Пролог

Огромные снежинки кружились в неподвижном воздухе. Казалось, они парят в невесомости: неспешное падение иногда совсем прекращалось, и пушистые звёздочки зависали в темноте на доли секунды – но снова вкрадчиво продолжали свой недолгий путь, незаметно укрывая засыпающий город…

Тимофей долго зачарованно стоял у окна: такой снег он обожал. Потом покачал головой: всё бы ничего, если бы не двадцать шестое августа на дворе!

Впрочем, в Сибири с погодой всякое случается. То заморозки в конце июня, то вот – новогодний привет в конце лета нежданно-негаданно.

Слякоть завтра будет… Опять плюхаться целый день!

Тимофей недовольно поморщился. Он ненавидел «грязные» дни, когда его чудесная сине-перламутровая машинка, оказавшись позади какой-нибудь хлебовозки, из-за летящей из под колёс грязи моментально превращалась в серую самоходную глыбу, а огромная хондовская лобовуха становилась похожей на узкий триплекс БТР-а.

В такую погоду, несмотря на очевидную бессмысленность действа, он каждые два-три часа заскакивал к гаражам и наскоро приводил свою ласточку в порядок: тёр специальной лохматой щёткой и споласкивал из ведра стёкла, двери, фары, номер, в общем всё вкруговую. Нет, он не относился к тем таксистам, которые считают, что достаточно протереть дверные ручки пару раз за смену. И ведь дураку понятно, что теряется время, деньги, да и вообще вся эта красота – ровно на полчаса (если повезёт), но...

Вырвавшись из плена размышлений о тщете сущего, Тимофей снова глянул на улицу. Весь двор за неполный час стал белым, странно и непривычно смотрелась под снегом зелень листьев в оранжевых лучах фонарей.

Интересно: кто и когда завёз в Сибирь тополя? Занятная штука – если кинуть в землю тополиную семечку – из неё ведь ни в жизнь ничего не прорастёт! Но если посадить готовый саженец, присмотреть за ним пару лет, то – всё. Эта древесная тварь так уцепится за землю и жизнь, что – только держись! К сентябрю все местные берёзки-осинки роняют свою красно-золотую красоту, и только тополя как ни в чём не бывало зеленеют своими листьями-лопухами назло всем невзгодам чуть ли не до самых морозов. А попробуй изведи их потом! Даже пень – не пройдёт и года – распустит свежие веточки, из-под земли тут и там пробьются молодые побеги…

Высоченное дерево за окном словно встрепенулось, вздрогнуло – видимо от порыва ветра, и снег белой завесой посыпался с ветвей. Тимофей повёл плечами, почувствовав непонятную мимолётную неуютность. Поздно… Пора баиньки.

Город поглотила тишина. Никто из не спавших в этот поздний час не придал несвоевременному снегопаду особого значения: мало ли… бывает и не такое. Однако именно с него всё и началось.

Продолжение: http://www.proza.ru/2019/04/05/170


Рецензии
Ты понимаешь, что пишешь бред. Огромные снежинки

Виктор Пеньковский-Эсцен   14.06.2019 04:04     Заявить о нарушении