Подруги

Они дружили недолго, всего 4 года в школе с 5 по 8 класс. Но дружба эта была настоящая и прекрасная. Их дорога домой со школы составляла примерно 2 часа. Так как жили обе очень далеко. Люда жила примерно в 3 км. от школы, а Надя ещё дальше - на другой стороне линии. Так говорили у них в городе. Это означало другую сторону железной дороги. Было это в маленьком Целинном городке в Казахстане. Их город славился пшеницей и ещё через него на поездах возили уран. В последствии большее население города, заставшее те годы,  умерло от рака.
Город был светлый, зелёный и пыльный. Стоял он посредине степи и имел название Атбасар, что в переводе с казахского обозначает лошадиный базар. Да, он действительно когда то был лошадиным краем. Ведь вокруг была степь, а жили здесь издревле кочевники, лошади для которых значили больше, чем дом. Люда любила свой город. Она любила цветущие степи тюльпанов. Тополя, которые росли повсюду в городе и в парках. Верхушки их весной спиливали, чтобы летом не было пуха. И от того они напоминали пальмы. Люда никогда не видела настоящие пальмы, но думала, что выглядят они примерно, как верхушки спиленных и покрывшихся пушистой зелёной шапкой тополей. Летом было жарко, но дышалось свободно. В тени было 35-40 градусов и было много пыли. В мае они сажали картошку, а осенью, в сентябре ее копали. Все классы, начиная с пятого, отправляли на картошку. Люда училась в музыкальной школе и ее всегда от этого освобождали, хотя она  мечтала попасть на копку картошки с классом. Учебы в это время не было и было скучно. Надя ездила на картошку и потом рассказывала много смешных историй.Надя была из простой семьи. Ее родители работали простыми рабочими на хлебокомбинате. Родители Люды были по местным меркам - интиллегенты. Они работали в колледже преподавателями. Жила семья Люды не плохо. У них был большой дом и сад. А ещё 10 соток огорода за домом для высадки картошки. Родители держали коров. Люда помнит, как наблюдала за рождением теленка. Это было чудо. Из коровы вывалился огромный пузырь и папа разрезал его ножом. Теленок сразу же вылез из пузыря и встал на свои неокрепшие, шатающиеся ножки. Люда полюбила его. Она кормила его каждый день молоком из бутылки с соской. Теленка назвали Зорька. Когда он подрос он стал молодой и игривой телкой. И даже однажды боднул Люду, когда она водила его пастись. Люда умела доить корову и очень гордилась этим. Мама доила корову каждый день и руки ее немного трескались от этого, но очень вкусно пахли молоком. В перестроечные годы в доме часто выключали свет и долгими зимними вечерами они сидели всей семьёй при свече  и пели песни. У Люды ещё были брат и сестра. Семья у нее была дружная и хорошая. Папа чинил летом  машины. Он пригонял старую машину, которая уже не ездила и своими руками менял в ней все детали и она становилась как новая и снова была на ходу. Потом отец продавал ее. Люде и ее брату и сестре очень нравилось играть в этих машинах. В основном это были грузовики с крытым кузовом. В одном их них  они с братом и сестрой оборудовали домик. Однажды одна казахская семья, увидев их домик и наверное, почувствовав зов предков - кочевников в крови купила такую машину за двойную цену, влюбившись в фургон, обустроенный детьми. Люда гордилась отцом за его труд и талант, за его умелые руки. Мама была хорошей хозяйкой и у них всегда дома было много свежей выпечки. Чему радовалась вся детвора, жившая в их дворе. Они все дружили. Это была многонациональная детвора: немцы, белорусы, украинцы, русские и казахи. Все дружили и никто не отличался чем то в этой дружной уличной стайке. Люда любила творчество и в одном из сарайчиков, в котором раньше кто то жил из живности, а теперь было чисто, светло и пусто, сделала себе мастерскую. Она лепила из глины. Лепила большие  бюсты людей. Ее пальцы скользили по глине и появлялись черты лица. Она слепила Ленина и бюст отца. Она слепила своих знакомых и незнакомых людей. Эти бюсты сохли на окне, на солнце и становились светло коричневыми. Глину Люда добывала в парке у дома. Почва там была красной от глины. Глина была хорошая и крепкая.


В пятом классе Люду перевели в другую школу, ближе к дому. Их дом был так расположен, что никакая школа не была по настоящему ближе к нему. И в ближайшую нужно было добираться 3 км.  Там она и познакомилась с Надей. Надя была рыженькой веснушчатой и постоянно улыбающейся девчонкой. Когда Люда смотрела в ее серо-голубые и зеленоватые глаза, там все время скакали смешливые искорки. Солнце, как будто всегда отражалось на ее лице. Она постоянно улыбалась и улыбка эта была доброй, открытой и как будто излучала тепло и красоту весны. Такая была Надя. Люда полюбила ее всем сердцем и привязалась к ней нитью дружбы, которую невозможно нарушить ничем и никогда. Они почти никогда не сорились. С Надей это было практически невозможно. Она никогда не дулась и всегда прямо заявляла, если ей что то не нравилось. Люде это нравилось. Она была такой же. Хотя она была всегда более серьезной, задумчивой и молчаливой. Сердце ее было таким же открытым и добрым как у Нади и они с полуслова понимали друг друга. Путь их из школы был долог, но интересен. Они вели долгие и упоительные беседы. Про свои мечты, свои намерения, свои мысли и переживания. Они делились всем. Надя мечтала стать врачом, Люда актрисой. Никто не знал этого. В их маленьком степном городе это было слишком несбыточно и поэтому они стеснялись говорить другим об этом. Ещё Надя мечтала стать стюардессой. Мне кажется, она была бы отличной стюардессой. Любому человеку, взволнованному полетом, своей открытой и доброй улыбкой, она внушала бы уверенность и спокойствие. Кем стала Надя? Что сталось с ней? Такой вопрос неоднократно задавала себе Люда спустя годы. Она потеряла ее. Тогда в 1996-1997 году, все покидали город. Немцы были первыми, они выезжали в Германию. Тогда уехал и  Вадик, первая любовь Люды. Он был немец. Он тоже жил в их дворе.  Потом стали массово уезжать украинцы, русские и белорусы. Город пустел. Всех захватила массовая эпидемия переезда. Никто не хотел оставаться в городе в котором тут и там поднимались вопросы о правах казахов в их стране о их суверенитете и величии. Другие нации начали притеснять на работе - на все руководящие должности назначались казахи. Можно сказать, что началась чистка нации казахов. Немного напоминает фашистскую Германию, не правда ли. Помимо этого, начались проблемы со светом, отоплением в многоквартирных домах и с продуктами. Продукты выдавали по талонам. Люда помнит, что совершенно не было конфет. Однажды маме выдали зарплату конфетами. И мама использовала их вместо сахара при приготовлении выпечки и там где требовался сахар. Конфеты были самые нелюбимые для Люды- школьные. Но и они тогда были вкусными. Однажды Люда нашла затерявшуюся конфету на кухне. Она упала в щель между мебелью и Люда вытащила ее. Конфета была шоколадная. Люда всегда обожала шоколадные конфеты. Она развернула фантик с жадностью откусив первый кусочек, увидела червей в половинке, которую держала в руках. Всю жизнь она помнила это мгновение отвращения и горечи от несбывшейся шоколадной конфеты.

 
Родители Люды и Нади уехали не первыми и не последними. Это было продиктовано необходимостью и общим настроем всего города. Они все любили Атбасар. Их родители выросли в этом городе. Здесь были их выпускные, их свадьбы и рождение детей. Они были связаны с городом чем то большим чем просто любовь. Это был их город. И тогда это был город Люды и Нади. Там были их школа, их любимый парк, их железнодорожная линия и много ещё чего, что было для них важным и ценным. Но все уезжали, подобно птицам, улетающих на юг. Вереницы семей, перетаскивающих вещи в коробках стали обыденностью. Казалось, что наступает враг и не уехать нельзя. Было грустно.


И Люда и Надя обсуждали возможный переезд. Теперь их разговоры после школы были об этом. Они боялись разлуки, но старались не думать об этом. Мать Нади была немкой и их семья решала куда им ехать в Германию или в Белоруссию, так как родственники отца Нади жили там. Отец Нади не хотел ехать в Германию и у них дома в последнее время постоянно были скандалы. Мать Нади плакала. Девочки тихонько проходили по дому, стараясь, чтобы их никто не заметил.
Они были детьми, но чувствовали, как родителям тяжело покидать родной дом и город. Здесь было их сердце, их молодость, что ждало их там? На чужбине, в других странах, где их никто не ждал. Где надо было получать гражданство и искать работу. Только потом, когда Люда стала мамой и повзрослев она поняла, что это было для их родителей. Какой подвиг они совершили. Подвиг, который был невидим не для кого. Они пожертвовали всем, что было дорого их сердцу, чтобы увезти своих детей от нацизма, зарождающегося в Казахстане, чтобы дать им лучшее будущее. Они стали беженцами без карьеры и без амбициозных мечтаний. Теперь они были для всех просто приезжими. И на всем пространстве бывшего СССР они теперь были чужими.


Так они и расстались. Люда уехала с семьёй в Россию, Надя в Белоруссию.
Они писали друг другу. Постоянно, так часто, как только было возможно. Они пытались прорваться через границы и километры, разделявшие их, превратив их в ничто. Ведь для их сердец не было границ и различий в гражданстве.
Письма шли месяц. И они писали их постоянно, получая письма  друг от друга каждые две недели. Других возможностей поддерживать нить, соединявшую их у них не было. У них не было интернета и компьютеров. У них не было мобильных телефонов. Телефонные переговоры с Белоруссией были невозможны. Это было слишком дорого. Поэтому только письма были их спасением. В своих письмах они описывали все. Новую школу, новый класс, новых друзей. Им обеим было тяжело в новых классах. Они были уже в 8 классе, когда родители переехали и столкнулись с подростковыми стычками в своих классах. Дети были жестоки. И Люда и Надя столкнулись с необходимостью своего утверждения в новом классе, в новом дворе. Доходило даже до драк. Только Надя знала все из писем Люды и только Люда знала все о Наде. Такое нельзя было рассказывать родителям и оставались только они друг у друга. Вот и закончилась школа.  У Нади появилась любовь. Она стала женщиной. Все это Люда знала из ее писем. Ее молодой человек бросил ее. У Нади была трагедия. Она перестала писать Люде. Примерно в это же время и у Люды была любовь и была драма. Она писала и писала Нади. Но Надя не отвечала. Так прошло несколько лет. И потом они потеряли друг друга... Люда уехала учиться в институт, потом вышла замуж. Она уже и не могла найти адрес Нади. Надя не писала ей. Что было с ней? Но жизнь продолжалась и нужно было любить, работать, жить. Люда делала карьеру. Она очень много работала. Через несколько лет своей работы она и не вспоминала про Надю и про многих других своих друзей. Ей было всегда некогда. Она была слишком успешна и слишком горда собой. Потом она начала свой бизнес. Дела шли хорошо. Они с мужем построили дом. Родили детей. И вот в жизни опять началась черная полоса. Начались наезды правоохранительных органов. Видимо слишком у Люды было все хорошо. Обороты ее фирмы не давали покоя органам. Она боролась. Были трудные времена и наконец она настолько потеряла надежду, что попыталась покончить с собой. Это было несколько раз. Но к счастью, все закончилось благополучно. Думала ли она в это время о Наде? О том, где она сейчас и что с ней? Нет. Она не думала. Сердце ее покрылось пылью и мхом. Все последние годы перед этим она думала только о работе и деньгах. Сердце ее как будто замерло. Ей было плохо от этого, она понимала,  что что то не так. Но не понимала в чем дело. Она превратилась в механизм, зарабатывающий и тратящий деньги. В механизм без души и без сердца. Конечно, это лишь абстрактно. Люда всегда была добрым человеком, но в последние годы боль и страдания других людей она ощущала меньше и старалась не замечать этого. Она научилась ставить забор между собой и чужими несчастьями. Так было проще и легче. И вот несчастья коснулись ее. Как была одинока она в черном зимнем лесу. И некому ей было рассказать о своих страданиях о своем падении. Муж, он безоговорочный друг и родной человек. Но он не мог до конца понять ее. Не было друга рядом, который сможет утешить и поддержать. И она вспомнила про нее.


Тогда, именно тогда. А ещё потом, когда выпила тюбик с лекарством и поняла, что страшно поступила. Она вспомнила ее лицо и ее улыбку. Но где была Надя?
Потом начались скитания. Люда не могла больше бороться, хотя почти победила. Она отступила, потому что поняла, что победит, но цена эта ее жизнь. Поскольку нервы ее не выдержали и здоровье давало знать о себе. Она выбрала жизнь. Пусть сложную, но жизнь. И начались скитания. Люда некоторое время вынужденна была жить заграницей. Без мужа, без детей. Совершенно одна. Она привыкла к одиночеству. И часто в парке, гуляя по аллеям в чужой стране и в чужом городе разговаривала с Надей. Ведя долгие беседы. Споря и шутя. Это не было сумасшествием, это было нужно ей. Необходимо как воздух.


И вот однажды, когда она после недолгого пребывания дома, уезжала из страны через Белоруссию, так как из России ее могли не выпустить. Люда сидела в такси на перекрестке и ехала на вокзал где ее ждал поезд Минск -  Вильнюс. Люда увидела женщину с медно- рыжими волосами. Лицо ее было смутно знакомо Люде. Крупный нос, большие серо-голубые глаза. Женщина была высокой, она шла наклонив голову и улыбки не было на ее лице. Было ранее утро, на дорогах никого ещё не было, но на светофоре горел красный и они стояли. И тут Люду как будто ударило током. Она открыла окно и закричала:"-Надя!".
Женщина вздрогнула и подняла голову. Люда открыла дверь и выскочила из машины. Она пролетела несколько метров и обняла ее.
Только тогда, та, медленно сказала:"Люда" и два сердца  узнали друг друга.
Там на перекрестке стояли две девочки. Одна рыженькая, а другая со светло русыми волосами. И слезы текли по их щекам.


Рецензии