Евгении в моей жизни

Евгении в моей жизни!

Нина Калашникова



Второй класс мне запомнился главным  событием в моей жизни: у меня появился, наконец, настоящий друг! Первый - и на всю жизнь!

         На углу нашего Телеграфного переулка в селе на берегу Волги долго стоял пустой,  крупный, по тем маркам, дом,  продавался, а купила  его большая еврейская семья Меллеров.
Глава семьи - Михаил Васильевич, работал заведующим нашей хлебопекарни, которая находилась за углом.

Его жена, тётя Маруся, учительница, милая и очень добрая женщина, и их четверо ребятишек. Владимир, старше нас на 3 года, Евгений - ровесник.   А Танюша и  самый младший Миша - малышня. Тётя Маруся не работала, сидела с детьми.

          С Женей мы подружились очень быстро. Сразу! Жили  рядом, в одном переулке, через два дома, сидели за одной партой, и оба были "культурные"
Это главное, что стояло между мной и остальными девочками в нашем переулке и  мешало с ними сблизиться.

         Моему брату  Саше нет. Он с первого знакомства и на всю жизнь подружился с соседом и одноклассником Юрой, а у меня не получалось с девочками. Может, потому что ровесницы не было - две старше, а две младше меня. Я всё к брату цеплялась.

           Женя Меллер  - очень серьёзный, на редкость добрый и внимательный мальчик. Учился он прекрасно! Вёл себя безупречно, и  в нашем классе стал пользоваться непререкаемым авторитетом.

            Мы были неразлучны в школе и на улице. Основным местом нашего общения стал Женин дом. Добрая и заботливая тётя Маруся радовалась моему приходу т. к. я с детства и по сей день люблю малышей, а  они - меня. И я с удовольствием возилась с Таней и с Мишенькой, освобождая тётю Марусю для домашних дел.

           Одна загвоздка была - моя бабушка Мария! Она говорила, что неприлично девочке ходить к мальчику в дом, и поругивала меня за это. Так что мои визиты носили нелегальный характер. К нам Женя ходил, но очень редко. В наших, сверкающих чистотой и образцовым порядком комнатах, мы сидели тихо за письменным столом, могли уроки поучить, могли порисовать - этим я с детства очень увлекалась.  А Женя - нет. У него сразу сформировался математический уклон.

           Куда веселее было в доме у Меллеров,  среди толпы ребятишек разных возрастов, в вечном беспорядке, шуме, гаме, плаче, играх, ... красота!

           У нас - завтрак, обед и ужин - ритуал:  сервировали стол, каждому тарелку, ложку, вилку. В хлебнице - аккуратно нарезаный хлеб. В обед - всегда - или салат, или солёности из погреба. И обязательно  - первое, второе, третье.

             У многих соседей  по переулку одна миска на всех, и хлебали по очереди, а у Миллеров - вообще, такого понятия, как общая трапеза , по моему, не было. Малышей кормили отдельно, школьники-  кушали, когда приходили, остальные - когда успевали, и мне это так нравилось.

              Я росла слабенькой, болезненной, очень худенькой девочкой, с полным отсутствием аппетита. Чуть не до 18 лет дедушка меня докармливал из ложки, а вот у Меллеров мне было всё вкусно, и я с удовольствием кусочничала у них на пару с Женей.

             Запомнился один случай. Как всегда, нелегально, я прибежала к Меллерам, только разделась и кинулась к малышам, как в дверь постучалась бабушка Мария! Всё! Мне капец!

Я почему-то так перепугалась, что тётя Маруся испугалась за меня. Она завела маня за занавеску в зале и сказала :
          -Стой тихо.

Я замерла, дышать перестала. Я же знала, что бабушку Марию обмануть невозможно.
Дверь открылась, и вошла бабушка Мария, поздоровалась и спросила про меня. И я впервые услышала, что тётя Маруся может говорить таким  тоном:
           - Здравствуйте, Мария Николавна! Нет. Ниночка не заходила. Вы же не разрешаете ей к нам приходить.
Это было сказано так строго, что в воздухе повисла пауза. Вне всяких сомнений, бабушка знала, даже скорее всего видела, что я юркнула к своим любимым Меллерам . Что-то произошло! Характер на характер.

            -Ну, если забежит, гоните домой! Обедать пора.  Всего доброго. -Голос бабушки Марии был спокойный, она говорила   примирительно.
Дверь хлопнула,  я услышала звук удаляющихся шагов. И я перевела дух!

            После этого бабушка уже не запрещала мне ходить к Меллерам, но и не поощряла. Меллеры были такая же уважаемая семья на переулке, как и наша.

           А мы росли, учились, дружили, бегали на улице, ходили в школу. Я без конца болела и Женя тянул меня, чтобы не отставала по учёбе.

           На следующий год мы, почему-то, решили называть друг-друга братом и сестрой и нам эта игра очень нравилась, и сохранялась она до Жениной свадьбы. Хотя - о чём речь? По еврейски красивый, с правильными чертами, черноволосый и смуглый мальчик и светло-русая, глазастая  девочка! Ну, ничего общего!

               В этом и ещё более раннем возрасте у детей зарождаются первые "любови" .
Я помню Валеру из соседней улицы, который проявлял ко мне знаки внимания: бегал, дёргал за косички, смущался при моём появлении, а однажды дал мне конфету!  И нас дразнила Валька, соседка : "Жених и невеста! Тили - тили теста". А Валера злился, гонялся за ней и лупил её портфелем. И я краснела, когда на горизонте появлялся Валера и до сих пор его помню.

               А вот с Женей - ничего такого небыло! Никогда! Ни в детстве, ни в юности, ни в старшем возрасте!
Мы были - именно - друзья! И точка . А может,  брат и сестра? По духу? По тёплому, необыкновенно внимательному отношению друг к другу? 
       
              Гораздо позже, в юности Женя долго  встречался с моей подругой, Валюшей Бурмистровой, с которой мы дружим по сей день. Жаль, что не сложилось!
 
                Как же давно это было. Женя стал  лётчиком гражданской авиации. Служил на северах. На его свадьбе в семидесятом году, я была ведущей!
В то время я - уже была замужем и у нас с мужем двухлетний сын, Евгений.

               А в период, начала 90-х, когда был массовый отъезд евреев из разваливающегося СССР  в Израиль, Женя со всей огромной, к тому времени, семьёй - тоже выехал, но скоро вернулся, один, без своей русской жены Людмилы, которая по сей день там и живёт.

               А Женечки уже нет на этом свете. Его унесла онкология... Но есть его внук, который так похож на Женю. Когда я смотрю на его фото в интернете - у меня слёзы на глазах!

    Жизнь продолжается!
Евгений- мой погибший отец!
Евгений - первый и лучший друг!

              Одно я заметила: все люди, которые встречались мне в жизни с этим прекрасным именем  Евгений - так или иначе, но оставляли в душе след, рубец, отметину.  И первого сына я назвала именем своего погибшего отца - Евгений! И не ошиблась,
потому, что по жизни - Евгений - это моя опора и покровитель!
                Судьба?!


Продолжение следует.

http://proza.ru/2019/05/18/250


Рецензии
У меня - два младших брата, средний из которых - Евгений (живёт в Костанае), и младший сын моего младшего брата Дмитрия - тоже Евгений (живут с нашей мамой на Полтавщине). И малого Женю я в шутку для отличия называю Юниор.

А я бы с такой красивой девочкой просто(!) дружить бы не смог бы:) А в 70-м году я всего лишь перешёл во второй класс. Ай-яй-яй... )))

Нина, я так уже привык к Вашим повествованиям... Какие же они светлые, нравственные, разумные... Правильные и Настоящие. В призме этих рассказов - через Вашу биографию - ясно читается история нашей Советской страны. О, Нина, печатайте их. Найдите такую возможность. И пригласите меня, пожалуйста, корректором.

С глубоким к Вам Уважением -

Аллан Гурченко   28.08.2019 01:13     Заявить о нарушении
Спасибо, Аллан!
Смотрите, Вы обещали! Если рискну, то корректором - только Вы!
С уважением, глубочайшим.

Нина Калашникова   28.08.2019 12:08   Заявить о нарушении
Договорились.

Аллан Гурченко   28.08.2019 15:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.