Скифы - имя собирательное ч. 4

Серебряная позолоченная чаша со сценами охоты скифов на львов. На сосуде изображены две пары всадников, охотящихся на льва и львицу. Лев нападает на одного из охотников, который занёс копьё, готовый поразить разъярённого зверя, а сзади на помощь ему спешит другой всадник, изготовившийся для выстрела из лука...

Преобладали ячмень и просо - культуры, хорошо известные скотоводу и использовавшиеся для приготовления блюд из толчёного зерна. Подсушенное на солнце зерно растирали на зернотёрках; толчёное зерно варилось в небольшом количестве молока или воды. Вопрос об употреблении скифами хлеба остаётся открытым. Они несомненно знали выпечку хлеба из пресного теста (стоило каше из толчёного зерна немного пересохнуть и превратиться в лепёшку подобную хлебу, выпеченному на тандыре). Но отсутствие в материальной культуре жерновов позволяет высказать предположение, что до состояния муки, зерно скифы не размалывали и мучные продукты в их рационе ещё не появились. В целом растительная пища не отличалась разнообразием, но потребности человека в белках растительного происхождения, углеводах, минеральных веществах и витаминах обеспечивала. Растительная пища кочевника, доставляемая путём собирательства, чрезмерно бедна: щавель, стебли кислицы, полевой лук, чеснок. По словам Геродота, эти растения были известны каллипидам и алазонам. О понтийском луке писал Теофраст: «... очевидно, что есть много видов луковиц; они различаются величиной и цветом, и видами, и соками. В некоторых областях они так сладки, что употребляются в пищу сырыми, как, например, в Херсонесе Таврическом». В качестве приправы к мясу использовался сельдерей, который также упоминается Геродотом. Широкое распространение у скифов получило вино греческого производства, чему способствовали не только большие возможности греческого импорта, но и знакомство скифов с алкогольными напитками типа молочной водки араки или кумыса. Молочные водки более крепки, чем виноградное вино, которое скифы стали сразу пить неразбавленным и быстро пьянели, чем поразили греков. Спартанцы, желая выпить покрепче, говорили: «Налей по-скифски».

Что касается молока - это универсальный продукт, который можно употреблять в его естественном виде. Античные авторы преувеличили роль кобыльего молока в рационе кочевника. По удойности, пищевой ценности, количеству вторичных продуктов кобылье молоко значительно уступает овечьему. Из овечьего молока изготовлялся сухой сыр типа бислага или арула у монголов, торака у каракалпаков, курута у киргизов. Сухой сыр, хранившийся века, найден в одном из алтайских курганов скифского времени. Хотя кобылье молоко по ряду качеств уступает другим видам молока, оно незаменимо при изготовлении кумыса. Скифы же знали напиток, аналогичный кумысу: «Как только надоят молока, его разливают в деревянные сосуды и, разместив вокруг сосудов слепых, взбивают молоко. Ту часть молока, которая поднимается наверх снимают черпаком. Её считают более ценной, а молоко, осевшее вниз считают худшим» - пишет Геродот. Обычай потребления коровьего молока стал возможен лишь в условиях оседлой жизни. Оценивая в целом систему питания скифов, отметим некоторые её особенности: выдвижение на первое место потребления мяса КРС, появление в мясной пище свинины; знакомство с хлебом и увеличение доли зернового компонента в питании степняков. Изучение хозяйства и быта скифов позволило заметить, что изменения в хозяйстве этого народа связаны с изменением природных ресурсов, которое чаще всего происходит под антропологическим влиянием. Одни учёные считают, что киммерийцы были вытеснены пришельцами скифами. Другие же исследователи полагают, что никакого вытеснения киммерийцев в Азию не было, а только произошло переименование одной и той же народности. Об этом говорит и то обстоятельство, что скифы пришельцами себя не считали, чувствовали себя хозяевами и извечными засельщиками здешних земель.

Следует заметить, что многие учёные, опираясь в том числе на данные археологии, которые получены в результате раскопок скифских курганов, считают, что скифы появились в европейской части Великой равнины в VII в. до н.э., в то время как сами скифы датировали легенду о Таргитае (первом человеке – скифе) XV – XVII в. до н.э. Как утверждают древние писатели, греки питали вражду и племенную ненависть к киммерийцам и скифам. Так, один из писателей говорит: «Эти киммерийцы и скифы - кочевники, пришедшие из западных областей океана, разграбили храм Аполлона в Дельфах». Очевидно, поход киммерийцев и скифов в Грецию был уже следствием вражды народов, сами же причины вражды кроются в глубине веков и ни греки, ни скифы их уже не помнят. Возможно, такой причиной было вытеснение греками скифов с Балкан в северные земли. Вражда могла возникнуть и из-за неприятия греками Вед Рама (образованный жрец-ведун получил от небесного учителя знания и назвал их «Веды») и его демократических преобразований в обществе. Возможны и иные причины, но, так или иначе, греки явились как враги и завоеватели. Силой оружия они покорили целый ряд племён, укрепились на побережье Чёрного моря, продвинулись вглубь по морю Азовскому и дошли до низовий Дона. Греки организовали на этих землях Боспорское царство - рабовладельческое государство, построили множество городов-крепостей, имевших военные гарнизоны, на мощи которых и покоилось это царство. Целый ряд историков считает греков Боспорского царства колонистами – мирными поселенцами, осваивающими пустующие земли и занимающимися хозяйственной деятельностью, которые, благодаря своей высокой культуре, сумели подчинить полудикие местные племена своему цивилизующему началу. На самом деле греки были не колонистами, а колонизаторами.

Они военным путём захватили огромную территорию, с целью обогащения, путём ограбления покорённых народов и расхищения природных богатств их земель. На территории Скифии была развита торговля. Имелись водные и сухопутные торговые пути по европейским и сибирским рекам, Чёрному, Каспийскому и Северному морям. Кроме боевых колесниц и колесных повозок, скифы строили речные и морские льнокрылые корабли на верфях Волги, Оби, Енисея, у устья Печоры. Чингисхан брал из этих мест мастеров для создания флота, предназначенного для завоевания Японии. Иногда скифы строили подземные ходы. Они прокладывали их под крупными реками, применяя технологию горнорудного производства. Кстати, в Египте и в других государствах также прокладывались тоннели под реками. В печати неоднократно сообщалось о подземных ходах, находившихся под Днепром. Оживлённые торговые пути из Индии, Персии, Китая пролегали через скифские земли. Товары доставлялись в северные районы и Европу по Волге, Оби, Енисею, Северным морям, Днепру. Эти пути действовали вплоть до 17-го в. В те времена на берегах были города с шумными базарами и храмами. Вернёмся к Боспорскому царству, история которого непрерывный перечень войн, мятежей, бунтов и восстаний, и в этих ситуациях основным инструментом являлось оружие, а не цивилизующее начало высокоразвитой греческой культуры. Под контролем греков оказались торговые пути по Днепру, а также торговый путь, связывающий Европу с Востоком. В этой связи, скифы были лишены возможности самостоятельно торговать с Малой Азией, Кавказом, Средиземноморьем, Средней Азией, Индией и Китаем. Вся торговля велась под контролем Боспора и, естественно, что торговая разница оседала там же. Вывозилось золото, хлеб, осетровые, икра, мёд, воск, меха, шерсть, лошади и скот.

Завозились предметы роскоши, ювелирные изделия, дорогие ткани, посуда. Конечно, обмен был не эквивалентный – это была колониальная торговля. Земли скифов славились плодородием и, не зря древнегреческий географ и историк Страбон приравнивал это к чуду, а оно давало грекам громадное количество зерна и не меньшие прибыли. Так, по свидетельству афинского оратора Демосфена, «хлеб, привозимый водою из Понта, по количеству равнялся всему привозимому (в Афины) из прочих рынков». Только в Афины ввозилось при царствовании Левкона I (393-553 гг. до н.э.) 300 тыс. мединов хлеба, что в переводе составляет около 100 тыс. центнеров. Можно только гадать, сколько же хлеба вывозилось всего. Другой статьёй дохода были осетровые и их икра. Осетров отлавливали на Буге, Днепре, Кубани и Азовском море, которое в то время было самым рыбным в мире. Здесь цифры не сохранились, но по свидетельствам, этим видом товара удовлетворялись все потребности Малой Азии, Средиземноморья и Востока. Военные и экономические контакты греков со скифами на протяжении многих сотен лет позволили достаточно хорошо узнать друг друга. Пользоваться этими знаниями надо с осторожностью, поскольку греки были большими выдумщиками и, чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы бегло ознакомиться с их мифологией, тесно связанной с землями скифов. Именно в этих местах греки поместили царство теней, то есть ад, здесь обитали людоеды, мучился Прометей и т.д. Греческие мореплаватели, вернувшиеся из Скифии, рассказывали своим землякам, что местные племена дикари-людоеды, пьющие кровь своих врагов, водящие дружбу с дикими зверями. Но этого оказалось недостаточно, и скифов стали изображать, как коней с торсом человеческим и, как людей с собачьими головами. По мере того, как отношения переходили в нормальное русло, появляется более правдивая информация.

Например, поэт Гомер считал, что «скифы-млекоеды и авии - справедливейшие люди». Географ и историк Страбон считал характерными чертами скифов «справедливость, простоту и любезность». Он отмечал: «Их погребальные обряды, нравы и весь образ жизни сходны. Каждый народ в отдельности коварен, дик и воинственен, в отношении же с другими, простодушен и не имеет торгашеской хитрости». Римский писатель Аммиан Мерцелин, родившийся в 330 г. н.э., констатировал: «Молодые люди с раннего детства привыкают к верховой езде, а ходить пешком является позором. У них нет ни храмов, ни святынь». Николай Дамский, родившийся в 645 г. до н.э., даёт о скифах следующую информацию: «Старшие себя считают отцами, младших – сыновьями, а сверстников – братьями. У скифов неизвестны ни заведующий, ни ненавидящий, ни боящийся, благодаря общности жизни и справедливости». Говоря о боевом духе скифов, древнегреческий историк, основатель критического изучения истории Фукидид, живший в 420-400 гг. до н.э., отмечал: «В Азии нет народа, который мог бы противостоять один на один скифам, если они все будут единодушны». У скифов военачальники были выборными и их называли князьями (у некоторых племён, например, у тавров – вождями). Вообще скифы – это имя собирательное и к ним относили: тохаров, массагетов, даев, саков, исседонов, мергетов, идов, иссипов, иамов, ахатов, будинов, сарматов, слуров... - всего до 55 народов. Иногда выделяют тавров, киммеров, синдов, меотов и сарматов. Однако чаще эти народы именуют скифо-таврами, скифо-киммерами, скифо-синдами, скифо-меотами и скифо-сарматами. Вся эта яркая палитра народов, проживавшая на территории от Днестра до китайской границы, говорила на одном языке, имела общие обычаи, нравы и уклад жизни.

Древние греки называли скифами, саками или кахами без разбора всех кочевников евразийской степи, не разделяя тех, которые проживали почти рядом с Китаем и тех, которые жили ближе к Карпатам. Не позднее II в. н.э. Птолемей назвал Синерию, в Центральной Азии, Скифией. Видный римский политический деятель, философ и оратор Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н.э.) одно время проживал в Греции, изучая там разные науки. Это ему принадлежит крылатое выражение «Отец истории» в отношении Геродота Галикарнасского. Путешественник и учёный и (484-425 гг. до н.э.), много писавший о скифах, полагал, что все они пришли из Азии и в какой-то исторический момент азиатские скифы откололись от тех, которые жили в Эвксении. В России учёные используют термин «скифы» в самом узком смысле слова, применяя его только в отношении сравнительно небольшого числа племён, обитавших по берегам Азовского и Чёрного морей, а также по берегам Кубани и Днепра. Но так как все конные кочевники скифской эры говорили на одном и том же иранском наречии независимо от того, прибыли они с берегов Днепра, Окса (Амударьи) или Алтая, это даёт основание признавать правоту тех историков, которые считали - все скифские племена связаны узами одной расы. Эту же мысль подтверждает и характер их искусства. Оно доминирует свои почти идентичные черты на обширной территории обитания скифов. Каждое скифское племя (или народ) жило автономно и знало свою территорию. В случае необходимости некоторые племена объединялись и тогда выбирали царя. Цари и вожди, князья обладали большой властью только во время ведения военных действий. У военачальника на щит или копьё наносился особый знак. У некоторых племён к седлу князя прикреплялось три ремешка, у тысячника – два, у сотника – один ремешок.

Продолжение следует в части  5                http://proza.ru/2019/06/29/1732


Рецензии
Знаете Николай Филиппович Вы своими заметками практически перевернули мое знание о скифах, оно было слишком поверхностное. Спаси Бог
с уважением и благодарностью Дима

Димитрий Крылов   05.06.2019 21:36     Заявить о нарушении