной конструкции и более высоким КПД такого парового привода. Но именно эта особенность дала шанс на жизнь для броненосцев с гребным колесом вместо винта, имевшим более высокую маневренность на мелководье. Вооружение этих броненосцев состояло из трех орудий Дальгрена (9-дм. или 10-дм.) на носу, четырех 32-х фунтовок с каждого борта и двух 40-фунтовок на корме. Итого: 13 тяжелых орудий. Борт был защищен 63мм. броней, наклоненной под углом в 35-45 град. Длина их была 54м, ширина - 15,5м, осадка -1,8м, корпус из дерева. Четыре тысячи рабочих участвовало в их постройке, и через 65 дней первый пароход был спущен со стапеля вполне готовым, а через 3,5 месяца все семь были готовы к бою. Именно они сыграли решающую роль в Виксбергской кампании, и именно они стали первыми броненосцами в этой войне еще до появления «Монитора» и «Вирджинии». Во флоте США их впоследствии прозвали «черепахами». Их мореходные качества были незначительными, поэтому корабли данного класса использовались исключительно как речные суда.


   На Юге конфедераты также готовились к войне. У Каира ими были поставлены первые мины заграждения, на которых вскоре взорвался один из корветов северян. Ближайшими опорными пунктами блокадопрорывателей Конфедерации служили: Нассау на Багамских островах на юге и Бермудские острова на востоке. Первый из них отстоял на 570 миль от Уилмингтона, на 500 от Саванны и на 400 от Сен-Аугустина, последний на 675 миль от Уилмингтона, на 775 от Чарльстона и на 870 от Сен-Аугустина.
   Однако к ужасу южан морской министр Гидеон Уоллес развил колоссальную деятельность. Уже в конце июля 1961г. было готово 80 судов, а к декабрю 1861г. ВМС США располагали свыше 260 боевых кораблей с 22 000 человек команды, состоявшей в некоторых случаях из капитанов и команд торгового флота. Число рабочих в арсеналах и верфях возросло в ходе войны с 4 000 до 50 000 чел. Их усилиями до конца 1862 года было построено 450 пароходов, а до конца войны уже 670, включая 65 броненосцев всех типов.
   Морской министр Уоллес первоначально намеревался не штурмовать южные порты, а лишь «закрыть» их, запечатать так, чтобы устранить всякое постороннее вмешательство или возможность покинуть их для военной или торговой миссии. Именно он предложил Линкольну план «Анаконда». Этот план состоял в полной блокаде всех без исключения морских портов Конфедерации, уничтожению и захвату тех немногих торговых кораблей, что остались у Юга и предотвращению любой торговли мятежников с сочувствующей им Европой.
  Таким образом, уже к концу 1860 г. несмотря на все ухищрения правительства Бьюкенена, КША столкнулись с просто подавляющим численным превосходством врага, уже собранным на поле боя. Но страшнее было даже не это, а абсолютное превосходство Севера в строительном потенциале, который перекрывал любые тактические возможности Юга и лишал его даже гипотетической возможности победы на море.
   В этой ситуации все надежды Юга сосредоточились на строительстве броненосцев, в которые стали переделывать реквизированные торговые корабли. Другие, наиболее быстрые пароходы южане переделывали в кипперы и крейсера для пиратства и нанесения ущерба торговому флоту США. Впоследствии в ходе войны рейдеры южан захватили или потопили порядка 360 торговых судов Севера, но нанести существенного урона врагу так и не смогли.


   В самом начале компании 1861 года южанам немного подфартило. Как было сказано выше, они атаковали и взяли штурмом крупнейшую базу ВМС США - Норфолк, располагавшеюся в устье Потомака. При этом у причала оказался, проходивший ремонт 40-пушечный винтовой фрегат «Мерримак» водоизмещением 3500 тонн.  20 апреля 1861 года федералисты были вынуждены эвакуировать базу в Норфолке, спешно уничтожая все, что только возможно. Незадолго перед этим конфедераты блокировали фарватер, дабы помешать фрегату уйти. В день эвакуации федералистов «Мерримак» был подожжен и брошен догорать на мелководье.
   Конфедерация, отчаянно нуждавшаяся в кораблях, вскоре подняла остов «Мерримака», выгоревшего по ватерлинию, и превратила его в броненосный таран. Новый корабль, названный CSS «Вирджиния», 17 февраля 1862 года включили в состав флота Конфедерации.
   В ходе работ, обгоревшие остатки надводного борта бывшего «Мерримака» были срезаны так, что, весь основной корпус корабля находился ниже ватерлинии. На главной палубе «Виргинии» был надстроен большой четырехугольный каземат с закругленными оконечностями, в котором должны были стоять орудия. Корма была переделана, чтобы лучше защищать от навесного огня единственный винт, а для улучшения мореходности в носовой части «Вирджинии» установили V-образный фальшборт. Бронированием стали два слоя 51мм плит, положенных и прикрепленных болтами на деревянное основание, толщиной еще 500мм. Весь этот сэндвич был наклонен под углом 60 град, что давало в итоге эквивалент 200мм вертикальной брони. Однако само качество бронеплит, сделанных из железнодорожных рельсов, было весьма сомнительным.

Вооружениями корабля стали:
Таран, – выступ длиной 6,5м, отделанный железом;
2 x 178-мм нарезные дульнозарядные пушки Брука;
2 x 160-мм нарезные дульнозарядные пушки Брука;
6 x 229-мм гладкоствольные дульнозарядные орудия Дальгрена (трофейные);
2 x 12-фунтовые гаубицы;
   
   При нормальной загрузке, весь основной корпус броненосца скрывался под водой, над поверхностью выступали только массивный каземат и фальшборт в носовой части. Единственная труба «Вирджинии» располагалась в центре каземата. Конической формы рубка рулевого была смонтирована в передней части крыши каземата и являлась, фактически, продолжением его стенок. Полное водоизмещение «Виргинии» составило 4300 тонн, что почти на 800 тонн превышало водоизмещение прежнего «Мерримака». Длина ее составляла 83,8 метра, ширина - 15,6 метров, осадка - 6,4 метра.

   
   Зная о приготовлениях противника, северяне обратились за помощью к известному инженеру и изобретателю Джону Эриксону. Тот вскоре выдал им проект своего броненосца, которого назвал «Монитор». Морской министр Уоллес бегло взглянул на проект и назвал его «слишком дорогим и спорным». Тогда Эриксон предложил «облегченный вариант» своего детища, на постройку которого и получил в сентябре 1861 г. разрешение. Говорят, что Авраам Линкольн пришел в восторг, когда увидел проект корабля и именно он отдал приказ о его строительстве. «Монитор», водоизмещением 897 т. (англ. «Monitor» - наблюдатель), был спущен на воду 30 января 1862 года и дал название всему классу кораблей. Вместо батарейного каземата на плоскую бронированную палубу была установлена одна башня с двумя тяжелыми пушками. Башенная установка системы Эриксона представляла собой круглую железную платформу диаметром около 6 м с броневыми боковыми стенками высотой около 2,7 м с закрывающимися амбразурами для орудий, которая лежала на палубе. Для поворота башня поднималась на штоке, установленном в ее центре, и вращалась при помощи дополнительной небольшой паровой машины. Вооружение – две гладкоствольные 279-мм пушки Дальгрена.
   Бронирование корабля составляло 200 мм (восемь слоев 25-мм стальной катанной брони) – башня, 50-мм – борта и 25-мм палуба. Как потом выяснилось, бронирование палубы оказалось весьма продуманным шагом!
   Таким образом, оба корабля имели эквивалент 200мм брони для боевых казематов и башни. Но у «Вирджинии» броня была слабее, просто из-за качества ее изготовления, что и проявилось в последующем бое.
   Несмотря на строительство «Монитора», сама идея столь странного нового корабля казалась Гидеону Уоллесу «слишком революционной и оптимистичной» и морской министр приказал одновременно с ним начать строительство броненосных канонерок, а также покрыть броней корвет «Галена» и большой паровой фрегат водоизмещением в 4500 тонн «Нью Айронсайдес» (USS New Ironsides). Развитию скепсиса поспособствовало то, что на испытаниях «Монитор» показал отвратительные мореходный качества и недостаточный ход. Но известие о том, что «Вирджиния» уже идет на прорыв блокады северян решило вопрос о немедленной переброске броненосца к месту боя.   



4. ПЕРВОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ БРОНЕНОСЦЕВ. ПАДЕНИЕ НОРФОЛКА. ГИБЕЛЬ «ВИРДЖИНИИ» И «МОНИТОРА».


   8-9 марта 1862г., то есть спустя три недели после спуска на воду «Вирджинии» на рейде Хемптон-Роудс состоялось первое в истории человечества столкновение броненосцев, событие в одно мгновенье переписавшее историю военного флота, и навсегда завершившее эпоху деревянных, небронированных кораблей. «Вирджиния», то есть бывший фрегат «Мэрримек» северян, атаковала флот противника. Атака была не самой успешной по конечному итогу, но необычайно эффектной!
   На рейде в этот момент стояло три парусных фрегата, один из которых, «Камберленд» был перевооружен с 32-х фунтовок на 9-и, 10-и дюймовые пушки Дальгрена, два больших паровых фрегата с 32-х фунтовками, несколько пароходов и канонерок. Всего 17 кораблей, на вооружении которых было в сумме порядка 40 дальгреновских орудий и около 200 тридцатидвухфунтовок. Броненосец южан имен на борту только 4 нарезные и 6 дальгреновских пушек. Так что в нормальном бою перевес северян в числе орудий составлял 1 к 20. Атака при таком соотношении огневой мощи была чистым самоубийством, если не считать одного маленького обстоятельства: «Вирджиния» в отличие от своих оппонентов была укрыта 100-мм наклоненной под 60 град от вертикали стальной броней.


   Утром броненосец южан, пройдя вдоль берега, не обращая внимания на непрерывные отчаянные, безостановочные залпы стоявших на якорях кораблей федерации, сначала накрыл огнем своих пушек, а потом протаранил 24-х пушечный парусный фрегат «Камберленд», имевший водоизмещение в 1700 тонн и 450 человек экипажа. При этой атаке «Вирджиния» потеряла две пушки, поврежденные хаотичным огнем противника и таран, который отломился при попытке отойти от пробитого судна, просто отвалился под весом быстротонущего корабля.
   Стоит заметить, что «Камберленд» незадолго до событий прошел модернизацию (см. выше) и имел на борту вместо 32-х фунтовок мощные дальгреновские орудия. Именно их залповая стрельба нанесла броненосцу южан урон в носовой части. Затем «Вирджиния» развернулась, и, подойдя вплотную к следующему противнику, 52-х пушечному фрегату «Конгресс», разнесла его в щепки (этот урона нанести противнику не смог, поскольку на нем были именно 32-х фунтовки). Ответные залпы обреченного корабля Федерации, других кораблей, а также береговых батарей янки не возымели больше никакого воздействия на броненосец южан. Ядра и бомбы отлетали от стамиллиметровой брони буквально как горох от стены. Уничтожив «Конгресс» броненосец южан еще полчаса стоял на рейде, словно осматривал своих врагов, думая кого забрать следующим. Янки в ужасе наблюдали за ним со своих уцелевших кораблей: парусного фрегата «Святой Лаврентий», и паровых «Роанок» и «Миннесота». Паника американских капитанов была настолько велика, что спасаясь от «Вирджинии» все три корабля угодили на мели и застряли на них.
   Убедившись, что противник уже никуда не убежит, страшная «Вирджиния» ушла на ночь в Сьювелс Пойнт. Там она заменила поврежденные пушки и спустила на берег двух раненых матросов. Капитан корабля, Франклин Бьюкенен, также получил в ходе боя контузию и передал командование лейтенанту Дэвиду Джонсу.


   Наутро с первыми ласточками «Вирджиния» снова задымила по направлению к обездвиженным кораблям северян. Недолго думая Джонс выбрал для атаки ближайший к себе паровой фрегат – 42-х пушечную «Миннесоту». Он уже подплыл к обреченному и непрерывно отчаянно палящему по нему кораблю, как… на поле боя появился равный «Вирджинии» противник, «Монитор»!
   Существует легенда, что если бы капитан «Монитора» Уорден не нарушил личный приказ Авраама Линкольна, следовать вверх по течению Потомака, для прикрытия города Вашингтон (приказ, к слову вызванный паническими слухами о несокрушимой мощи «Вирджинии»), и если бы по пути «Монитор» не утонул бы во время небольшого (1-2 балла) бриза, то ход Гражданской войны мог бы оказаться несколько иным.


   Тем временем, игнорируя появившегося на поле боя нового врага, видимо приняв его за какое-то плавучее недоразумение («Монитор» выглядел со стороны как странный плавучий буй, больших размеров), лейтенант Джонс, удобно расположил «Вирджнию» к «Миннесоте» и начал ее хладнокровный расстрел. Первый залп, второй, третий… обломки, куски дерева и металла с обреченного корабля северян взлетают в воздух и тут… из башенных амбразур «странного плавучего буя» на секунды появились жерла диаметром в 28 см, а в борт «Вирджинии» ударили тяжелые ядра! Броня плавучей цитадели легко выдержала этот удар, но ответный залп показал южанам, с кем придется иметь дело. Попавшие снаряды отскочили от бронелистов нового врага, не нанеся тому никакого урона. Началась битва железных рыцарей!
   Через пару минут уже окончательно стало ясно, что все остальным кораблям, присутствующим при этом сражении: фрегатам, пароходам и канонеркам никакой иной роли, кроме жертвенной, в принципе не предполагается. Оба закованных в броню рыцаря: «Вирджиния» и «Монитор» крушили друг друга с неистовой яростью, но… повреждения были равны нулю. Присмотревшись к своему врагу, Джонс приказал бить по бойницам во вращающейся башне. Но Уорден парировал затею неприятеля, распорядившись немедленно поворачивать башню сразу после залпа. Специальный паровой механизм, запатентованный Эриксоном, позволил быстро выполнять разворот. Вообще вращающийся механизм работал даже слишком хорошо, и в итоге не успевая толком прицелиться за те секунды, что орудия были повернуты в сторону врага, артиллеристы северян палили куда получалось. Ответные залпы южан впечатывались в тыльную сторону башни и оставили там ямы глубиной от 2-х до 8см, всего порядка 40 отметин, но сорвать башню с механизма не смогли. «Монитор» как бешенный носился вокруг «Вирджинии», а стальная громадина южан пыталась его уничтожить.     Как только окончательно стало ясно, что стрельба из пушек носит совершенно бесполезный характер, оба противника попытались потопить друг друга тараном. Но это также оказалось не просто сделать: свой таран «Вирджиния» оставила еще вчера в борту почившего «Камберленда», а у «Монитора» такого устройства вообще не было, но зато была бронепалуба и мощный корпус. В середине боя разогнавшись насколько можно, почти до максимальных 9-и узлов, «Монитор» внезапно зашел в хвост «Вирджинии» и понеся на ее слабую корму, руль и винты. В последний момент Джонс понял маневр противника и точным движением руля увел свой корабль в сторону. Однако пролетев мимо противника «Монитор» с расстояния буквально в 10–15 метров дал залп и… о чудо! 28-см снаряды пробили броню «Вирджинии», при этом от удара значительный кусок брони сорвался с заклепок и рухнул в воду. К счастью ядра не сумели пробить деревянную подложку, иначе бы последствия для броненосца южан были бы очень тяжелыми. 
   В ответ разъяренный Джонс приказал раздавить корабль северян. Громадина «Вирджинии», правда лишенная тарана, полетела на «Монитор», но… проскочила вскользь по его бронированной палубе. «Монитор» каким–то немыслимым чудом выскочил из-под врага и… снова реализовал преимущество предельно короткой дистанции! Пушки северян покалечили броню курсового орудия «Вирджинии». Броня пробита не была, но южане почувствовали себя как бы внутри огромного колокола, в который ударили тяжелыми молотом. В ушах звенело, у людей полопались барабанные перепонки.
   В изумлении Джонс остановился и около получаса «Вирджиния» и «Монитор» просто смотрели друг на друга, не стреляя и не двигаясь, словно не понимая, что им делать дальше. Корабли просто стояли друг напротив друга: «Монитор» ближе к берегу, рядом с мелью, а «Вирджиния» в 200 м. напротив. Затем броненосец южан осторожно сдвинулся с места и задымил по направлению к старым противникам. Джонс решил, что враг сильно поврежден и не сможет продолжать бой. Он понаблюдал за дрейфующим над отмелью «Монитором» и вновь двинулся к «Миннесоте». Но к его громадному удивлению, как только броненосец южан прошел примерно половину расстояния до фрегата противника в борт «Вирджинии» снова рубанули 28-см ядра! Проклятый «странный буй» оказался жив.
   Наконец Джонс понял уязвимое место своего врага. Осознав тщетность стрельбы по башне, наводчики «Вирджинии» принялись целить в командирскую рубку и попали! Удачно разорвавшаяся бомба сдвинула рубочную крышу, в щели влетели десятки осколков и металлическая окалина с внутренней поверхности бронелистов. Капитан Уорден ослеп от железных частиц, попавших в глаза, а его голова и лицо были изрезаны множественными осколками. Он передал командование лейтенанту Гринни, который приказал немедленно отступать под прикрытие своих батарей. Проводив уходящего врага «Вирджиния» хотела было переключиться на «Миннесоту», но… к счастью для северян у непобедимого броненосца оказались серьезные проблемы. Корпус корабля ослабел от града ядер и двух страшных ударов, оказавшихся чрезмерной нагрузкой для деревянного остова. Началось поступление за борт воды, а боеприпасы подходили к концу. Взятый в Норфолке лоцман предупредил, что с началом отлива глубины рейда достигнут критической величины, грозящей посадкой корабля на грунт, и Джонс осознал, что его судно, приняв дополнительный груз воды, не сумеет пробраться в порт. Вздохнув, он приказал начать отход. Оставив в покое недобитую «Миннесоту», «Вирджиния» развернулась и последовала в Норфолк на ремонт.


   Так завершилась первая в истории схватка стальных монстров! Южане, в чью пользу формально сложился итог сражения, торжествовали. В Норфолке Джонса и его команду ждал восторженный прием, однако к победе примешивался заметный привкус разочарования. Появление «Монитора» спутало все карты. Ликвидация блокады провалилась.
  Стороны подсчитывали урон первого боя: «Вирджиния» потеряла двух моряков убитыми, 27 человек ранеными и контуженными, таран, а также два орудия, что были заменены. В районе кормы свалилось с заклепок примерно 20кв м. внешнего броневого покрытия, а в районе носового орудия броня была деформирована, кроме того корабль получил несколько течей в корпусе. «Монитор» получил порядка сорока вмятин в башне, глубиной от 2 до 8 см, большую царапину на палубе, от попытки тарана со стороны «Вирджинии», а также потерял рубку и свыше 20 человек ранеными и контужеными, в том числе капитана Уоренна. Кроме того погибли, не сумев нанести никакого урона врагу, парусные фрегаты: 24-х пушечный «Камберленд» и 52-х пушечный «Конгресс», а еще один 42-х пушечный паровой фрегат «Миннесота»  получил тяжелые повреждения. На этих кораблях погибли 261 американский моряк и еще 108 получили ранения.
  В военном плане итог боя оказался невыдающимся, поскольку Север потерял только два устаревших парусных фрегата, но в моральном плане значение этого сражения трудно переоценить.

 
   «Монитор» провел в ремонте около недели и уже в 20-ых числах марта вел обстрел береговых батарей южан. «Вирджиния» проторчала в доке до 4-го апреля, ей потребовался более серьезный ремонт. Тем временем на фронте события складывались далеко не в пользу Юга. Силы северян успели возрасти на четыре паровых фрегата: «Вандербилт», «Араго», «Иллинойс» и «Эриксон», а  также плавучую бронированную батарею «Наугатук» (USS Naugatuck) и еще один полноценный броненосец, сданный ВМС США 10-го апреля – «Галена» (USS Galena). Соотношение сил складывалось для «Вирджинии» просто катастрофическим: у противника было уже 6 боеспособных паровых фрегата и еще три броненосца.
   Еще хуже на тот момент шли дела у южан на суше. После неудачных сражений при Йорктауне 4-го апреля, а затем и при Шайло 7-го апреля, Конфедерация встала перед вопросом, что им делать дальше: пытаться любой ценой удержать полуостров, Норфолк и устье Потомака или же сосредоточиться на более значимой в политическом, но не в стратегическом плане задачей – отражения атаки на Ричмонд, столицу Конфедерации. И тут президент КША, Джонсон и его штаб после долгого совещания приняли роковое для всей войны решение: вывести армию Джексона из долины Шенандоа и объединенными силами разбить федеративную армию генерала Макклеллана под Ричмондом. Это решение давало возможность защитить столицу, но делало необратимым потерю устья Потомака, Норфолка и ставило крест на судьбе «Вирджинии».
   Вечером 3-го мая войска Конфедерации скрытно отступили из под осажденного Йорктауна, а затем начали свой отход на северо-запад в сторону Ричмонда. Непобедимая «Вирджиния» была обречена.
   9-го мая был оставлен Норфолк – главная база для «Вирджинии». А уже на следующий день федеральный флот во главе с новейшим броненосцем «Галена», вооруженным 8-ю десятидюймовыми орудиями Дальгрена, попытался подойти к устью реки Джеймс, но… увидев перед собой, стоящую на якоре «Вирджинию», панически ретировался назад к Норфолку. После боя на Хемптон-Роудс янки видимо полагали, что им не справиться со знаменитым броненосцем южан, если только они не соберут ради этой победы весь свой флот. О, если бы они знали, что «Вирджиния» стояла на якоре безоружной!
   Еще 7-го мая корабль был разоружен и подготовлен командой к взрыву и затоплению. Последняя надежда командующего флотом южан адмирала Тэтналла была на то, что броненосец удастся протащить по мелководью реки Джеймс, путем уменьшения его осадки. Осадку корабля и действительно удалось уменьшить на три фута (0,9 метра), но этого оказалось недостаточным. И 11-го мая моряки федерального флота, стоявшего у Норфолка, услышали страшный раскатистый взрыв. Они выходили из своих казарм и с удивлением озирались по сторонам, не понимая, что собственно случилось? А случилось то, что непобедимый и наведший такой ужас на флот федерации первый броненосец южан «Вирджиния» завершил свое героическое существование. Пушки с корабля были сняты и потом участвовали в бою при Дрюрис-Блафф.
 

   Самоуничтожение страшного корабля необычайно обрадовало командование северян! Они решили на радостях подняться и выше по реке Потомак и попытаться подойти своим флотом к самому Ричмонду. Для этого прорыва была сформирована флотилия из пяти кораблей. В авангарде шел «Галена», затем экспериментальный броненосец «Наугатук», вооруженный одним 100-фунтовым орудием Пэррота и двумя гаубицами, далее «Монитор», затем винтовая канонерка «Арустук» (USS Aroostook) и колесная канонерка «Порт Роял» (USS Port Royal). Командование флотилией осуществлял командор Джон Роджерс. Утром 15 мая федеральная флотилия подошла к укреплениям южан и в 06:30 открыла огонь. Несмотря на численный перевес и внезапность самого появления северянам не удалось достичь успеха. У «Наугатука»  сразу вышло из строя носовое орудие, деревянные канонерки получили тяжелые повреждения и отступили, а орудия броненосца «Монтора» не имели достаточного угла возвышения для обстрела форта. Это кстати, одна из критических проблем всех кораблей Эриксона – угол обстрела у них был около 10 град, проблема, так и не решенная даже в более поздних моделях. Связана она с самой конструкцией и механизмом вращения «башни Эриксона», которая была преодолена лишь на мониторах класса «Миллуоки» с внедрением принципиальной иной схемы конструкции «башни Идса». В итоге оставшись в гордом одиночестве «Галена» продолжила бой, в котором получила 43 попадания, из них 13 пробили броню. 13 человек было убито и 11 ранено. В 11:30 на броненосце подошли к концу боеприпасы и он также отступил. Командор Роджерс признал, что укрепления противника невозможно уничтожить без поддержки сухопутных сил.
   Так на практике было доказано, что 55-мм стальная броня, которой была укрыта «Галена», недостаточна чтобы выдержать удары 160-мм снарядов орудий Брука, а сам типа такого корабля был признан «неудачным». После чего на вервях США развернулось массированное строительство кораблей типа «Монитор», иные варианты были отброшены.
 

   Но и самому гениальному детищу Эриксона не посчастливилось увидеть эскадры своих младших братьев. 29 декабря 1862 года «Монитор» после ремонта буксировался в Хемптон-Роудс. Однако в районе 11 часов вечера случилось то, чего опасалась команда еще во время самого первого похода: волны захлестнули корабль, и он стремительно затонул. Вместе с кораблем погибло 4 офицера и 12 матросов (49 человек было спасено). Таким образом, он пережил своего врага всего на 7 месяцев.


   Служба первых двух броненосцев «Вирджинии» и «Монитора» была скоротечной и яркой. Они оба вступили в строй и пали в один год. Оба корабля так и остались непобедимыми: «Вирджиния» была разоружена, а потом подорвана своим экипажем, а «Монитор» утонул во время небольшой бури. Но, тем не менее, эти два железных рыцаря изменили весь ход мировой истории кораблестроения и навсегда поставили крест на деревянных военных кораблях.


5. КАТАСТРОФА ПОД НОВЫМ ОРЛЕАНОМ.


   После битвы на Хэмптонском рейде южан охватила самая настоящая «броненосная лихорадка». Восторг первой победы немножко затуманил конструкторскую мысль и даже элементарную военную осторожность. Северяне скоро прознали, что на вервях Нового Орлеана и ряде других мест яростно и почти круглосуточно мастерятся «новые вирджинии». Больше всего их обеспокоило положение под Новым Орлеаном, где уже к концу марта в хорошей степени готовности было пять полноценных броненосцев и несколько бронированных канонерок. Ждать, когда все это прекрасное богатство выплывет из доков и пойдет прорывать блокаду, янкам не захотелось и уже в самом начале апреля (то есть еще до гибели «Вирджинии») они наведались в Новый Орлеан своим парусно-пароходным флотом.
   Конфедераты наивно полагали, что взять Новый Орлеан невозможно, и действительно город защищали два каменных, казематных форта: Святой Филипп с 54 тяжелыми орудиями Дальгрена и Джексон с 74 устаревшими пушками. Далее шли укрепления в самом городе и эскадра, в составе которой помимо канонерок, вооруженных пароходов, брандеров и плавучих таранов,  был еще один чисто таранный броненосец «Манассас» (CSS Manassas) и один почти достроенный артиллерийский броненосец – «Луизиана» (CSS Louisiana).
   Флот северян не выглядел слишком большим, а чтобы попасть в город ему пришлось бы проползти по узкой протоке реки Миссисипи шириной в 1500–1700 метров под огнем обеих казематных фортов. Это казалось нереальным.
   Северяне тоже так подумали, а потому не полезли в самоубийственную атаку на форты южан, а подвергли их обстрелу со стороны привезенных 21 мортирных лодок. На каждой такой деревянной «лодке» водоизмещением в 250–300 тонн стояла одна единственная 330мм мортира, которая выбрасывала стокилограммовый снаряд на расстояние в 3–4 км. К 18-ому апреля, лодки была заякорены на позициях, укрытых от ответного огня фортов за излучиной левого берега реки. С лодок сняли мачты, и замаскировали их ветками и срезанными кустами.
   Бомбардировка началась ранним утром 19-го апреля 1862 года. В час одна мортира давала по 5–6 снарядов, в сутки – почти 100. За 7 дней непрерывной неспешной работы 21 мортирная лодка выпустила 16800 снарядов калибром 330 мм, или примерно 1600–1700 тонн стали и взрывчатки. Казалось бы, что такая мощная артподготовка должна превратить форты южан в щебень, но… янки подбили у противника в итоге всего 7 орудий и убили двух солдат. Каменная броня казематов идеально выдержала семидневный огненный шквал, а ответным огнем фортов была уничтожена одна из мортирных лодок, получили повреждения и другие корабли северян.
   Хуже другое: флот южан, в том числе броненосцы «Манассас» и «Луизиана», вышел из Нового Орлеана, встав на якоря сразу за фортами и искусственным заграждением, перекрывавшим все русло широкой реки.
   В такой ситуации командующему флотом северян Дэвид Фаррагуту оставалось либо признать свою неудачу, либо пойти на сумасшедший риск. Севернее фортов в самом городе оставался на вервях «Миссисипи» (CSS Mississippi), а далее в Мемфисе строились два быстроходных однотипных броненосца «Теннеси» (CSS Tennessee) и «Арканзас» (CSS Arkansas). Адмирал Фаррагут прекрасно понимал, что если он сейчас отступит, то к лету у южан будет на Миссисипи полноценная эскадра из 5 мощных броненосцев, способная потопить любой флот федерации и прорвать блокаду. С другой стороны атака за цепные укрепления южан через узкое русло реки под огнем двух мощных фортов выглядела как чистое самоубийство.
   23-го апреля адмирал Девид Фаррагут принял решение! Он разделил свои силы на три группы (дивизии):
   Первая группа кораблей, под командованием капитана Теодора Бэйли, имела такой состав: 22-х пушечный корвет «Пенсакола», канонерки «Каюга», «Катадин», «Кинео», «Уиссахикон», пароходы «Миссисипи», «Онеида» и «Варуна» (последний, водоизмещением более 1300 тонн был взят из торгового флота и вооружен всего восемью 32-х футовыми пушками). 
   Вторая группа находилась под личным командованием Фаррагута, и состояла из трех 18–22-х пушечных корветов: «Хартфорда», «Бруклина» и «Ричмонда», водоизмещением 900-1200 тонн.
  Третья группа находилась под командованием капитана Генри Белла и состояла из: канонерок «Скиоты», «Кеннебека», «Пинолы», «Итаски» и «Виноны», также парохода «Ирокеза».
  Не оправдавшие себя мортирные лодки не участвовали в прорыве, но поддерживали эскадру огнем, отвлекая на себя внимание.
  Все корветы имели на вооружении от 18-и до 22-х мощных 9-и дюймовых орудий Дальгрена и несколько легких пушек. Канонерки были вооружены одной тяжелой одиннадцатидюймовой дальгреновской пушкой и четырьмя 32-х фунтовками (они все относились к т. н. «90-дневной серии» и имели водоизмещение по 600 тонн, экипаж 70 человек – очень быстрые и маневренные суда). Пароходы и шлюпы были вооружены в сумме примерно 50 легкими 32-х фунтовками. Итого эскадра Фаррагута имела в сумме 90 тяжелых дальгреновских орудий и примерно столько же 32-х фунтовок.
  Им всем противостояли: один недостроенный броненосец «Луизиана», один таранный броненосец «Манассас», 6 таранных пароходов, 2 малые канонерские лодки, 2 больших вооруженных парохода и брандеры-плоты.
  Само собой понятно было, что ни о каком подавлении фортов Святого Филиппа и Джексона, легко выдержавших до этого семидневный обстрел и принявших 1600 тонн стали и взрывчатки, речи быть не может.
  Единственный шанс у Фаррагута оставался пройти мимо фортов, не открывая по ним огня (чтобы не терять времени!) и уничтожив разнобойный флот южан выйти к Новому Орлеану, взять его и потом уже высадить войска для захвата оставшихся в тылу фортов. В случае неудачи… вряд ли бы кто из 3300 американских моряков вернулся бы живым в Нью Йорк, потому что проклятые форты ровно перекрывали своим огнем все русло Миссисипи.


  24-го апреля решилась судьба не только Нового Орлеана, но и всего противостояния на море между США и КША.  Следуя предосторожностям, Фаррагут передал командование первой эскадрой капитану Бэйли, сам же принял командование второй дивизией. Ночью в 03:00 эскадра Фаррагута пришла в движение, направляясь к разрыву в заграждении. Первой преодолела его канонерская лодка «Каюга». В темноте построение эскадры несколько нарушилось и идущая полным ходом «Варуна» обогнала «Миссисипи» и «Пенсаколу», пойдя на прорыв второй. Одновременно, мортирные шхуны вновь начали бомбардировку фортов, стремясь отвлечь внимание гарнизонов от прорывающихся кораблей. Это не возымело никакого действия, поскольку конфедераты четко поняли содержание атаки янки и немедленно открыли по прорывающимся кораблям яростный огонь. Тем не менее, за счет неожиданности первая группа прорвалась без особых затруднений и вступила в бой с конфедеративным флотом за фортами. Как позже отмечали, непривычные к ночной стрельбе артиллеристы южан наводили орудия слишком высоко, и большая часть снарядов давала перелеты.
   Прорыв второй группы замедлился из-за возникшей при преодолении заграждения суматохой, в ходе которой «Бруклин» столкнулся с канонерской лодкой «Кинео» из первой группы и остановился. В результате, флагманский корабль Фаррагута, «Хартфорд», вырвался вперед, и пошел на прорыв в одиночестве. Проходя мимо фортов, «Хартфорд» внезапно оказался в критической ситуации: таранный пароход «Мошер», толкая перед собой горящий плот-брандер двинулся прямо на федеральный флагман. Пытаясь увернуться, «Хартфорд» выскочил на мель прямо под орудиями форта Сэнт Филипп! В тот момент, когда «Хартфорд» был зажат между береговыми батареями и пылающим брандером, адмирал Фаррагут сохранил хладнокровье и приказал расстрелять «Мошер», сказав крылатое: «не беспокойтесь парни ни о чем, просто стреляйте в этот проклятый пароходик!»
   Следовавший за «Хартфордом» корвет «Бруклин» также несколько раз налетал на мель и застревал под интенсивным огнем конфедератов, а уже проходя между фортами, был внезапно атакован «Манассасом». Разогнавшись, «Манассас» ударил в борт «Бруклина» и пробил его своим тараном. Но, к счастью для корвета, пробоина пришлась на полную угольную яму и затопление удалось остановить. Вслед за этим, капитан «Бруклина» заметил, что флагманский корвет «Хартфорд» стоит на мели под огнем форта и пошел ему на помощь. Подходя к флагману, «Бруклин» оказался прямо напротив недостроенного броненосца «Луизиана», который воспользовавшись моментом, дал единственный за все сражение залп по корвету. Из второй группы только корвет «Ричмонд» смог прорваться без затруднений.
   Поскольку к утру артиллеристы обоих фортов уже успели пристреляться и исправить свои ошибки в начале боя, то наибольшие потери пришлись на корабли третьей группы. Канонерка «Итаска» была выведена из строя попаданием с форта Джексон, потеряла ход и была вынуждена дрейфовать вниз по течению. «Кеннебек» налетел на заграждение, застрял и был вынужден отказаться от прорыва. «Винона» несколько раз налетала на мели и в итоге тоже была вынуждена вернуться. Таким образом, из третьей группы сумели пройти за ограждения только две канонерки и пароход.
   

   В начале прорыва, речная эскадра конфедератов бездействовала из-за несогласованности действий и отсутствия единого командования. В принципе это было разумно, потому что продвинувшись вниз по течению конфедераты могли попасть под огонь собственных фортов, так как это и случилось в самом начале боя с броненосцем «Манассас».
  Тут против южан сработало два фактора: артиллеристы фортов недостаточно эффективно вели свой огонь и не добились достаточного числа попаданий. В свою очередь силы Фаррагута не вели по ним ответного огня, когда прорывались за ограждение, прекрасно понимая, что не встретят там сильного противника, шли на максимальной скорости, в расчете на быструю победу за ограждением. В результате главные силы северян успели проскользнуть мимо неуязвимых фортов с минимальными потерями.
  Вторым фактором оказалась собственная рассогласованность действий моряков конфедератов уже при встрече с кораблями противника. И тут уже сказался необычайно низкий уровень подготовки команд флота южан. Если на кораблях северян были опытные моряки и капитаны, знавшие что делать в любой ситуации, то команды южан собирались как угодно и кроме того находились под самым разным командованием. В принципе ответная тактика южан была понятна: планомерно уничтожать один за другим тараном и огнем из пушек каждый прорвавшийся корабль противника или теснить врага обратно к заграждениям под огонь фортов. Именно это они и попытались сделать, но в итоге… получилось, как получилось.


   Когда канонерская лодка «Каюга» первой прорвалась мимо фортов, корабли южан попытались атаковать ее все сразу и одновременно! В итоге три конфедеративных таранных парохода напали на канонерку, но «Каюга» уклонилась от их атак и расстреляла своими орудиями двух атаковавших противников. Третий таран готовился совершить новый заход, когда на поле боя появилась «Варуна» и уничтожила его одним залпом! Минус три таранных парохода в первые четверть часа…
   Вслед за этим, «Варуна» прошла сквозь конфедеративную эскадру, расстреливая все на пути. Затем она была внезапно атакована вооруженным пароходом южан «Говернор Мур». В перестрелке на малой дистанции, оба корабля получили тяжелые повреждения. «Говернор Мур» сумел таранить федеральный корабль, но сам, сильно разбитый и охваченный пожаром, потерял управление и был отнесен течением. Искалеченная «Варуна» попыталась пройти выше по реке, и была успешно атакована таранным пароходом «Стоунуолл Джексон». Получив огромную пробоину, быстро тонущая «Варуна», продолжала вести огонь до последнего, выведя из строя «Стоунуолл Джексон» и заставив того выброситься на мель. Она стала единственным кораблем северян, погибшим в этом сражении. Но проблема была не в том, что она погибла, а том, что в ответ у южан ушли все пять таранов и один равный ей по силам пароход.
   Таким образом, вся надежда южан дальше оставалась только на таранный броненосец «Манассас» и несколько канонерок, а в бой вступили только первые два корабля северян!
   «Манассас» пропустив из-за низкой маневренности «Каюгу» и «Варуну» попытался атаковать корвет «Пенсакола», но тот увернулся от тарана и всадил в противника бортовой залп, который отлетел от брони южанина, не нанеся повреждений. Пытаясь развернуться, «Манассас» последовательно оказывался под обстрелом всех прорывающихся кораблей северян, когда те проходили мимо него. Тем не менее, корабль спокойно выдержал этот адский обстрел и попытался таранить пароход «Миссисипи» (безуспешно и мимо), а затем и корвет «Бруклин» (частично успешно – см. выше).
  Чуть лучше других кораблей южан действовали канонерские лодки «Мак Рае» и «Джексон», укомплектованные офицерами флота Конфедерации. За время сражения, они неоднократно вступали в перестрелки с федеральными кораблями. «Мак Рае» при этом особенно повезло, так как внешне он напоминал федеральные канонерки, и корабли северян не стреляли по нему, опасаясь, что по ошибке атакуют свой корабль. Однако, его везение вскоре кончилось, когда он попытался атаковать «Ирокез». Капитан «Ирокеза» распознал противника и вывел его из строя одним удачно выпущенным снарядом.
  Тащившийся за федеральной флотилией «Манассас» попытался напоследок атаковать «Пинолу», но был вовремя замечен другими кораблями, и пароход «Миссисипи» яростно бросился на него. С трудом уклонившись от атаки, «Манассас» вылетел на мель, где был оставлен экипажем и подожжен. С его гибелью завершилось сражение. Всего он провел шесть таранных атак, но только одна из них оказалась «частично успешной». В тоже время его броня выдержала огонь дальгреновских 9-и или 10-и дюймовых орудий, но попадание на мель и фактор свершившегося поражения решили судьбу корабля. К 9-00 прорыв завершился, и флот северян благополучно вышел к безоружному Новому Орлеану.
   В результате сражения, конфедеративная речная флотилия была полностью разгромлена. Из всех ее кораблей удалось отступить только канонеркам «Мак Рае» и «Джексон», таранному пароходу «Дефайенс» и транспорту «Диана». Остальные корабли южан были благополучно расстреляны и потоплены северянами.
   В принципе флот южан, мог одержать победу в этом сражении, если бы действовал более хладнокровно и слаженно, уничтожая прорывающиеся корабли северян один за другим и придавливая остальные обратно к заграждению и к пушкам фортов. Но в итоге, эскадра южан бесславно погибла и оба недостроенных броненосца: застрявшая у форта Святой Филипп «Луизиана» и «Миссисипи» уже в непосредственно самом Новом Орлеане, сдавшимся без боя 25-го апреля, были уничтожены своими же экипажами. Так южане потеряли еще три своих броненосца. Что касается фортов, то они были покинуты гарнизонами и сдались без боя через две недели после прорыва Фаррагута. В ходе серии боев с 14 апреля было убито, ранено и попало в плен 229 северян и 782 южанина, включая защитников обоих сдавшихся фортов и моряков броненосцев. Устье Миссисипи перешло под полный контроль янки. В последствии быстро решилась и судьба двух оставшихся на Миссисипи строящихся броненосцев южан: «Теннеси» и «Арканзас».

   
   Особо стоит отметить, что броня «Манассаса» великолепно выдержала обстрел четырех корветов и нескольких пароходов противника, что стало дополнительным аргументом командующему флотом США Густав Фоксу  для развертывания массированного строительства «мониторов».
  Чуть позже едва обгоревший корпус броненосца южан был поднят со дна реки и тщательно изучен. Футуристический облик корабля-тарана произвел на инженеров Севера неизгладимое впечатление. Они были в полном восторге, чего нельзя сказать о жителях Нового Орлеана. 




6. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕХОД ИНИЦИАТИВЫ В РУКИ СЕВЕРЯН. ЗАПУСК В СЕРИЮ МОНИТОРОВ КЛАССА «ПАССАИК». ПАДЕНИЕ МЕМФИСА.


   С сентября 1861 года шла упорная борьба за контроль над реками Миссисипи, Теннеси и Камберленд. Тут северянам пришлось столкнуться не только с флотилиями южан, но и мощными береговыми фортами противника и иными укреплениями.
   После битвы на Хэмптонском рейде, когда стало ясно, что эпоха деревянных кораблей завершилась, а сражения при  Дрюрис–Блафф доказало слабость легкобронированных высокобортных кораблей типа «Галена», командование флотом США окончательно определилось с основной серийной моделью своего речного броненосца. Им стал корабль типа «Пассаик», который был уже полноценным мощным береговым броненосцем и являлся решительной модернизацией детища Джона Эриксона «Монитора».
   Проект нового корабля был подготовлен в кратчайшие сроки, поскольку фактически представлял изначальную (см. выше) версию «Монитора», существенно упрощенную Эриксоном в ходе поспешного строительства первого корабля.
   
   Основные отличия «Пассаика» от «Монтора»:

1.) В полтора раза больше водоизмещение: «Монитор» (987т) – «Пассаик» (1335т);
2.) Длина корабля была увеличена на 10 метров (с 52 до 62), а осадка до 3,4м. Резко изменены конструктивные обводы и увеличен объем балласта. Тем самым были существенно улучшены мореходные качества корабля. «Пассаику» уже не грозило утонуть при 2–3-х бальной зыби, он мог пережить даже 4–5-и бальный шторм;
3.) Бронирование было серьезно усилено, а схема его была изменена. Броня стала разно дифференцированной: броневой пояс был усилен по борту в до 125мм, а ниже ватерлинии сокращался до 75мм. Броня башни возрастала с 200мм до 256мм (10 слоев дюймовой брони). Появилась бронированная командирская рубка с толщиной стенки в 227мм (9 слоев дюймовой брони), причем это нововведение как раз было связано со сражением на Хэмптонском рейде, когда «Вирджиния» вывела из строя «Монитор» удачным попаданием в небронированную рубку и едва не убила капитана корабля Уоренна. Бронирование палубы осталось прежним – 25мм;
4.) Резко усилена была артиллерийская составляющая корабля. Вместо двух гладкоствольных орудий Дальгрена калибром 279-мм были поставлены тяжелые гладкоствольные орудия двух разных калибров: дальгреновская 279-мм и 380-мм двадцатитонная родмановская громадина. Подобное расположение было выбрано как по соображениям экономии (производство дорогих и сложных 380-мм орудий было ограничено) так и тактическими соображениями; предполагалось, что комбинация из тяжелой, медленно перезаряжающейся 380-мм и более легкой, но более скорострельной 279-мм пушки обеспечит большую огневую производительность. На деле это оказалось не так;
5.) Силовая установка корабля осталась прежней, но с существенными изменениями конструкции и увеличением мощности до 320л/с. С учетом резкого увеличения водоизмещения судна, этого хватало для развития скорости уже только в 7 узлов. Но Эриксон отказался проектировать новый двигатель, ссылаясь на то, что корабль будет теперь «чисто артиллерийским», а не «артиллерийско-таранным» и для речного судна выше скорость не обязательна.


   Стоит заметить, что чисто «речными» у северян были «Монитор», броненосцы класса «Сити», «Каско», а также мониторы класса «Нэоше» - построенные Идсом. Все остальные их корабли были либо мореходными, либо береговыми, поскольку могли без опасений передвигаться в ближней морской зоне. Но в отечественных источниках «пассаики», «каноникусы» «милуоки» постоянно записывают в «речные», хотя те легко курсировали по морям, перемещаясь с одного театра военных действий на другой, что сказалось во всех последующих компаниях. 


   Далее, как показали испытания 380-мм гладкоствольная пушка Родмана стреляющая 182-х килограммовыми цельными стальными ядрами на дистанцию до 2000 метров, почти гарантированно проламывала ими 100 миллиметров двухслойной железной брони, наклоненной под углом 60 градусов от вертикали, той самой, которой была защищена «Вирджиния». Однако, по мере роста дистанции, пробивная мощь этих гладкоствольных пушек резко падала. С другой стороны, медленные, но тяжелые ядра были более эффективны против сильно наклоненной брони кораблей южан, так как давали меньше рикошетов. Кроме того мощное ядро, падающее по баллистической траектории со скоростью 300–450м/с, было способно проломить и кирпичный каземат фортов Конфедерации. Тут огонь мониторов «Пассаик» был намного эффективней огня мортирных лодок под Новым Орлеаном, что подвигло командование флота США на обстрелы мониторами фортов противника (которое оказалось также неэффективным из-за того что ядра были цельными). Размеры вращающейся башни были увеличены, скорость вращения уменьшена, а для отвода газов при выстреле были созданы специальные газоходы.
   Таким образом, все новые броненосцы Юга полностью утрачивали свое преимущество «неуязвимости», однако низкая скорострельность 380-мм дульнозарядных орудий Родмана и невысокая маневренность «пассаиков» давала морякам Конфедерации кое-какие надежды. Кроме того, различие в калибрах существенно замедляло перезарядку обоих орудий во вращающейся башни. Впоследствии начиная с десятого серийного борта оба орудия стали 380мм., а в 1865 г. все корабли в ходе модернизации были переделаны на 2х380мм.
   В принципе мониторы класса «Пассаик» можно смело обозначить как «убийцы «Вирджиний». Они были построены чисто как «броненосцы против броненосцев», и в дальнейшем четко подтвердили это реноме.


   Три новых корабля: родоначальник класса «Пассаик» (USS Passaic),  «Монтаук» (USS Montauk) и «Нэхент» (USS Nahant) – были сданы флоту до конца 1862 года и тогда же успели принять участие в боях. Шесть: «Потапаско» (USS Patapasco), «Уихокен» (USS Weehawken), «Сангамон» (USS Sangamon), «Катскилл» (USS Catskill), «Нантускет» USS Nantucket и «Лехинх» (USS Lehigh) – в самом начале следующего 1863 года, а «Команче» (USS Camanche) только в 1865 году. Этот последний в разобранном виде уже был отправлен на верфь для окончательной сборки, но по пути транспорт, на котором перевозились детали монитора, был потоплен капером южан. Детали броненосца были подняты, но вошел он в строй только по окончанию боевых действий. Таким образом, всего за одну зиму северяне построили 9 однотипных броненосцев класса «Пассаик», каждый из которых был в два раза сильнее по огневой мощи и в полтора раза по бронированию родоначальника жанра «Монитора». Новые корабли были распределены по всем эскадрам как противовес броненосцам южан.
  Каждый «Пассаик» обошелся казне США в 249560 дол. золотом, а вся серия в целом, включая инженерные разработки, обучение экипажей и испытания – в 3,6 млн. дол., что оставляло примерно половину уплаченных в 1961-ом году средств на покупку у России Аляски. Однако правительство США пошло на эти траты, чтобы парировать всю затею южан со строительством их броненосцев.

 
  Тем временем, южане в ходе «броненосной гонки» массированно мастерили свои копии «Вирджинии», еще не понимая, что все их корабли устарели, даже не успев спуститься со стапелей:

1.) В Мемфисе строились два однотипных корабля «Теннеси» (CSS Tennessee) и «Арканзас» (CSS Arkansas);
2.) В Мобайле строились два небольших броненосных тарана «Хантсвилл» (CSS Huntsville) и «Тускалуза». (CSS Tuscaloosa). Очень тихоходные, и вооруженные всего одной пушкой, эти корабли оказались малополезны. Тогда осенью 1862 года на верфи в Сельме был заложен новый, гораздо более сильный броненосец, получивший название «Теннеси» (CSS Tennessee). Он был назван в честь погибшего в Мемфисе одноименного корабля (см. выше). Кроме того там же полным ходом шло строительство большого колесного броненосца «Нэшвилл» (CSS Nashville);
3.) В Чарльстоне к концу 1862 года вступили в строй броненосцы «Чикора» (CSS Chicora), и «Палметто Стэйт» (CSS Palmetto State);
4.) В Саванне из английского парохода «Фенгал» водоизмещением в 1000 тонн на народные деньги спешно мастерили броненосец «Атланта» (CSS Atlanta). Там же сооружались: «Джорджия» (CSS Georgia), «Милледгевилл» (CSS Milledgeville) и «Саванна» (CSS Savannah);
5.) Наконец непосредственно рядом с Ричмондом в порту Фиш строилась «Вирджиния II» (CSS Virginia II), а также «Ричмонд» (CSS Richmond) и «Фредериксберг» (CSS Fredericksburg).


   В свою очередь, Фаррагут, не тратя время даром и получив в подкрепление всю эскадру из семи казематных броненосцев класса «Сити», вооруженных каждый 13 тяжелыми орудиями (ту самую, что построили еще в 1961 году в Сент-Луисе), а потом еще четыре бронированных парохода класса «Эссекс», двинулся в начале мая из Нового Орлеана на север к Мемфису. «Эссексы» находились под командованием самого Фаррагута, а вот «Сити» командовал капитан Дэвис. Каждый из «Эссексов» по вооружению был вдвое сильнее строящихся броненосцев южан «Теннеси» и «Арканзаса». «Сити» были с ними примерно на равных. Бронирование у всех них было примерно одинаковым. Кроме того в эскадре остались винтовые корветы, пароходы и канонерки.
   Им южане могли противопоставить только «флот москито», состоящий из параходов-таранов – всего около 20 кораблей, несколько канонерок и два недостроенных броненосца.
   При таком соотношении сил Фаррагут отнеся к противнику крайне пренебрежительно, и поплатился за это. 10 мая 1862 при подходе к Мемфису у местечка Плам Пойнт броненосный флот северян под командованием Дэвиса был внезапно атакован москитным флотом южан. Атака оказалась необычайно успешной из-за лени и инфантильного поведения федералов. С севера подходы к Мемфису со стороны реки Миссисипи защищал форт Пиллоу, расположенный на восточном берегу реки. Заняв позиции прямо перед этим фортом, суда Восточной флотилии юнионистов начали обстреливать его разрывными снарядами по навесной траектории. Однако прямо в процессе бомбардировки подошла флотилия Речной обороны конфедератов «москито» и таранными ударами потопила броненосцы «Маунд Сити» и «Цинциннати». Все другие суда юнионистов получили серьезные повреждения. Только спустя 4 месяца потопленные корабли были подняты и возвращены в строй.
   Разгром в битве у Плам Пойнт заставил помощника секретаря Густавуса Фокса заявить, что «еще одна неудача, и мы потеряем Сент-Луис, Каир и вообще все». По приказу военного секретаря Стентона на Миссисипи была создана таранная флотилия, которой командовал сухопутный офицер бригадный генерал Чарльз Эллет. Она не подчинялась Западной флотилии, которой командовал капитан Дэвис.
   

   В последующей битве при Мемфисе 4 июля 1862 точно повторился сценарий, что имел место при Новом Орлеане. Хотя в этот раз корабли федерации стояли на якорях, ожидая противника, а конфедераты напротив - шли в атаку. Завидев неприятеля, два из четырех федеральных таранов выдвинулись вперед. Два оставшихся, не разобрав приказ, остались на месте, и, фактически, не участвовали в сражении.
  Далее произошло следующее: флагманский таран федералистов, «Куин оф Вест», устремился вперед и успешно таранил «Колонел Лоуэлл». Практически немедленно, другой таран конфедератов таранил «Куин оф Вест» и вывел его из строя. При этом капитан «Куин оф Вест», полковник Эллет был ранен пистолетной пулей. Второй таранный корабль федералистов, «Монарх», по имеющимся данным, успешно атаковал конфедеративного «Генерал Борегард». Тем самым федеральному флоту удалось смешать нападение конфедератов и помешать им таранить броненосные канонерки, которые в свою очередь открыли по приближающимся таранам шквальный и очень точный огонь. Результаты были такие:

CSS «Колонел Лоуэлл» — протаранен, потоплен федеральными кораблями.
CSS «Генерал Борегард» — таранен, выведен из строя. Позднее потоплен артиллерийским огнем федеральных кораблей.
CSS «Генерал Брагг» — выскочил на мель. Захвачен федералистами, включен в состав флота как USS «Генерал Брагг»
CSS «Генерал Эрл Ван Дорн» — спасся бегством.
CSS «Генерал Джефф М. Томпсон» — загорелся, оставлен экипажем, после взорвался.
CSS «Генерал Самтер» — выведен из строя, выбросился на берег. Захвачен федералистами, включен в состав флота как USS «Самтер»
CSS «Генерал Стерлинг Прайс» — затонул в сражении. Поднят федералистами после боя, включен в состав флота как USS «Генерал Прайс»
CSS «Литл Ребел» — выведен из строя, выбросился на берег. Захвачен федералистами, включен в состав флота как USS «Литл Ребел»

   Три таранных парохода уничтожено, четыре захвачено и включено в состав флота северян, один сбежал. Погибло или пропало без вести 200 моряков конфедератов. У северян погиб только один человек – полковник Эллет, скончавшийся от ранения в госпитале.
   Немедленным последствием этой катастрофы стало падение порта Мемфис и подрыва в нем на 95% готового броненосца «Теннеси». А вот его родной брат «Арканзас» сумел прожить еще один месяц, и этот месяц надолго запомнился северянам.


   15 июля 1862 года, «Арканзас», спускающийся вниз по Язу, встретился с федеральной разведывательной флотилией, застав ее врасплох. Не ожидавшие встречи с боеспособным броненосцем, северяне допустили тактическую ошибку, и начали отступать, при этом, речной броненосец класса «Сити», «Керонделит» был поражен попаданием в слабо защищенную корму (в район гребных колес) и вышел из строя. «Арканзас» сделал отчаянную попытку таранить «Керонделит», однако поврежденный федеральный корабль сумел увернуться и выбросился на отмель, куда глубоко сидящий конфедеративный броненосец пройти не мог. Отказавшись от безуспешных попыток добить врага, «Арканзас» погнался за двумя оставшимися федеральными кораблями. Быстроходная «Куин оф Вест» без особого труда оторвалась от тарана, но медлительный «Тайлер» сильно пострадал в бою с броненосцем.
   Продолжая преследование отступающих кораблей северян, «Арканзас» приблизился к Виксбургу. Подходы к городу блокировала эскадра Фаррагута, однако, так как северяне не ожидали появления кораблей конфедератов, корабли стояли на якорях, а вода в котлах остыла.
   Воспользовавшись неподвижностью своих противников, «Арканзас» храбро направился сквозь строй эскадры, прорываясь к Виксбургу. Двигаясь полным ходом, он прошел вдоль всей эскадры, получив по залпу с каждого корабля. Броня его не выдержала ожесточенного обстрела, и была сильно повреждена. Труба «Арканзаса» была разрушена, и один федеральный снаряд, пробив броню, повредил основание трубы, из-за чего дым и пар прорвались внутрь каземата. Котлы и машины корабля южан были повреждены, и давление пара упало в шесть раз, так что корабль едва тащился. Тем не менее, этот отчаянно храбрый прорыв увенчался успехом. Пройдя под огнем федерального флота, «Арканзас» добрался до Виксбурга и укрылся под прикрытием его батарей. Южане встречали его команду как героев. В бою на Язу и во время прорыва, «Арканзас» потерял 12 человек убитыми и 18 раненными из всего экипажа в 230 человек
   Сразу же после прорыва «Арканзаса», Фаррагут, понимая опасность этого корабля, решил уничтожить его ночной атакой. В ночь с 15 на 16 июля, корабли Фаррагута прошли мимо фортов Виксбурга, обстреливая город и стоявший у причалов «Арканзас». Однако в темноте артиллеристы не сумели обнаружить броненосец, и тот получил лишь небольшие повреждения. Отремонтированный в Виксбурге, «Арканзас» превратился в постоянную угрозу для федерального флота. Хотя броненосец не рисковал выходить из-под прикрытия береговых батарей южан, тем не менее, потенциальная возможность вылазки вынуждала федеральный флот оставаться под парами постоянно.
   Чтобы решить проблему, 22 июля три федеральных корабля: броненосец «Эссекс», таранный пароход «Куин оф Вест» и канонерка «Самтер». Они атаковали конфедеративный броненосец в порту. Атака была храбрая, но плохо скоординирована: вначале «Эссекс» попытался таранить «Арканзас», но промахнулся и вылетел на мель. Конфедеративные береговые батареи открыли по федеральному кораблю яростный огонь, но броня защитила «Эссекс», он сумел сняться с мели и отступить. Затем, таран «Куин оф Вест» бросился на «Арканзас», но также промахнулся и проскочил мимо. Учтя опыт, капитан «Куин оф Вест» развернул пароход, и повторил атаку; на этот раз он сумел таранить «Арканзас», но удар вышел скользящим. После этого, федеральные корабли отступили. Хотя им не удалось уничтожить «Арканзас», тем не менее, один выстрел с «Эссекса» пробил броню корабля конфедератов, убил шесть и ранил двенадцать моряков.
   «Арканзас» не был уничтожен и по-прежнему представлял угрозу. Понимая это, адмирал Фаррагут настаивал на отступлении. Его корабли, сражавшиеся без перерыва уже много месяцев, были сильно изношены и нуждались в ремонте. Не имея в своем распоряжении десантной армии, Фаррагут не мог взять берега Миссисипи под свой контроль, но мог лишь блокировать коммуникации конфедератов по реке. В подобной ситуации, усугубляемой угрозой конфедеративного броненосца, держать весь флот под Виксбургом, было сочтено слишком опасным и 24 июля Фаррагут отступил в Новый Орлеан.


   После отступления Фаррагута, командир «Арканзаса», капитан Браун получил четырехдневный отпуск, чтобы повидать родных. Уезжая, он запретил приводить «Арканзас» в движение, так как поврежденные машины корабля работали ненадежно и нуждались в капитальном ремонте.
Однако, после отбытия Брауна, командующий конфедеративной армией в Виксбурге, генерал Ван Дорн распорядился перевести броненосец в Батон-Руж, где «Арканзас» должен был поддержать планируемое наступление конфедератов. Принявший командование броненосцем лейтенант Стивенс подчинился решению командования.
   В начале августа, «Арканзас» отправился вниз по реке. Переход в Батон-Руж продемонстрировал небезосновательность опасений Брауна. Машины броненосца несколько раз выходили из строя, и «Арканзас» терял ход. Все же он дошел до цели и встал на якорь рядом с городом.
   Узнав о появлении «Арканзаса», северяне направили против него эскадру во главе с «Эссексом». 6 августа, «Эссекс» показался ввиду конфедеративного корабля. «Арканзас» немедленно развел пары и вышел навстречу давнему противнику. Однако, стоило только кораблям приготовиться к сражению, как сбылись опасения Брауна: обе машины «Арканзаса» заклинило почти одновременно. Потерявший ход, беспомощный броненосец понесло по течению и в итоге приткнуло к берегу. «Эссекс» приближался, стреляя в своего противника. Понимая, что «Арканзас» обречен, лейтенант Стивенс приказал забить стволы орудий и поджечь оставленный корабль. Горящий «Арканзас» сорвало с мели и понесло вниз по течению. Около полудня на виду у всего федерального флота, горящий «Арканзас» пошел ко дну. Так завершилась история флота Конфедерации на реке Миссисипи и соответственно Орлеанской группы броненосцев. 


   Удивительное героическое сопротивление «Арканзаса» всей громаде эскадры Фаррагута показало, что даже один броненосец южан представляет для флота Севера опасность. Выдержав с превосходящими силами противника 4 боя и проиграв в итоге только из-за поломки котлов «Арканзас» показал, что виртуозная тактика и героизм экипажа все-таки имеют значение, но… передавить нарастающий и подавляющий технологический перевес Севера просто не в состоянии. Однако подвиг его экипажа, потерявшего в боях 32 человек убитыми и около 100 ранеными, заставил северян пересмотреть многие свои планы. Даже несмотря на вход в строй эскадры «убийц Вирджинии» мониторов класса «Пассаик», Север запустил в серию мониторы класса «Каноникус», а потом еще и двухбашенные монстры типа «Милуоки». Для речных операций быстро строились бронированные канонерские лодки класса «Каско», которых к концу 1965-го наклепали 20 шт. Перевес Северян в итоге стал уже даже не подавляющим, а просто уничтожающим. На каждый действующий и находящийся в строю броненосец Юга к концу 1863 приходилось 5-6 броненосцев Севера, многие из которых намного превосходили по огневой мощи и бронированию любой корабль южан, включая даже «Атланту» и «Теннеси».


7. ПАДЕНИЕ ВИКСБУРГА. НЕУДАЧА ФЛОТА СЕВЕРЯН НА КРАСНОЙ РЕКЕ. ПЛЕНЕНИЕ «АТЛАНТЫ». ШТУРМ ФОРТА САМТЕР БРОНЕНОСНЫМ ФЛОТОМ СЕВЕРЯН.


   1862-ой год завершился для флота КША потерей 8 броненосцев (см. «Лист броненосцев южан») и трех самых важных портов: Норфолка, Нового Орлеана и Мемфиса. Кроме того численный потенциал броненосных кораблей Севера достиг к началу 1863-го 27 штук (12 речных у Фарргаута, 9 «Пассаиков» и еще 6 броненосцев иных классов), против 5 действующих броненосцев южан. В первых боях погибли или вынужденно взорваны были самые лучшие корабли Конфедерации: «Вирджиния», «Луизиана», «Миссисипи», «Манассас» и «Арканзас». Противник к этому времени потерял только два корабля: нелепо затонувший при переходе «Монитор» и подорвавшийся на минах в 12 декабря броненосец класса «Сити» - «Каир» (он стал первым в истории, потопленным на мине броненосцем).
  Казалось бы флоту Конфедерации больше нечего делать, но южане не сдаваться не собирались! В последующей компании они показали отчаянную смелость и истинный героизм в противостоянии с невероятным по силе противником. В этом противостоянии они опирались на оставшиеся у них порты и обороняющие их казематные форты. Кроме того южане решительно занялись минированием протоков и фарватеров рек, применяя для этого самые разнообразные мины, в том числе «бочковые».

   
   Весь броненосный флот Конфедерации на время затаился и вел свою достройку, а флот Севера, напротив, предпринимал попытки атак портов противника и подавления фортов. В некоторых случаях северяне имели успех, но часто и терпели неудачи, как например, при попытке подавить форт Сампер или в ходе четырех попыток уничтожить форт Макаллистер. На Миссисипи 13 июля 1863г. южанам удалось потопить второй броненосец класса «Сити» - «Baron De Kalb», кроме того оставшиеся «черепахи» после неудачной попытки захвата последних укреплений южан на Красной реке попали на мель, были оставлены своими экипажами, разоружены, а после войны сразу же разобраны на металлолом. Таким образом, история первых американских броненосцев завершилась. Две «черепахи» были потоплены минами, остальные списаны до завершения боевых действий. Впрочем, на событиях дальнейшей войны это мало отразилось: после падения Виксбурга основные боевые действия на Миссисипи прекратились, и контроль над ключевой артерией Юга перешел к Северу. «Эссекс» и другие бронированные пароходы эскадры Фаррагута остались в строю и принимали участие во всех операциях флота США.
   Южане в ходе 1863-го потеряли только два корабля: перед падением Виксбурга был сожжен «Мобайл» (CSS Mobile), а также в ходе боя при Ошшо-Саунд плен к северянам попала «Атланта» (CSS Atlanta).


   Остановимся на этом бое, поскольку он очень показательный.
Переделанная на собранные гражданами Саванны деньги из английского парохода «Фенгал» CSS «Атланта», стала истинно «народным броненосцем». Она вышла на ходовые испытания 31 июля 1862 года. Корабль был весьма далек от совершенства: перегруженный корпус, нерассчитанный на такую дополнительную нагрузку, сильно протекал. О какой-либо искусственной вентиляции каземата не подумали, и при работе машин в нем царила жуткая духота. В довершение всего, кораблем оказалось трудно управлять: «Атланта» плохо слушалась руля и не держала курс. Однако значительные усилия, приложенные к исправлению недостатков дали результаты: удалось справиться со значительной частью протечек, а потом разобраться и с управлением. В ноябре 1862 года, «Атланта», наконец, вступила в состав флота Конфедерации. Новый броненосец южан стал вторым мореходным, после почившей «Вирджинии». Бронирование ее составляло те самые 100-мм под углом в 60 град от вертикали, а вооружение – 7 нарезных орудий Брука разных калибров.
   3 февраля 1863г. «Атланта» совершила попытку выйти в море, во время прилива. Однако из-за сильного ветра уровень воды не поднялся достаточно высоко, и броненосец не смог пройти над отмелями. Только 19 марта, корабль, наконец, сумел выбраться из реки. Раздраженный нерешительностью капитана «Атланты» Татнала, военно-морской министр КША Стивен Мэллори заменил его на посту молодым коммодором Уильямом Уэббом.
   30 мая Уэбб продемонстрировал свою готовность к решительным действиям, попытавшись атаковать флот северян. Мэллори, обеспокоенный высокой вероятностью встречи с мониторами северян, предлагал Уэббу дождаться вступления в строй строящегося броненосца «Саванна» (CSS Savannah), но Уэбб легкомысленно отказался. Тем временем, северяне усилили свою блокирующую эскадру новыми мониторами класса «Пассаик»: - «Уихокен» и «Нэхент» под началом коммодора Джона Роджерса.
   Вечером 15 июня, «Атланта» двинулась вниз по реке Уилмингтон. Преодолев препятствия, она затаилась на замаскированной позиции до утра, готовясь к атаке на стоявшие в блокаде федеральные мониторы. Уэбб был убежден, что сумеет одержать победу, он рассчитывал в самом начале пойти прямо на один из мониторов и на полном ходу взорвать его шестовой миной, после чего расправиться с другим своими пушками. Командор южан был так уверен в успехе предстоящей атаки, что даже затребовал два буксира для транспортировки «будущих трофеев» в Саванну.
   В четыре утра 17 июня «Атланта» вышла в море и двинулась в атаку. Почти немедленно ее заметили на федеральных кораблях и оба монитора двинулись навстречу. Когда дистанция между противниками сократилась до 2,4 км, «Атланта» выстрелила из своего носового нарезного 178-мм орудия в «Уихокен», но промахнулась.
   Почти немедленно после этого плохо управляемая «Атланта» села на мель. Приблизившись на 270 метров, «Уихокен» развернул свою башню, и выстрелил в броненосец южан из своих тяжелых гладкоствольных орудий: снаряд 279-мм орудия промахнулся, но выстрел 380-мм родмановской пушки угодил точно в каземат конфедеративного корабля возле переднего орудийного порта. Стомиллиметровая, наклоненная под угол 60 град. броня «Атланты» раскололась от удара 182-х килограммового ядра, а деревянная подкладка броневого покрытия была проломлена. Хотя ядро не прошло насквозь, отлетевшие щепки и осколки пробитой брони убили или ранили почти весь расчет носового орудия.
   Перезарядив орудия, «Уикохен» выстрелил снова. Следующий 279-мм снаряд ударил в борт броненосца южан над самой водой, сместив броневые плиты и создав течь. Выстрел 380-мм пушки пришелся по касательной около порта правого 163-мм орудия «Атланты», как раз открытого для выстрела: отлетающие осколки и обломки вывели из строя половину его расчета. Точку в сражении поставил последний 380-мм снаряд, пробивший броню рубки и ранивший обоих рулевых. Тяжело поврежденная «Атланта», потерявшая одного моряка убитым и шестнадцать тяжело раненными, спустила флаг и сдалась. Бой продолжался всего 30 минут. «Атланта» выстрелила семь раз, не добившись попаданий. «Уихокен» выстрелил пять раз, попав четыре раза, а «Нэхент» вообще не успел вступить в сражение.
   Пять выстрелов дали три чистых пробития брони той самой толщины и того наклона, что была защищена в свое время знаменитая «Вирджиния». Броненосцы класса «Пассаик» подтвердили свое абсолютное превосходство над кораблями южан. Сдавшаяся в плен «Атланта» была включена в состав флота США и отразилась на знаменитом снимке. Тысячи долларов народных денег, добровольно собранных гражданами  Саванны канули в небытие.


   После позорной капитуляции «Атланты», потерпевший поражение после пяти выстрелов врага, уже даже речи быть не могло о каком-то прорыве блокады. Но южане все равно не сдавались!


   Действия южан у Чарльстона дали частичный прорыв блокады. В густой предрассветной дымке 31 января 1863 года новые броненосцы Конфедерации «Чикора» и «Палметто Стэйт» совершили набег на федеральные силы состоявшие из небронированных кораблей. Блокирующая эскадра стояла недалеко от входа в Чарлстонскую гавань. С помощью тарана и пушек «Палметто Стэйт» заставил канонерку «Мерседита» сдаться, а затем поразил канонерку «Кейстоун Стэйт», которую потом янки с огромным трудом отбуксировали в безопасное место. Тем временем «Чикора» вступила в перестрелку с другими кораблями Союза, из которой вышла невредимой и победоносно отступила в гавань.
  В результате два броненосца южан, нанесли существенный урон противнику (только на «Кейстоун Стэйт» погиб 21 моряк) и, не понеся никаких потерь, вернулись обратно. Испуганная их действами блокирующая эскадра северян спешно ретировалась и в результате во всей «Анаконде» открылся существенный участок, лишенный всякой блокады. Так продолжалось два месяца пока к Чарлстону не подошли сразу три броненосца класса «Пассиак» и корветы северян. С ними броненосцы южан уже не стали связываться, но когда все «пассаики» ушли под форт «Самтер», снова несколько раз тревожили противника на протяжении всего 1863-го и даже 1864 годов. До конца войны порт Чарлстон оставался слабо прикрытым с точки зрения блокады.


   Под фортом «Самтер» в апреле 1863 года северяне собрали огромную эскадру, под командованием командора Дюпона, куда вошел их самый большой броненосец США «Нью Айронсайдес», вооруженный 16-ю дальгреновскими и 4-мя нарезными орудиями, водоизмещением 4150 тонн, а также маленький экспериментальный USS «Кеокук» и еще семь «Пассаиков». По существу под этим фортом США сосредоточили половину своих боеспособных броненосных сил. Тем не менее, в ходе последующего боя каменная броня превзошла железную.
   8-го апреля корабли северян атаковали форт Самтер и близлежащий форт Моультри. В первой атаке участвовало только пять броненосцев Севера. Они нанесли незначительный урон укреплениями противника, а ответным огнем нарезных дульнозарядных орудий был серьезно поврежден «Нью Айронсайдес», а также сел на мель и после этого буквально расстрелян «Кеокук», а еще три «пассаика» получили серьезные повреждения. Общие результаты боя оказались таким:

«Кеокук получил 45 попаданий (19 – в корпус и ниже ватерлинии, 15 - в кормовую башню и 12 - в носовую). Его 145-мм композитная броня была пробита в 8 местах. Было убито и ранено 20 человек команды, корабль затонул;
«Нью Айронсайдес» насчитывал 70 попаданий, повреждено пять орудий, три пробития корпуса в незабронированной части, погибло 3 матроса;
«Уихокен» - 60 попаданий, два пробития брони ниже ватерлинии, башня подбита и вращалась с трудом;
«Нэхант» - 30 попаданий, разбит руль, выведена из строя башня. Убит рулевой и ранено осколками металла 15 матросов;
«Потапаско» - 18 попаданий, повреждение рубки, потерь в личном составе нет.

  Итак, в течение 40-минутного ожесточенного боя 76 береговых орудий привели в негодность все 5 броненосцев Севера. Ответным огнем было повреждено пять орудий южан и убито 7 человек.


   Неудачный бой привел к отставке Дюпона и заменой его самим Джоном Дальгреном (тем самым!). В течение последующих пяти месяцев броненосные эскадры Севера десять раз накатывались на группу фортов южан с переменным успехом. В июне они подавили внешние форты, а затем неудачно атаковали 10 июля с суши форт Вагнер (при этом погибло и пропало без вести 200 американских солдат). В начале августа северяне сумели-таки приблизиться к самому Самтеру. Форт бомбардировали 9 броненосцев Севера с 17-го по 24-е августа и каменный исполин, получил свыше 5000 снарядов в основном из тяжелых нарезных орудий.
   Дальгрен, увидев, что снаряды его орудий, заряженные обычным, принятым на то время зарядом пороха, просто отскакивают от каменной кладки, приказал на свой страх и риск увеличить заряды сначала в два, а потом даже в четыре раза. Это, наконец, возымело действие и клубы щебня и кусков кирпича взлетали в небо в огне и пламени. Снаряды гладкоствольных родмановских и нарезных орудий Пэррота стали пробивать трехметровые стены на вылет!
  В результате форт был почти полностью разрушен и 8 сентября Дальгрен попытался высадить десант, но южане из оставшихся орудий потопили большинство лодок и пленили на берегу 150 солдат Федерации. Затем, помощью маленьких катеров с шестовым минами, они атаковали броненосцы северян и нанесли снова серьезное повреждение «Нью Айронсайдес», проделав в нем пробоину, выведя из строя 2 орудия и ранив 3-х человек. Еще одного матроса застрелили из ружья. Однако броненосец остался в строю, потому что удар пришелся именно в броневой пояс.
   26-го октября флот Дальгрена снова атаковал Самтер, хотя там казалось уже нечего было разрушать (корпус форта был срыт по первый этаж). Однако и эта атака провалилась, а ответным огнем были выведены из строя два монитора класса «Пассаик», убито и ранено 12 человек.
   В довершении всего 6-го декабря затонул монитор «Уихокен» (тот самый, что пленил «Атланту»). Броненосец стоял во время сильной зыби на якоре по внутреннюю сторону бухты. Несчастье было вызвано тем, что он слишком глубоко сидел носом из-за большого груза снарядов в носовой части, и что забыли задраить якорные клюзы. Так как нос вскоре сильно опустился, то приемные клапаны помп на корме перестали действовать. В виду еще целого ряда других упущений он затонул через 15 минут носом вперед. Погибло 4 офицера и 15 нижних чинов.
   10-го декабря Дальгрен признал свое поражение и отступил от Самтера. Проклятый каменный исполин остался так и не захваченным, как и форт Вагнер. Северяне взяли только пять небольших фортов к северу от них. В ходе этой компании они потеряли два броненосца и около 1000 моряков и солдат убитыми, ранеными и пропавшими без вести. В фортах южан погибло за все время осады примерно 200 человек. Каменная броня на время победила железную. Капитулировал форт Самтер только 16 апреля 1865 года, через неделю, после сдачи Северовирджинской армии при Аппоматтоксе.


  Итого 1863-ий год обошелся Северу в 8 броненосцев (включая пять списанных «черепах»). Южане потеряли только 2 корабля. Этот год оказался для Севера самым тяжелым. Но положительным для янки стало занятие Виксбурга, после чего все течение Миссисипи перешло под их контроль, а Конфедерация была рассечена надвое. Еще положительными событиями стали вход в строй мониторов нового типа «Каноникус» и «Милуоки», а также имевшее в дальнейшем самые серьезные последствия решение Дальгрена об увеличении заряда пороха для его и родмановских орудий в два-четыре раза, доказанное прочностью этих орудий при осаде Самптера. Это последнее решение стало смертным приговором для броненосцев класса «Вирджиния» и всех фортов южан.



8. ЗАВЕРШЕНИЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ БРОНЕНОСЦЕВ СЕВЕРА И ЮГА. ПРОРЫВ В БУХТУ МОБАЙЛА, ПЛЕНЕНИЕ ТАМ «ТЕННЕСИ». ПОСЛЕДНИЕ ПОПЫТКИ ПРОРЫВА БЛОКАДЫ И ПОТОПЛЕНИЕ «АЛБЕМАРЛА»


   Наступил 1864-ый год.
   Его США встретили с 8-ю мониторами класса «Пассаик», 6-ю речными броненосцами типа «Эссекс», 10-ю бронированными канонерскими лодками типа «Каско» и еще с 7-и мониторами новых типов, в том числе двухбашенных, а также с пятью чисто морскими броненосцами разных типов. Итого: 31 корабль. 32-ым стала включенная в состав флота США злополучная «Атланта». Уже погибли «Монитор» и «Уихокен», не было больше знаменитых «черепах», две из которых были подорваны минами, а остальные разоружены, выведены из состава флота и списаны. Не было также «Кеокука», который был расстрелян артиллеристами форта Самтер во время неудачной осады 8-го апреля 1863-го. Но это южанам мало что давало. Они встретили этот год с восьмью способными броненосцами, в том числе с «Теннеси» и «Виржинией II», которые имели уже в полтора раза большую толщину брони – 150мм под уклоном в 60 град от вертикали. Такого флота было чудовищно мало для противостояния с броненосными эскадрами США. Еще порядка 17 кораблей у них находилось в стадии строительства, но многие из них так никогда и не были введены в строй.
 

   На своих верфях вначале 1864-го южане столкнулись с жутким хаосом в виде незаконченных кораблей, задержанного финансирования, отсутствия необходимых материалов (прежде всего брони и орудий), а также тотальной инженерно-конструкторской неразберихи. В строю, как сказано выше, было только 8 кораблей, остальные 17 находились в самой разной степени законченности, чаще всего без брони или паровых машин. Таким образом, общий дефицит производственных мощностей южане сумели обострить производственным хаосом и неразберихой.


  Их противник, напротив, относя к ситуации с высокой мобилизованностью. Прежде всего, был проанализирован опыт осады группы фортов в Чарльстонской бухте. Северяне поняли, что нужно усилить артиллерийскую составляющую и бронирование кораблей. При этом у них было достаточно ресурсов для наращивания своих возможностей, а у фортов южан – нет. Также было окончательно принято решение об увеличении порохового заряда всех стоящих на вооружении флота США дальгреновских, родмановских и пэрротовских орудий в два раза. Вместо старых цельных ядер были приняты на вооружение бронебойные и бетонобойные литые болты. В новой ситуации 150-и фунтовое орудие Пэррота пробивало 3-4 метра кирпичной кладки на вылет, а далеко не все защитники фортов южан были такими героями, как бойцы Самтера.
  Вторым событием, повлиявшим на дальнейшие боевые действия, стал ввод в строй двух новых типов мониторов (см. 11-ю главу):

1) Однобашенных, водоизмещением 2300 тонн, «Каноникус», вооруженных по схеме 2х380.
2) Двухбашенных, водоизмещением 1300 тонн, «Милуоки», вооруженных по схеме 2х279+2х279.
   Первые представляли собой развитие предыдущего типа броненосцев класса «Пассаик». Вторые – совершенно новый тип корабля, построенный выдающимся промышленником и инженером Идсом (тем самым, что построил речные «черепахи», класса «Сити»). Броненосцы «Милуоки» стали следующим этапом развития мониторов, новым словом в американском кораблестроении. Можно сказать, что они оказались не менее революционными кораблями, нежели сам «Монитор» и на фоне их технического совершенства любые корабли южан выглядели «допотопными ящерами». Два монитора типа «Милуоки» вступили в строй осенью 1863 года, другие два поступили во флот в начале 1864-го. 
  Ранее к речным мониторам добавились три корабля класса «Нэоше», которые представляли собой маленькие чисто речные броненосцы водоизмещением в 560 тонн, вооруженные одной вращающейся башней с двумя дальгреновскими орудиями калибра 279-мм.
   И наконец, в самом конце 1864 года в строй вступил мощный береговой монитор «Онондага», водоизмещением 2600 тонн и вооруженный двумя башнями в оной из которых находилось 2 родмановских орудия, калибром 380-мм, а в другой два 209-мм орудия Пэррота. Именно ему и предстояло поставить точку в противостоянии с броненосным флотом южан в сражении на рубеже Трента. Это последний был впервые целиком изготовлен из железа и был до конца войны, до вступления в строй «Агаментикуса» самым сильным по бронированию и вооружению кораблем ВМС США.

   Боевые действия 1864 года свелись к общему усилению блокады в соответствии с планом «Анаконда», осаде отдельных фортов южан и огневой поддержке сухопутных сил северян в ходе их наступлений. Война на реках почти прекратилась. Броненосный флот Юга, как и весь предыдущий год, отсиживался в портах, накапливал силы. Такая тактика оказалась для него губительной, поскольку Север накапливал свою мощь намного быстрее. Из крупных сражений можно выделить только штурм залива Мобайла, второй после Саванны крупной базы блокадопрорывателей. В этом противостоянии северяне учли опыт катастрофической осады группы фортов в Чарльстонской бухте. Прежде всего, флот был усилен корветами и канонерками (последние были вооружены нарезными орудиями Пэррота). Второе – осада была передана под руководство лучшего флотоводца США, Девида Фаррагута.

   В самом конце июля контр-адмирал Дэвид Фаррагут подошел со своим флотом, включавшим в себя 4 больших винтовых корвета («Хартфорд», «Бруклин», «Ричмонд» и «Мононгахела»), 4 винтовых шлюпа («Онеида», «Лакаванна», «Семинола» и «Галена» – бывший броненосец), а также 5 канонерок («Кеннебек», «Итаска», «Окторара», «Метакомет» и «Порт Роял»). Его репутация была намного выше, чем у неудачников «Самтера» - Дюпона и Дальгрена, и именно поэтому он не стал рисковать, а вызвал на подмогу еще и броненосцы: 2 только что построенных «каноникусов»: «Текумсе» и «Манхэттен»; и 2 «милуоки»: «Виннебаго» и «Чикасо». Для «Текумсе» это был его первый бой. Дополнительно в распоряжении Фаррагута имелась армейская группировка общим числом 5500 человек, под командованием генерала Говарда Гранджера.
  План Фаррагута был аналогичен «новоорлеанскому»: пройти мимо фортов через минное заграждение противника, быстро одержать победу за ним над эскадрой южан, высадить сухопутные войска, занять порт и потом принудить к капитуляции отрезанные от снабжения форты. Девид Фаррагут был не из тех, кто как баран бьется головой об каменную стену (как сие случилось при Самтере), он действовал умно. Но и противник был также силен, точнее намного сильнее, чем под Новым Орлеаном.


  Порт Мобайл защищали три больших казематных форта: Морган, мощный каменный форт в виде пентаграммы, вооруженный 11-ю орудиями Брука и 35-ю дальгреновскими пушками. Он стоял в конце длинной косы и перекрывал главный фарватер, по которому предстояло идти Фаррагуту. На западной стороне главного судоходного фарватера, на большом острове Дофин, располагался форт Гэйнс – старое пятиугольное сооружение, возведенное из кирпича в 1821 году. Он был оснащен 26 нарезными пушками, и вместе с фортом Морган обеспечивал перекрестный огонь по любой цели на главном судоходном фарватере. Еще одно укрепление - небольшой форт Поуэлл, прикрывал западный фарватер на входе в залив и в сражении не участвовал. Численность гарнизона фортов составляла порядка 600 человек в форте Морган, 800 в форте Гэйнс и около 140 человек в форте Поуэлл. Между фортами Морган и Гэйнс, инженеры Конфедерации установили минное поле из 67 подводных мин в несколько рядов. Мины эти приводились в действие электричеством по кабелю с берега. Удар о корпус корабля приводил к замыканию взрывателя.
  За фортами стояла эскадра южан под командованием лучшего флотоводца Конфедерации Франклина Бьюкенена  (того самого, кто командовал «Вирджинией» в знаменитом сражении на Хемптонском рейде), в ее составе были:

CSS «Теннеси» – лучший броненосец Юга, защищенный 150мм, наклоненной под угол 60 град от вертикали броней. Корабль имел водоизмещение 1300 тонн и был вооружен 6-ю орудиями Брука. Скорость его была невелика – 5-6 узлов.
CSS «Селма» – частично-бронированная колесная канонерская лодка водоизмещением в 590 тонн, перестроенная из грузового парохода, «Селма» имела броневую палубу, защищавшую ее котлы и машины, и была вооружена тремя тяжелыми гладкоствольными и одним 163-мм нарезным орудием. Скорость ее составляла до 9 узлов.
CSS «Морган» – частично-бронированная колесная канонерская лодка водоизмещением в 863 тонны. Имел броневое прикрытие котлов и машинного отделения. Был вооружен одной 178-мм нарезной и пятью легкими гладкоствольными пушками. Скорость до 10 узлов.
CSS «Гейнс» – однотипен «Моргану».

   Всего флот Северян имел на своем вооружении (включая броненосцы) – четыре 380мм орудий Родмана, 20 разнокалиберных орудий Пэррота, до 100 орудий Дальгрена и порядка 70-и 32-х фунтовок. На борту кораблей находилось 3700 человек команды и 5500 солдат сухопутной армии.
   У южан было 20 нарезных орудий в фортах и 9 таких же на кораблях. Кроме того они имели в общей сложности 90 гладкоствольных орудий Дальгрена, 400 моряков и 1540 солдат гарнизонов фортов. Численный перевес северян был существенным. Он мог бы оказаться менее критичным, если бы не конструкторский бардак, царивший при строительстве броненосцев Юга. В порту Мобайл застряли еще четыре их корабля, не способных принять участие в бою: старый колесный броненосец CSS «Балтик», построенный из плохого леса, имел очень слабый корпус, и в феврале 1864 года был переоборудован в минный заградитель. Малые броненосцы CSS «Хантсвиль» и CSS «Тускалуза» имели плохие машины, и из-за своей малой скорости были сочтены негодными для сражения. Большой колесный броненосец CSS «Нэшвилл» все еще стоял в достройке, тянувшейся уже три года, и также оказался не готов к началу сражения.
   Таким образом, из-за распыления сил, при постройке кораблей и отсутствии правильной конструкторской идеологии инженеров Конфедерации, Франклин Бьюкенен мог опереться реально только на «Теннеси», а остальные броненосцы южан были небоеспособными. В последствии, все четыре корабля были бесславно сожжены или сданы противнику, после капитуляции Мобайла в апреле 1865 года.
   И тем не менее Бьюкенен был далеко не Уильям Уэбб, бездарно сдавший врагу «Антланту» после пяти выстрелов и это он доказал в последующем сражении!

 
   3-го августа Фаррагаут высадил десант у форта Поуэлл, таким образом нейтрализовав его на время сражения. 4-е августа ушло на подготовку к бою в ходе которого все корабли его эскадры были попарно сцеплены друг с другом (впервые в истории морских сражений сталкиваюсь с таким приемом!). Соответственно: «Бруклин» соединили с «Окторарой», «Хартфорд» с «Метакометом», «Ричмонд» с «Порт-Роялем», «Лакаванну» с «Семинолой», «Монохагеллу» с «Кеннебеком», «Оссипе» с «Итаской» и «Онеиду» с «Галеной». При этом сильнейшие корабли стояли справа (ближе к форту Морган) и прикрывали собой слабейшие. Мониторы составляли отдельную линию и маневрировали независимо, так как они имели малую осадку, и им не угрожала опасность налететь на мель.
   В 6.30 утра 5-го августа, корабли Фаррагута пришли в движение и 6.45 монитор «Манхэттен» открыл огонь, выстрелив из своих огромных 380-мм орудий по форту Морган. Артиллеристы фортов Морган и Гэйнс немедленно открыли ответный огонь, сосредоточившись не на броненосцах, а на корветах противника. «Теннеси» и бронированные канонерские лодки стояли ниже, за минным заграждением, спокойно ожидая противника.
  Далее случилось следующее: мониторы подошли к Моргану первыми и прикрыли идущие сзади корветы, спаренные с канонерками. Те, идя следом и имея большую скорость хода, чтобы не столкнуться, застопорили движение и подверглись сильнейшему обстрелу со стороны форта южан. В результате тяжелые повреждения получил шедший первым корвет «Бруклин», а шедший за ним «Хартфорд» развернуло поперек движения. Увидев это броненосец южан «Теннеси» и канонерки открыли по этому корвету огонь. Прикрывая флагман речные мониторы «Виннебаго» и «Чикасо» встали между ним и ведущим беглый огонь фортом, при этом у «Виннебаго» попаданием снаряда нарезного орудия заклинило одну из башен, а «Чикасо» потерял дымовую трубу. Тем временем, шедший первым монитор «Текумсе», увидев «Теннеси», бросился на него через минное заграждение и… взорвался, утонув за несколько секунд! Мощность мины была порядка 1 тонны пороха. Погибло 90 человек во главе с капитаном корабля. Есть красивая легенда, что «Текумсе» якобы прикрывал оказавшийся под перекрестным огнем «Хартфорд» от броненосца южан. На самом деле, тут скорее была элементарная неопытность его экипажа и капитана, потому что флагман уже был прикрыт двухбашенными «милуоки», вышел из-под огня, и спасать его не было нужды, а «Теннеси» еще не вступил толком в бой. Уничтожение сильнейшего корабля янки вызвало ликование в форте Морган, который на короткое время даже прекратил огонь. Бьюкенен, увидев это, решил, что настал его час и повел свой броненосец, чтобы добить врага во время прохода через минное заграждение!
   В этой критической ситуации, когда лучший броненосец США был потоплен, два других получили тяжелые повреждения, а корветы, спаренные с канонерками, застряли на минном поле, Фаррагут точно также как под Новым Орлеаном сохранил свою выдержку и произнес свою вторую крылатую фразу:

«К черту мины! Четыре склянки! Вперед, полный ход!»

   И весь строй корветов и броненосцев северян пошли мимо форта Морган прямо через минное поле на встречу «Теннеси».
  После боя Фаррагут мог бы добавить: «Бог есть!», потому что корабли северян прошли прямо сквозь минное заграждение. Новых подрывов не последовало.
  Пройдя первыми сквозь заграждение «Хартфорд» и «Метакомет» вышли в незащищенный тыл форта Морган и открыли по нему огонь. Увидев это, Бьюкенен дал залп из нарезных орудий своего броненосца и пробил в борту флагмана северян огромную дыру выше ватерлинии. Флагман до конца боя вышел из строя. «Теннеси» попытался добить его тараном, но промахнулся. Развернулся и атаковал шедший следом, тяжело поврежденный «Бруклин», но снова промазал, однако также нанес кораблю критические повреждения огнем орудий. Оба корвета «Хартфорд» и «Бруклин» вышли из боя. «Теннеси» попытался протаранить следующую «Лакаванну», но также промазал. Вообще одно непонятно – почему Бьюкенен так упорно рассчитывал на таран, когда имел на борту 6 первоклассных нарезных орудий? Всего он провел 7 таранных атак, и ни одна из них не дала результата, корветы легко уклонялись от неповоротливого и тихоходного броненосца противника. Тем не менее, уже три из четырех корветов были повреждены огнем противника настолько, что не могли продолжать бой.
  Последним «Теннеси» атаковал спайную с «Галеной» «Онеиду» и разбил ей попаданием из нарезного орудия паровой котел. Этот корвет также вышел из строя. Бьюкенен попытался добиться большего, опять применив таран, но… через заграждение прошли замыкающие колонну броненосцы севера и ход сражения резко переменился. «Виннебаго», а затем «Манхэттен» отогнали броненосец южан.
  Из 8-и корветов и винтовых шлюпов в ходе прорыва было выведено из строя пять. Однако спайные с ними канонерки северян не пострадали, а отцепившись от корветов, немедленно атаковали флотилию южан.
  В противовес им бронированные канонерки Юга повели себя крайне трусливо и бросились врассыпную: «Сельма» кинулась в сторону порта и была настигнута отцепившимся от «Хартфорда» «Метакометом», бесславно спустила флаг. Получивший пробоину «Гэйнс», выбросился на берег и был подожжен своим капитаном. «Морган» успел завернуть за одноименный форт и укрылся в бухте. Таким образом, броненосец «Теннеси» остался один на один со всем флотом противника.
  К 8.35, федеральная эскадра завершила прорыв и встала на якорь к северу от форта Морган. Задача Фаррагута была полностью выполнена: его корабли прорвались в залив, и островные форты конфедератов оказались в изоляции. Фаррагут рассчитывал, что «Теннеси» проявит благоразумие и останется под прикрытием форта Морган, но к его необычайному удивлению тот в 8.50 пошел в атаку на заякоренные корабли США! Вероятно, Бьюкенен решил, что неподвижных врагов легче протаранить, а может просто решил прорваться сквозь их строй и уйти из залива. Корветы и канонерки северян немедленно подняли якорные цепи и контратаковали противника. Три корвета: «Мононгахела», «Лакаванна» и даже «Хартфорд» по очереди попытались таранить «Теннеси», но безрезультатно, только разбили себе носы. А спустя четверть часа в бой вступили броненосцы «Манхэттен» и «Чикасо». «Теннеси» был заперт в вилку: «Манхэттен» занял позицию впереди броненосца Конфедерации, стреляя из своих тяжелых 380-мм пушек, в то время как более маневренный «Чикасо» подошел к неприятелю с уязвимой кормы. «Теннесси» пытался уйти от своих оппонентов, но его маневры только подставили броненосец под обстрел уже всего флота северян. Три орудия «Теннесси» были выведены из строя, остальные не могли действовать из-за заклинивших ставень. В довершение всего, удачный выстрел с «Чикасо» перебил приводы рулевого механизма, по недосмотру конструкторов располагавшиеся открыто на палубе броненосца. Через несколько минут «Теннесси» полностью утратил боеспособность, а Бьюкенен (раненный отлетевшими внутрь каземата болтами) был вынужден отдать приказ о капитуляции.
  Так еще один броненосец южан пал в борьбе с многократно сильнейшим противником. В ходе боя «Теннесси» получил пять пробитий брони, потерял три пушки и 14 членов команды убитыми и ранеными. Бой показал, что орудия Дальгрена с двойным зарядом пороха (см. выше осаду форта Самтер) пробивают даже 150-мм наклоненную на 60 град. броню южан, тем самым ставя крест на возможностях их броненосцев противостоять кораблям Севера в дальнейшем.
 

  Отремонтированный «Теннеси» был немедленно включен под тем же именем в состав флота Федерации, также как и канонерская лодка «Сельма». Изолированные форты пали последовательно: 6 августа – Поуэлл, 8-го августа – Гейнс и 23 августа – Морган. С капитуляцией последнего, контроль над заливом Мобайл полностью перешел в распоряжение Севера. Сам порт Мобайл не был взят в то время, но утратил всякое стратегическое значение блокадопрорывателей.
  Сражение дорого обошлось США: погиб броненосец стоимостью в 400 000 долларов, были убиты 152 и ранены 175 моряков. У южан в итоге погибло 13 и было ранено 20 человек, но зато более 1500 сдалось в плен на броненосце «Теннеси» и в фортах.
   

   В завершение 1864 года стало гротескное отчаянное сопротивление броненосца Конфедерации «Албемарла» (CSS Albemarle). Небольшой и тихоходный броненосец, водоизмещением всего в 650 тонн, вступил в строй 17 апреля 1864 года. В тот же день, он двинулся вниз по реке Роанок, намереваясь атаковать стоявшие в ее устье федеральные корабли. Эта операция была задумана с целью лишить позиции северян на берегах реки поддержки флота перед планирующейся атакой на Плимут. Его встретили две канонерских лодки северян «Майями» и «Саутфилд», каждая водоизмещением в 750 тонн и вооруженная пятью орудиями Дальгрена и Пэррота. Соотношение сил было вроде в пользу Федерации, поскольку боронование «Албемарла» было весьма слабеньким (100-мм наклоненной под 45 град), а скорость хода у канонерок существенно выше. Завидев идущие на него корабли северян, капитан «Албемарла», Джеймс В. Кук, решил, что они собираются таранить его, и отвернул в сторону, едва не вылетев на мели у южного берега реки. Канонерки проскочили мимо, и воспользовавшись этим, Кук резко развернув броненосец, протаранил «Саутфилд», при этом таран броненосца крепко застрял в борту вражеского корабля, что тот едва не утянул конфедерата за собой. С трудом освободившись от потопленного «Саутфилда», «Албемарл» подвергся атаке со стороны «Майями», но броненосец южан сумел побить и его, заставив убежать обратно в залив. Стоит заметить, что любовь к таранным атакам в ущерб артиллерийскому огню стало просто навязчивым тактическим безумием конфедератов. Обычно эти атаки проваливались из-за тихоходности и слабой маневренности их кораблей, но тут внезапно получилось… 
   Отступление флота северян имело критическое значение для федеральной армии. Установив господство на реке, конфедераты перешли в наступление и захватили Плимут вместе с соседними фортами. «Албемарл» сыграл значительную роль, поддерживая своими орудиями действия конфедеративной армии, бомбардируя тылы федералистов и прикрывая переброску резервов вниз по реке.
   Повторилась ситуация, аналогичная «Арканзасу», что «даже один не уничтоженный броненосец южан представляет собой сильную грозу». Причем как всегда победа была одержана не числом пушек или толщиной брони и не конструкторским гением инженеров Конфедерации, а скорее прекрасной и бесстрашной тактикой экипажа корабля и его капитана. 
   Пятого мая 1864 года, «Албемарл» вышел в залив вместе с канонеркой «Бомбшелл», прикрывая переход вниз по реке Роанок транспортного конвоя с конфедеративными войсками. В устье реки, конфедератов ожидали четыре корабля федерального флота: колесные канонерки «Майами», «Маттабесетт», «Сассакус» и «Вайлюсин». Три последние были крупными, 1200-тонными колесными пароходами.
   Ходе боя федералы прижали и принудили выброситься на берег «Бомбшелл», но с «Албемарлом» справиться не смогли. Тот в свою очередь нанес критические повреждения «Сассакусу» (корабль затонул) и серьезно повредил все остальные канонерки федералов, одна из которых, «Майами», даже попыталась ударить броненосец южан шестовой миной. После трех часов боя, убив и ранив на кораблях янки до 100 человек, «Албемарл» без потерь благополучно покинул поле боя, не преследуемый врагом. Счет: два / ноль.
   Находясь к северу от Плимута «Албемарл» превратился в перманентную угрозу для федералов, не давая им перейти в наступление. Правительство США объявило большую награду за потопление проклятого броненосца.
   Ночью 26 мая, лейтенант К. Болдуин с «Вайлюсина» с четырьмя добровольцами пробрался вверх по реке Роанок, намереваясь спустить по течению плавучие мины прямо на стоянку «Албемарла». Однако, план не увенчался успехом – конфедераты обнаружили диверсантов и открыли по ним огонь. Чудом К. Болдуину и его людям удалось спастись.
  После чего в течение четырех месяцев последовало еще две попытки справиться с кораблем, также безуспешные.
  Наконец, ночью с 27 на 28 октября 1864 года, лейтенант Кушинг вместе с экипажем добровольцев на реквизированном у таможенной службы баркасе с огромной миной на шесте направился вверх по реке. Броненосец стоял у берега, окруженный защитным заграждением из плавающих бревен, скрепленных цепями. Когда катер Кушинга направился к «Албемарлу», конфедераты заметили его и подняли тревогу. Под ружейным обстрелом, Кушинг дал полный ход, и разогнавшийся баркас перекатился через бревна; опущенная в воду мина ткнулась в борт броненосца, и Кушинг замкнул контакты. Взрыв пробил в борту «Албемарла» огромную дыру. Броненосец пошел ко дну практически мгновенно. Из числа добровольцев федералов утонуло два человека, остальных взяли в плен. На «Албемарле» погиб почти весь экипаж – 90 человек. Свою награду Кушинг получил только после войны.
   Так закончилась история еще одного героического броненосца Конфедерации.


   Кроме того, на верфях Саванны, павшей под натиском генерала Шермана 21-го декабря, северяне обнаружили еще три недостроенных броненосца южан, два из которых были «Милледжевилл» (CSS Milledgeville) и «Саванна» (CSS Savannah) были сожжены и взорваны, а один «Джорджия» (CSS Georgia) – был впоследствии достроен и включен в состав флота США. Ни один из них не успел ни разу выстрелить. Эти корабли пали, уже потому что северяне захватили с суши их базу. Флот КША сжимался как шагреневая кожа, а флот Севера наращивал и так уже избыточную для победы силу.


9. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РАЗГРОМ НА РУБЕЖЕ ТРЕНТА, ПОСЛЕДНЕМ ОПЛОТЕ ФЛОТА КОНФЕДЕРАЦИИ


  Наступил 1865-ый год.
  Его флот КША встретил в своем максимальном составе:
1) У Чарльстона стояли три броненосца CSS «Чарльстон», CSS «Чикора» и CSS «Палметто Стэйт»;
2) На рейде у Ричмонда оборонялись еще три больших корабля: CSS «Ричмонд», CSS «Фредериксбург» и CSS «Вирджиния II», под общим командованием капитана Джонса (того самого, что командовал еще первой «Вирджинией» в битве с «Монитором»);
3) В Мобайле оставались запертыми:  CSS «Балтик», CSS «Хантсвиль», CSS «Тускалуза» и еще, наконец вступивший в строй, большой колесный броненосец CSS «Нэшвилл»;
4) Еще южнее плавали «Мискуджи» (CSS Muscogee), «Колумбия» (CSS Columbia).

  Кроме того пять броненосцев находилось на завершающей стадии постройки и три из них даже успели вступить в строй, это: CSS «Миссури», «Арктик» (CSS Arctic) и «Феникс» (CSS Phoenix), а также «Вилминдтон» (CSS Wilmington), «Техас» (CSS Texas) - которых достроить не успели.
   В общем наконец-то флот КША набрал какую-то силу, кроме того в строю было много мелких пароходов, шлюпов, вооруженных шестовыми минами. Были усиленны гарнизоны фортов, а минные заграждения, после нелепой потери Мобайла переоборудованы и обновлены, что немедленно сказалось на результатах: 15 января потонул, подорвавшись на мине USS «Патапаско» класса «Пассаик», а 28 марта подорвалась и погибла двухбашенная USS «Милуоки».


   Однако и флот Федерации встретил новый год в своем максимальном составе. Помимо 9 «пассаиков» (наконец был введен в строй USS «Команч»), они имели еще 3 «каноникуса» водоизмещением в 2300 тонн, 4 «милуоки», 3 «неошо», 2 «мариэта». И еще пять мониторов разных классов, в том числе громадины с водоизмещением в 4500-5000 тонн: «Диктатор», «Пуритан» и «Агаментикус», еще 20 речных «Каско», трехбашеный «Роанок» (переделанный из одноименного парового фрегата), 7-ю бронированных пароходов и даже два трофейных корабля: «Атланта» и «Теннеси».
   В общем, на 12 находящихся в строю броненосцев южан приходилось порядка 56 бронированных кораблей северян, и стоит заметить, что весь броненосный флот Конфедерации в действительности уступал по своей мощи всего одному кораблю США - «Агаментикус». Так что и без того разгромное соотношение сил, имевшее место в прошлом году, в начале нового года еще выросло! Кроме того флот США усилился корветами, вооруженными нарезными орудиями Пэррота и Брука, в том числе трофейными. Многие из этих корветов могли легко потопить любой броненосец южан, в том числе даже CSS «Вирджиния II».


   Еще хуже обстояли у КША дела на суше. Армия генерала Ли держалась на последнем издыхании у Питтерсберга. Теннессийская армия была полностью разгромлена у Нэшвилла, а 22 декабря пала Саванна и Конфедерация была расчленена еще на две части. Половина страны была захвачена врагом, и соотношение сил на суше достигло 1/6 в пользу США. Необратимость поражения на море усиливалось еще большей необратимостью поражения на суше.


   В этой ситуации броненосному флоту КША оставалось только одно: умереть достойно! Других вариантов уже просто не было. И с этим они благополучно справились.
   В самом начале января был сожжен недостроенный CSS «Вилимингтон».
   Затем 18-го февраля после падения Чарльстона, захваченного армией генерала Шермана, во избежание попаданию к врагу своими экипажами были подорваны броненосцы: CSS «Чарльстон», CSS «Чикора» и CSS «Ралметто Стэйт». Погибли последние корабли, участвовавшие в прорыве блокады и пал последняя база блокадопрорывателей.
   Затем пал форт Фишер, где были подорваны своими экипажами CSS «Tuscaloosa» и CSS «Huntsville».
   Наконец 1-го апреля генералом Ли был оставлен Питтерсберг, а уже 2-го – столица Конфедерации Ричмонд. 9-го апреля армия генерала Ли капитулировала при Аппоматтоксе. Это был конец!


   Оставшаяся эскадра броненосцев Конфедерации, во главе с капитаном Джоносом в составе CSS «Ричмонд», CSS «Фредериксбург» и CSS «Вирджиния II» встали на Рубеже Трента, чтобы принять свой последний бой.
   В связи со стратегической важностью Уилмингтона, силы федерального флота на реке Джеймс были временно сокращены до минимума.  Единственным броненосцем северян в реке оставался крупный двухбашенный монитор «Онондага» (USS Onondaga), водоизмещением 2700 тонн, вооруженный двумя гладкоствольными орудиями калибра 380-мм и двумя нарезными калибра 208-мм, который поддерживали несколько канонерок и экспериментальный бронированный миноносец «Спутен Дувил» (USS Spuyten Duyvil). Конфедераты, располагавшие в ответ тремя броненосцами эскадры реки Джеймс, сочли, что соотношение сил благоприятствует им как никогда.
   Ночью 23 января 1865 года, конфедеративная эскадра в составе трех броненосцев, пяти деревянных канонерок и трех миноносцев, начала спускаться вниз по реке. Федеральные инженеры установили в реке мины и заграждения, однако конфедераты предполагали, что тающий лед на реке откроет проходы. В 10.30 конфедеративные броненосцы показались у Прохода Трента, при этом, «Вирджиния II» и «Ричмонд» встали на якорь, обмениваясь огнем с федеральными батареями, а «Фредериксберг» с легкими кораблями прошел вперед, расчищая проходы в заграждениях. Расчистка прохода затянулась почти на сутки. К полуночи 24 января, проход в заграждениях был, наконец, расчищен. Однако, когда броненосец «Фредериксбург» попытался пройти, оказалось, что два других броненосца уже успели сесть на мель и не могли сдвинуться с места. Наступившее утро застало конфедеративный флот в совершенно беспомощном положении прямо под прицелами федеральных батарей, к которым вскоре присоединился федеральный флот. Встав у заграждений, «Онондага» начала прицельно расстреливать неподвижную «Вирджинию II» своими тяжелыми нарезным  и гладкоствольными орудиями. Броня «Вирджинии II» не выдержала, и броненосец получил существенные повреждения, прежде чем сумел сойти с мели. Отступая, она еще сильнее пострадал: винт запутался в якорной цепи проходившей мимо канонерки, и корабль снова сел на мель прямо под орудиями федеральных фортов. В итоге ее броня была сильно повреждена и дважды пробита, сбита дымовая труба, машины пропускали пар. Кроме того она потеряла 6 человек убитыми и неизвестное число раненными. «Ричмонд» и «Фредериксберг» пытались атаковать «Онондагу», но получив каждый от нее по два родмановских 380-мм снаряда, ретировались, бросив свои канонерки.
   Одним из снарядов «Вирджинии II» сбило дымовую трубу. Она упала прямо на отмель и была вытащена моряками США на берег. Северяне потом долго селфили себя на ее фоне, улыбались довольные своим превосходством и одержанной победой.
   Таким образом, всего один монитор США победил в открытом бою всю оставшуюся эскадру КША.
   

   С трудом добравшись до Ричмонда, «Вирджиния II» была немедленно поставлена на ремонт. Он как раз подходил к концу, когда в апреле 1865, федеральная армия сломила оборону конфедератов под Ричмондом, и столица Конфедерации была оставлена. Запертые в реке корабли эскадры реки Джеймс не имели возможности отступить. 4 апреля, во избежание захвата врагом, «Вирджиния II» и остальные корабли эскадры: «Ричмонд» и «Фредериксберг» были уничтожены своими экипажами. Три огромных костра на реке Джеймс символизировали собою конец истории флота КША.


   CSS «Колумбия», CSS «Нэшвилл», CSS «Балтик», CSS «Миссури» и CSS «Техас» - стали трофеями северян. Кроме того ими были подняты CSS «Албемарл» и CSS «Стоунуолл» (последний был немедленно продан обратно во Францию).


   Война завершилась!
   Не сумев прорвать блокаду и не сумев нанести ВМС США сколько-то серьезного урона, почти все броненосные корабли КША пали подорванные или сожженные своими же экипажами.


   Уже после завершения боевых действий на минах, оставленных конфедератами, подорвались мониторы флота США: 29 мая 1865 «Осар» (USS Осаге) и 29 ноября 1865 «Озарк» (USS Ozark). Злополучная «Атланта»  была перепродана за сумму в 260000 долларов правительству Гаити. Переименованный в «Триумф», броненосец должен был стать решающим аргументом в конфронтации Гаити с Доминиканской Республикой. Загруженный оружием и боеприпасами, «Триумф» вышел в море из Честера, штат Пенсильвания, 18 декабря 1869. В порт назначения корабль не прибыл, исчезнув в море со всем экипажем в 145 человек. Ей так ни разу и не повезло…


10. АНАЛИЗ ПРИЧИН ПОРАЖЕНИЯ ЮГА И ПОБЕДЫ СЕВЕРА.

   Итак, зададимся вопросами:

1) Мог ли флот южан одержать в этом противостоянии победу?
2) Какие были упущенные возможности у Юга?
3) Мог ли флот южан прорвать блокаду или удержать северян от захвата русла Миссисипи?
4) Чего особенно не хватало в тактике южан?

   По первому вопросу.
   Нет, одержать победу над Севером без победы на суше флот южан самостоятельно не мог. Главная причина тут кроется в колоссальной промышленной мощи Севера и его глобального превосходства в этом плане над Югом. Даже если бы южане потопили все десять мониторов класса «Пассаик», северяне легко бы за 5-6 месяцев наклепать новых и как минимум восстановили бы баланс сил. Победа была в принципе невозможна, но…
   Юг упустил в своей борьбе массу возможностей:

1) Они не сосредоточил строительство броненосцев в морских портах, а именно в Мобайле, Саванне и Чарльстоне. Они распылили производство.
2) Глобальной ошибкой стала сдача базы в Норфолке и допущение потери Нового Орлеана. Но если потеря Нового Орлеана еще была не критична для флота КША, то вот сдача крупнейшей военной базы США врагу без боя закрыло для южан возможности эффективно противостоять флоту США на перспективу в принципе.
3) Южане не обеспечили свои корабли хорошими экипажами и не тренировали их. Каждый, вступавший в бой броненосец, словно начинал изучать военное искусство с нуля. Иногда это получалось, как в случае с «Арканзасом» или «Албемарлом», но часто заканчивалось ничем, как в случаях с «Атлантой» или «Теннеси». Команды не передавали друг другу опыта, действовали разрозненно на разных направлениях. Распыление сил стало глобальной стратегической ошибкой Юга.
4) Юг не имел возможности победить в этой войне на море, но мог сделать победу северян очень проблематичной и более сложной. Он мог прорвать блокаду и мог нанести противнику намного больший урон. Для этого нужно было собрать в двух местах (например, в Мобайле, защищенном тремя фортами и в Чарльстоне) группировки по 7-8 кораблей, и бросить на их достройку все имеющиеся силы и резервы. Обучить экипажи и создать там полноценные эскадры броненосцев, а потом выйти в открытое море и попытаться разбить противника.
5) Юг мог проводить даже имеющимися ограниченными силами рейдерские атаки на противника, угрожать его коммуникациям с Европой.


   Всего этого сделано не было, и Юг пошел в стратегическом плане на поводу у Севера, а тот всю войну заказывал музыку.


   Мог ли Юг прорвать блокаду или удержать Миссисипи? Мог! Для этого были все возможности и достаточно сил. Кроме того флотоводцы северян, за исключением Фаррагута не демонстрировали в ходе войны ни особого интеллекта, ни выдержки, ни тактического таланта. В массе своей это была довольно серая интеллектуально унылая масса, использующая только численный перевес, давившая числом, а не умением. Операции у форта Самтер, у Чарльстона, у Плам Пойнта, а также невероятное героическое сопротивление отдельных кораблей южан: «Арканзаса» или «Албемарлама» вполне это доказали. Север не имел хороших флотоводцев, да и тот же Фаррагут действовал больше наитием и бесстрашием, чем точным расчетом и умом. Ему просто дважды повезло.
   

   Так чего же особенно не хватило в тактике южан?
   Выдержки, умения сосредотачивать силы и самое главное правильной тактики по поражению кораблей противника. Долгое ошибочное представление о возможностях эффективного таранного боя в ущерб артиллерийскому огню. Им нужно было проанализировать возможности противника и учесть его тактику. В конце концов, слабый «Арканзас» сумел в одиночку прогнать всю армаду флота Фаррагута, а «Албемарлам» успешно в течение полугода также в одиночку удерживал все наступление северян на ответственном участке фронта. Эти корабли дали представление о том, каким могли быть действия Юга при правильном командовании, и чего Юг мог бы достигнуть, если бы не допускал непрерывно ошибки.


   Что касается Севера, то он сумел реализовать свое численное превосходство только на заключительном этапе войны и то только с поддержкой сухопутной армии. Я бы не сказал, что флотоводцы Севера были все «ушаковыми» и «нельсонами», скорее напротив. Как сказано выше, за исключением Фаррагута они все просто давили числом.


11. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ КОРАБЛЕЙ И ИХ КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ У ОБЕИХ СТОРОН.

   Конструкцию «Монитора», «Пассаиков» и броненосцев класса «Сити» мы уже рассмотрели выше, теперь рассмотрим остальные типы кораблей северян.

1. Речные броненосцы класса «Эссекс»,
2. Речные мониторы класса «Милуоки», «Нэошо» и «Озарк»,
3. Тяжелые мониторы класса «Каноникус»,
4. Прочие мониторы.
5. Речные небольшие мониторы класса «Каско»
6. Остальное броненосцы.
 
Из броненосцев южан выделим три класса:
1) Чисто таранные броненосцы,
2) Речные броненосцы,
3) Прочие броненосцы и береговые бронированные батареи.

Итак, начнем с речных мониторов. В ходе компании 1862 года выяснилось, что небольших речных мониторов класса «Сити» явно недостаточно, чтобы взять под полный контроль все течение Миссисипи и Красной реки и подавить там форты южан. Кроме того эти казематные колесные броненосцы из-за тонкой брони (65-мм) были весьма уязвимы как для таранов, так и для тяжелых орудий южан, быстро выходили из строя и несли потери в людях и орудиях. Было принято решение в максимально короткие сроки построить корабли нового типа. Первоначально в броненосцы были переделанные некоторые колесные пароходы северян, такие как «Эссекс», «Индианола», «Бентон», «Чиликота», «Чокто», «Лафайет» и «Таскамбия».



   Большие мониторы «Каноникусы», имели ту же конструктивную схему бронирования, что и предшествующие им «Пассаики», но сама сталь была существенно улучшена с помощью поверхностного закаливания.
  Артиллерийская составляющая была приведена со схемы 1х279+1х380 на 2х380. Сами родмановские орудия имели большую длину ствола, что позволяло при выстреле выдвигать дульный срез за пределы башни и избавляло от необходимости в вентиляционных дымоотводных коробах. На основании опыта действий под Чарльстоном (во время которых было несколько случаев заклинивания башен из-за попадания снарядов в их основание), вокруг основания башен установили защитный обруч из мягкого железа толщиной от 150 до 380 миллиметров. Также броневую защиту получило основание дымовой трубы (во избежание попадания воды в топки, в случае пробоин в трубе) и впускной патрубок вентилятора. Дополнительно, на крыше башни установили броневой парапет из тонкого 13-миллиметрового железного листа, предназначенный для защиты от пуль.
   На корабли были поставлены 2 паровых котла Мартина и паровая машина Эриксона, общей мощностью 500х2+340 л/с. Более плавные обводы нового монитора давали ему большую скорость по сравнению с «пассаиками» - до 9-и узлов. При этом водоизмещение корабля уже дошло до 2200 тонн (в два раза больше чем у «Монитора» и в 1,5 раза выше чем у «Пассаика»).
   В течение 1864 года вступили в строй пять кораблей этого типа: «Каноникус», «Маопак», «Манхэттен», «Саугус» и «Текумсе» и еще 4 в следующем году. Этот тип монитора в принципе можно назвать «мореходно-речным». Он отлично держался на плаву и шел на хорошей скорости, мог даже пересечь океан, но из-за общих конструкторских ошибок, допущенных Эриксоном, по-прежнему был не в состоянии вести бой на море в условиях качки. Эта возможность появилась только у кораблей класса «Миантомоно», построенных уже после войны.

   В отличие от «Каноникусов» «Милуоки» являлись чисто речными, двухбашенными мониторами, водоизмещением 1300 тонн, и калибром орудий 2х279+2х279. Они были совершенной иной конструкции, чем произведения Эриксона.
  Бронирование их было слабее – 200мм башня, 75мм – корпус и боевая рубка, а также 38мм – палуба. Вместо одной паровой машины, стояла система из 6 локомотивных котлов и двух горизонтальных паровых машин без конденсаторов. Все это работало на четыре винта. Осадка снижена до 1,4м, но при этом обводы были весьма плавными, обеспечивающими хороший до 11 узлов ход. Самое главное изменение касалось орудийных башен.
  Башня, сконструированная инженером Идсом, вращалась не с помощью центрального стержня, как у Эриксона, а глубоко уходила под броневую палубу, и опиралось на роликовый круг ниже нее. Таким образом, достигалась высокая устойчивость конструкции башни. Внутри цилиндра башни, располагалась независимо вращающаяся платформа с двумя орудиями, которая могла подниматься и опускаться. В походном положении, платформа с орудиями опускалась вниз, под броневую палубу, для уменьшения верхнего веса. Для выстрела, платформа уже поднималась вверх, к амбразурам, и после выстрела - вновь опускалась под палубу для безопасной перезарядки. За счет возможности двигать платформу вверх и вниз, становились возможны весьма широкие углы вертикального наведения орудий при сравнительно небольших амбразурах, чего не было ни на одном мониторе конструкции Эриксона. Башни Идса отличала очень высокая по меркам времени механизация. Все операции: компенсация отката, возвращение откатившихся орудий на место, горизонтальная и вертикальная наводка, перезарядка осуществлялись с помощью движимых паром приспособлений. При этом удалось существенно повысить темп стрельбы, доведя его до максимального доступного в то время для тяжелых орудий. Орудийную прислугу сумели сократить до шести человек, вместо 18-25 у мониторов Эриксона.
   В итоге получился очень быстроходный, маневренный и необычайно скорострельный корабль, речной монитор с возможностью вести бой на море и широкими углами обстрела, а также возможностью вести огонь по навесной траектории.
 
   Кроме того в течение остатков 1863 и в 1864 году в строй вступили два монитора класса «Нэоше», которые представляли собой маленькие чисто речные корабли водоизмещением в 560 тонн, вооруженные вращающейся башней с двумя дальгреновскими орудиями калибра 279мм. Бронирование у них было относительно слабым: 150мм башни и 75мм корпус. Эти корабли имели вместо винтов привод в виде гребного колеса, расположенного по- середине корпуса в кормовой части. Располагая паровой машиной мощностью в 400 л/с, они развивали скорость до 12 узлов и были самыми быстроходными и маневренными мониторами во флоте США. Также в строй вступил родственный им монитор «Озарк» (USS Ozark), в котором вооружение башни было усилено 1х254 и 3х229 орудиями Дальгрена, стоявшими в бронированной камере, позади башни.  Все четыре «Миллуоки» и три «Нэоша» построил тот же самый Джеймс Идс, который был подрядчиком при строительстве «черепах» «Сити».



ПРИЛОЖЕНИЕ 1. «Лист броненосцев южан».

Потери 1862 года (8 шт.):

CSS «Eastport», плавучая паровая батарея. Не достроена. Захвачена: 8 февраля 1862 года.
CSS «New Orleans», плавучая паровая батарея. Не достроена. Затоплен: 7 апреля 1862 года.
CSS «Manassas», винтовой пароход, броненосный таран. Героически сражался, а после сожжен своей командой, после боя под Новым Орлеаном: 24 апреля 1862 года.
CSS «Mississippi», трехвинтовой пароход, броненосец. Не достроен. Сожжен в Новом Орлеане: 25 апреля 1862 года.
CSS «Louisiana», двухвинтовой и двухколесный пароход, броненосец. Не достроен. Уничтожен в Новом Орлеане: 28 апреля 1862 года.
CSS «Virginia», винтовой пароход, броненосный таран. Героически сражалась, осталась непобежденной. Взорвана после падения порта Норфлок: 11 мая 1862 года.
CSS «Tennessee», трехвинтовой пароход, броненосец. Не достроен. Уничтожен перед запуском в порту Мемфис: 5 июня 1862 года.
CSS «Arkansas», трехвинтовой пароход, броненосец (однотипен «Теннеси»). Героически погиб в бою: 5 августа 1862 года.


Потери 1863 года (2 шт.):

CSS «Mobile», винтовой пароход, сгорел перед запуском в порту…: 21 мая 1863г.
CSS «Atlanta», 3–винтовой пароход, броненосец. Захвачен противником в бою: 17 июня 1863 года (именно он присутствует на знаменитом снимке «трофейный броненосец Конфедерации». Включен в состав флота США и утонул вскоре после войны).


Потери 1864 года (7 шт.):

CSS «Raleigh», шлюп, броненосец, потерпел крушение: 7 мая 1864 г.
CSS «Tennessee», одновинтовой, броненосец. Захвачен в бою под фортом Морган в заливе Мобайл: 5 августа 1864 г. Включен в состав флота США.
CSS «Северная Каролина», пароход, броненосец, случайно затонул: 27 сентября 1864 года.
CSS «Albemarle», двухвинтовой пароход, броненосец. Героически сражался.  Подорван противником и затонул: 28 октября 1864. Впоследствии поднят северянами для изучения и разобран.
CSS «Georgia», бронированная паровая батарея. Не достроена. Захвачена в Саванне: 21 декабря 1864 года.
CSS «Milledgeville», пароход броненосец. Сожжен в Саванне после захвата ее с суши: 21 декабря 1864 года.
CSS «Savannah», паровой шлюп броненосец. Сожжен в Саванне после захвата ее с суши: 21 декабря 1864 года.


Потери 1865 года (19 шт.):

CSS «Wilmington», двухвинтовой пароход, броненосец. Не достроен. уничтожен до завершения: январь 1865г.
CSS «Чарльстон», пароход, броненосец. Уничтожен в порту Чарльстон, после его захвата с суши: 18 февраля 1865 года.
CSS «Chicora», пароход, броненосный таран. Уничтожен в порту Чарльстон, после его захвата с суши: 18 февраля 1865 года.
CSS «Palmetto State», шлюп, броненосец. Уничтожен в порту Чарльстон, после его захвата с суши: 18 февраля 1865 года.
CSS «Neuse», двухвинтовой пароход, броненосец, уничтожен: 14 марта 1865 года.
CSS «Richmond», винтовой пароход, броненосец. Сожжен своим экипажем на реке Джеймс: 4 апреля 1865 г.
CSS «Fredericksburg», двухвинтовой пароход, броненосный таран. Сожжен своим экипажем на реке Джеймс: 4 апреля 1865 года.
CSS «Virginia II», трехвинтовой броненосец. Сожжен своим экипажем на реке Джеймс: 4 апреля 1865 года.
CSS «Texas», двухвинтовой пароход, броненосный таран. Не достроен. Захвачен 4 апреля 1865 года.
CSS «Tuscaloosa», броненосная паровая батарея, затопленная в Мобайле: 12 апреля 1865 года.
CSS «Huntsville», броненосная паровая батарея, затопленная в Мобайле: 12 апреля 1865 года.
CSS «Muscogee», двухвинтовой пароход с центральным колесом, броненосец, сожжен: 17 апреля 1865 года.
CSS «Columbia», одновинтовой пароход, броненосный таран, захвачен: 26 апреля 1865 года.
CSS «Nashville», пароход с двумя гребными колесами, тяжелый броненосец, водоизмещением 2600 тонн. Эффективно участвовал в обороне порта Мобайл, сдался на реке Томбигби: 10 мая 1865 года.
CSS «Baltic», сдался реке Томбигби: 10 мая 1865 года.
CSS «Миссури», паровой шлюп, броненосец, сдался: 3 июня 1865 года.
CSS «Arctic», броненосная плавучая батарея, сожжена: 1865г.
CSS «Phoenix», броненосная плавающая батарея, уничтожена: 1865г.
CSS «Стоунуолл», бронированный пароход-рейдер, затоплен командой: 1865г.
 
 
ПРИЛОЖЕНИЕ 2. «Лист броненосцев северян» (всего 90, в том числе пять трофейных из них до конца войны вступили в строй и участвовало в боевых действиях – 76, погибло по всем причинам – 11 шт.).
(–) – в войне не участвовали, (+) – потеряны в ходе боевых действий по любым причинам.
В данном листе исправлена путаница с типами кораблей, присутствовавшая в отечественных источниках.

Мореходные мониторы (2 шт.):

USS «Dictator» (1863) водоизмещение 4500т.
USS «Puritan» (1865) (–) водоизмещение 4500т, не достроен.

Мореходные мониторы типа «Миантономо» – в гражданской участвовал только один (4 шт.):

«Агаментикус» – c 1869 года «Террор».
«Миантономо»  (–).
«Монаднок» (–).
«Тонаванда» (–).

Береговые мониторы типа «Милуоки». Определение этого типа мониторов в чисто «речные» бессмысленно, поскольку корабли обладали отличными мореходными качествами, это самые технологичные корабли Севера. (4 шт.):

«Milwaukee» (+) – подрыв на мине 28 марта 1865.
«Winnebago».
«Chickasaw».
«Kickapoo».

Береговые мониторы типа «Пассаик». Второй этап развитие линейки Эриксона. (10 шт.):

USS «Passaic» (1862).
USS «Montauk» (1862).
USS «Nahant» (1862).
USS «Patapasco» (1863) (+) – погиб, подорвавшись на мине 15 января 1865.
USS «Weehawken» (1863) (+) – затонул в шторм 6-го декабря 1863 из-за неправильной загрузки.
USS «Sangamon» (1863).
USS «Catskill» (1863).
USS «Nantucket» (1863).
USS «Lehigh» (1863).
USS «Camanche» (1865) (–) – введен в эксплуатацию после завершения боевых действий.

Береговые мониторы типа «Каноникус», третий, заключительный этап развития линейки Эриксона (9 шт.):
USS «Каноникус» (1864).
USS «Маопак» (1864).
USS «Манхэттен» (1864).
USS «Саугус» (1864).
USS «Текумсе» (1864) (+) – погиб 5 августа 1864 года на минах во время прорыва мимо фортов Мобайла.

Не участвовали в войне:
USS «Онеота» (1865) (–) – продан Перу в 1868 как BAP «Manco Capac».
USS «Манаюнк» (1865) (–) (с 1869 – USS «Аякс»).
USS «Катавба» (1865) (–) – продан Перу в 1868 как BAP «Atahualpa».
USS «Уиандотте» (1866) (–).

Речные мониторы:

USS «Monitor» (+) – утонул в легкий шторм в 1862-ом. Определение его в «береговые» бессмысленно, поскольку корабль был абсолютно не приспособлен к передвижению по морю.

Речные мониторы типа «Неошо» (3 шт.):
«Neosho».
«Осаге» (+) – подрыв на мине 29 мая 1865.
«Ozark» (+) – подорвался на мине 29 ноября 1865.
 
Мониторы типа «Мариэта» (2 шт.)
«Marietta».
«Sandusky».

Речные мониторы типа «Каско» (20 шт.)
USS «Casco».
USS «Chimo».
USS «Cohoes».
USS «Etlah».
USS «Klamath».
USS «Koka».
USS «Modoc».
USS «Napa».
USS «Naubuc».
USS «Nausett».
USS «Shawnee».
USS «Shiloh».
USS «Squando».
USS «Suncook».
USS «Tunxis».
USS «Umpqua».
USS «Wassuc».
USS «Waxsaw».
USS «Yazoo».
USS «Yuma».

Мореходные броненосцы (6 шт.):

Броненосная батарея «Стивенсане».
USRC «Naugatuck».
USS «Галена» (закончил войну без брони, как деревянный фрегат).
USS «New Ironsides». Водоизмещение 4200 тонн. Вооружение -16х279. Толщина броневого пояса 115мм. Прошел всю войну и участвовал в большинстве операций, в том числе в осаде форта Самптер и штурма форта Фиш. Сгорел по нелепой случайности в 1866г.
USS «Кеокук» (+). 2х279, толщина брони 145мм. расстрелян артиллерией южан в 8-го апреля 1863.
USS «Roanoke» (1855) – переделан из одноименного парового фрегата имел шесть орудий в трех башнях.
USS «Onondaga»  имел 2х380мм родмановских орудия и 2х208мм нарезных Пэррота в двух башнях.
USS «Дандерберг» (–) не принят флотом, продан Франции.

Броненосные канонерки класса «Эссекс», переделывались из торговых пароходов (7 шт):

«Эссекс».
«Индианола».
«Бентон».
«Чиликота».
«Чокто».
«Лафайет».
«Таскамбия».


Речные казематные броненосцы класса «Сити», знаменитые «черепахи», первые в истории США бронированные корабли (7 шт.):
 
«Cairo» (+) – случайный подрыв на мине после завершения боя 12 декабря 1862 года.
«Carondelet».
«Cincinnati» - был потоплен при Плам Пойнт, но поднят и возвращен в строй.
«Louisville».
«Mound City» - был потоплен при Плам Пойнт, но поднят и возвращен в строй.
«Pittsburgh».
«Baron De Kalb» (+) – подорван диверсантами южан 13 июля 1863 года.


Броненосные миноносцы:
«Spuyten Duyvil».


Трофейные броненосцы:

В составе флота (5 шт.):
CSS «Атланта» – присутствует на знаменитом снимке. Потонул после передачи Гаити в 1869г.
CSS «Стоунуолл» - затоплен командой, поднят и продан Франции.
USS «Истпорт».
CSS «Колумбия».
CSS «Теннеси».

Не вводились в состав флота (разобраны сразу после окончания войны):
CSS «Албемарл» (–).
CSS «Балтик» (–).
CSS «Миссури» (–).
CSS «Нэшвилл» (–).
CSS «Техас» (–).


Рецензии
Здравствуйте, Лев.

Информативная статья. Здесь есть даже детали, которые в принципе можно было считать ненужными (именно эти детали Вы пометили как ПРИЛОЖЕНИЕ). Кстати, именно ПРИЛОЖЕНИЕ мне больше и понравилось из всего текста. Не смотря на информативность в нём есть какая-то занудная нотка, из-за которой, разумеется, работу плохой считать нельзя.

Интерес для меня представил АНАЛИЗ поражения южан. В общем-то, всё сказано верно и по делу. Ваша статья соблюдает все принципы исторических очерков, но больше похожа на выложенное исследование. Опять же, мне показалась единственным минусом именно скучность повествования, хоть она и пыталась сопровождаться чем-то сглаживающем, чисто родным, писательским. В целом, интересно и полезно.

Могу предложить в такой же мере рассмотреть Битву у острова Хансандо или ту же Битву при Норянчжине Имджинской Войны. Было бы интересно. Также хотелось бы услышать собственное мнение автора о таких событиях. Думаю, средь такой детальности только субъективности и не хватает :)

Микаями   25.07.2019 10:40     Заявить о нарушении
Спасибо, это у вас такие статьи?

Мне интересна тема Симабарского восстания

Лев Вишня   25.07.2019 11:40   Заявить о нарушении
Ну вообще кстати из статьи нужно выжать Ашдвао.
плюс добавить статистической информации в приложения.
и разобрать конструкторские схемы.

Но эта доработка уже на осень...

хватит и так славно потрудился.

Лев Вишня   25.07.2019 11:51   Заявить о нарушении
Ну, потрудились - да.

Воды я не заметил. Просто длинный текст, в котором можно найти уйму полезной критичной информации.

Микаями   25.07.2019 11:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.