Истинная природа Вселенной

Черным цветом показан сложный узор из волокон темной материи. Они опутывают Вселенную как паутина, а сравнительно редкие сгущения обычного барионного вещества окрашены в оранжевый цвет. Эти модели хорошо согласуются с данными астрономических наблюдений. Источник: http://www.astronet.ru/db/msg/1391466

Истинная природа Вселенной


Аня Кораблева смотрела в микроскоп. Это была ее повседневная работа – сидеть, прильнув к проклятым окулярам, измерять, записывать…

А Вова Лужин смотрел на Аню, хотя его обязанности состояли вовсе не в этом. В соответствии со служебной инструкцией Вова должен был думать. Ну, а еще кое-что вычислять, утверждать результаты расчетов у начальства (хотя начальство, как и положено, в математике ни бельмеса не понимало), а потом отдавать свою писанину мастеру в цех. Мастер обеспечивал изготовление образцов по Вовиным расчетам, а потом приносил образцы Ане, чтобы она на них смотрела в микроскоп, чтобы Вова смотрел на Аню. Так осуществлялся замкнутый производственный цикл.

Теперь опишем декорации и сопутствующие обстоятельства места и времени.

Аня Кораблева - инженер. Некогда она работала на авиационном заводе в Саратове. Когда авиационный завод помер в страшных судорогах, а на его месте образовался бескрайний блошиный рынок, Аня вдруг обнаружила, что у нее в пассивах квартира, семья и первая молодость, а в активах – молодость вторая и желание повеситься. Тогда она собрала пожитки, сказала Саратову: - «Чтоб ты сгорел!» - и подалась в родной Волжск, чтобы начать новую жизнь и добиться маленького и скромного счастья.

Вова Лужин – тоже инженер, а по образованию астрофизик. Когда он окончил МГУ, то с удивлением узнал, что во всей стране вакантных мест на должность астрофизика всего два, а выпускников по этой специальности – аж двенадцать штук. Имелась вакансия на место учителя физики в школе, но зарплата при этом позволяла оплачивать только место под вешалкой в коммуналке на окраине Москвы. Тогда Вова на деньги, оставшиеся после обмытия диплома, купил билет до Волжска, где у него жили папа и мама, и сделался инженером.

Надо заметить, что Вова Лужин, как и полагается большому мальчику, пытался охмурять девочек с помощью всех доступных средств, и среди них главнейшими были молодость и знание астрономии. Случалось, очередному предмету увлечения он говорил: «А знаете ли вы, что диаметр Сириуса вдвое больше солнечного?» Но предмет увлечения скоро узнавал, что Вова не имеет собственного жилья и прочих нужных для совместного счастья вещей, и терял всякий интерес и к Сириусу, и к Вове.

Действие происходит в Волжском НИИ ЦБП, что переводится как институт целлюлозно-бумажной промышленности. Это очень интересное заведение, прежде закрытое по причине секретности, потом – едва не прикрытое за ненадобностью в условиях еще более дальнейшей демократии, а ныне переживающее расцвет на фоне переориентации запросов населения. Теперь тут не делают гербовую бумагу, бумагу для печатания денег, бумагу для космонавтов – но зато лидируют в производстве бумаги туалетной. А почему лидируют? А потому лишь, что постоянно находятся на самом острие научно-технического прогресса в этой критически важной отрасли знания и производства.

Вот тут кто-то скажет: подумаешь, туалетная бумага, это ж не айфон и даже не истребитель седьмого поколения. И будет, товарищи, неправ, потому что это в раньшие времена население пользовалось какими-то там «Известиями» или «Правдой», а нынче времена стали другие. А хорошая туалетная бумага – это наукоемкий продукт, ибо не позволено ей являться канцерогенной, алергенной и патогенной – это во-первых. А во-вторых должна она быть гигроскопичной, ароматичной и внешне симпатичной. В-третьих же, оная хорошая бумага – целебная, учебная, хвалебная и хлебная. Далее, к ней предъявляются требования по текстуре и фактуре. Текстура желательна нежная, шелковистая и теплая. А фактура предполагает наличие очищающих подушечек, противомозольных вкраплений, а также завлекательных рисунков и надписей самого возвышенного содержания. Есть еще и в-четвертых, в-пятых и десятых. Вот так-то!

Вы уже поняли, должно быть, что Аня и Вова продвигают в жизнь достижения науки в том самом НИИ ЦБП, что работают рядом и, следовательно, движутся друг вокруг друга по орбите убывающего радиуса, чтобы однажды совершить сладкое падение. Единственное, что пока мешает – это шарманка про звезды, которую непрерывно крутит Вова.

Сегодня у Ани ответственная работа, которую она вот уже вторую неделю никак не может закончить. Суть работы в том, чтобы точно охарактеризовать образцы туалетной бумаги, изготовленной по Вовиным расчетам. Волокна в ней прозрачные, и потому контрастность изображения в микроскопе плохая. Можно окрасить всё фуксином, но тогда не удается отличить волокна от других компонентов – скажем, от полиакрилата натрия. А хорошие фотографии нужны позарез для начальства, которое собралось на очередной симпозиум или конференцию – черт их разберет. Но сегодня Аня нашла-таки выход – она обработала образцы сначала пикриновой кислотой, которая осела на полиакрилке, а потом уже хромовым черным, и картинка получилась замечательная.

Аня сфотографировала изображение, перенесла его на компьютер и зачехлила микроскоп. Вова, видя, что работа окончена, навис у Ани над плечом, пытаясь разом рассмотреть и то, что на мониторе, и то, что за вырезом блузки. Наконец, монитор пересилил матримониальные позывы (не забывайте, что рассказ мой – фантастический!)

Вова уставился в сделанную Аней фотографию и завопил:

- Анька! А говорила, что тебя не интересует астрофизика! А сама вон какие фотки в компе держишь!

- Какие? – обеспокоено спросила Аня.

- Как какие? Это же модель макроструктуры Вселенной!

- Да ладно тебе, совсем рехнулся на своей астрономии. Это фотография туалетной бумаги. Под микроскопом. Вот это серенькое – целлюлоза, вон то желтенькое – полиакрилка, для гигроскопичности.

Вова озадаченно почесал в затылке, подошел к своему компу и по сети переслал на Анину почту фотографию. Та открыла ссылку – а ахнула. Фотография от Вовы была почти одинаковой с той, что сделала Аня.

- Вот эти серенькие нити – филаменты темной материи, а в узлах – скопления галактик – просвещал Вова.

- Смотри-ка, в точности как туалетная бумага под микроскопом!

Они сличали снимки, и ужас наполнял их души.

- Теперь я знаю не только структуру вселенной, но и ее назначение, и трагический конец бытия! – заявил Вова.

- Да, я давно чувствовала, что всё идет к здоровенной заднице! – пролепетала Аня.

- А замуж за меня пойдешь?

- Что ж делать, если так всё складывается!

И центростремительное ускорение наконец-то бросило их друг к другу.


Рецензии
Бог подотрёт задницу нашей Вселенной, и её миссия будет считаться исполненной.
Значит, она послужит!.. на пользу...

Всеволод Шипунский   21.05.2019 13:24     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.