Оспа

Оспа!

Страшные болезни свирепствовали раньше на Земле: чума, холера, оспа, сибирская язва, тиф.
Нашему поколению довелось вести завершающий этап борьбы с двумя из них: с оспой и холерой.

      С холерой последний раз мы встречались в начале 70-х годов, когда Волга  разлилась, после необычно обильных зимних снегопадов,  затопила и размыла старые холерные захоронения.

И снова вспышка этого смертельного заболевания: карантины, посты на дорогах, и постоянный страх в душе...а вдруг?
Мой муж и старший брат, Александр, в это время заканчивали школу милиции и были направлены на карантинные посты. А нашему первенцу, Женечке, только полтора годика. То самое время, когда дети тянут всё в рот - и не уследишь!
Короче - поволновалась я тогда за своих родных . Очень!

       А вот оспа! Наверное мы были последними, которым прививали оспу  в начальных классах. Но! Поколения тех, кто на полжизни старше нас, оспой в своё время ещё когда-то болели. И людей с лицами, испещрённых оспинами, я в своём детстве и до среднего возраста знала много.

       А нашему поколению  довелось пережить прививку от оспы. Делали её в начальных классах на предплечье левой руки . Я очень хорошо помню это, потому что страшно боялась , хотя старалась виду не подавать.
В комнату  нас заводили по 3 человека. Зашли я, Женя и Люда.

Женя держался спокойно и мужественно. Я очень боялась, но держалась изо всех сил, а Людочка плакала и не хотела идти.

       Задрав рукав у школьной формы Женя решительно направился к дальнему столу, к Люде подошла самая добрая медсестра, а мне досталась старая и злая.

       - Что стоишь? Иди-ка сюда! -  скомандовала она строго,  взяла  за локоть, глубоко процарапав мне на предплечье две бороздки медицинским острым пером, капнула вакцину.

 Больно и страшно! Надо было сидеть и ждать, когда  жидкость впитается и высохнет, и я совершенно образно представляла себе, как эта ужасная чёрная оспа... сейчас! Вот сию минуту! Проникает через царапины  прямо...в  меня!

          К вечеру следующего дня рука покраснела, и на другой день к ночи поднялась высоченная температура, и на месте царапин образовались огромные нарывы! Чесались они так, что можно было сойти с ума! Но прикасаться к ним было нельзя,  потому что разодрав гнойники,  разнесёшь инфекцию и на самом деле заболеешь оспой.

          Я девочка терпеливая,  не капризная,  днём мужественно переносила зуд, но! Наступала ночь, я с горем пополам засыпала и  переставала контролировать себя.  Вот это было страшно.

          Никакие повязки не помогали. Оставалось одно: мама, бабушка и дедушка по очереди целую неделю сидели около меня и старались удержать мои руки.

       А нарывы были огромные, особенно верхний!
Вот тогда я поняла, почему оспу называют - чёрной!  Прорвавшись, они покрылись корками цвета печной сажи и начинали та-аак зудеть, что только одно желание было в душе - сорвать эту страшную коросту и разодрать всю руку ... до костей!

         Это только два нарыва на левой руке, а если представить, что всё тело покрыто таким ужасом, то понимаешь, какая  же это безжалостная, жестокая и смертельная болезнь!

         В школу я пришла аж через 10 дней, похудевшая и притихшая. Ещё трое моих одноклассников переболели также тяжело, остальные - нормально.

         И до сих пор на моём левом предплечье заметны две отметины от прививки, а в душе -  память на всю жизнь ... о... чёрной оспе!


На фото: я, мама и старший братик Саша.


Рецензии