Друг

                Друг (Портрет 3D).
                Татьяна Герасимова
Что первично? Бытие, или сознание? Этот вопрос волнует умы человечества еще со времен Платона (древнегреческий философ 427 год до н. э.).
Классики марксизма-ленинизма (если кто-то еще помнит, что это такое было) утверждали: бытие определяет сознание. Противники же этого утверждения считали и считают, что, изменив своё сознание, вы сможете изменить и своё бытие. Кто-нибудь пробовал?
- Я пробовал! - сказал ты твердым уверенным голосом - да, я решил, что надо поменять свое отношение к жизни, поменять совсем. Мне удалось это не сразу. Я абстрагировался от всего, чем жил почти всю жизнь. Все то, чем живет среднестатистический человек вообще и не только в нашей стране, и стал думать о простых доступных и необходимых каждому вещах.
- Каких?
- Поесть, поспать, отдохнуть, ну, и прочее.
- А на что поесть? И все такое прочее…  На что?
- Нет, ну, ты уже сразу хочешь, что-то конкретное и материальное. А ты попробуй, не думая о материальном, думать о великом, о судьбах государства, например.
- С тобой не соскучишься!  О великом! Что это такое? Хотя знаю. Это чисто мужской подход к жизни. Женщина никогда не будет думать о судьбах государства, если у нее не будет квартиры, еды для себя и детей, спокойствия и радости в душе. А мужчин хлебом не корми, но дай порассуждать о судьбах, например, России:
«… читал Адама Смита
И был глубокой эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет».  (А. С. Пушкин)
- Нет, мы так с тобой не о чем не договоримся!
- А о чем ты хотел договориться?
- Как о чем? Ну, например, когда приедешь ко мне в гости?
- В гости? Знаешь, мне прислали на 8 марта очень забавный стишок:
 «От страсти у мужчины кровь бурлила.
И женщина, с улыбкой на устах,
Сказала, что себя бы разрешила
Поцеловать, но только в двух местах.
О, мужики, святая простота!
Он к женщине придвинулся поближе
И попросил быстрей назвать места.
Она сказала: "В Риме и … Париже!"     (Николай Иванян)
- Ну, это слишком меркантильно!
- Будем считать, что я, в отличие от тебя, материалист, а ты можешь в очередной раз, изменив свое сознание, поменять и бытие! И все представить!
Так, мы болтали по телефону с очень давним приятелем и, хотя в разговоре была некая «фривольность», мы были с ним просто друзья.
 … На мне были изумительные по красоте туфельки. Синего цвета, на шпильке и с бантиком на носке. Я была так горда своими туфельками, что чувствовала себя просто принцессой. Быстро перебирая ногами, я поднималась по лестнице из метро и так засмотрелась на бантики своих туфель, что, не заметив, спускающего человека, уткнулась ему в грудь лицом. От неожиданности я резко отклонилась назад, но он схватил меня за обе руки и с силой вернул в исходное положение.  Выпрямившись, я с благодарной улыбкой произнесла: «Вы меня просто спасли!»
- Ха-ха - раздался в ответ звучный бас – Да, я спасатель! И куда это вы так бежали? Можно сказать, сломя голову и не глядя по сторонам?
Я не знала, что ответить и, поджав губы, опустила глаза вниз. А там бантики. Такие красивые бантики на моих не менее красивых туфельках! Я улыбнулась. Он поймал мой взгляд, направленный на бантики и некоторое время мы оба смотрели на этот шедевр «сапожного» мастерства.
Скорее всего, эти бантики обладали какой-то сверхъестественной силой, и не только я полностью попала под их обаяние, но и он, поддавшись воздействию на все окружающее этих бантиков, пошел с ними рядом в другую сторону – из метро.
Пройдя вместе метров 100 (у меня с глазомером всегда было не очень), я пришла в замешательство – а куда мы идем? У меня были совсем другие планы – я должна была встретиться с подругой для обсуждения и решения очень важных вопросов. Каких? Если честно, то не помню, но важных. А вместо этого, со мной рядом идет незнакомый человек, который непрерывно предлагает то зайти в кафе, то покачаться на качелях, то свернуть в переулок…
Я решила поставить «точки над i» и остановилась. Он сделал пару шагов по инерции вперед, а потом, не увидев меня рядом, резко остановился, как будто наткнулся на стенку, и стал оглядываться по сторонам. Заметив меня сзади, он, с возмущением разведя руки, воскликнул: «Ты куда пропала? Я ей рассказываю, а она ушла в сторону и стоит в сторонке. Ха-ха! «Стоят девчонки, стоят в сторонке, платочки в руках теребя…» - пропел он басом.
На его бас стали оглядываться прохожие, заметив это, я предложила ему устроить прилюдное выступление: «А, что? Давай! Жаль, что нет музыкальных инструментов.  Я играю на саксофоне. А ты?»
- Я не играю. Но люблю слушать и танцевать!
С «точкой над i» не получилось. Но у нас появилась общая тема - танцы! Не просто танцы, а танцы под саксофон!
Он тут же, как говорится, «не сходя с места», очень живо и похоже изобразил, как надо играть на саксофоне. У него получилось здорово! Мурлыкая под нос, он наклонялся туловищем вперед и в разные стороны, притоптывал ногой и восклицал: «А, вот тут, надо так!!!» 
Около нас уже стал собираться народ. Люди останавливались, кто на минутку, а кто и насовсем.
Я сначала, как-то засмущалась такой «прилюдности», а он не унимался, продолжал изображать игру на саксофоне, все время подталкивал меня, говорил: «Ну, танцор, изобрази что-нибудь, а мы посмотрим».
И я попробовала! Ужас! До сих пор не могу поверить, что я это сделала. Но ведь сделала!
- Ха-ха! – сказала я (жаль, что у меня не бас, а то эти «ха-ха» прозвучали бы более внушительно) и сделала.
Я повернулась лицом к публике, сделала оттяжку вправо, потом поворот и оттяжка влево. Не знаю, как у меня получилось, но люди, видимо решив меня поддержать, захлопали и даже кто-то, что-то прокричал, типа: «О-О-О!» 
Ты с удивлением посмотрел на меня: «Ну, ты даешь!»
А потом повернулся к публике и сказал: «Господа, концерт окончен!», схватил меня за плечи и быстро повел по аллейке. 
- Нам надо на другую сторону улицы, - сказал ты, взяв меня за руку. При переходе мы нарушили все правила. На красный сигнал светофора и совсем не по пешеходной дорожке мы перебежали дорогу, благо машин было мало, и ДПСник отвернулся, а когда резко повернулся в нашу сторону, то мы уже стояли на другой стороне улицы, правда, на самом краю тротуара, но придраться было уже не к чему!
- Здорово мы его! А! – смеясь, произнес ты.
- Ты такой шустрый, я бы сама не побежала.
- Ты просто себя не знаешь!
- Я не знаю? А что я должна знать? А ты себя знаешь?
- Ой, ой! Вопросов-то вопросов.
- А что? И, вообще, куда мы идем?
- Уже пришли! Это же сад «Эрмитаж». Сейчас начнется джазовый концерт. Ты же хотела послушать!
- Я? Я ничего не хотела!-  сердито ответила я.
- Ну, не дуйся. Мы же с тобой уже партнеры – только, что выступали вместе. Почти, как на эстраде и зрителей был полный зал! 
Да, пожалуй, дуться не стоит. Мы же пошли вместе рядом, ты со мной, а я с тобой.
Около открытой сцены были расставлены столики. Свободных не было.  Не зная, что делать, мы остановились недалеко от площадки. Мне было, по большому счету, все равно будем мы слушать музыку стоя или сядем. Ты же явно, решительно и бесповоротно, решил сесть и, стоя радом со мной, зорко оглядывал импровизированный зал.
- Ага, вон столик освободился! Давай быстрей!
И крепко схватив меня за руку, быстро маневрируя между столиками, так быстро, что я едва успевала за тобой и отбила все бока об острые углы этих самых столиков, подскочил к столу, стоящему в стороне под кроной дерева, плюхнулся на стул, громко заявил: «Застолбил!»
Отдышавшись и оглянувшись по сторонам, ты произнес: «Какой я молодец! Какое славное место выбрал! Все видно, нешумно и зелень со всех сторон!» Я рассмеялась: «Как ты себя любишь! Я понимаю, сам себя не похвалишь – никто не похвалит! Ну, ты же мужчина!»
- Слушай, ты странная какая, а мужчины, что не люди? Мужчины – это ранимые создания, их надо беречь и хвалить!
- Вот еще! А меня, меня кто похвалит?
Ты посмотрел на меня с интересом и с такой хитрой, но доброй улыбочкой, а потом произнес: «Конечно я!»
- Ты? Я готова, жду!
Ты засмеялся, потом покрутил головой, замялся и вдруг сказал: «Туфли у тебя очень красивые!»
Я засмеялась! 
- Ну, ладно тебе. Давай за это выпьем!
- Шампанское?
- Тебе шампанское, а я коньячок!
Ты придвинул свой стул поближе ко мне.
И мне показалось, что в этот момент ты хотел меня поцеловать. Я даже почувствовала такое жгучее ощущение близости твоих губ на своей щеке.
- Что будете заказывать?
Мы вздрогнули, быстро отодвинулись друг от друга и повернулись на голос. Юный официант в каком-то нелепом коротком халатике стоял около нас с блокнотом в руке.
Итак, с поцелуем не получилось. Официант был слишком молод, чтобы понять, что это был именно тот момент, когда двух людей лучше оставить одних, потому что им в этот момент ничего не надо заказывать. Но «…если бы молодость знала…»!  (Анри Этьен)
Греясь на солнышке, мы болтали, слушали музыку и попивали, кто шампанское, а кто коньяк. Было хорошо и спокойно.
На открытом воздухе джазовая музыка звучала совсем не так интимно, как в закрытых полутемных помещениях баров и концертных залов. Зарождаясь на сцене, она улетала с порывами ветра ввысь и, как бы полупрозрачной пленкой, накрывала весь сад, оставляя ощущение легкости.
- А кто ты в жизни? Может быть артист? – вдруг решилась спросить я.
- Я же сказал, что я спасатель, - улыбнулся ты.
Как-то не вязалось с его обликом слово «спасатель». Он был просто обаятельный мужчина. Спасатели должны быть какие-то другие.
Есть такая смешная песенка: «Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки?» (Слова: Якова Хелемского Музыка: Юрия Чичкова). И потом перечислялись всякие глупости, что-то вроде рогаток.
Из чего же он состоит? Как это определить? Как посмотреть его со всех сторон? Причем сразу быстро, то есть прямо сейчас определить, а не ждать «годы».
Меня всегда смешило повальное увлечение наших людей, а скорее всего и людей во всем мире, новомодными терминами. Ну, например, только, только появился термин «нанотехнологии» (уверена, что основная масса людей не знает, что это такое) и сразу везде появились объявления на автомойках для машин – «нано мойки»!
Совсем недавно появился еще такой механизм, как 3D. Но я до сих пор не понимаю, что такое можно увидеть с использованием 3D, чего раньше мы не могли увидеть, используя оси координат: Х, Y и Z.
Ха! Ну, ка попробуем рассмотреть моего нового знакомого в системе координат. По оси Х – возраст (средний), по оси Y – рост (выше среднего), по оси Z – увлечения (саксофон, музыка и танцы). Что получилось? Какая-то чушь, честное слово! А в 3D?  Объемное изображение! И получился очень даже привлекательный мужчина!
Пока мои мысли были заняты попытками представить человека, который ловко вертится среди осей координат, поворачиваясь в разные стороны, концерт закончился, шампанское тоже. Мы продолжали сидеть за столиком,
ты молча рассматривал меня. Скорее всего, тоже думал о том же, о чем и я:
«Из чего же, из чего же, из чего же
Сделаны наши девчонки?»
Посмотрев на меня долгим взглядом, ты вдруг усмехнулся и сказал:
- Знаешь, а я никогда не играл на саксофоне. Никогда! Только мечтал. Хотел купить красивый блестящий инструмент и пойти в музыкальную школу, как обычный ученик.
Такая откровенность меня озадачила еще больше. Что это вдруг? Зачем?
Но оглянувшись по сторонам, подумала, что, скорее всего, мы находимся в месте, которое располагает к душевности и откровенности.
Совсем рядом, около светофора, где мы перебегали дорогу, стоит памятник В. Высоцкому. Раскинув руки, он смотрит в небо! Что можно увидеть в небе? Чистоту, глубину, бесконечность…
Я подняла голову вверх и увидела голубое, голубое небо, увидела его чистоту и глубину! Ты поймал мой взгляд, усмехнулся, и тоже посмотрел в небо. А потом поднялся с места и взял меня за руку: «Пойдем, уже поздно».
Итак, с осями координат у меня ничего не получилось! А 3D? Обаятельный без конкретики.
Ну, ладно, я не знаю, как определить, кто ОН такой. Но проведя практически весь день вместе, что мне думать о нашей дальнейшей прогулке. Что? Мы пойдем вместе? А куда? Нет, нет! Только до подъезда. А, целоваться? Мы будем целоваться?
Он молчит, и я молчу, но превращаюсь из материалиста в идеалиста – начинаю представлять себе, что я должна сказать ему, как повести себя с ним. А в душе полный «раздрай». Что делать?
Я приостановилась и взглянула на него. Лицо у него было спокойное, и мне показалось, что ничего непредвиденного от него ждать не надо.
Успокоилась, вздохнула и оглянулась по сторонам. Но где-то глубоко в душе меня все равно волновал вопрос: «А целоваться-то будем?»  Ну, вот какой я после этого материалист? Все же хорошо! Нет, меня беспокоят заоблачные дали и мечты! Скорее всего, в этом виноват Джазовый концерт! Он расслабил нас и сблизил, а надвигающийся вечер добавил тишины и романтики.
Мы медленно пошли по аллейке. Людей вокруг почти не было, только впереди виднелась небольшая кучка мальчишек, ну, не совсем, мальчишек, скорее подростков. Они о чем-то громко разговаривали и смеялись, нарушая ту романтическую тишину, которая окутывала нас.
Но вдруг, что-то изменилось. В воздухе почувствовалось напряжение. Смех и мирный разговор мальчишек перерос в крики с угрожающими нотками. И на наших глазах трое стали бить одного, метко и четко нанося ему удары в лицо, грудь, живот, как – будто перед ним был не человек, а боксерская груша. Под таким натиском он упал на землю и как только пытался привстать, его опять сбивали с ног, валили на землю и били. Я видела такое впервые, но, если не считать ежедневные фильмы на экранах наших телевизоров с «мордобоем».
Я невольно сделала несколько быстрых шагов к ним и пропищала, от волнения мой голос почему-то превратился в писк,
- Что вы делаете, отпустите его!
Ты крепко взял меня за руку, с силой, я все еще пыталась броситься к мальчишкам, придвинул к себе и тихо внушительно сказал: «Отойди, стой спокойно и молчи!», а сам шагнул в кучу дерущихся тел.
Я зажмурилась, закрыла лицо руками и застыла на месте. Сначала послышались какие-то крики, потом тихий разговор, а потом удары. Я открыла глаза и, чтобы не закричать, прижала руки к губам.
Мальчишка, которого били, лежал на земле, постанывая и пытаясь подняться, остальные, бросив свою жертву, прыгали вокруг тебя, пытаясь повалить. Ты увертывался от их рук и что-то тихо им говорил.
Я опять закрыла глаза, но понимая, что ты один, а их много, решила, что должна тебе помочь и прийти к тебе на помощь. Я открыла глаза и закричала. У меня получилось громко и звонко! Никто этого не ожидал, даже я сама. Все на секунду замерли на месте и посмотрели на меня. Я думала, что сейчас они все бросятся на меня. Испугалась!
Но оказалось, что тебе достаточно было этих секунд, чтобы оттолкнуть одного, скрутить руки другому и что-то такое сказать третьему, что он, оставив всех, быстро побежал по бульвару и скрылся из вида за клумбой.
- У тебя все нормально? – прокричала я.
- Порядок!
Схватив двух нападавших за шкирки, ты встряхнул их и отпустил.
- Чтобы духу вашего не было! Кыш отсюда!
Глядя, как они улепетывают со всех ног, ты помог подняться тому, которого били. У парня было разбито лицо, но стоял он крепко:
- Спасибо! – пожав тебе руку, сказал он и пошел в другую сторону.
А мы остались на бульваре. Уже наступили сумерки, зажглись фонари. Мы стояли друг напротив друга.
- У тебя, правда, все нормально? Ничего не болит? – спросила я.
- Я же тебе говорил, что я спасатель. Все нормально! А ты?
- Я испугалась.
- Испугалась? Я не заметил. Наоборот, ты все время лезла в драку и напугала мальчишек. Со мной они бы справились, а вот тебя испугались и разбежались. Особенно твой писк произвел на них неизгладимое впечатление!
- Издеваешься. А я хотела тебе помочь, как ты не понял!
- Да понял я, понял…
Ты обнял меня за плечи, посмотрел в глаза, а другой рукой погладил по волосам: «Я ночью улетаю в командировку».
- В командировку, а можно спросить куда?
- В Хорватию.
- Ничего себе командировочка – со смехом воскликнула я – просто так или по работе.
- Почему ты мне не веришь? Я же сказал, что я спасатель и еду как спасатель.
- Ну, если бы ты поехал в Пензу или на Камчатку, я бы поверила. А Хорватия – это скорее отпуск!
- Да, нет, я еду работать. И вот о чем думаю: а может быть ты со мной?
- Ха-ха! Ну, если ты спасатель, то я буду исполнять роль «сирены», да?
- Да, ладно, тебе смеяться-то. А паспорт у тебя не просрочен?
- Нет. Ты серьезно?
- В отличие от таких, как ты хохотушек, я очень серьезный человек, - с улыбкой сказал ты и чмокнул меня в макушку. Ого, подумала я: «Наконец- то, лед тронулся". Хоть что-то реально-материальное (я же материалист) в наших отношениях.
Но этим все и ограничилось. У серьезных людей всегда серьезные дела. Поездки, командировки и опять поездки и опять командировки. Чем больше поездок и чем больше командировок, тем больше «материальное» теряет свою материальность, превращаясь в иллюзию.
Прошло время…
Как-то разговаривая с тобой по телефону, мы вспомнили день нашего знакомства. Посмеялись. И вдруг ты сказал: «Туфли у тебя были очень красивые!» После этих слов мы оба замолчали, а потом ты тихо сказал:
«Хочешь, я опоздаю на самолет? Мы с тобой наконец-то погуляем, посмеемся и, наконец-то, поцелуемся!»
Я улыбнулась: «Конечно, но как-нибудь в другой раз!»
И подумала: «Наверно, друг это тот, с кем никак не можешь поцеловаться! Почему? Дела…»


Рецензии
Мужикам (дуракам!!!) закон не писан!!!
Для мужиков закон - баба!!!
С её законами.
И она (баба) всегда права!!!
Пардон, извините, за мой французский.

Александр Патрушев   25.06.2019 23:51     Заявить о нарушении
На это произведение написано 48 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.