Глава 11. Потерявшийся взвод

 В кабинете начальника штаба полка было невыносимо душно. Новая струя уличного воздуха, загнанная сюда сквозняком в открытую оконную форточку, остановилась, не находя другого выхода из этого помещения. Можно было конечно ей метнуться в противоположную сторону от окон и просочиться через щели неплотно прикрытой входной двери, но в горячем, стоячем воздухе этого сделать ей было не по силам. И поэтому уличному воздуху ничего не оставалось, как «усесться» на плечо к кому-нибудь из сидящих людей за длинным столом, и наблюдать за происходящим, ожидая, когда откроется дверь и со сквозняком отправится дальше.

И поэтому она набралась терпения. А если она еще и понимала человеческий язык, то и не скучала. У стены, с большой географической картой, раскинутой на всю ее ширину, стоял молодой человек в полевой форме песчаного цвета. Указка, кончик которой уперся в середину листа, подрагивала. По состоянию человека, было видно, что он даже и не думал проткнуть ею слой целлофана, которым была покрыта плотная бумага, так как смотрел на людей, сидевших сбоку от него, за столом, и что-то сбивчиво им говорил.

- После обстрела душманов с воздуха прилетевшими к нам на помощь вертолетами, - рассказывал этот человек, - поднялась пыль и дым. И когда вертолеты пошли на третий круг, мы увидели полосу ракеты, которая должна была попасть в одного из них. Но не попала, она ушла в сторону, за выпущенным из вертолета пучком тепловых трассеров. 

По дымной полосе ракеты мы поняли, что выстрел был произведен из степного участка, и в бинокль было хорошо видно в том месте небольшое скопление людей. Они двигались в сторону «зеленки», и должны были пересечь место, где находился выход из кяриза, охраняемый взводом лейтенанта Блохина, его позывной «рыжая мышь». Я попытался передать ему об этом по рации, но было уже поздно. Они вступили в бой с другой группой душманов, наступавших на них со стороны «зеленки».

Поэтому я принял решение выдвинуться наперерез той банде, которая двигалась к кяризу со стороны скалы.

- А огнем нельзя было их остановить с того участка, где вы находились? – спросил капитан, сидевший в группе офицеров за столом. - У вас же был миномет, гранатомет?

- Снарядов к ним у нас уже не было, товарищ капитан, - помотал головой лейтенант.
– Между кяризом, к которому душманы двигались, и этой группой, было на глаз около километра. Мы, если поторопиться, то успевали спуститься с горы, приблизиться к банде, и с тылу ударить по ней, чтобы не дать моджахедам окружить взвод Блохина.
Но мы не успели.

- Не понял? – обернулся к командиру разведвзвода начальник штаба полка майор Захаров.

- Когда мы спустились, бой в том месте был уже прекращен. И поэтому я принял решение выдвинуться к кяризу со стороны «зеленки», вторую группу с моим заместителем сержантом Евтеевым, оставил на прежнем месте. Их задача, наблюдать за происходящим и если мы завязнем в бою, то он должен был принять самостоятельное тактическое решение и ударить душманам в тыл.
Посмотрев на офицеров, и вздохнув, лейтенант продолжил свой доклад:

- В нашей группе семь человек, со мною – восемь. Когда мы двинулись к «зеленке» под скалой, то увидели, что с местными людьми сделали эти душманы. Порубили их саблями. Дети без голов, старики – тоже. Жуть! – тяжело вздохнув, опустил глаза лейтенант Князев.

- Продолжайте, - выждав несколько секунд, попросил майор Захаров.

- Так точно, так точно, - закивал головой Князев. – Трава по краю зеленки была достаточно высокой, и поэтому я принял решение делать к кяризу короткие перебежки через нее, разделивши группу на три части. Первая продвигалась тихо где-то на пятьдесят шагов во главе со мною. Потом, если все нормально, я издавал крик сапсана, и выдвигалась вторая группа, потом – третья.

У кяриза были только окопы, оставленные группой Блохина, гильз от стрельбы не было. По окраине, метров на пятьдесят – тоже. Мансуров нашел несколько трупов солдат афганской армии, свежих. Невдалеке от них трех душманов.

- А почему вы решили, что это были душманы? – задал вопрос тот же, еще незнакомый Князеву капитан.

- По вооружению. Автоматы Калашникова китайского производства, гранаты – американские. Один был еще жив. Когда мой солдат Мансуров, начал с ним разговаривать, тот вытащил саблю из ножен, и хотел ею заколоть солдата. И я подоспел, выбил ее из его рук. Она была вся в крови. На мой вопрос, кого он ей рубил, он сказал неверных. Я сказал ему, что это были дети и старики. Он крикнул, что это предатели и вытащил пистолет. Солдат застрелил его.
В кабинете стояла тишина. Было слышно только муху, бьющуюся об окно.

- И вы решили вернуться?

Князев посмотрел на капитана, и помотал головой.

- Нас окружили афганские войска. Но я не знал, кто это и приказал своим залечь. Если бы этого не сделал, мы бы положили многих из них, а они нас. К счастью, рядом среди афганских солдат был офицер, хорошо знавший русский язык. Он громко спросил по-русски, кто мы. Ну, я и ответил. Он сказал, что бы мы по ним не стреляли, и вышел к нам. Так все было.

Я поинтересовался у него, что здесь был за бой. Он сказал, что боя не было, они вышли цепью из зеленки и должны были окружить душманов. Сначала они наткнулись на малую группу душманов, которые на верблюдах пытались уйти в сторону зеленки. Они часть их уничтожили, часть взяли в плен. Потом столкнулись со второй группой душманов. Трех из них убили, остальных взяли в плен.

- Это тех троих убитых, на которых вы наткнулись? – снова спросил капитан.

- Так точно, - ответил лейтенант.

- А взвода русских они не видели?

- Нет, - развел руки Князев. – Потом афганцы так же своей цепью двинулись по степи дальше в сторону кишлака, а мы направились в сторону скал, к тому месту, где находились ранее. 

- А рации с собою у вас не было? – снова задал вопрос капитан.
Князев невольно посмотрел на начальника штаба, ведущего это заседание. Тот, глянув в глаза командира разведвзвода, кивнул ему головой, мол, продолжайте.   

- Да, радист был со мною.

- И почему не доложили «первому» о пропаже взвода? – капитан застучал шариковой ручкой по раскрытой тетради.

- Мы пытались снова связаться с «рыжей мышью», товарищ капитан. Но снова тишина. Ее нашел Киселев, то есть, рядовой Киселев, наш радист, по позывным. Она находилась в завале веток у кяриза.

- Подробнее, пожалуйста, об этом расскажите, - попросил капитан, и стал что-то записывать в тетради. 

- Когда мы повторно стали выходить на «рыжую мышь», радист услышал ее позывные.

- А вы?

- Нет, товарищ капитан. Я после взрыва плохо слышал. В ушах звон, да и такое впечатление, что в них затычки были всунуты, такие невидимые, знаете. Сколько не пытался их вытащить, не удавалось. А радист расслышал ее, у него слух профессиональный, он писк рации различит через разные звуки. 

- Но вы их не слышали? - не унимался капитан.

- Нет. Еще раз повторяюсь, нет, радист об этом доложил. Я поверил. Мы по слуху двинулись к тому месту и снова вышли к кяризу. Рация лежала под завалом веток. Когда стали ее искать, хорошо, что предварительно стал рассматривать ветки наш сапер. И нашел несколько растяжек. Вернее шнуров, которыми пользуются наши саперы. Ими были обмотаны несколько веточек. И сапер, ефрейтор Смернихин,  стал кричать, что-то вроде такого; «Мужики, вы здесь?» И они сразу откликнулись. Мы не стали трогать ветки. Я передал лейтенанту Блохину, чтобы они вылезали.

- Ну, почти так же на допросе лейтенант Блохин мне и докладывал, - сказал капитан.   

И только теперь Князев на форме капитана рассмотрел петлицы. Они были не мотострелковые. Щит с мечом, военной прокуратуры.

- Это вы, товарищ лейтенант, перед тем как направить его с взводом к кяризу, посоветовали ему, если начнется наступление душманов, спрятаться там?

Холодной водой обдало мозг Князева, да так неожиданно, что все его тело бросило в дрожь. 

Дверь в кабинет резко отворилась и появившийся в ней оперативный дежурный полка, попросив у майора Куракина извинения, обратился к военному юристу:

- Товарищ капитан, вас срочно вызывает прокуратура, майор Иванцов.

- Да, да, спасибо, - встал капитан, и, укладывая в папку тетрадь, в которой вел записи, вопросительно посмотрел на лейтенанта Князева.

Это был единственный выход, чтобы сохранить людей, товарищ капитан, - нашелся командир разведвзвода Князев. – Его задача была не выпустить из кяриза душманов. И ночью они, таким образом, взяли в плен разведывательную группу душманов, задача которой была узнать, есть ли засада на пути следующей за ними банды.

- Да, да, знаю, - сказал капитан. – Это подтвердила и контрразведка, которой эти душманы были переданы. Ну, ладно, извините меня, товарищ майор, разрешите покинуть ваше заседание. У меня больше вопросов к вам нет. Лейтенанта Блохина сегодня отпустим. Пусть служит дальше.

И выходя из кабинета, он на несколько секунд задержался в двери. Из-за сквозняка резко открылась форточка, через которую горячий воздух, скопившийся в комнате, стал выходить наружу, сталкиваясь с не менее горячим воздухом, нагретым афганским солнцем, стоявшим в проходах между жилыми модулями гарнизона. 


Рецензии
Страшно и тяжело.
Даже читать.
А быть там?..

Ольга Суздальская   02.08.2019 09:46     Заявить о нарушении