Время больших и смешных открытий...

                Количество комаров в Скулянах зашкаливало, несмотря на жестокую июльскую жару. Из-за этого, снять мокрую от пота спецовку было довольно рискованно даже в полдень.

                Не говоря уже о часах вечерних. Приходилось постоянно обмахиваться первой же попавшейся веткой, отгоняя вампирчиков, желающих  поживиться нашей свежей студенческой кровушкой.

                Комариное нашествие было вызвано недавним резким подъемом пограничной реки Прут и сопутствующим наводнением. Обильное таяние снегов в Карпатах - основных источников пополнения реки, вызывало почти ежегодное половодье не только местное, но и поймы соседнего Днестра.

                И здешний Унгенский район Молдавии, и центр родного Тирасполя с Кицканским лесом впридачу, в июле-августе частенько погружались в воду.

                Большое количество рыбы, попавшее с наводнением в мелкие прудики и овраги Скулян, от нехватки кислорода в стоячей тёплой воде дружно приказало долго жить и гнило себе вдоль берегов, издавая соответствующий запах.

                Как только за перетаскиванием тяжелых асбесто-цементных труб или копанием траншей были заняты обе конечности, на оголенные части рук,  шеи и лица постоянно пытались приземлиться и отобедать несметные полчища голодных комариц, привлечённых, думаю, не только  и не столько углекислым газом. Их тянула к себе еще и изрядная концентрация гормонов и желаний, которые просто зашкаливали в молодых и упругих членах нашего тела.

                Этого добра у нас тогда , точно, хватало с избытком, и открытия всемирного значения, тесно связанные с сиим важным фактором, следовали одно за другим.

                Так, в первые же дни стройотряда, эмпирическим путём было установлено, что сухое белое вино из подвалов Вовочки - местного двухметрового киномеханика, бывшего десантника и сына одной из руководительниц местной администрации, пилось гораздо легче, чем вкуснейшая холодная водичка из лучшего деренского колодца.

                Разгоряченные жарким солнцем, тяжелой работой и тучами жужжащих кровопийц, кидающихся в отчаянные голодные атаки из каждой траншеи, куда нам приходилось запрыгивать для укладки подземной сети орошения, мы , наконец, дождались водопоя.

                Мишка Шварцман и Эдик дотащили его с опозданием . Работа по доставке влаги каждой бригаде была нелегкой . Зато у них - у водоносов, всегда под рукой была вода. А пить хотелось постоянно . Потери жидкости в спецовках, наглухо застегнутых весь день, были неимоверными.

                С Пашкой Боровиком - добродушным гигантом- штангистом и однокурсником из соседней группы Кишиневского гидрофака , мы с жадностью приложились к полному вёдру .

                Пили воду , припадая к счастью по очереди, казалось, целую вечность. В результате , ведро опустошилось почти на треть. Отяжелев, с бурдюками, полными жидкости, мы, наконец, отвалились.

                Сил двигаться не было никаких. Идти на обед - тоже. Прямо перед глазами лениво раскачивалась ветки, усыпанные ароматными персиками. Комары наличествовали в изобилии даже на плодах.

                Присосавшись к сладкой жизни и нежным пушистым сочным фруктам, которые на самых нижних уровнях, у самой земли, были особенно крупными, насекомые немного опьянели и перестали донимать. Хотя бы на время послеполуденного оцепенения.

                С каждого персика, поедаемого сначала с жадностью, а затем все медленнее и ленивее,  комаров приходилось буквально снимать. В конце трапезы, которую замучившиеся студенты осуществляли, лёжа на земле, мы срывали персики все боле и более слабеющими руками. Наконец, задремали, ничем  не отличались от тех комариков, заснувших прямо на материнской груди Природы...

                Когда же вечером, после изнурительного дня и неземного удовольствия от поглощения легкой ароматной амброзии, полученной  из местного винограда , я , наконец-то, открыл глаза , то увидел внутри ведра колыхавшуюся винную поверхность , которая из-за моей жажды опустилась заметно ниже края. Взгляду открылось дно.

                Скромные познания в измерениях и переливаниях различных жидкостей, которые нам щедро предоставил мелиоративный факультет сельскохозяйственного института, говорили о преодолении отметки в пятьдесят процентов. Отодвинув меня от источника наслаждения, Паша решительно допил все, что ещё оставалось в ведре.

                - Ничего себе!,- с восхищением прокомментировал Вовочка,- Жлекают как жеребцы на водопое!

                - А букет-то какой! ,- не вынимая головы из внутренности божественного сосуда, довольно прогудел Пашка , с наслаждением и шумом втягивая нежный цветочный аромат, которым было наполнено обыкновенное жестяное ведро...

                - Купи мне белую собачку! Купи мне белую собачку, маммма..,- затянули мы с Пашей нашу любимую песенку из легендарных Битлов ( Boys,    you’re gonna carry that weight...)    и медленно, в обнимку, двинулись в сторону местной школы, где нам ещё предстояло быстро отужинать и срочно успеть на ежедневные танцы у сельского клуба, которые начинались всего через сорок минут...


Рецензии