Широкая постель

Ирина вышла из переулка на центральную улицу, откуда виден был ее дом. Её этаж был четвертый, и он утопал в ветвях деревьев. Ирина старалась идти не спеша, но её нетерпение увидеть окна своей квартиры было сильнее, и она невольно ускорила шаг.
- Горит свет или нет…- гадала Ирина. Её волновало только это, - только бы горел…
Если горит, то Игорь дома. Вот оно то место, откуда видны её окна. Ирина с надеждой всматривалась в темноту, считала этажи… Но нет, не горит. Темнота в окнах, темно на душе. «А может, он на кухне, или в спальне?» - Ирина с надеждой побежала на другую сторону дома, куда выходили окна кухни и спальни. И там темнота. Теперь её ноги еле шли, и Ирина не торопила их. Была поздняя осень, но листья под ногами еще шуршали. Ирина постаралась отвлечься на них. «И у вас жизнь заканчивается, - разговаривала она с листвой, вымещая на неё своё настроение, - а совсем недавно были зеленые, а потом золотые, а сейчас грязные и коричневые!»
Ирина понуро вошла в подъезд, затем в лифт, вот и ее квартира. По привычке рука потянулась к звонку, но Ирина ее отдернула, будто обожглась. Стала искать ключи в сумке, как нарочно, они куда-то запропастились среди косметички, кошелька, ключей от рабочего кабинета. Заскрипела дверь соседки, вот появилось и её лицо с кривой улыбкой:
- Ирина, это ты? А я слышу какой-то шум…, а чего-то давно не видно Игоря?
- Работает. – коротко, как отрезала, ответила Ирина.
Любопытный нос соседки сразу же исчез за дверью.
- Ну вот, уже и соседи заметили его отсутствие, злорадствуют- подумала Ирина.
Теперь она все делала медленно, как бы нехотя: включила свет в прихожей, поставила сумку на пол, села на банкетку и сняла сапоги, встала, повесила пальто, убрала шапку в шкаф. Все действия были монотонные и потому неинтересные, ведь никто не встречал в прихожей, не хватал быстрее сумки из рук, не помогал снять пальто…Одна, во всей квартире одна. А ведь совсем недавно, еще пару месяцев назад, она радовалась предстоящему одиночеству, это когда Игорь уходил на работу, а у Ирины был выходной день. В этот день Ирина затевала генеральную уборку: пылесосила, чистила, отмывала, перебирала шкафы на полках. Но она знала, что это делалось в том числе и для Игоря. Он устраивал целый спектакль, когда приходил с работы в такой день. Уже с порога начинал цокать языком, долго шаркать обувью по коврику у двери, восхищаться, восхвалять Ирину, какая она прекрасная хозяйка и любит чистоту. Это была их игра.
А кому сейчас нужна чистота, и какая разница, вымыта ли посуда? Собственно, посуда практически не пачкалась почти месяц. У Ирины пропал аппетит. Иногда отрезала кусочек колбасы или сыра и ела, запивая чаем или кофе.
Кофе…, с него начинался их день. Как правило, Игорь вставал раньше, ставил турку на конфорку и следил, чтобы кофе не сбежал, обязательно варил до трех пенок, то есть три раза турка снималась с огня ровно до того мгновения, когда кофе должен был убежать. За это время пенка становилась гуще,наваристей. Только потом Игорь будил Ирину.
- Ну как? - всякий раз спрашивал Игорь.
- Божественно! –отвечала Ирина.
И вот весь этот привычный мир рухнул! Разлучница появилась незаметно, потому что проникала в их жизнь как-то постепенно, что Ирина даже внимания не обращала на случайно брошенные фразы мужем. Это сейчас она анализировала, как это произошло, погружалась в воспоминания последних двух месяцев их жизни. Время от времени Игорь говорил про какую-то вдову, которой надо было помочь наладить электропроводку. Потом как-то была брошена фраза, что знакомая женщина-вдова просит вставить стекла на крылечке. Теперь Ирина понимала, что он не случайно озвучивал просьбы этой женщины, он ещё сомневался, стоит ли это делать. Но Ирина не фиксировала на этом свое внимание, и Игорь воспринял как согласие, что она не против. Он стал востребован другой женщиной, а Ирина отмолчалась! Постепенно его приходы с работы затягивались до вечера, потом до ночи, а потом он вообще не пришел домой. Ирина в первую ночь места себе не находила, тем более, что появился Игорь только на другой день к вечеру. На вопрос: «Ты где был?», ответил только: «Извини, я очень устал, спать хочу.» Конечно, Ирина навела справки, все узнала про эту вдову, куда постепенно переселялся её муж. Она даже пыталась устраивать скандалы, но Игорь больше отмалчивался и только говорил: «Дай мне время. Всё будет хорошо!»
А Ирине было плохо, очень плохо. Игорь иногда ночевал дома, ночь-другую, а потом опять пропадал. Когда он был дома, Ирина пыталась завести разговор «по душам», но все заканчивалось её истерикой, а Игорь молча уходил в другую комнату и закрывал за собой дверь. Однажды она ему сказала: «Самое ужасное – это твое болтание туда-сюда. Ты уж определись, где тебе остаться.» Игорь молча кивнул. После того разговора его не было месяц. Ирина уже ругала себя, зачем она так категорично поставила вопрос, ну приезжал бы иногда…Во время этой разлуки она поняла, как сильно привязалась к Игорю за двадцать пять лет совместной жизни. Сына не хотелось загружать своими проблемами, да и стыдно было перед ним и его молодой женой. «Хорошо, что дети живут отдельно, не видят, что у нас творится, - думала Ирина, - и ведь не стыдно перед сыном, как он ему всё объяснит?»
Игорь на выходил у неё из головы ни на минуту, не помогла даже недельная поездка в Питер. Её раздражала компания, с которой она поехала, очереди в музеях, дождь, который сопровождал их поездку. «А вдруг я приеду, а он дома!»- только об одном думала Ирина. Но нет, как и сегодня, её встретила пустая квартира.
 Ирина включила телевизор, стала щелкать пультом по каналам. На каком-то из каналов шла слезливая мелодрама. Ирина поддалась меланхолии этой картины, и слезы потекли из её глаз. Ирина стала плакать в голос. Она не обращала внимания на экран, где тоже страдала героиня фильма, ей было жалко только себя.
- Ну позвони, Игорь, мне плохо, мне плохо…ну хотя бы позвони…- она стала уже выть. Ирина откинула покрывало с кровати в сторону и легла в кровать.
Кровать была широкая, даже очень. Они с мужем купили этот спальный гарнитур, когда сын женился и стал жить отдельно.
- Больше не будем спать на диван-кроватях! – гордо произнес Игорь, когда рабочие внесли новую мебель. - Мы заслужили спать как «белые люди»!
А теперь Ирина каталась по этой постели в истерике:
- Зачем мне эта широкая постель…без тебя…
Ирина не заметила, как заснула тяжелым сном. Её ночью разбудил какой-то шум. Она открыла глаза – работал телевизор. Ирина нащупала пульт и выключила телевизор. Шум продолжался. Она прислушалась – это был скрежет ключа в двери. Ирина кинулась в прихожую. Тишину ночи нарушил пронзительный звонок в дверь, и дверь распахнулась. Вошел Игорь.
- Я позвонил, чтобы ты не испугалась. Извини, я тебя разбудил!
- Ты вернулся?
- А я никуда и не уходил! Пойдем завтракать, скоро утро. Я ставлю турку, кофе за мной!


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.