У старца

   
Никто, зажегши свечу, не ставит ее под покров,
ни под спудом, но на свещнике, чтобы входящие свет видели.
(Евангелие от Луки 11; 33)




                (Рассказ прихожанки)

            Старчество.  Существует множество трудов, посвященных этому явлению в русском Православии. Старец – это не просто опытный духовник, а человек, научившийся с помощью Божией одолевать свои страсти, часто обладающий духовными дарами, которыми награждает Господь таких людей по великому их смирению.

            Вот что говорит об этом удивительном явлении митрополит Саратовский и Вольский Лонгин, давший такое определение старчеству: «Вообще, старец — это духовник братии или сестер монастыря. В акафисте преподобному Сергию есть поэтическое сравнение: «Сосуд, благодати полный и преизливающийся». Так можно, наверное, охарактеризовать каждого старца.»

           Желание людей хоть раз в жизни пообщаться не просто с духовно опытным священником, монахом, а с человеком уже при жизни отмеченным, не побоюсь этого слова, святостью, непреодолимо в сознании народа. С самых ранних в истории Православия временных лет возникновения старчества и по сей день к старцам идут и едут страждущие, болящие, отчаявшиеся – за любовью, советом, утешением.

          Приведу рассказ молодой женщины.  То, что описано ниже, максимально точно воспроизведено со слов очевидицы событий. Вот ее рассказ.

                ***

      
          Бог любит троицу. Поэтому, наверное, только с третьей попытки достигли мы заветной цели. Пафнутьево-Боровский мужской монастырь от нас не очень далеко. Люди со всей страны добираются на поездах, самолетах, а нам то и нужно всего часок с небольшим на машине проехать. Но дома семья, муж, дети. Не так-то просто бывает от них оторваться даже на день. Собираясь в монастырь, заранее сходила на исповедь и причастие, в суматохе повседневных дел постаралась хоть как-то подготовиться.

          В первый раз собрались мы с моей приятельницей Ксенией и с моей старшей дочерью – Ксюшей. Две Ксении, и я между ними – можно загадывать желание! Ксения, как и я, искала работу. К тому же они с мужем много лет мечтают о детях. У меня была непростая жизненная ситуация – я не так давно похоронила брата, с которым мы были очень дружны. Никак не могла оправиться от постигшего горя. А Ксюша маленькая упросила нас взять ее с собой.

         Выехали рано утром. Дорога была полупуста. Мы двигались на восток, навстречу утренней заре, и увиденная красота восходящего солнца произвела на дочку сильное впечатление. Позже, дома, она нарисует очень красивый пейзаж утренней зари.

         В монастыре нам показали домик, в котором отец Власий уже с раннего утра принимал людей. Мы заняли очередь. Я взяла с собой молитвослов, чтобы помолиться. Но помолиться не удалось. У очереди был совсем немолитвенный настрой. Одна женщина очень энергично следила за тем, чтобы все шли в свою очередность, создавая этим вокруг себя суматоху и суету. Мы пробыли несколько часов, и я поняла, что нам вряд ли сегодня удастся попасть к старцу. Настроение было неважное. Но когда батюшка вышел из кельи, мы все окружили его, и он благословил нас, коснувшись головы каждого пучком свечей. Куда-то делась усталость, и улетучилось плохое настроение. Вокруг старца все мы были просто дети, которые счастливо и слегка обалдело улыбались, сразу забыв все свои печали. Батюшка спешил в храм к началу вечернего богослужения, а мы поехали домой.

        На форуме в интернете я познакомилась с женщиной, которая обещала нам помочь. Договорились, что она постарается сообщать мне через смс, если точно станет известно, что батюшка в этот день будет принимать посетителей. Старец преклонного возраста и ему трудно вести прием паломников; иногда бывает, что назначенный ранее прием, откладывается, а иногда батюшка начинает прием, не объявив об этом заранее. Возможно, это зависит от нужд приходящих, и эти нужды старец провидит духом.

        Была и вторая наша попытка попасть к отцу Власию, но уже без Ксюши маленькой. Женщина, обещавшая помочь, сдержала слово, и мы выехали ко времени, указанном в ее сообщении. Но и в этот день нам не удалось даже близко подойти в очереди к заветному домику. Какое-то время после второй поездки мы не решались ехать еще раз. И даже появились мысли: а стоит ли вообще проявлять настойчивость? Но потом пришло сообщение от нашей добровольной помощницы, и мы решили: «Съездим еще разок, и, если не попадем к старцу и на этот раз, тогда уж не будем и пытаться». Решили положиться на волю Божию: будь, что будет.

         И все-таки, третья поездка с самого начала была особенной. Или мы ехали уже другими? Может быть, готовыми к ВСТРЕЧЕ?

         С утра то начинал, то переставал накрапывать дождик. Когда мы подошли к батюшкиной келье, у дверей уже стояло довольно много людей. Все они в руках держали журнальчики. Оказывается, незадолго до нашего прихода вышел келейник старца – отец Димитрий и всем, стоящим в очереди, раздал журналы со словами: тех, у кого в руках будут журналы, он обязательно пропустит к батюшке, а остальных просит прийти в следующий раз. У нас в буквальном смысле опустились руки, ведь заветных пропусков в виде журналов у нас нет. Но развернуться и отправиться домой мы не смогли. Слишком непросто было найти время и решить все семейные вопросы, которые к началу поездки нарастали, как снежный ком, преодолеть нелегкий путь, чтобы вот так сразу опустить руки и уехать домой ни с чем.

         Осень. Опять начал накрапывать дождик. Довольно быстро мы продрогли до костей. После нас подошли еще три человека, и тоже решили сразу не уходить. Больше никто не пришел. Мы стоим, как бедные воробышки. Очередь продвигалась медленно. Дело в том, что с торцевой стороны домика была боковая дверь, через которую пропускали священнослужителей, монахов, семьи с детьми и духовных чад батюшки. На какое-то время я пожалела, что не взяла с собой детей, но вспомнив двух своих сыновей-непосед, сразу отмела эту мысль. Хотелось молитвенного уединения и доверительной беседы. С детьми бы так не получилось.
 
        Келейник батюшки приглашал пройти сразу несколько человек. Наконец, зашли последние очередники с желанными журнальчиками. Мы стали просить отца Димитрия:

– Пустите нас пожалуйста! Мы замерзли. Хотя бы погреться.

Келейник сжалился над нами и впустил внутрь домика, строго предупредив, что это не дает нам никакой гарантии пройти к старцу.

        Мы были рады, что попали в тепло. Я огляделась. Помещение, куда мы вошли, было похоже на прихожую, состоящую из двух небольших смежных комнат. Мы находились в первом отделении и присели у самой входной двери на поставленные вдоль стен лавки. Оба отделения прихожей были забиты людьми. В дальнем от нас конце смежных комнат была дверь в келью, возле нее стоял аналой с раскрытой Псалтирью. Люди, сидящие в очереди, сменяя друг друга, читали псалмы. Против аналоя находилась та самая боковая дверь для духовных чад и паломников с детьми. В эту дверь очень часто стучали, тогда келейник Димитрий открывал стучащим и пропускал их к батюшке вне очереди.

        Наша очередь двигалась очень медленно, потому что в боковую дверь все время кто-то стучал. Время шло к началу вечернего богослужения. Мы приуныли. Думали, что вот сейчас батюшка опять уйдет на службу в храм. У Ксюши разболелся желудок. От боли она согнулась калачиком. Мне тоже было тяжело. Утром почти ничего не ела, напряженная дорога, многочасовое ожидание – все это подточило мою нервную систему. Чтобы успокоиться, молилась про себя, мысленно просила отца Власия принять нас. В очереди послышались всхлипывания. Люди, видимо, испытывали такие же чувства. Сами собой полились слезы. Мы плакали и молились, молились и плакали.

        Вдруг кто-то сказал, что батюшка велел запереть боковую дверь. В дверь требовательно стучали, но отец Димитрий дверь больше не открыл. Стук не прекращался очень долго, стучали уже и в ту дверь, возле которой мы сидели, но келейник не нарушил послушания и дверей не открыл. Сразу наша очередь стала заметно продвигаться. Люди повеселели, заулыбались. У нас с Ксюшей появилась надежда, что, может быть, батюшка все-таки примет нас. Скоро подошла наша очередь, и отец Димитрий приглашает войти в келью.

         Мне было очень страшно! Так страшно, что не передать словами. Казалось, что вот сейчас старец на меня посмотрит, увидит всю мою жизнь и не захочет со мной общаться. Или стукнет какой-нибудь палочкой, как это делали некоторые блаженные и прозорливые при жизни.

         Не помню, как вошла. Старец сидел на стульчике и пригласил меня присесть напротив себя. Выглядел батюшка предельно уставшим. Мне стало его очень жалко. Ведь он принимал людей с раннего утра много часов подряд, без перерывов на обед и просто на отдых. В тот день, когда мы приехали, прием людей длился около двенадцати часов. Батюшка заговорил со мной очень ласково, и все мои страхи прошли.

         Готовясь к поездке, прочитала на форуме в интернете, что нужно свои мысли и вопросы сформулировать кратко и написать на листочке крупно и разборчиво. Батюшка сам читает эти записочки. Тогда еще подумала: «Зачем? И так знаю, что сказать». Но все-таки написала ряд мучивших меня вопросов. Получился внушительный список. А сейчас про себя поблагодарила тех людей, которые дали такой добрый совет, потому что только я переступила порог кельи, как все мысли из моей головы улетучились.

        Батюшка взял мой список и начал читать. Он пропустил все мои вопросы и заговорил о самом последнем. В нем я спрашивала, нужно ли и можно ли моим родителям из Сибири переехать поближе к нам?

– А кто же будет грибочки и ягодки в лесу собирать? – По-доброму обратился ко мне батюшка, – а омулёк в Байкале кто будет ловить?

        Старец заговорил со мной о моем личном, сокровенном. И то, что он говорил доказывало несомненную его прозорливость. Батюшка не осудил меня, не упрекнул. Он говорил со мной с большой любовью и сокрушением. Я расплакалась. Как ребенок. Батюшка помолчал, дал мне прийти в себя, а потом неожиданно:

– Ты бери шоколадку то.

          Рядом стояла коробка с шоколадом. Находясь в очереди, я видела, что люди, выходившие из кельи, несли в руках большие плитки шоколада. Но когда батюшка предложил мне взять шоколад, больших плиток уже не было, и я взяла маленькую. Он улыбнулся:

– Бери еще! Бери! Вон ту, красненькую.

И я взяла еще.

– Ну, ладно, иди.

Протянула руки под благословение. И уже в дверях, когда выходила, а в келью вошел другой паломник, отец Власий остановил меня и дал совет, который я тоже не могу передать, потому что он касается сокровенного, личного.


                ***

          Обратно мы с Ксюшей ехали предельно уставшие, но необычайно счастливые. Почти не говорили. Не хотелось. Хотелось сохранить как можно дольше то невероятно легкое и радостное состояние, в котором мы пребывали у старца. Лишь кратко рассказали друг другу каждая о своем разговоре с батюшкой. Ксюша не писала свои вопросы на листочке. Просто решила, что батюшка сам скажет ей то, что нужно. А он первым делом взял из коробки шоколадку, освободил ее от фольги, откусил кусочек сам и протянул Ксюше:

– На, съешь. Кушай, кушай!

        Ксения неуверенно взяла шоколад и положила его в рот. Когда кусочек во рту растаял, желудок перестал болеть. Боли, которые до этого момента не перестававшие мучить бедную Ксюшу несколько часов, прекратились сразу. Как рукой сняло.

– А потом батюшка стал рассказывать мне сказку.

–  ???

– Да-да! Я сама удивилась. Говорит мне: «Помнишь сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку?» Как ты думаешь, к чему он мне это рассказывал?

– Не знаю… Может, Бог даст вам с мужем детей?

          Ксюша счастливо улыбнулась. Дорога вела нас к дому. Так хотелось поделиться с родными благодатью, полученной у старца.

          Рассказала о своих впечатлениях от поездки в монастырь мужу, родителям. Папа высказал неожиданную версию по поводу батюшкиной сказки для Ксюши: «А может, старец так иносказательно намекнул на другое? Ведь в сказке Аленушка и Иванушка жили вместе и были братом и сестрой. Может, старец это имел в виду?»

          Прозорливые и блаженные люди на Руси, часто говорили и говорят иносказательно. Иногда их слова становятся понятны только спустя годы. Что имел в виду старец, рассказывая Ксюше русскую народную сказку? Пока непонятно. Но несомненно одно – пустых слов такие люди не говорят. Все слова сказаны со смыслом.

                ***

          По молитвам отца Власия в первые же недели после поездки, мы с Ксюшей практически в одно и то же время неожиданно нашли хорошую работу. Но у меня не обошлось без искушения. Сначала мне предложили должность, на которую я уже почти согласилась. Но, Слава Богу! – нашлись люди, которые предупредили меня, что работа эта связана с большим финансовым риском, штрафами и даже уголовной ответственностью. Я не знала, что делать. Так долго искала работу, семье очень нужны были деньги…  Наверное, по молитвам батюшки преодолела искушение и нашла в себе силы отказаться. И буквально через несколько дней удалось найти другое место работы – очень женскую должность с нормальной зарплатой. Работа мне нравится, коллектив хороший. Знаю, что батюшка молится за всех, кто к нему хоть однажды обращался за помощью, а значит и за меня.


P.S. Рассказ написан осенью 2018 года. А осенью 2019 года счастливая Ксения сообщила, что в их семье ожидается пополнение.



(Картинка из интернета)


Рецензии
Уважаемая Виктория, до чего же люблю Ваши рассказы!
"Старец – это не просто опытный духовник, а человек, научившийся с помощью Божией одолевать свои страсти, часто обладающий духовными дарами, которыми награждает Господь таких людей по великому их смирению" - вы так красиво дали определение.
Читая, вспомнила много рассказанных случаев, когда после простой встречи, когда Старец говорил всего лишь одну фразу, и Вы верно заметили, что часто иносказательно, у людей полностью менялась жизнь в лучшую сторону.
Это ведь действительно счастье просто рядом посидеть с таким человеком.
С благодарностью, уважением, Людмила

Людмила Колбасова   14.05.2019 11:48     Заявить о нарушении
Дорогая Людмила! Всегда рада вашим теплым рецензиям. Самой мне, к сожалению, не выпало счастья пообщаться с такими людьми лично. Пока только мечтаю.
С уважением, пожеланиями тепла, добра.
Виктория.

Виктория Белькова   14.05.2019 12:10   Заявить о нарушении