Застрявший в треугольнике. Часть 21

Русская Таня, виртуально пригрозив накануне своим собственным литературным персонажам, чтобы, мол, не притормаживали, а гнали вперед да побыстрее, ибо в противном случае она им возьмёт и «поможет», удостоилась после такого ее гневного сотрясания воздуха удивленного взгляда Прадипа из- под его затемнённых очков и деликатного английского:
- What are you going to do?

Если бы она знала, что делать, то, честно, давно бы уже это сделала, подумала она, а в слух сказала:
- Назвался груздем- полезай в кузов!
Перевод русской поговорки на английский, однако, ей в полной мере не удался и чтобы пояснить мысль без дальнейшей привязки к грибам, она продолжила так:
- Если уж влезли в историю, то будьте любезны пошевеливаться! А то ходят, как сонные мухи, не знаешь, что про них писать.

Этот ее выпад в адрес некоторых, которые на самом- то деле были, что называется, ни сном ни духом, стал для неё уже чем- то в роде некоего ритуала, подначивающего окружающую действительность, провоцируя ее и толкая на разные глупости, которые можно было преспокойно записывать. Ранее это срабатывало неоднократно и Таня, раскусившая уже принцип действия высших сил, поэтому теперь периодически и прибегала к таким ритуальным «угрозам». Объяснять окружающим зачем она это делает в ее планы не входило, поэтому даже рискуя прослыть в домашнем кругу «агрессором, захватившим несчастную троицу в ментальный плен и теперь мучившим их в своё удовольствие», даже под угрозой все этого, Таня упорно продолжала гнуть своё:
- Нужен фееричный финал! Такой, чтоб прям «Ах!» - Только и сказала она Прадипу. - И я пытаюсь им в этом помочь.

Зарядив таким образом ситуацию, она стала собираться в путь, потому что с окончанием туристического сезона в курортной части индийского штата Гоа, ее работа тоже завершалась и можно было отправляться вместе  с перелетными птицами на запад, в родные места, где не торопясь прогревался воздух и весна уже была не за горами.
- Тобен будет звонить, выспрашивай все, мне расскажешь! - Попросила она напоследок Прадипа и уехала.

Но, как и предполагал Прадип, Тобен исчез с радаров, растворясь в огромном Бангалоре, видимо, до наступления следующего часа Х, когда все опять стали бы вытрясать из него разные судьбоносные решения. Так незаметно пролетел месяц.

В начале мая, когда на всю курортную деревню Гоа набралось бы от силы человек десять туристов из числа самых стойких, которым и жара нипочем и повысившаяся влажность тоже, когда раскалённые солнцем улицы были абсолютно пустынны и ещё не закрывшие свои лавки на сезон дождей торговцы одиноко плавились под собственными козырьками, когда Тане оставалось ещё целых две недели до возвращения, Тобен позвонил.
- Прилечу через два дня! - Выпалил он Прадипу. - Надо поговорить!
- А по телефону нельзя? - Насторожился тот.
- Нет!

Дальнейший их разговор сводился к попытке Прадипа выяснить что стряслось и упорству Тобена в нежелании объясняться. В результате часового такого переливания из пустого в порожнее выяснилось следующее: Тобен по- прежнему хотел быть с Джинси и своими детьми, но никак не мог преодолеть возражений профессионально заточенной на получение его денег Джоан, после каждого разговора с которой он снова готов был перебежать на сторону противника. Совершенно выбившись из сил от своих метаний, он и умолял друга поговорить с ней вместо него. По громкой связи. А он будет находится рядом. Если что.
- Неееет! - Жёстко ответил Прадип. - Даже не подумаю! Сам с ней решай свои проблемы.

Ладно, ладно, затараторил тот и уверил, что приедет по- любому, отдохнуть, освежиться, расслабиться.
- Освежиться? Это точно сюда! - Пошутил его друг и пошёл принимать пятый за этот день душ.

- Чтооооо? Тобен приедет без меня? - Заверещала Таня, услышав новости. - Как так то? А подождать нельзя? Пока я вернусь.
- Он хочет приехать пока тебя нет. - Признался ей супруг.
- Ясно! - Угрожающее резюмировал официальный летописец и попытался демонстративно потерять интерес к происходящему. Это у неё неплохо получилось и примерно с минуту она обсуждала природу и погоду, после чего без всякого перехода она стала закидывать Прадипа пожеланиями- о чем надо спросить Тобена, какие детали необходимо выяснить и, вообще, подытожила она, лучше бы, конечно, записывать все разговоры на диктофон, а то ещё забудет Прадип, не дай Бог, что- нибудь важное и не передаст ей потом.

Когда все последние напутствия были даны и Таня уже смирилась с невозможностью очной ставки с ее главным персонажем, Тобен, сославшись на занятость на работе, внезапно отменил свой приезд. После этого они с Прадипом устроили психологический разбор его полётов по его же огромной просьбе, засев каждый с телефоном в руке.
- Ну? - Начал Прадип, зная уже, как облупленного, этого пациента, которому нужны были только его уши.
- Мы не можем быть с ней вместе! - Бодро вернулся Тобен к своим баранам.
- С Джоан? - Уточнил на всякий случай психоаналитик.
- Конечно! - Заверил Тобен настолько уверенно, что стало даже непонятно кому тут нужен сеанс психоанализа и нужен ли вообще.
- Ну? - Продолжил Прадип.
- Но как ей об этом сказать? - Занудил Тобен, становясь наконец самим собой.
- Что ты хочешь, Тобен? - Холодно и настойчиво, прямо как попугай, повторил уже который раз за последние полтора года Прадип.

Тобен заверил, что думал об этом и вот что получается в хит-параде его хотелок:
- быть в близких и хороших отношениях со своим партнёром;
- чтобы по дому было все ок, намыто и настирано, наглажено и наготовлено;
- он хочет доверять своему партнеру;
- позитивная атмосфера в доме, а не выкачивание из него энергии.

- Ну, хоть что- то! - Подумал про себя Прадип и в слух сказал, - Так! Три пункта из четырёх в принципе про Джоан, про Джинси всего один, если с натяжкой, то два.
- Да! - Оживился Тобен, видимо, традиционно ожидая, что наконец- то чашу весов перетянет в сторону Джоан и его единственный поверенный в этот хоррор с самого его начала смилуется и скажет:
- Вот и будь, Тобен, с Джоан! Совет вам да любовь!
- А какой из этих четырёх пунктов по- настоящему важен для тебя? - Вернули Тобена на землю. - Про намыто- наглажено или все- таки доверять?
- Доверять очень важно! - Залепетал Тобен, понимая, куда клонит Прадип.
- Ну и спроси самого себя- а я доверяю Джоан?
- Нееееет! - Проблеял Тобен.
- Вооот! Дальше! Нет ни слова про детей! Для тебя вообще не важно с кем будут дети?

Закидав Тобена новой порцией риторических вопросов и организовав тем самым очередную волну хаоса в его голове, Прадип напоследок напомнил:
- Даже если с Джинси ты будешь ради детей, это уже кое- что! А Джоан обесточит тебя по- тихоньку и выбросит, если ты ее не выгонишь первым.
- Вчера я был в темпле, - Продолжил Тобен после длинной молчаливой паузы. - Браман посоветовал мне держать своё сердце кристально чистым. Что это значит?
- А почему ты его не спросил, если не понял? Иди и уточни, а я тебе потом свою версию дам. - Посоветовал Прадип.

На следующий день официальная тема созвона так и была объявлена - что значит чистота сердца? И ни чьего- нибудь, а именно Тобеновского задёрганного и безутешного сердца.
По мнению брамана, в интерпретации Тобена, ибо каждый из нас слышит то, что хочет, чистота сердца подразумевала быть сфокусированным на чем- то одном и быть спокойным и уравновешенным.
- Отлично! Но это высокая философия! - Прокомментировал Прадип, понимая, что Тобену этот кусок сейчас не прожевать и целиком тоже не заглотить. - Будь честен сам с собой и ничего не бойся!
Тобен молчал.
- Честно признайся себе, чего ты хочешь и иди вперёд без страха! - Перевёл Прадип на понятный ему язык.
- Я хочу быть с Джоан! - Выдавил из себя несчастный.
- Ну и будь, ёлки- моталки!
- Я скажу Джинси, что мы не будем счастливы, если продолжим жить вместе. Я буду давать деньги на детей и на неё, но жить будем отдельно. Я думаю, Джинси согласится.
- И Джинси согласится, и Джоан! - Капнула яду Таня, выслушав очередной доклад о сводке с полей. - Джоан особенно! По части денег в пользу семьи так непременно!
- Он скажет Джоан приезжать, но без дочки и он будет тоже без детей. - Продолжил Прадип. - И в ближайшее время они общих детей заводить не будут, пока не прояснится ситуация.
- Ну прямо просветление мозга наступило у Тобена! Погулял- погулял за околицей и вернулся в родную хату! Приплыли, называется.
- В принципе, да! - Согласился Прадип. - Все, как полтора года назад. Ничего нового.

Тут Таня подумала, что если бы Тобен получил в своё распоряжение сейчас ее рукопись и удосужился бы поглядеть на самого себя со стороны чужими глазами в динамике, то, кто знает, может и возымело бы это на него определённое действие, может увидел бы, что все это время он бродит по кругу, даже когда ему мерещатся суперпросветления в его мозгах.

Ещё она вспомнила один далёкий уже день, когда они все вместе ещё жили в Кочине, деловой столице прекрасной Кералы. Тогда они были в гостях у Тобена, зовущегося в те времена ещё через букву «а» , в его огромной съёмной квартире, где он проживал один, пока Джинси ещё с одной только дочкой жила у ее родителей в Бангалоре. По просьбе Тобена Таня захватила тогда карты.
- Ты встретишь родственную душу!  - Сказали они ему.
- Это как? - Брякнул тот.
- Придёт время, поймёшь!  - Уклончиво прокомментировала тогда Таня женатому в доску Тобену, которому даже вообразить какую- то родственную душу было и то сложно. Теперь он не мог без неё ни есть, ни пить и родственная душа, кто бы и что не говорил, придавала смысл его жизни, несмотря на ее постоянные фокусы, поводы для ревности и беспокойству по финансовым утечкам в ее направлении.

- Напомни о том дне Тобену. - Сладким голосом попросила Таня, возвращаясь уже в Индию и, предвкушая, как Тобен попадётся в приготовленную ею ловушку, добавила, - Пусть приезжает, снова раскинем карты.

продолжение следует


Рецензии