Просто предчувствие...

                Совещание нашей бурно растущей фирмы, занимавшейся внедрением инноваций , обещало быть увлекательным. Пойдя навстречу Игорьку - молодому энергичному Директору Крымского филиала, я и представить себе не мог, что он организует нашу встречу на борту красавицы-яхты.

                Белым лебедем  она лениво колыхалась  на мелкой волне широко раскинувшегося синего моря.  Яркое крымское солнышко обдувалось лёгким  волшебным бризом. Антураж для совещания филиалов был впечатляющим и обещал массу положительных эмоций.

                Охранники, прилетевшие спецрейсом вместе со мною, в нелепых строгих костюмах и галстуках,  услужливо подстраховывая на вибрирующем трапе, быстро перевели нас на борт и важно направились на детальную проверку трюма.

                - Всегда мечтал прокатиться на настоящей яхте , а тут, - вокруг Крыма, да в такой кампании!,- воскликнул Андрей из Московского филиала, восхищенно и хищно поглядывая на свою стройную белокурую Аню, с трудом отпросившуюся проведать внезапно заболевшую тетушку. Ее строгий и опасный муж был известным мастером спорта по самбо.
   
                Мы долго оформляли документы и расписывались у пограничников,- присутствовала прежде такая процедура перед выходом в открытое море. Подпись в журнале должна была , по идее, удерживать  смельчаков от побега в соседнюю Турцию.

                Затем бывалый капитан с пиратским кольцом в ухе, смуглый до синеватой черноты, приветливо улыбаясь и закручивая рыжеватый, выцвевший на солнце ус, азартно показывал и поворачивал живописный штурвал, включал и выключал рацию, взахлёб рассказывал нам о разных парусах, гордо реющих на лёгком освежающем майском ветерке, о мудреных названиях, из которых я запомнил только романтическое " Генуя". Так назывался главный, самый большой парус.

                Капитан, он же хозяин, мечтал продать яхту  за немыслимые в то время сорок тысяч рублей. Поэтому и выкладывался передо мною - одним из будущих хозяев, по полной.

                - Я решила никуда не ехать!,- вдруг, внезапно побледнев и помрачнев, Анечка прервала  захватывающийся спич бывалого морского волка,- Вы себе тут совещайтесь, а я - я поеду прямо в гостиницу! Буду ждать Вас там, как Пенилопа.

                - Анечка! Как же так ?! В трюме, и коньячок, и шашлычок,- вкусно очень!,- бесполезно пропев строчку из известной песни, бедный Андрюха старался уговорить  свою соблазнительную попутчицу. Но той будто вожжа под хвост попала,- ни в какую не соглашалась. На нашего московского гостя, всю жизнь мечтавшего о таком путешествии, было жалко смотреть!

                - Ничего, дорогой, жди нас в гостинице! Принесём чего-нибудь из того, что останется, - провожая взглядом сладкую парочку, неудачно пошутил Санек - представитель Сибирского филиала. Этим он ещё больше усугубил и без того плачевно-упадочный настрой нашего старого приятеля.

                - А, Вы! Вы ещё в кубрике не побывали !,- вылезая на палубу, воскликнул Мишка, представлявший Черновицкий филиал,- Там такой стол организован! Закачаетесь!!!

                И мы закачались! Но несколько позднее.

                Сначала кэптин, оказавшийся ещё и блестящим коком, представил ряд замечательных блюд. От яркого харчо до обжигающе-обвораживающих хачапури, шашлыков и сациви, уютно разместившихся в нашей утробе между несколькими емкими и сочными коньячными тостами.

                Первым из тёплой кампании исчез главный Моряк. Он, нахмурившись и заспешив, ловко взлетел по крутой деревянной лестнице, начавшей угрожающе раскачиваться. Затем наступила и моя очередь.

                Снаружи царствовал хаос.  Резко потемнело! Темные, скорее даже чёрные  облака, быстро неслись над водой. Грохочущие валы разбивались о нос опасно накренившейся яхты. Она , казалось, превратилась в крошечный кораблик, попавшийся в беснующийся гигантский водоворот пены, свистящего ветра и смертельного ужаса.

                Шторм рвал и терзал паруса. Их так и не успели собрать опытные волки, валявшиеся на палубе в безнадёжно глубоком приступе морской болезни. Только капитан, выкатив глаза и вцепившись в штурвал, представлял собой маленький островок, нет, не спокойствия, а, казалось, полнейшего безразличия к сошедшей с ума катавасии.

                - Сколько нам ещё идти?! ,- прокричал я на ухо капитану.

                - Если повезёт, то часов двадцать!,- огорошил меня этот старый осел, вовлекший нас в гибельное путешествие. Лучшего эпитета он не заслужил.

                - А двигатель?! Что с двигателем? Вы говорили, что его можно включить в любое время ?!

                - Перестал работать,Сынок, заглох двигатель! Я давно предупреждал!,- с претензией к какому-то неизвестному администратору и самим небесам прокричал горе-моряк.

                - А рация?! Вы мне рацию показывали.

                - Показывал! Не отрицаю,- согласился кэп,- Но какой дурак пойдёт спасать в такой шторм?!,- этим удачливый мореход добил меня окончательно.

                - Ойййй!!!,- на палубу в запотевших очках выполз ничего не соображающий Игорек, совершенно обалдевший от страха. За шиворот, я еле-еле удержал его от немедленного падения за борт. Директора крымского филиала отчаянно рвало. Дорогие очки тут же навечно смыло хищной волной.

                - А Мишка, гад, не приехал! Мы здесь, как пить дать, потонем, а ему - ему все и  достанется.  Все деньги, весь бизнес ,- истерически, как сумасшедший, вдруг страшно захохотал Игореша, вспомнив нашего Кишиневского партнера, отказавшегося от поездки в самый последний момент.

                Ударив по лицу, я столкнул его вниз и силой захлопнул тяжелённый люк.

                - А как повернуть назад ?!, - не останавливался я . От первобытного ужаса, я не уставал докучать капитану.

                - Ты чего? С Луны свалился?! Нас в повороте тут же опрокинет!,- кэп взглядом указал на очередную гигантскую волну.Казалось, она, не поперхнувшись, легко проглотит наше утлое суденышко. Ты лучше канатом обмотайся и стань в противовес. А то , глядишь, перевернемся.

                Лихорадочно схватившись за канат, я упёрся ногами в борт и почти горизонтально повис над беснующейся пучиной. Голову тут же накрыло тяжелой ледяной волной . Лёгкие, мерещилось, вот-вот, взорвутся от нехватки воздуха, так и не дождавшись пока, наконец, схлынет эта бесконечная соленая масса!

                - Вдох! Выдох! Вдох!- и новая громадина, сомкнувшись,снова накрыла на несколько бесконечных секунд!

                - Раз, Два, Три, Четыре.... Оп! Раз, Два, Три... Ах!!! Понимая, что умру от переохлаждения минут через десять, я лихорадочно вспоминал кадры фильма " Побег из Алькатрасса". Подражая главному герою, мне пришлось лихорадочно считать промежутки между волнами. Спасительную последовательность, слава Б-гу, удалось установить буквально за пару минут.

                Через два коротких промежутка между относительно невысокими волнами наступала длинная, секунд на десять, пауза, после которой следовала гигантская ужасающая волна. Этот промежуток и следовало использовать для единственного и неповторимого поворота. Вот-вот , схлынули невысокие волны и прошли  короткие промежутки.

                - По-во-ра-чи-вай!,- не теряя больше ни секунды,я , что было мочи, заорал капитану ! Не думай! .....По-во-ра-чи-вай!!! Капитан все понял и , не мешкая ни секунды, завернул штурвал до упора.

                Смотреть в лицо собственной смерти было невыносимо. Лишь краем глаза я следил за громадной, ужасающей водяной горой, медленно, но неотвратимо выраставшей  из морской пучины. С правой стороны она, казалось, закрыла весь белый свет и угрожающе нависла над нашими бедными головами.

                Ещё мгновение и она обрушится последним диким аккордом, так бездарно завершавшим,   казалось, прекрасную симфонию нашей короткой жизни. Яхта медленно, очень медленно по нашему разумению, но поворачивалась. Разворачивалась  к этой водяной горе кормой. Очень-очень медленно. Сейчас, чувствовалось накроет!

                Вдруг, стало очень тихо. Шум волн куда-то удалился. Гигантская волна легко подняла яхту, успевшую, почти успевшую  развернуться, и  бесшумно понесла - понесла ее в сторону  берега. Паруса мгновенно наполнились сильным попутным ветром. Яхта как-будто взлетела и понеслась над водой.

                Совсем не чувствуя тела, я с трудом выполз на палубу, достал из деревянного короба сухое одеяло и уселся на корме, рядом с несгибаемым кэпом, который, казалось, прирос и слился со штурвалом.  Тёмные облака бешено неслись над водой по-прежнему. Но, ветер. Тугой, бодрый, сильный ветер, был попутным.

                Внезапно я почувствовал странное прикосновение. Под левую ладонь, устало лежащую на промокших ледяных джинсах, пыталась бесстрашно подлезть маленькая ласточка, также как и мы, потрясённая разгулявшейся вокруг стихией. Я приподнял ладонь, предоставив малышке уютное гнездышко, из которого остался торчать только ее маленький раздвоенный хвостик.

                Но что это?! - Уже под правую ладонь  заползала вторая ласточка! Чувствуя взаимное тепло, мы стали , по-тихоньку , согреваться и отходить от вселенского ужаса. Какая же , какая творилась вокруг кутерьма, что  маленькие птички, полностью потеряв страх, доверились человеку?

                Не прошло и пяти минут, как внезапно заработал и двигатель.

                Всего минут через двадцать показался долгожданный берег! В порт, - О! Чудо!,- мы входили, как ни в чем не бывало, при выглянувшем теплом солнышке и успокоившимся ветре.

                - Может, за тридцать тысяч купите? Я ещё, могу ещё уступить.  Яхта ж , в ПРЫНЦЫПЕ, хорошая! Однако увидев мою реакцию и агрессивный замах одного из охранников, бравый капитан резко замолк.

                - Вы что, уже доплыли?!,- страшно удивился Андрюха, утопая в роскошном белом халате и слегка приоткрывая дверь шикарного гостиничного люкса.

                - Аннушка,- вкрадчиво обратился я к довольно улыбавшейся женщине, выглянувшей из-под его плеча, - расскажи мне, поведай дорогая, почему отказалась от такого заманчивого , на первый взгляд, путешествия?

                Ты же давно, давным-давно, очень хотела пройтись на яхте ? ,- я , первым делом, желал прояснить именно этот вопрос, мучивший меня с момента окончания недавнего опасного приключения. Самого критического  в моей короткой биографии.

                - Понимаешь, Эмануил, только вступив на палубу , я почувствовала себя очень неуютно! Сразу захотелось бежать немедленно, сию же секунду. До сих пор , ничего понять и объяснить ни Андрюхе, ни себе, я не в состоянии! Просто предчувствие какое-то. А что? Случилось чего?

                - Просто предчувствие - только и смог пробормотать я.


Рецензии
Спасибо понравился рассказ! И Вы правы, смотреть своей смерти в лицо невыносимо, пришлось такое тоже испытать. А Интуиция - это такая штука... у некоторых людей она сильно развита уже даже от природы, и объяснить откуда она и как работает сложно. Когда меня спрашивают я тоже отвечаю, что просто так почувствовала. Главное же доверять ей,а это я тысячу раз проверяла. Вдохновения и удачи!
С уважением, Юлия.

Юлия Вайлэнт   07.06.2019 01:00     Заявить о нарушении
Спасибо-спасибо, Юлия!!!

Эмануил Бланк   07.06.2019 07:21   Заявить о нарушении