Призрак мятежного Ориона. 45 гл

начало: http://www.proza.ru/2018/12/10/1596
предыдущее: http://www.proza.ru/2019/05/25/223

*Мемуары друга публикуются с его согласия.
Фамилия ЛГ вымышлена. События реальны.

«Новому поколению подводников России в память о тех,
кто погибал без боя и без славы,
но честь не потерял и Присяге не изменил.»

45 ГЛАВА

1.

Он ждал Татьяну каждый день с семи вечера. Когда удавалось выйти из-под контроля матери, она прибегала минут на пятнадцать-двадцать. Грелись, обнявшись, у костра под мостом и разговаривали. Было очень хорошо...
И они были счастливы.

Однажды, она пришла с дядей Ваней. Он при девушке объяснил Виктору, что его «фоторобот» висит на стенде
«Их разыскивает милиция», и если поймают, то два «условных» будут привеском к более серьёзному сроку. Участковый очень уважал самаринского отца и как фронтовика, и как человека. Он пообещал решить вопрос с матерью и, чтобы Витя ждал его в своей берлоге. Под «Новым мостом» через железную дорогу было служебное помещение без дверей, где он с друзьями - Серёгой Новиковым и Витей Чистяковым, навёл порядок и оборудовал лежбище. Проём закрывал ватным одеялом с помойки. Обогревался дровами, разогревал пищу на костре или керосинке. У дяди Вани всё получилось, но с двумя условиями. Первое, дорога у Вити только одна: «дом - школа», «школа - дом». Второе, естественно, никаких встреч с Таней... К убеждению мамы, что сын должен окончить школу, подключилась завуч с ласковым прозвищем «Валентинушка».
А выбор с училищем был прост: «Чем дальше, тем лучше». Так дядя Ваня решил и в военкомат вместе ходили.

Влюблённые, всё-таки, встречались ненадолго каждый день на бывшей голубятне.
Под гурчанье голубей ворковали и завидовали их свободе. Всего лишь, один раз им удалось провести время очень долго, длинною в фильм «Ромео и Джульетта».
Витя купил билеты и передал в школе через своего друга. Они встретились уже в тёмном зале кинотеатра «Спутник». Во время сеанса, парочка держалась за руки... Он обнимал её, шептал нежные слова и сравнивал ситуацию фильма с похожей реальной жизнью. Когда кино закончилось...они разошлись в разные стороны.

***
Раньше, мама Виктора очень хотела, чтобы он стал военным. Даже помогла грыжу быстро прооперировать, медкомиссию пройти с гайморитом и хронической ангиной, но чем ближе к выпускному, тем её желание всё больше и больше таяло. А когда поверила, что он с Таней не встречается...растаяло окончательно:
«Никуда не поедешь! Все здесь остаются. Во Владивосток, к чёрту на куличики собрался!».
Она не знала о тайне дяди Вани, что тот был союзником её сына и убаюкивал:
«Конечно, Аня! Правильно, Анна Ивановна!» - а Витьке подмигивал.

2.

После выпускного сабантуя, Виктор с Сергеем, рано утром, приехали под мост.
Татьяна уже ждала, и Сергей пошёл в сарай за чемоданом с вещами и документами.
Влюблённые фантазировали о будущем. Она решила поступать в торговый техникум, чтобы по окончании, могла приехать во Владивосток и устроиться на работу. Они очень сильно хотели быть вместе, без надзора правильных и неправильных матерей. Тогда, они признались друг другу в любви..и впервые, поцеловались.

«Если поступишь, я буду писать каждый день. И ждать…»

Виктор запомнил эти последние романтичные слова. Сергей проводил его на электричке до города, посадил в составе команды «ТОВВМУ» на поезд, и Самарин поехал. Чувствовал, просто непреодолимо чувствовал, что нужно на свой Новый мост посмотреть. Упросил проводницу открыть дверь с правого борта. Проезжая, увидел маму, стоящую на мосту и Таню, сидящую под мостом у его «берлоги». Она глазами отслеживала все пробегающие окна моего поезда «Москва - Владивосток».

- Скорость поезда была небольшая, я выкрикнул: «Та-ня!». Мы, в последний раз помахали руками друг другу, и...расстались навсегда.

- Как это. Почему…? - возмутилась притихшая, во время рассказа, Татьяна.

- Через три дня, когда я был ещё в пути, её изнасилуют, и мама отправит её от позора в деревню. Главного насильника, от моего греха, сбережёт тот же дядя Ваня. Как впрочем, и меня с моим условным сроком. В первом же отпуске в феврале, я метелил его так, что весь снег на детской площадке был красный от крови. Дядя Ваня ожидал этого и следил за мной, подоспел вовремя и остановил расправу. Этот сынок начальника секретного цеха авиазавода, со своим папашей подали на меня заяву. Но участковый, с теми же следаками, что вели моё дело по драке, проволынили. Танина мама со мной разговаривать не стала, подруга уехала в другой город, а дядя Ваня слово матери дал не помогать мне в её поисках.

Татьяна гладила грудь Виктора, и ровно дышала ему в плечо:
- Как печально. Так больше и не виделись? - спросила она.

- Через два года, в августе. Я был в отпуске и увидел её за прилавком «Гастронома» недалеко от моего нового дома. Мама переехала в другой район. Предложил встретиться в сквере Калинина. Она сделала всё, чтобы преподнести себя испорченной. Вырезала ножом из огурца два стаканчика и налила в них водки. Я был по форме, а там патрули постоянно шныряли. Она сама всё и выпила... Материлась. Кричала «Самарин, да пошёл ты…». Ударила меня сумочкой несколько раз. Это была не та Татьяна. Жестокие, большие сумасшедшие глаза и совершенно никчёмные речи. Через день улетел во Владивосток. Другой, и больше никакой встречи, не получилось.

- Это ужасно. И всё-таки, надо было искать и бороться за неё. Чувствуется по тебе, что жизнь не в бархате прошла. Глаза постоянно задумчивые. Вверх заглядываешь. Это признак симптоматичности. Отпечаток прожитых лет не по-детски. Твой мозг непрерывно в работе, он в напряжении. Это «не есть хорошо.» Да...в штате бригады должен быть психоаналитик, как в западных армиях. Будем исправлять ситуацию,- улыбнувшись, произнесла Таня.

Самарину, вдруг, вспомнилась купринская «Олеся» у дяди Лёши. Он отважился на вопрос:
- Таня, а ты не ведьма?

- Ведьма. Испугался? Но я градом жито не бью. Могу карты разложить и погадать. Но тебе не буду,- с усмешкой ответила она,- Завтра едем к моей подруге детства Александре. Она звонила сегодня. Узнаешь обо мне многое. Пусть Саша тебе погадает. Мы с ней картишками балуемся.

Она положила руку Виктора на свою подушку, легла на неё и прижалась всем телом. В ней, явно, присутствовала экстрасенсорика, угадывающая желания. Ощущение райского блаженства от объятий, опять, охватило Самарина с головокружением.

***
- Нет. Не буду говорить тебе как она: «Я хочу»... Я уже большая девочка. А без Александры, от которой у меня редко бывают секреты, скажу. Торгпредство Внешторга - это те же разведчики и поэтому их семьи подконтрольны органами. Моё детство было ограничено в общении с другими детьми. Был свой круг. Понимаешь, о чём я?
Папу видела по форме в самом раннем детстве. Потом она висела в шкафу и только звёздочки менялись.
Твоё детство было не тяжёлым, но трудным, и оно отложило отпечаток на твой характер. Знать с раннего детства, что такое труд, торговать с дедом - это так здорово! Отстаивать своё место под солнцем, проявляя характер - тем более. Себя же, отношу к избалованным детям, но после услышанного от тебя - ущербной. Хотя были игры в прятки, казаки-разбойники или классики, скалочки. В нарушение, купались с набережной в Москве-реке. Но такие дети как я, вырастая, должны врастать в элиту. Неважно какую. Партийную ли, торговую или ту же министерскую - оно всё едино. Если не так, то случаются разные крайности до трагичных последствий. Это объяснил мне папа уже поздно, перед смоделированным благочинным выходом замуж. Я выпадала из потока течения, где всё делается с расчётом. Пришлось создавать видимую счастливую советскую семью. Если бы не специфика папиного положения, я могла бы родить и сама вырастить ребёнка, как это нередко происходит с другими девчонками. Надеюсь, ты всё понял?

Виктор кивнул, вспомнив о ребёнке.

- Жить в пушистой и обеспеченной семье не является счастливым бытием...- Татьяна сделала длительную паузу и, вздохнув, продолжила, - Для женщины, очень важно быть искренне любимой. А цветы и подарки - всего лишь признак внимания. Я чересчур преувеличенно принимала этот фактор, но теперь называю его «мужским приёмом сближения с телом». Цветы от чувств красивее и душистее, чем по проформе повода. Те же полевые ромашки, например, или с клумбы. Стрессы и депрессии сделали меня прагматичной, жёсткой и привели к Богу. Мне сейчас для роста необходимо вступать в партию. И знаю, что не смогу заставить себя поверить в светлое коммунистическое будущее. Буду работать там, где не требуется отречение от Бога и своих убеждений.
А притворяться - это бесчестье.

Татьяна поднялась для смены магнитофонной кассеты.
Шопен закончился и рай Виктора, от близости женского тела...тоже.
На обратной стороне был Иоганн Штраус, и полилась мелодия «Голубого Дуная».
_____________________________________

Мои стихотворения по теме «Призрак»

1.

Он каждый вечер ждал свою Татьяну,
В укрытии надёжном под мостом.
Мечтали у костра, но сбыться планам,
Не суждено...она пришла с «ментом».

Хороший участковый - дядя Ваня,
Знавал отца Самарина, с войны.
«Недолго проживёшь ты на обмане.
Тем более, что нет твоей вины.»

Красуется на стенде «фоторобот»,
Разыскивают всюду беглеца.
Вопрос решён, теперь одна дорога:
«Дом-школа» и разбитые сердца.

2.

Свидания, отныне, под запретом.
На голубятне встречи коротки.
В кино, однажды, он купил билеты.
Не выпускал, весь час, её руки!

«Ромео и Джульетта» фильм о жизни,
Роман почти такой же, как у них.
Наутро уезжать...от этой мысли,
Казалось, небо рухнет на двоих.

Был тот же мост, свидетелем печали,
Где первый и последний поцелуй,
Парнишку проводил в морские дали.
Прощай Танюша, мама не горюй...

3.

Владивосток раскрыл свои объятья!
Сбылась мечта - он будет моряком.
Кошмарный сон: подруга в рваном платье,
А он, как будто, с нею - незнаком.

Всё так и вышло, только он уехал.
Насильников «метелил» в феврале.
Убил бы! Участковый стал помехой.
Кровавый снег остался во дворе.

Прошло два года. Встретились случайно.
И разошлись, как в море корабли.
Не та уже Татьяна...злая тайна,
Навек закрыла сердце от любви.

***

А что же эта, новая Татьяна?
Околдовала, ведьма, увела...
Там много в этой женщине тумана.
Морозит душу, от её...тепла.

*фото: Балаклава
*продолжение: http://www.proza.ru/2019/05/27/215


Рецензии
Достойное продолжение!
Насильник не только насилует тело, но и убивает душу.
Поэтому на Кавказе и убивали изнасилованных - жить нормальной жизнью такой женщине очень трудно.
В России по статистике каждая вторая женщина подвергалась сексуальному насилию - от младенцев до дряхлых старух.
Нравы - это идеология. Чем больше в стране сексуального насилия, тем ниже нравственность народа.
Вот и думай после этого об особом пути и избранности:(
С уважением

Надежда Кучумова 2   26.05.2019 10:04     Заявить о нарушении
Здравствуй, Надежда!
Статистика умалчивает то, что "жертвы" изнасилования не подавали заявления в милицию.
Это считалось позором, осуждали именно девушку "сама подала повод"...и конечно, на судьбе после этого было несмываемое пятно - порченная. Тогда психотерапевтов не посещали. Осталось два пути - в проститутки от безысходности, либо в петлю. Те, кто самостоятельно выходил из ситуации, менялись внутренне и внешне до неузнаваемости. Что произошло и с героиней - первой Татьяной.
Это сейчас не стесняются заводить громкие дела об изнасиловании, особенно, если дел касается публичных лиц. Всё продаётся и покупается. И позор может принеси весомую прибыль...ну и чёрный пиар, будет покруче любой рекламы. Некоторые "жертвочки" потом и книги пишут, что как и с кем было. Не говоря уже о платном интервью для жёлтой прессы.

Ольга Шельпякова   26.05.2019 11:46   Заявить о нарушении