Антиквариат в бомжовках

                На конкурс в стиле ретро А.Терентьева
 
      Кто любит антиквариат? Все. Нет в этом вопросе равнодушных людей.
Некоторые любят машины, другие – украшения. Мне нравятся статуэтки.

      Много лет назад, ещё во времена царя Гороха, выполняя просьбу  приятельницы, я попала в квартиру незнакомой пожилой женщины. Пока хозяйка ходила за нужными мне документами, я разглядывала комнату. Хорошая мебель, ничего лишнего.  Бросался в глаза большой портрет на стене. Высокая статная женщина в длинном,  шикарном  вечернем  платье, с диадемой в виде короны  на голове и в дорогих украшениях, явно не наша современница, была изображена на нём. Вдоль стены под портретом стоял комод, а на его столешнице  -  статуэтка. Я подошла поближе и застыла.  Дама в изящной  шляпке сидела на скамейке, у её ног - коленопреклоненный кавалер. Статуэтка оказалась старинная, очень тонкой работы и  изумительной красоты. Такое качество я видела только в Эрмитаже, когда любовалась Мейсенским фарфором 18 века. Складки платья были будто из натурального шёлка,  нежные  кружева нижней юбки казалось  шевелятся от ветра из приоткрытого окна. Струящиеся локоны красивой  дамы  ниспадали на  плечи, захотелось прикоснуться к ним рукой, убедиться,  что это не настоящие волосы. Признаюсь честно, кавалера  рассмотреть не успела, отвлеклась на  шкаф со стеклянными дверцами, стоящий рядом с комодом. Я увидела несколько десятков похожих по ценности статуэток, отличавшихся  только  разнообразием  сюжетов. Они  находились  на всех полках внутри  шкафа и не были расставлены, а толпились, напоминая народ в вагоне метро в час пик. У меня, как  у крыловской вороны "в зобу дыханье спёрло" от неожиданной  радости лицезреть такую красоту. Вдруг  послышались шаркающие шаги хозяйки, пришлось ретироваться на место, где она меня оставила. Напоследок я оглянулась. "Нравится?"- прозвучал вопрос.  "Очень."   "Это  -  я".  Тут до меня дошло, что женщина спрашивала о портрете. Увидев мою растерянность, пояснила: 
"Полвека  назад  известный художник написал это полотно". "Вы, наверное, служили в театре?" -  зря   спросила  я,  потому что мне моментально  были вручены бумаги, за которыми я, собственно, пришла и королевским жестом указано на дверь.

       Несколько недель я ломала  голову  над  причиной  стать незваной  гостьей.  Подхожу к уже знакомому дому. Всё те же стражи двора на лавочке. Конечно, не помнят меня и потому вопрос: "Вы к кому?"  Называю имя. "Так она умерла".  Получаю  подозрительные  взгляды,  мол почему не в курсе.  Открываю  коробку  конфет,  принесённую  с  собой и угощаю троицу. Сердца тают. "Когда это случилось?"  "Несколько дней назад  похоронили" ("Тугодумка", - корю я себя). Тут одна из бабушек кивает  на  выходящих из  подъезда  и говорит: "Вон,  слетелись коршуны. Как в магазин сходить, так нас просила. Говорила  -  одинокая. А как наследство делить, так аж целых два родственника объявились. Будете смеяться, узнав  кто они: жена второго мужа покойницы с сыном. А было у неё всего пять  мужей. Гляди-ка, эта семейка  самая шустрая оказалась. Откуда знаю? Так видела её несколько раз и спросила: сестра что ли?  Когда узнала, кем  приходятся друг  другу, удивилась. ЧуднО."   Другая бабуля  подхватила: "Что они с утра в своих  баулах  носят,  одному Богу известно.  Ведь кроме портрета в дорогой  раме и не было ничего. Ещё  стол,  да комод со шкафом, забитым стекляшками, никому не нужными".  "А кем она работала? - осторожно интересуюсь я и ставлю коробку конфет на скамейку, даю понять -  с собой не заберу.  "Да всю жизнь на железной дороге, в ресторане  поваром."  "Каким поваром? – наконец-то  внесла свою лепту в рассказ  о соседке третья представительница дворового пейзажа. - Директором.  Слыхала  я  однажды, как она в ЖЭКе ругалась, а начальница и кричит вслед: ты не у себя в ресторане, иди-иди, ты давно не директор. Там я и узнала, кем она работала. Директором."
 
      Мимо нас прошли пожилая женщина и мужчина, годящийся ей в сыновья. В руках у них были  бомжовки. У неё – одна, среднего  размера, у него – две большие.
 
      Я смотрела на  клетчатые сумки и, казалось, видела сквозь клеёнку, как дамы с кавалерами в неудобных позах, завернутые в газеты, перестав  кокетничать,   удивленно  таращили  глаза. Они покидали  квартиру, хозяйка, которой  будучи директором вагона – ресторана, считала себя, если судить по портрету,  почти  королевой  и вкладывала  деньги в антиквариат. Гениальный  А.И. Райкин называл людей таких профессий "уважаемые люди".
 
      До сих пор жалею,  что не осмелилась  попросить  эту  непонятную  мне  женщину  открыть дверцы  шкафа,  чтобы  усладить  глаз  красотой  коллекции  статуэток  с неизвестной  судьбой.


Рецензии
Здравствуйте, Раиса! Ваш рассказ интересен тем, что ещё раз заставляет задуматься о жизни и об искусстве. Почему собирала эта женщина, далёкая от мира искусства, прекрасные статуэтки? Мы можем только гадать. Ради денег, чтобы продать дороже? Вряд ли - иначе она давно бы уже продала их. Скорее всего, её душа инстинктивно тянулась к прекрасному, воплощённому в этих изящных статуэтках. Я уверена, эта тяга к красоте заложена в человеческих душах природой изначально. Но только часто суровая жизнь безжалостно закрывает доступ в этот мир... С уважением,

Элла Лякишева   13.06.2019 10:16     Заявить о нарушении
Уважаемая Элла Евгеньевна, Ваше мнение о моей героине вызвало грустную улыбку. Вы честный человек, да ещё, мне кажется, романтик, поэтому Вы считаете, что душа инстинктивно тянется к прекрасному и деньги тут не при чём. Может, эту женщину и радовала красота этих статуэток, просто я немного знаю историю её жизни и причину их покупки.Она их не собирала, а скупала. Ну, да Бог ей судья.Лет пятнадцать назад она ушла в мир иной.
Красота, она, конечно, спасёт мир. Главное, чтобы эту красоту всю по частным коллекциям не растащили и чтобы было, что спасать.
С благодарностью и уважением

Раиса 4   13.06.2019 20:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.