Предковая форма

НАЗВАНИЕ СЦЕНАРИЯ: "ПРЕДКОВАЯ ФОРМА".

ЖАНР: фантастический триллер/хоррор.

ФОРМАТ: полнометражный игровой фильм.

ХРОНОМЕТРАЖ: 120 мин.

ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ: 18+

ГОТОВНОСТЬ: написан.

КОНТАКТЫ: +7 (910) 434 03 64, loktin0364@gmail.com

ЛОГЛАЙН: Молодой иеромонах влюбляется в девушку-биолога, разыскивающую "снежного человека" на Северном Кавказе. Пытаясь завоевать любовь девушки, иеромонах помогает ей в поисках и вступает в борьбу с чудовищным каннибалом, с заговором сотрудников госбезопасности и со своим религиозным фанатизмом.

ТЕМА: поиск любви.

СИНОПСИС (ЗАВЯЗКА):

В 2015 году в Москве молодой иеромонах отец Александр публично избивает атеиста за "оскорбление бога".

Чтобы замять скандал, правление Церкви ссылает отца Александра в сельский приход Карачаево-Черкесии, где незадолго до этого при странных обстоятельствах был убит местный священник.

Вооруженный отец Александр прибывает в горное село. На задворках он находит следы "снежного человека", фотографирует их, отсылает фотографии в Москву.

Вскоре в село приезжает красавица-биолог Элеонора, мечтающая найти "снежного человека", чтобы доказать истинность теории антропогенеза проф. Поршнева. Отец Александр разрешает Элеоноре пожить в его доме.

Ночью отец Александр и Элеонора случайно видят, что из соседнего дома выходит Мария — по слухам, пропавшая без вести дочь соседки — которую уводит чудовищный "снежный человек". При этом Мария умоляет шокированного отца Александра спасти её.

Отец Александр и Элеонора приходят в себя после увиденного, обращаются с заявлением в полицию. Убедившись в бездействии полицейских, они решают сами разыскать Марию, с помощью местного муллы Рустама...

ГЛАВНЫЕ ПЕРСОНАЖИ:

Отец Александр — 35 лет, ветеран чеченской войны, религиозный фанатик.

Элеонора — 25 лет, красавица-еврейка, кандидат биологических наук.

Мария — 30 лет, полусумасшедшая дочь соседки отца Александра по селу.

Мулла Рустам — 50 лет, ветеран афганской войны, охотник.

СЦЕНАРИЙ

[Здесь опубликована завязка сценария; у автора есть полный сценарий, написанный в "американской" форме записи.]

Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Посвящается советскому историку Борису Поршневу — создателю теории происхождения человека разумного, которая не опровергнута учеными, но замалчивается.

Шел июнь 2015 года.
Дело происходило в России, в Карачаево-Черкесии.
В долине среди лесистых Кавказских гор лежало село Маруха.
Днем в селе старуха, опираясь на клюку, подошла к обнесенному забором одноэтажному частному дому.
В этом доме жил православный священник отец Владимир Гущин.
Постучавшись в окно, старуха прошамкала:
— Батюшка.
Старуха заглянула через окно внутрь дома. Подойдя к крыльцу, она открыла незапертую дверь, вошла в прихожую.
— Батюшка... Отец Владимир.
В доме было тихо.
Старуха прошла из прихожей в комнату. На стенах комнаты висели православные плакаты и календарь с изображением красивой девушки в бикини, вылезающей из воды.

...На садовом участке отца Владимира позади дома старуха проковыляла мимо деревенского туалета с открытой дверцей, увидела раскрытую заднюю калитку в заборе. Выйдя через калитку на задворки, она огляделась.
Перед ней простиралось заросшее бурьяном поле до самой подошвы лесистых гор. Между бурьяном и покосившимися заборами вилась тропа, по бокам поросшая кустарником. На тропе лежало человеческое тело в рясе.
Старуха подошла к телу и пролепетала:
— Отец Владимир, что с вами?.. Господи помилуй... Господи помилуй.
Старуха увидела, что тело в рясе, лежащее в луже запекшейся крови, было обезглавлено. Над трупом жужжали мухи.
Испуганная старуха вскрикнула, выронила клюку, перекрестилась и попятилась. Развернувшись, она не по-старчески торопливо заковыляла в сторону калитки.

Прошел месяц...

Днем в Москве, в студии радиостанции, за столом с микрофонами сидели двое мужчин и женщина-радиоведущая.
Одним из мужчин был православный иеромонах отец Александр — лет тридцати пяти, сильный, бородатый и высоколобый, в рясе с крестом.
Другим мужчиной был публицист Глеб Невструев — лет пятидесяти семи, худощавый и узколобый, в вычурно-цветастой одежде.
Женщина-радиоведущая — лет сорока, миловидная, элегантно одетая — смотрела на экран ноутбука и говорила:
— Сегодня у нас в студии публицист Глеб Невструев и отец Александр Углов, Герой России, иеромонах, заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию Церкви и общества. И тема нашего разговора: отношение православной церкви к теории эволюции.
— Теория эволюции не объясняет, как зародился человеческий разум, — сказал отец Александр.
— А как же, по-вашему, он зародился? — спросил Невструев.
— Бог с помощью эволюции развил человеческий мозг до такого уровня, который мог бы обеспечить существование разума. Затем, как сказано в Писании, Бог вдохнул в человекоподобное существо свой дух. Примерно так же, как прививают культурный сорт дерева к дикому.
Невструев лукаво улыбнулся.
— Давайте дискутировать, а не ёрничать, — сказал отец Александр.
— Зачем мне с вами дискутировать? — сказал Невструев. — Лично вы мне симпатичны. Можете и дальше врать верующим, что Бог есть.
— То, что вы говорите, это оскорбительно, — сказал отец Александр.
— Глеб Александрович, я хочу вас попросить... — начала говорить радиоведущая, но Невструев её перебил:
— Попы не только врут про Бога, но и совершают массу других грехов.
— За грехи священнослужителей нельзя винить Церковь, — сказал отец Александр.
— Если попы грешат против проповедуемых идей, какова же цена этим идеям? — Невструев лукаво улыбнулся. — Потому верующие и не думают о загробной жизни. Большинство молится не о вечной жизни, а о помощи в житейских делах: о здоровье, исцелении, удаче. Они верят в приметы, заклинания, амулеты, астрологию... На самом деле, Церковь оказывает населению магические услуги.
Ерзая на стуле, радиоведущая сказала:
— Хорошо, давайте перейдем к вопросам от радиослушателей.
— Позвольте мне задать ещё один вопрос, — сказал Невструев. — Отец Александр, как вы считаете? Человек, созданный Богом по своему образу и подобию... Человек... Он похож на своего создателя, не так ли?
— Да, — сказал отец Александр, — я так считаю.
— Значит и Бог похож на свое создание? — спросил Невструев.
— Да, — сказал отец Александр, — в какой-то мере.
— Значит, Богу присущи те же грехи, что и человеку, — начал говорить Невструев, но отец Александр его перебил:
— То, что вы говорите, это оскорбление Духа Святого.
Невструев, лукаво улыбаясь, продолжал:
— Садизм, гомосексуализм, педофилия, некрофилия, каннибализм...
Отец Александр встал, перекрестился. Обойдя стол, он схватил Невструева за горло, силой поднял его на ноги.
Радиоведущая вскочила, испуганно вскрикнула.
Отец Александр ударил кулаком по лицу Невструева. Тот упал, повалив стул.
Стоя над Невструевым, отец Александр перекрестился.

Прошла неделя...

Днем в Синодальном информационном отделе Московского патриархата, расположенном на Андреевской набережной, дом 2, в кабинете за столом сидел отец Александр. Перед ним восседали двое мужчин.
Одним из них был председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата Роман Каледа — лет сорока двух, с бородкой, узколобый, в пиджаке.
Другим был председатель Синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Куприн — лет сорока семи, пучеглазый толстяк с усиками и бородкой, в рясе с крестом.
На столе стоял ноутбук, на экране которого проигрывалась видеозапись того, как отец Александр ударил Невструева.
Каледа поставил видеозапись на паузу.
Отец Александр сказал:
— Я не сделал ничего, что могло бы опозорить Церковь.
— Уголовное дело мы замяли, — сказал Куприн, — но в соцсетях гремит скандал.
Отец Александр опустил голову.
Каледа, сердито глядя на отца Александра, сказал:
— Патриарх решил снять с Вас представительские обязанности.
Отец Александр дрожащей рукой взялся за наперсный крест. Кисть его руки была покрыта рубцами от осколков.
— Отец Александр, — сказал Куприн, — Святейший Патриарх знает твой авторитет среди верующих и твое стремление служить Церкви... Да что там говорить, мы все тебя любим... С тебя будет снято временное запрещение в служении, если ты выполнишь два условия.
Отец Александр посмотрел на Куприна.
— Во-первых, — продолжал Куприн, — ты прекратишь выступать публично. Больше никаких видео-блогов, радио-эфиров, телепрограмм и пресс-конференций без моего разрешения... Даешь слово?
— Даю, — сказал отец Александр.
— Во-вторых, ты на время уедешь из Москвы... Архиепископ Черкесский назначает тебя настоятелем храма Казанской иконы Божией Матери села Маруха, Зеленчукский район Карачаево-Черкесии.
— Та самая Маруха? — спросил отец Александр.
Куприн покивал.
— Да, отец Александр, — сказал Каледа. — Та самая Маруха, где месяц назад при невыясненных обстоятельствах был убит отец Владимир Гущин. В селе тысяча жителей, из них триста русских, остальные — карачаевцы. Уголовное дело в тупике. Есть версия, что к убийству отца Владимира причастны исламские экстремисты.
Отец Александр перекрестился и сказал:
— Готов немедленно убыть в Маруху.
Каледа достал смартфон и сказал:
— Уголовное дело по убийству отца Владимира курирует полковник ФСБ Панкратов. Как приедете в Черкесск, свяжетесь с ним и обсудите вопросы вашей безопасности. Запишите номер.
Отец Александр встал из-за стола и сказал:
— Я не буду иметь дело с чекистами.

Два дня спустя утром в Карачаево-Черкесии старый легковой автомобиль-внедорожник отца Александра ехал по дороге среди полей.
Внедорожник съехал на обочину, остановился.
Отец Александр вышел из-за руля автомобиля. Любуясь видом Кавказского горного хребта, он вытащил перекинутой через рясу сумки фотоаппарат, сфотографировал горы. Перекрестившись, он убрал фотоаппарат в сумку, сел за руль внедорожника и поехал в сторону гор.

Днем в селе Маруха на садовом участке позади дома, где раньше жил отец Владимир Гущин, стоял внедорожник отца Александра. Возле забора отец Александр в подряснике вкапывал в землю брусья и турник.

...В доме отец Александр расхаживал по комнате, снимая со стен плакаты. Перед календарем с изображением вылезающей из воды красавицы в бикини он замешкался, невольно залюбовался женским телом. Дрожащей рукой иеромонах коснулся изображения красавицы, отдернул руку, перекрестился и сорвал календарь.

...На садовом участке позади дома отец Александр отжимался на брусьях, подтягивался на турнике. Иеромонах тренировался из последних сил, стиснув зубы.

Вечером в доме отца Александра на кухне иеромонах сидел за столом и смазывал разобранный охотничий карабин. Телевизор транслировал программу местных новостей. К электросети был подключен ноутбук. На полках лежали православные книги и стопа журналов "Наука и жизнь".
Через окно отец Александр увидел, что перед домом к забору подъехал легковой автомобиль-внедорожник, остановился.
Из-за руля внедорожника вышел полковник ФСБ Панкратов в штатском. Это был плечистый человек лет сорока пяти с низким покатым лбом.

...На кухне отец Александр и Панкратов сидели за столом, пили чай.
Панкратов выложил на стол разрешение на ношение оружия и сказал:
— Разрешение на ружье переоформлено, как я обещал.
— Спаси Бог вас, господин полковник, — сказал отец Александр.
— Можно просто: Игорь Иванович... Ну как вы тут? Освоились?
— С Божьей помощью.
Панкратов цепко посмотрел на иеромонаха и сказал:
— Отец Александр, месяц назад за этим домом я со следственной бригадой осматривал труп отца Владимира... Местные молчат. У нас нет никакой зацепки. Поймите меня правильно...
— Я не буду осведомителем. Для меня тайна исповеди священна.
— Я и не предлагаю вам быть осведомителем. Я прошу вас оказывать добровольное содействие ФСБ. А мы вас защитим.
— Меня Бог защитит.
— Отец Александр, — Панкратов доверительно понизил голос, — неужели вы не понимаете? Карачаевцы наслышаны о ваших подвигах во вторую чеченскую. С вами может случиться беда.
Отец Александр встал из-за стола, перекрестился и сказал:
— Со мной не случится ничего, что не было бы по воле божьей. А вас, Игорь Иванович, я прошу: больше никогда не говорите на эту тему.

На следующее утро в храме села Маруха, расположенном на улице Кирова, дом 19, звучали церковные песнопения.

В храме перед иконами горели свечи.
В алтаре перед престолом стоял отец Александр в священническом облачении.
Позади него находились пожилой алтарник и женщины в платках: несколько старух, две певчие на клиросе.
— Горе имеем сердца, — пропел отец Александр.
— Имамы ко Господу, — хором пропели певчие.
— Благодарим Господа, — пропел отец Александр, воздев ладони к престолу, перекрестился и поклонился.

...Из храма вышли старухи, певчие и алтарник, перекрестились.
Следом за ними вышел отец Александр в рясе с крестом.
К иеромонаху подошла старуха с клюкой — та самая, которая месяц назад нашла обезглавленное тело отца Владимира.
— Батюшка, — прошамкала старуха, — прошлой ночью опять чёрт по задворкам ходил.
Спрятав улыбку, отец Александр перекрестился и спросил:
— Что за чёрт, уважаемая?
— В ночь, как батюшку Владимира убили, он тоже ходил, — старуха перекрестилась. — По забору стучал... Ух, нечистый... Я сказала милиции, да они посмеялись только... А сегодня я его следы видела.
Отец Александр с любопытством посмотрел на старуху.

Днем отец Александр вышел через заднюю калитку в заборе своего садового участка на задворки села, огляделся.
Вдоль задворок вилась тропа, по бокам поросшая кустарником. С одной стороны тропы тянулись покосившиеся заборы, с другой лежало поле, заросшее бурьяном высотой в человеческий рост. За полем высились лесистые горы. Щебетали птицы, жужжали насекомые.
Отец Александр подошел к тому месту, где был обнаружен труп отца Владимира Гущина. Следов чёрта нигде не было.
Любуясь видом гор, отец Александр достал фотоаппарат из перекинутой через рясу сумки, сфотографировал горы. Он обратил внимание на просвет в бурьяне. Подойдя к просвету, он обнаружил там тропинку, протоптанную через бурьян в сторону гор.
На тропинке отец Александр увидел след огромной босой человеческой ступни. Изумленный иеромонах наклонился, внимательно осмотрел след.
Глубоко вдавленный след был с выраженным плоскостопием, в пятке уже, ближе к пальцам — шире. Отпечатались пять длинных толстых пальцев. Отпечаток большого пальца был короче, но значительно крупнее остальных.
Отец Александр сравнил след со своей ступней в ботинке.
След был почти вдвое длиннее и вдвое шире его ступни.
Иеромонах поставил для сравнения свою ступню и сфотографировал след. Рядом он увидел еще три огромных следа. Цепочка огромных следов вела по тропинке в сторону гор. Вдоль них шли совсем небольшие человеческие следы в обуви.
Отец Александр попытался шагнуть от одного огромного следа к другому, но не смог: расстояние между ними составляло более метра.
Иеромонах удивленно посмотрел на горы.

Участковый пункт полиции № 7 Марухского сельского поселения был расположен на улице Белана, дом 190.

...Вечером в кабинете за столом сидели отец Александр и участковый уполномоченный МО МВД России "Зеленчукский" капитан полиции Олег Бессонов — лет тридцати пяти, в полицейской форме.
На столе стоял компьютерный монитор.
Отец Александр сказал:
— Кажется, полковник Панкратов — сложный человек.
Бессонов разлил водку из бутылки по двум рюмкам и сказал:
— Говнюк этот ваш чекист... А отца Владимира жалко. Хороший был мужик... Помянем.
Иеромонах и участковый взяли рюмки, выпили их, поставили.
Отец Александр перекрестился, достал из сумки фотоаппарат, показал Бессонову на видоискателе фотографии огромных следов и спросил:
— Чей это может быть след?
Удивленно рассматривая фотографии, Бессонов спросил:
— Где вы это нашли?
— На задворках, в бурьяне... Это не карачаевский след?
— Какой же должен быть карачаевец, если след такого размера?
— Может, медведь?
— Нет, это не медведь. Скорее, похоже на снежного человека.
Улыбнувшись, отец Александр покрутил головой.
— Зря смеетесь, отец Александр, — Бессонов достал проводок, подключил фотоаппарат к компьютеру, принялся копировать фотографии следов на жесткий диск. — Здесь есть такие места, где много лет люди не ходили... В поселке астрономов работает мой приятель, Гена Малявин. В прошлом году ночью он видел снежного человека на горе Пастухова. Сюда даже приезжал ученый, какой-то еврей из Москвы. И дочь с ним была. У-ух, красотка... — Бессонов поднял большой палец, похабно цыкнул. — Неделю здесь жили, по горам лазили, никого не нашли и уехали. Но просили позвонить, если что.
Бессонов отключил фотоаппарат от компьютера. Выдвинув ящик стола, он порылся среди кучи визитных карточек, выбрал одну и положил ее на стол.
На карточке была надпись: "Трахтенберг Моисей Исаакович, кандидат исторических наук". Там же были номер телефона и электронная почта.
Бессонов набрал номер Трахтенберга на мобильном телефоне, позвонил ему. Звучали телефонные гудки. Номер Трахтенберга не отвечал.
Отец Александр взял фотоаппарат, встал из-за стола и сказал:
— Отправьте по электронке, пожалуйста.

Три дня спустя из храма Марухи вышел отец Александр, перекрестился.
На храмовой авто-парковке стоял легковой автомобиль-внедорожник.
Из-за руля внедорожника вышла девушка лет двадцати пяти с классическим лицом, в джинсах и футболке. Подойдя к иеромонаху, она улыбнулась и сказала:
— Здравствуйте, отец Александр.
Иеромонах удивленно посмотрел на девушку.
Внешне она чем-то напомнила ему красавицу в бикини, изображенную на календаре, который он сорвал со стены дома.
— Здравствуйте, — подчеркнуто равнодушно сказал отец Александр.
— Я получила ваши фото со следами, — сказала девушка.
— Вообще-то, мы писали ученому.
— Полгода назад он умер. Я — его дочь, Элеонора.
— Примите мои соболезнования, — отец Александр перекрестился.
— Мне нужна помощь.
Элеонора вручила иеромонаху визитную карточку, на которой было написано: "Трахтенберг Элеонора Моисеевна, кандидат биологических наук".
Отец Александр вернул карточку Элеоноре и сказал:
— Простите, Элеонора, я не интересуюсь наукой.
Сложив руки, Элеонора взмолилась:
— Отец Александр, ради Бога... Покажите, где вы нашли эти следы.
Отец Александр посмотрел мимо Элеоноры и вздохнул.

Вскоре внедорожник Элеоноры переехал по мостику через реку, свернул на пустынную сельскую улицу. Асфальта на дороге не было. Дожди размыли грунт. Всюду попадались ямы.

В салоне едущего внедорожника отец Александр сидел на переднем правом сиденье, украдкой наблюдая за Элеонорой.
Элеонора, сидя за рулем, вела машину и одновременно разговаривала по смартфону, из которого доносился мужской голос:
— Элла, завтра ты должна быть в Тель-Авиве.
— Яша, я же сказала, я — в Карачаево-Черкесии... — начала говорить Элеонора, но мужской голос ее перебил:
— Не хочу слышать про твоих гоминоидов! Я больше не буду откладывать свадьбу! Алло! Ты слышишь меня?! Алло!
Телефонная связь пропала.
Элеонора положила смартфон.
— Про каких гоминоидов вы говорили? — спросил отец Александр.
— Снежный человек... — сказала Элеонора. — Мой отец мечтал найти снежного человека. Профессор Борис Поршнев обосновал, что это реликтовый палеоантроп — предковая форма хомо сапиенс. Отец надеялся, что его находка докажет правоту теории Поршнева.
Улыбнувшись, отец Александр покрутил головой.

Вскоре отец Александр стоял среди бурьяна на тропинке, наблюдая за Элеонорой.
Присев на корточки, она измерила рулеткой след, размытый дождем. Длина следа была сорок пять сантиметров, ширина — восемнадцать сантиметров, в пятке — восемь сантиметров. Девушка измерила расстояние между следами — сто двадцать сантиметров. Жужжали насекомые.
Потрогав след, Элеонора встала, посмотрела на горы и сказала:
— Ну и махина... Жаль нельзя сделать слепок.
Отец Александр улыбнулся и спросил:
— Откуда здесь может быть снежный человек?
— В прошлом веке они водились в Абхазии. Их называли алмасты — "дикие люди". Отсюда сорок километров до границы с Абхазией. Возможно, он пришел оттуда, через Марухский перевал.
— То, что вы говорите, это какая-то чушь.

...Иеромонах и девушка вышли из бурьяна на тропу вдоль задворок.
— Через три дня мне надо уезжать, — сказала Элеонора. — Я остановилась у муллы Рустама. Это сослуживец моего отца по Афгану. Только вот... его сын так смотрит на меня... Мне там неуютно.
После паузы отец Александр вздохнул и сказал:
— Можете пожить у меня... в другой половине дома.

Вечером отец Александр вошел в прихожую своего дома, разулся.
Из ванной комнаты доносился плеск воды.
Там голая Элеонора сидела в ванной, наполненной водой с пеной.
— Отец Александр, — спросила Элеонора, — это вы?
— Да, — сказал отец Александр.
— Я два часа согревала воду. Хорошо, хоть газ есть... Вы слышали что-нибудь про теорию Поршнева?
— Нет.
— Скопируйте у меня книгу Поршнева, на рабочем столе ноутбука. Там еще есть мультик про его теорию.
Отец Александр прошел по коридору. Остановившись перед комнатой, в которой поселилась Элеонора, он тихо помолился:
— Боже Вседержителю, всю тварь премудростию создавый, мене, падшаго многими согрешеньми, Твоею воздвигни рукою: подаждь ми Твою помощь, и сподоби мя от мирских свободитися искушений, от диавольских сетей, и от плотских похотей… Аминь.
Перекрестившись, отец Александр вошел в комнату, в которой на столе лежали подключенные к электросети ноутбук и смартфон Элеоноры. Иеромонах подошел к столу, вставил флешку с логотипом православного креста в ноутбук, провел "мышкой" по его экрану.
На экране отец Александр увидел файловые папки, открыл папку под названием "ТЕОРИЯ ПОРШНЕВА".
В папке были видео-файл и текстовый файл с книгой Бориса Поршнева "О начале человеческой истории".
Заведя видео-файл, он увидел начало анимационного фильма.
Видео/аудио: едущий паровоз издал гудок.
На этом фоне возник титр: "ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ 420. НАЧАЛО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ОТ ПРОФЕССОРА ПОРШНЕВА". Дикторский голос сказал: "Начало человеческой истории от профессора Поршнева".
Отец Александр закрыл видео-файл, скопировал файловую папку "ТЕОРИЯ ПОРШНЕВА" на флешку. Он открыл другую файловую папку под названием "МЕРТВОЕ МОРЕ". Там тоже были видео-файлы.
Заведя один из видео-файлов, отец Александр изменился в лице. На экране он увидел, как голая Элеонора выходит из моря на берег. Правой рукой она прикрывает лобок, а левую руку кладет на затылок, открыв подмышку. Позируя, она соблазнительно изгибается и улыбается.
Прикусив губу от напряжения, отец Александр дрожащей рукой скопировал файловую папку "МЕРТВОЕ МОРЕ" на флешку.

...На кухне за столом сидели отец Александр и Элеонора в халате, пили чай.
На столе стоял ноутбук Элеоноры.
— Профессор Поршнев открыл, как произошёл человек, — сказала Элеонора. — Но советские ученые замалчивали его теорию. Потому что она противоречила Энгельсу, который считал, что человека создал труд.
— Человека создал Бог, — сказал отец Александр.
Элеонора подвинула ноутбук и на его экране принялась показывать отцу Александру изображения волосатых диких людей на камнях, рукописях, старинных блюдах, барельефах и гравюрах. При этом она говорила:
— Поршнев считал, что палеоантропы, предковая форма нашего вида, не исчезли с лица Земли. Кое-где в труднодоступных местах они дожили до наших дней. В Монголии. На Кавказе. Про них написано даже в Библии...
— В Библии про них нет, — сказал отец Александр.
— Просто вы не владеете ивритом. Вспомните пару волосатых козлов, из которых один подлежит закланию, а другой — отпущению в пустыню с людскими грехами. На иврите это вовсе не "волосатый козел" — "сэирей изим". Это "сэирим" — волосатый демон.
— На картинках в учебниках они не так волосаты.
— Там ошибочные реконструкции. Биохимики выяснили, что на коже неандертальца преобладали апокриновые потовые железы, как на шкуре животного. Группа генетиков Сванте Паабо расшифровала геном неандертальца и пришла к выводу, что он был покрыт шерстью... Древние греки называли его "пан". В мифах всех народов есть описания ночных волосатых духов, хозяев леса... Палеоантропы жили в пещерах высоко в горах. Древние люди отождествляли эту горную заоблачность с "небесами", а палеоантропов — с божествами. Отсюда развилось представление о хтонических богах... Тролли, черти, бесы, "нечистая сила" — всё это отражение палеоантропов в фольклоре. В России их называли лешие, в Азии — дивы, на Кавказе — алмасы, в Тибете — йети, в Америке — сасквочи... В девятнадцатом веке в Абхазии поймали самку палеоантропа. Ее прозвали Зана. Она родила детей от местных мужчин. Вот ее сын Хвит, а вот его череп.
Отец Александр посмотрел на фотографию Хвита, затем — на фотографию ученого Игоря Фурцева, держащего в руках череп, и сказал:
— То, что вы говорите, это бред.
— Мы и палеоантропы — один вид, — сказала Элеонора. — Как собаки и волки. Наши геномы почти совпадают. Это наши предки.
— Наши предки — Адам и Ева.
— Генетические исследования показали: человечество произошло всего от шестисот мужских особей, которые жили в восточной Африке. Генетическое разнообразие всего человечества меньше, чем разнообразие одной стаи шимпанзе... С биологической точки зрения, шестьсот особей — это потрясающе мало. Это равнозначно Адаму и Еве.
Отец Александр покрутил головой и сказал:
— То, что вы говорите, это оскорбительно.
Иеромонах встал из-за стола, перекрестился и вышел из кухни.

...На садовом участке позади дома отец Александр в подряснике отжимался на брусьях, подтягивался на турнике.
Иеромонах тренировался из последних сил, стиснув зубы.

Ночью в доме отца Александра в комнате иеромонах спал на голых досках топчана. Со стороны задворок донесся свист. Отец Александр проснулся, прислушался. В селе лаяли собаки. Послышался женский плач.
Элеонора постучалась в дверь комнаты и прошептала:
— Отец Александр... Отец Александр.
Иеромонах сел на кровати и спросил:
— В чём дело?
— Я слышала свист. И, кажется, плакал кто-то.
— Сейчас выйду.

...Отец Александр и Элеонора вышли из дома на садовый участок; он держал в руках охотничий карабин, она — фонарик. Они прислушались.
Висел туман. Кроме лая собак и стрекота насекомых, ничего не было слышно.
— Полдня вы надоедали мне с вашими палеоантропами, — сказал отец Александр. — Вам и ночью неймется?
Со стороны задворок донесся резкий протяжный свист такой силы, что отец Александр и Элеонора вздрогнули, испуганно посмотрели туда.
Это был жуткий, нечеловеческий свист.
Элеонора невольно присела от страха, зажав уши ладонями.
Собаки всполошились, надрывно залаяли.
Испуганный отец Александр, сжав в руках карабин, пошел мимо самодельных брусьев и турника к задней калитке. Элеонора следовала за ним.

...Открыв скрипучую калитку, отец Александр и Элеонора осторожно вышли на тропу между задворками и бурьяном, огляделись.
На тропе никого не было.
Из калитки соседнего забора вышла женщина лет тридцати — худая, грязная, в оборванном платье. На ее руках плакал завернутый в одеяло ребенок возрастом около года. Не заметив отца Александра и Элеонору, женщина повернулась к ним спиной и пошла по тропе.
Элеонора включила фонарик, посветила в спину женщине и сказала:
— Здравствуйте.
Женщина с ребенком остановилась, испуганно оглянулась. Развернувшись к отцу Александру и Элеоноре, она шагнула к ним и взмолилась:
— С-спа-а... С-спа-асите меня...
Элеонора осветила женщину фонариком.
В безумных косых глазах женщины блеснули слезы. Она прижала ребенка к груди, испуганно посмотрела на заросшее бурьяном поле. Дико замычав, она развернулась и побежала от них по тропе. Через несколько шагов она нырнула в бурьян.
Отец Александр хотел побежать за женщиной, но испуганная Элеонора схватила его за рясу, потянула назад и сказала:
— Да куда же вы? Смотрите, вот он.
Оглянувшись, отец Александр увидел искаженное ужасом лицо Элеоноры. Она смотрела мимо него в сторону бурьяна, где что-то зашелестело. Ужас девушки передался иеромонаху.
Отец Александр повернулся и увидел, что необычайно высокий человек быстро идет через бурьян напролом, параллельно тропе. Великан шагал очень широко, тяжело топая. Смутно виднелись лишь возвышающиеся над зарослями широченные плечи и заостренная голова, словно в капюшоне.
Широко шагая, высоченная человеческая фигура чуть свернула к тропе, остановилась и посмотрела на отца Александру. Красные глаза существа горели в темноте, как у волка — то ярче, то слабее.
Такого страшного человека отец Александр никогда не видел. Иеромонах поморщился: несмотря на расстояние, он чувствовал отвратительное зловоние. Дрожащими руками он выставил карабин и хрипло крикнул:
— Стой, стрелять буду!
Чудовище издало громкие звуки, напоминающие раскатистый хохот:
— Уух-ух-ух-ух!
Отец Александр в ужасе уронил карабин, попятился на подкашивающихся ногах. Элеонора уронила фонарик, села на тропу, зажала нос рукой.
Чудовище развернулось и, не ускоряя шага, пошло по направлению к горам через трещащий бурьян. Вскоре его широченные плечи скрылись в тумане.
Остался лишь удушливый запах.
Элеонора сидела в оцепенении.
Отец Александр стоял, застыв в ужасе.

Вскоре в доме на освещенной кухне за столом сидели отец Александр и Элеонора. Отходя от шока, они пили водку из стаканов.
— Боже, — сказал отец Александр, — какое зловоние... Это был бес.
Дрожащая Элеонора посмотрела на отца Александра.
Встав, она переставила табурет, села бок о бок с ним и хрипло сказала:
— Обнимите меня... Пожалуйста.
Перекрестившись, отец Александр приобнял ее.
Элеонора посмотрела через окно на соседний дом и сказала:
— Она вышла из того дома.
— Ее увел бес... — сказал отец Александр. — Надо ее спасти.

На следующее утро к двери соседнего дома подошли отец Александр и Элеонора. Иеромонах постучался.
Дверь открыла владелица дома Лидия Нагорная — лет пятидесяти, косоглазая.
— Здравствуйте, Лидия Ивановна, — сказал отец Александр. — Это моя знакомая, Элеонора.
— Здравствуйте, — сказала Элеонора. — Нам надо поговорить.
— Добрый день, — сказала Нагорная. — Очень приятно. Заходите.

...В доме Нагорной на кухне за столом сидели отец Александр и Элеонора, пили чай.
Нагорная суетилась у газовой плиты, подогревая блины на сковороде.
Стены были увешаны иконами.
— Лидия Ивановна, — сказал отец Александр, — хочу спросить про женщину с ребенком, которая вышла от вас ночью.
Нагорная изменилась в лице. Обернувшись, она посмотрела на отца Александра так злобно, что Элеонора вздрогнула.
— От меня никто не выходил, — сказала Нагорная.
— Как же не выходил? — возразила Элеонора. — Мы ее видели своими глазами... Это ваша дочь?
— С моей дочерью всё в порядке, — сказала Нагорная. — Маша живет с гражданским мужем в Пятигорске.
— Кто у нее родился? — спросила Элеонора. — Мальчик или девочка?
Нагорная подняла с газовой плиты сковороду и злобно спросила:
— Чего ты лезешь, стерва?
Отец Александр и Элеонора встали.
— Лидия Ивановна, — сказал отец Александр, — мы хотим помочь. Мы хотим спасти вашу дочь.
— Пошли вон, — злобно сказала Нагорная.

...Выйдя из дома, отец Александр и Элеонора оглянулись на косоглазую Нагорную, которая захлопнула за ними дверь. Иеромонах перекрестился.

Днем в кабинете участкового пункта полиции за столом сидели отец Александр, Элеонора и капитан полиции Бессонов.
Вздохнув, Бессонов бросил на стол лист бумаги с написанным на нем заявлением.
— Вы обязаны принять мое заявление, — сказал отец Александр.
— А я и не отказываюсь его принять, — сказал Бессонов. — Просто я ему хода не дам.
Элеонора встала из-за стола и сказала:
— Тогда мы подадим его в УВД Черкесска.
— Да хоть сто порций... — сказал Бессонов. — Работать по нему там никто не будет... Два года назад уже поступало заявление Лидии Нагорной о пропаже дочери Марии. Проводились оперативно-розыскные мероприятия, в возбуждении уголовного дела было отказано. Вскоре Мария нашлась: с кем-то загуляла в Пятигорске, потом вернулась к матери... Ни вы, ни отец Александр не являетесь родственниками или опекунами Марии Нагорной. Ее мать ваши показания опровергла.
Элеонора села за стол и сказала:
— Бессонов, как вы можете?
— А вы меня кормить будете, когда меня со службы вышибут? Я и так на дурном счету... Начальство запретило нам работать по заявлениям с упоминаниями о снежном человеке. Есть негласный приказ немедленно извещать об этом чекистов и передавать им все материалы... Насколько знаю, чекисты по ним тоже не работают... Хотите, я позвоню полковнику Панкратову?
Отец Александр хлопнул ладонью по столу и сказал:
— Не надо никаких чекистов... Мы ее сами найдем... Есть идеи, где искать ее и этого... окаянного?
Бессонов достал из-под стола початую бутылку коньяка, глотнул спиртное из горлышка, хмыкнул и спросил:
— А почему он смеялся?
— Возможно, это была невротическая реакция от растерянности, — сказала Элеонора. — И вонь, как от гориллы. Это называется "запах смерти".
Убрав бутылку под стол, Бессонов разложил на столе топографическую карту долины реки Маруха, ткнул в нее пальцем и сказал:
— Их надо искать в районе озера Каракёль. В том году погранцы спьяну проболтались, что видели там снежного человека, у одного старого коша.
— Что это? — спросил отец Александр, указывая на карте.
— Пограничная зона, — сказал Бессонов. — Там проезд по пропускам, но это я вам выправлю.
— Завтра же мы туда поедем, — сказал отец Александр. — В среду у меня Акафист Божьей Матери.
— Мы еще с муллой посоветуемся... — сказала Элеонора. — Бессонов, туалет работает?
— Обижаешь, Элечка, — сказал Бессонов, разведя руками.
Элеонора встала, вышла из кабинета.
— У-ух, еврейка... — сказал Бессонов. — Огонь.
Отец Александр сердито посмотрел на Бессонова.

Вскоре отец Александр стоял у калитки в заборе перед частным домом муллы Рустама. Из-за забора двое псов рычали на иеромонаха.
Из дома вышел карачаевец лет двадцати, подошел к забору, недобро посмотрел на отца Александра и сказал:
— Я тебя убью.
— Ну что же, — сказал отец Александр, — убивай.
Молодой карачаевец постоял и отошел, не зная, что сказать.
Из дома вышел мулла Рустам. Это был коренастый человек лет пятидесяти, бородатый, в круглой шапке-феске. Строго посмотрев на молодого карачаевца, он сказал:
— Фу!
Завиляв хвостами, псы отбежали.
Прихрамывая, мулла Рустам подошел к забору, открыл калитку и сказал отцу Александру:
— Cалам алейкум.
— Ваалейкум ассалам, — сказал отец Александр.
— Ата Искандер, не обижайтесь на моего сына. Пожалуйста, заходите.
Отец Александр прошел через калитку.

...В доме муллы Рустама, в гостиной, за столом сидели отец Александр, Элеонора и мулла Рустам, пили чай.
Иеромонах листал альбом черно-белых фотографий, на которых были запечатлены советские воины-интернационалисты на фоне Афганских гор.
Отец Александр сочувственно посмотрел на муллу Рустама и спросил:
— Где вам с ногой "повезло"?
Мулла Рустам задрал штанину, показал протез ступни и сказал:
— Под Гардезом, на минном поле.
Отец Александр приложил правую руку к груди.
— После Афгана я окончил Казанский медресе, — продолжал мулла Рустам, — вернулся сюда муллой... Пенсия по инвалидности... А вы как?
— После Чечни окончил Московскую духовную академию, — сказал отец Александр, — рукоположен в иеромонахи... Пенсия по Герою России.
Поерзав на стуле, Элеонора сказала:
— Рустам Ибрагимович, расскажите лучше про эмегенов.
— А что рассказать? — мулла Рустам пожал плечами. — Эмегены — это дикие люди. Их еще называли алмосту. Когда-то эти люди согрешили перед Аллахом. И Аллах наказал их вести дикую жизнь. Ни один человек не должен причинять им вред. Никто не имеет права превысить кару Аллаха.
— Вы их видели? — спросил отец Александр.
— Нет, — мулла Рустам наклонился к отцу Александру, — но мой отец их видел... В одном дальнем коше жили два эмегена. Мой дед жалел их, подкармливал втихаря. Однажды отец видел эмегеншу, очень страшную. У нее были длинные груди, до низа живота. Она закидывала их за плечи и кормила младенца, который держался за шкуру у нее на спине... Эмегены выходили по ночам, когда все спали. Зимой они впадали в спячку на полгода.
Отец Александр, покрутив головой, спросил:
— И на каком языке они говорили?
Мулла Рустам в знак отрицания поцокал языком и сказал:
— Они не умели говорить. Они что-то бормотали, перекликались между собой, свистели. Еще они очень сильно воняли.
— И что, никто про них не знал? — спросил отец Александр. — Ни госорганы, ни ученые?
— Отец вспоминал, — сказал мулла Рустам, — что перед Великой отечественной войной сюда приезжали из Москвы, из НКВД. Искали эмегена, предлагали большие деньги за его труп. Во время войны здесь прошел фронт, а после нас депортировали... Когда мы сюда вернулись, здесь было много разных животных. Но эмегенов уже не было.
Отец Александр недоверчиво посмотрел на муллу Рустама и спросил:
— Вы хотите сказать, эмегены исчезли потому, что вас депортировали?
—  Отец Александр, — сказала Элеонора, — карачаевцы не охотятся на кабанов. Коран запрещает есть свинину. Поэтому раньше здесь водилось много кабанов. Как только здесь поселились русские, кабаны стали быстро исчезать. — Элеонора обратилась к мулле Рустаму: — Рустам Ибрагимович, а в последнее время кто-нибудь видел эмегенов?
— Пастух Мустафа вроде как видел одного, позапрошлым летом, — сказал мулла Рустам. — После этого он заболел, работать перестал, лошадей продал. С тех пор пьет. Я его молитвами лечил.
— А где найти этого Мустафу? — спросил отец Александр.
— Вечером, у магазина, — сказал мулла Рустам. — Он там водку каждый день покупает... Встретить эмегена — дурная примета. Говорят, что если человек встретит эмегена, то вслед за этим умрёт.
Отец Александр перекрестился.

Вечером возле сельского магазина отец Александр прогуливался по улице. Неподалеку стоял внедорожник, за рулем которого сидела Элеонора.
Из магазина вышел Мустафа — карачаевец лет тридцати пяти, усатый и лохматый. Он держал в руке пакет с двумя бутылками водки.
Отец Александр подошёл к Мустафе и сказал:
— Мустафа, салам алейкум.
Мустафа удивленно посмотрел на отца Александра и сказал:
— Ваалейкум ассалам.
— Расскажи, где ты видел эмегена?
— Мне домой надо, — сказал Мустафа и шагнул в сторону.
Отец Александр схватил Мустафу за рукав и сказал:
— Мы тебя подвезем.

Вскоре на садовом участке Мустафы позади дома отец Александр и Элеонора сидели на покосившейся скамейке. Элеонора держала в руке включенный диктофон.
Перед ними на стуле покачивался Мустафа. Дрожащими руками он перебирал грубые косички, вырезанные из лошадиных грив. Косички были необычно сплетены снизу.
Мустафа вручил косички отцу Александру, поднял с земли початую бутылку водки и сказал на плохом русском:
— Два года назад... Да... Я заметил у кобыл в гриве косички. Ата говорил: если у кобыл в гриве косички, значит ночью эмеген приходил... Как вам не страшно искать эмегена? Я раз видел его, второй раз не хочу.
Разглядывая косички, отец Александр спросил:
— Где ты его видел?
— У Каракёль, на пастбище, — Мустафа глотнул водку из горла бутылки. — У меня там лошадь пала... Я отогнал скот, а когда вернулся, увидел эмегена. Он тащил павшую лошадь за голову, протащил ее больше километра. Я испугался. Еле добрался домой. После этого болел три месяца.
Пьяно икнув, Мустафа выронил бутылку и начал заваливаться со стула набок. Отец Александр встал, поддержал Мустафу, усадил его на стул.
— А с Машей всё из-за меня вышло, — бормотал Мустафа. — Я с ней гулял, обещал жениться. Ата запретил на кафирке  жениться. И я не женился. Она с солдатами загуляла. В лесу пропала. Ее эмеген украл... — Мустафа пьяно заплакал. — Тетя Лида рассказала, Маша ночью пришла домой, беременная. Тетя Лида ее отмыла, просила остаться, но Маша сказала, что должна вернуться к эмегену. Он её за оградой ждал. Как только он свистнул, она сказала, что это он зовет её, и ушла... Зимой эмеген спал. Маша родила от него. Тетя Лида носит им еду. Иногда ночью Маша с эмегеном приходит домой. Ваш ата, он в ту ночь погиб, когда они приходили. Эмеген его убил. А менты про это не знают. Всё на нас хотят свалить...
Пьяный Мустафа повалился со стула на землю.
Отец Александр и Элеонора обменялись изумленными взглядами...

[Здесь опубликована завязка сценария; у автора есть полный сценарий, написанный в "американской" форме записи.]


Рецензии