Герань и Пальма

Сказка-притча(8+).
* * * * *

Летний тёплый день. За распахнутым окном шумит город: мерный гул машин, шарканье и шлёпанье пешеходов, чириканье воробьёв и воркование голубей… Чуть шевеля лёгкой узорной шторой, в комнату вливается еле уловимая вонь бензина, смешанная с нежным запахом цветущих лип и навязчивым ароматом персидских сиреней, которые бурным цветом украсили сквер глубоко под окнами. Старинные часы на стене пробили одиннадцать раз, и пылинки в солнечном луче затанцевали, потревоженные звуком!.. Но вот его дребезжащая волна затихла где-то в глубине просторной квартиры, и вновь стало тихо и покойно в пустом доме – хозяин, вероятно, на работе, а хозяйка… Её нет уже несколько дней.
Лёгкий сквозняк прошмыгнул через уютную комнату и качнул роскошную Пальму. Она встрепенулась, смахнув с пары перистых листьев пылинки и, словно потянулась, очнувшись ото сна!..

 – Вот и солнышко повернуло на нашу сторону! – Пальма сказала то ли самой себе, то ли кустику Герани, что на подоконнике окна распахнутого в простор города.
– Тебя, голубушка, это радует или огорчает? – Герань ответила неохотно.
– Вообще-то, всё равно!.. Это твои листья опять обгорят! – Пальма вновь махнула длинным пером глянцевого листа.
Герань промолчала. Ей некогда было болтать – надо развернуть круглые узорные листочки так, чтобы уловить солнышко, но не дать ему опалить молодые побеги. Тонкий аромат алых цветов поплыл по комнате, словно призывая хозяйку передвинуть горшок чуть в сторону – в тень, но хозяйки нет дома! Возможно вернётся вечером, но до того времени насмешница Пальма совсем замучает шелестом-болтавнёй своих искусственных листьев.
– Конечно же тебе всё равно, – неохотно откликнулась Герань, – ты же искусственная! Тебе всё равно где стоять: хоть на балконе, хоть в кладовке!..
– Ну и не всё равно! – сразу же прошелестела вздорная Пальма, – на балконе много пыли, а в кладовке я уже была…

И вспомнила самолюбивая Пальма – как ей было тоскливо в тёмной магазинной кладовке, где никто не видел её роскошной красы!.. И зашуршала потихоньку, охорашивая листочки: «Вот Герань – капризуля! То ей солнца мало – то много, то сухо – то залили, то цвести никак не хочет – то «ах какая красота!»… Маленькая, неказистая, а столько хлопот вокруг неё!» – и уже громче, рассерженно:
– Чем плохо «искусственная»? Ты своей натуральностью хозяйке докучаешь, а я – метафора современности! Создана лишь для красы – раз и навечно!
И веер пальмовых листьев гордо заколыхался в такт движению шторы – это сквозняк прошёлся по комнате, словно стараясь остудить-примирить спорщиц… В наступившей тишине Герань загрустила – она чахла уже несколько дней на подоконнике постоянно раскрытого окна, сквозняк и палящие лучи солнца были ей не на пользу.
«Не любят меня! – вдруг подумалось обиженной Герани, – Вот была бы я так же роскошна, как Пальма… Украшение интерьера!»
А притихшая Пальма думала: «Дурёха эта щуплая Герань! Щиплют её то и дело, а она и рада! Вообразила себя «спасительницей мира», помощницей людям…»

И впрямь, листья Герани всю весну щипали – то для капель от насморка, то листик вставить в простуженное ухо, от боли, то приложить к ранке, чтобы остановить кровотечение… Растение переставляли из комнаты в комнату, чтобы подышать его фитонцидами, убивающими бактерии, или просто полюбоваться нежностью алых цветов… И скромница Герань, сама знающая что такое боль, с готовность помогала каждому, нуждающемуся в ней! И не чувствовала себя покинутой… Не то что теперь, когда хочется пить и невыносимо жарко!.. «Ах, счастливица искусственная Пальма! Она-то не знает ни в чём нужды», – с горечью подумала загрустившая Герань и, чтобы приободрить себя, вспомнила – как совсем недавно её пересадили в новый горшок, в свежую плодородную землю, и подстригли, обновив кустик. Тогда, благодарная за заботу, она расцвела пышным цветом, чувствуя себя нужной и любимой!..
А гордячка Пальма, и впрямь ни в ком и ни в чём незнающая нужды, покачивала пыльностью своих искусственных листьев и любовалась их веером в отражении зеркала напротив себя. И в комнате вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь гулом улицы и боем курантов...

И вдруг дом ожил! Пришёл хозяин с незнакомыми людьми, и закипела работа… С окон скинули шторы, Герань бережно перенесли в прохладную кухню и не только полили землю, но и бережно попрыскали водой подвявшие на солнцепёке листья. В комнате передвинули мебель, тщательно вытерли пыль, вымыли и натёрли воском паркет… А Пальма? Её вынесли на помойку, как ненужный хлам – мода на искусственные деревья прошла! На освободившееся место поставили колыбель, и через пару дней вернулась хозяйка, с роскошным букетом и орущим младенцем…
И за Геранью вновь стали бережно ухаживать, ведь наступят холодные дни, с липкими туманами и нудными дождями, с промозглыми и морозными ветрами, с завывающей метелью и гнилыми оттепелями… Без «бабушкиного» натурального лечения не обойтись, особенно новому маленькому человечку. А значит – велика нужда в готовой прийти на помощь скромнице Герани!


Рецензии