Закрыть глаза и выдохнуть

               
    Стройная, с хорошей фигурой, красивым лицом – это я. Выгляжу я так. Мой Серёжа, нормально воспринимается за моего парня, но ему двадцать два, что ровно на двадцать лет младше меня. Угу… за сорок мне.
    Я посмотрела в его глаза, это было удобно, он навис надо мной, упёршись руками мне в грудь. За последние пару лет, я полюбила этого мальчика. Первичная бесшабашность ушла, сменив беспокойством. Что будет с ним, когда я состарюсь и умру? Я опустила глаза, в знак, что готова, положив свои руки на его ладони, что были у меня на груди. Выдох. Серёжка, надавил руками, всем телом нажимая мне на грудь. Сердце поймали, оно остановилось. О какой старости я говорю? Вот она действительность. Запустится ли оно в этот раз?
                ***
    Дело не в том, что мне всегда нравились женщины, старше себя. Лена была умная, опытная, но с телом ровесницы. У Маринки, старше меня всего на пять лет, от которой я сразу ушёл, лишь только начались отношения с Леной, морщинок у глаз было даже больше. Я замечал это, когда она кончала, зажмурившись от удовольствия, а я на неё смотрел, с любопытством рассматривая эти морщины.  Лена, возможно, делает пластику или ещё, что-то там, но выглядит она гораздо лучше, чем на своих двадцатилетней давности фото.
    Сердце любимой вылетало мне в руки, бешено, как в агонии колотясь. Она закрыла глаза, опустив свои кисти на мои, выдохнула, я надавил и упёрся в грудь. Первые разы мне было страшно, когда случались эти приступы, «трахикордии» - как она называла свою болезнь. Потом начало возбуждать, и оказывается не меня одного. Этот страх, заводит меня и её, но мы знаем, что последующий за оргазмом приступ, может быть последним. Всякий раз так. Почти, всякий.
    Лена, отпустила. Вдохнула,  открыв глаза.  Я медленно убрал руки, она улыбнулась.
- Ну а теперь расскажи, зачем ты ходил на этот дурацкий митинг?
- Прошло?.. Точно? Он не дурацкий. Я сегодня выступал, с короткой речью, собралось много народу. Вполне возможно, что Муратов возьмёт меня куратором..Что? Муратов – это лидер партии в нашем регионе, я же говорил тебе.
    Лёг рядом с Леной, уткнувшись носом в её плечо. Запах был, только её, он сводил меня с ума. Возможно, она и права, решение вне системы, а не внутри её, но меня уже начинают признавать, как молодого лидера движения.
- Мальчишка, - она потрепала меня рукой по голове, как маленького, - Вы думаете, вы с чем-то боритесь, что вы оппозиционеры, протестанты. Но на самом деле, все ваши потуги, лишь на пользу системе современного рабства и вы ни с чем не боретесь, а лишь создаёте хаотичные движения внутри самого течения. Вы лишь притоки, к этой реке. Вы ж молодые! Взгляните, с чистого листа, как жизнь лучше без политиков сделать. Что вы всё за старперами-нарцисами этими бегаете, слушаете их, какой в этом прок?
- Лена, не говори фигни! Ни за кем мы не бегаем, да и лидер не старик. Ты посмотри, как зажралась власть, ты посмотри на расследования, что мы проводим, какие дворцы, яхты у этих, как ты правильно говоришь, рабовладельцев. Если к власти придёт наша партия, коррупцию мы поборем сразу, выкинув от кормушки жуликов и воров. Я за правое дело, Лена. Завтра мы опять выходим, на согласованный митинг у мэрии. Точно прошло?
- Точно. Прошло… Серёжа, вы же все молодые люди. Ну, почему вам, не выбросить весь бред чему мы старшие вас учили, а начать строить общество людей и для людей, мы дали вам технологии, у вас есть земля, делайте для людей, а не для рабства и политиков. Мы вас научили лишь, что слова и понятия, гораздо важнее сути, примите обратное, слова фикция, а суть первостепенна. Показав ведро воды из реки, мы не объясним вам, как она течёт, пока вы сами не увидите. Названия стран, разные религии, деньги, все это лишь слова, условности, ярлыки, отбросьте их и сделайте мир, для планеты и всего живого. Сейчас же созидателей единицы, остальные начальники, банкиры, чиновники, военные, да все почти люди городские, живут для системы, и во вред себе.. Серёжа. Не ходи завтра на митинг. Всё равно пойдёшь? Дурашек ты. Иди, иди сюда, мой дурашек. Угу-у, ду-урраш-е-е-к, угуу.
       А вот второй приступ, что пришёл, сразу, как она кончила,  нам не удавалось остановить, уже шестой раз подряд. Лена выдохлась. Лежала, тяжело хрипя, губы её стали синие. Я был весь в холодном поту,  от нервного возбуждения готовый вскочить и начать метаться по гостиничному номеру. «Скорая»,  даже самая дорогая, платная, не успеет раньше, чем за полчаса. Нужно сейчас. Лена уже почти не реагировала. Сев на неё верхом, упёрся в грудь руками, но как останавливать сердце без её сигналов, я не знал.
- Лена! Леночка! Я люблю тебя, боже ты мой!! Помоги мне Леночка!! Закрой глаза и выдохни, Леночка!!!
    Она открыла глаза, подняла согнутую в локте руку, выдохнула и закрыла бледные веки. Я нажал на грудь, останавливая яростное сердце. 
                ***
    Больше всего люблю середину мая, это самый расцвет, самое начало создания. Ещё месяца два назад, пустота и холод: лежал снег, стаял снег, вымерзшая земля, сухая трава. Но в ней, внутри уже просыпалась: жизнь, пионы, тюльпаны, нарциссы, и все оживает. И воздух пропитанный цветеньем сирени и плодовых деревьев.  Вздохнула планета, учёные ещё в 50-х доказали, что она дышит, раз в год по вздоху и выдоху. Она живая. Но вот ни в школе детям, ни себе напоминать, об этом, мы не хотим, мы же получили разум, мы хозяева с безграничными полномочиями в этой вселенной. Но для чего нам этот разум, если с планетарной точки зрения, все наши технологии,  губительны и разрушительны, для нашего дома – планеты. Неминуемый процесс, превращения Земли в выжженную парниковым эффектом Венеру, мы ускорили на много тысяч лет, спилив свой сук, списав на слова и понятия.
     За окном, машины, уже начало смеркаться, жара спала, я отключила кондиционер в климат-контроле. Молчали. Мы везли, Серёжу домой. Мы, это я и Серёжа, молчали,  рулила. Он спас меня, сейчас, от неминуемой смерти. Мне больше всего заботило, как теперь? Теперь, как быть? Если умру, так не обязательно в сексе, приступы просто от движений могут быть. Скорее мне совсем недолго осталось видеть этот мир. Не бросит ли он меня теперь? Секс с сердечником – рулетка.
- А, что муж, твой Лен? Он видел такие приступы? Нужно же, как-то, это лечить.
- Как-то, нужно, что-то, - я передразнила, Серёжку, - Нужно. Что-то. Блин.. Что муж? Лёша, похоже, так до сих пор время от времени подкручивает опять со своей Кирой, ему не до меня. А приступы такие, он не видел, потому, что не сплю с ним, а тем более, не кончаю, так только с тобой.
   В общем-то, я сказала правду, кончить с Лёшей мне удавалось лишь изредка и с большим трудом, а таких приступов и правда до этого не было. Всё всегда в первый раз.
- Мне не нравится твой муж, я его не уважаю…  Лен, а я в интернете читал, что с твой трахикордией, живут по среднему, как все, как средний человек и не умирают от неё.
- Вроде да, говорят так, болезненно, но не смертельно. Да, всё нормально, умирать пока не собираюсь…И вообще!  Серёжка, я же тебе говорила, что смерти нет. Люди делают культ скорби из смерти, лишь для оправдания подлостей, что творят, отрицая карму. Но смерть, конец лишь для формы. Когда меня не будет, ты не тоскуй. Погрусти, конечно, поплачь, но главное знай, что все происходит для чего-то, все всегда вовремя, а смерти нет.
- Это ты говорила. Мне не нравится, когда ты себя начинаешь хоронить, Лен. Приходи завтра на митинг. Я подготовил речь, эту власть, нужно сбрасывать, сами они не отдадут.
     Волновало, что Серёжка, как мотылёк летел к огню. Его не пугали исчезновения и убийства людей, а уж тем более суды, для тех, кому повезло не погибнуть до судилища. С митингом было ощущение, что мой ребёнок, выступает на важном концерте, а я делаю в это время педикюр, лишь потому, что предыдущая клиентка, опоздала на час. С митинга мы хотели с ним поехать за город, посидеть у реки, искупаясь в вечернем солнце. Он позвонил, когда я, растопырив пальцы ног надела сланцы, собиралась уже идти к машине, сказал, что подходит уже к своему дому. Митинг кончился, он толкнул классную речь, и жаль, что я не слышала.  Сейчас его накормит Ирина, и когда я подъеду, он сразу спустится и поедем. Через полчасика. Хорошо? Я сытая, подниматься не буду, привет Ирине. Хорошо. Есть время, заехать, купить кошачий корм, и потом уже за Серёжей.
   Ирину лично, я узнала, где-то, год назад и мы с ней славно поладили. Ирина старше меня на три года. Ирина, мама Серёжи. Она-то, как раз  сейчас и звонила. Расплатившись за корм, улыбнувшись, сняла трубку.
- Аллё, привет, Ириша.
- Серёжу убили, Лена… В подъезд вошел, а ему сзади голову проломили. Он тут лежит мёртвый и всё кругом в его крови, приезжай. 


Рецензии
знаю, что рейтинг для вас неважен
но поставлю зелёную
а отзыв - в личном сообщении

Галина Гладкая   15.05.2019 20:10     Заявить о нарушении