Нана - повелительница драконов. 2

                Глава 2
                4

     Рано утром Анук прибыл в город Ниппур. Вначале пришлось подойти к зубчатым стенам с башнями, сделанными из сырцового и обожженного кирпича с добавлением каменной кладки. Попасть в город можно было через  огромные ворота. Стражники долго расспрашивали Анука и рассматривали его флажки на поясе. Когда Анук произнес имя родственника, к которому направлялся Анук, стража расступилась и встретила мальчика почтительным поклоном. Анук поклонился в ответ, поблагодарил стражу и направился в город. Мальчик долго шел по узеньким улочкам с огромным количеством домов, выстроенных с помощью  кирпичей из глины, не скрепляемых известью или цементом. Некоторые дома были только что выстроены, другие разрушились от времени. Вначале преобладали одноэтажные здания, где жили бедные шумерцы. Ближе к центру поражали воображение двухэтажные особняки, украшенные диковинными статуями и арками. Всюду манили своей прохладой  стройные и царственные кокосовые и финиковые пальмы, которые пышно  разбросали свои зелено — каштановые перистые листья. Ароматом белых, огненно желтых, пурпурно - розовых цветов  опьяняли крупные  деревья  плумерии,  жаркий климат которым пришелся  по вкусу. Белый город цвета знойного неба с цветущими садами был необыкновенно красив. Анук даже ущипнул себя несколько раз, чтобы убедиться, что это не волшебный сон. 

       В центе города возвышалась огромная постройка. напоминающая четырехстороннюю пирамиду. Она  как бы парила над городом. Когда один глиняный храм разрушался, над ним строился следующий. Так и возник зиккурат – многоступенчатое, многовековое сооружение.    Самый большой и богатый храм Ниппура был  воздвигнут в честь   благородного бога воздуха Энлиля, и назывался он Экур.  Он пользовался в городе особым почтением, т.к. считался покровителем не только человечества, но и Ниппура. Его шумеры называли  «отцом богов», «владыкой небес и земли», «царем всех земель». А сам  Энлиль наделял правителей властью над землями, называя имя царя и вручая ему священный скипетр. Анук позднее, научившись читать, познакомился со сказаниями   о том, как этот бог  разделил небо и землю, взрастил «семя земли», дал «все необходимое», создал кирку для сельских и строительных работ и подарил ее  шумерам, как Энлиль  дал людям  деревья и злаки, изобилие и процветание. Даже другие  боги просили благословения у Энлиля. Так бог воды Энки, построив свой «дом моря» в Эреду, отправился в храм Энлиля в Ниппур, чтобы снискать его одобрение и благосклонность. Когда бог луны Нанна - Син, божество - покровитель Ура, захотел добиться благополучии и процветании своего домена, он отправился в Ниппур на лодке, груженной дарами, и таким образом получил великодушное благословение Энлиля.

       Храм, считавшийся пристанищем богов, был возведен на деньги царя. Именно  царь нес первую корзину с глиной у себя на голове для возведения храма. Сделан он был, как и другие строения, из глины. Внутри стены храма  были украшены сценами побед, зарисовками  жизни шумеров. В центре храмового зала Ниппура стоял трон с сидящей на нем статуей бога. Здесь проходили таинства, в которых могли участвовать только жрецы. Изредка приглашался царь, приходивший без царского облачения. Внутри храм представлял собой лабиринт хозяйственных, жилых, культовых помещений, украшенных с необычайной пышностью, великолепием и богатством. Мозаика, резьба, фрески поражали воображение и вызывали восхищение простых смертных. В храме они соприкасались с историей и культурой своей страны. Вдоль внутренних и наружных стен, во дворах и нишах были расставлены стелы, статуи, жертвенные сосуды, принесенные в дар храму правителями всех времен и простыми верующими. Огромные, величественные статуи богов с высоты своих постаментов сквозь дым кадильниц взирали на толпы смертных, собиравшихся во дворах их святилищ. Десятки богов наблюдали за тем, чтобы во всякий день соблюдались «непреложные решения» Энлиля – «царя всех стран», «царя богов», властителя жизни и смерти «черноголовых».
      При храмах служили хранители священных тайн общения с богами — жрецы и жрицы, которые имели обширные и глубокие знания в области астрономии, физики, химии, математики, медицины. Они были  посредниками между людьми и сверхъестественными силами. Жрецы совершали службу богам, облачаясь в свободные льняные одеяния. Главной обязанностью  было принесение жертв. Вначале происходило воскурение благовоний и возлияние жертвенной воды, масла, пива, и вина; потом  на жертвенных столах резали овец и быков. Во время жертвоприношений возносились молитвы о благополучии жертвователя. Чем щедрее были дары, тем торжественнее церемониал. Другие жрецы аккомпанировали молящимся игрой на лирах, арфах,  бубнах и флейтах. Перед храмами всегда толпились верующие, но только жрецы имели доступ в «жилища богов».  Прилегающие земли и храм обслуживали тысячи ремесленников, скотоводов, землевладельцев и ткачей. Урожай передавался жрецам, которые часть жертвовали бедным.
      
        Жрецов выбирали из младенцев знатных семей, которых осматривали после рождения, находя особые метки на теле в виде рисунков из родинок, признаки незаурядного интеллекта по форме черепа.  Когда ребенку исполнялось четыре года, до двадцати лет он проходил тяжелый путь обучения. Жрецы отвечали за копирование глиняных табличек, хранящихся в громадной библиотеке при храме,  предсказывали природные катаклизмы и время посева, снятия урожая. Они исцеляли больных, принимали жертвоприношения и организовывали праздники в честь богов. Они верили в то, что люди после смерти обретали бессмертие. Зная множество заклинаний, секреты магии, жрецы не только лечили и предсказывали, но могли вмешаться в ход событий.
      
       Однажды Анук забрел в подземные  лабиринты храма и, заслышав гул голосов, спрятался под скатертью столика с чаном. В сопровождении жрецов и жриц по подземным коридорам храма шел молодой человек в белой одежде с факелом в руке.  Двери с шумом захлопывались за его спиной.  Он, не моргая и не оглядываясь,  проходил сквозь узкие проемы между горящими смолянистыми факелами, свет от которых слепил глаза, а пламя  могло охватить волосы и одежду. Вот он прошел по полу, устланному решетками из докрасна раскаленных железных полос, между которыми оставались узкие полоски, куда  юноша ступал босыми ногами.Так он приобщился к огненному вихрю Вселенной. Потом перед ним возник огромный чан с водой в виде бассейна. С мерцающим факелом в руках посвященный в жрецы преодолел эту водную преграду.  Вот он приблизился к двери с медными кольцами. Вдруг платформа под ним ушла из - под ног, холодный ветер мог задуть факел. Юноша висел над колодцем на кольцах, держа факел в зубах. Потом платформа встала на свое место. Двери отворились и появились  множество жрецов, идущих  навстречу. Юноша прошел по подземным лабиринтам, олицетворявшим сложный иллюзорный путь низшего земного мира, который хочет запутать   душу, скитающуюся в поисках истины.  Животные инстинкты угрожают умерщвлению бессмертной души. Перед посвящением юноша постился и соблюдал обет строгого молчания. Он выдержал испытания сохранности огня, символизирующего свет животворящего солнца, лучи которого наполняют силой света людей просветленных и мужественных. Молодому человеку разрешили заговорить. После молитвы Энлилю он поклялся никогда и никому не разглашать тайн, которые он узнал и будет узнавать в храме. Потом его повели в самое сокровенное место, где перед ним предстала статуя Энлиля. Он показал искусство владения символами. Потом его объявили посвященным в жрецы.   Предстояло еще много учиться, чтобы предсказывать по звездам будущее и вступать в контакт с космическими силами.
   
       Не один день понадобился и Ануку, чтобы осмотреть все храмы Ниппура, возведенные разным Энлилю, Инанне, богу луны Нанне и другим богам. Везде боги, сидящие на троне, походили на шумерцев с крупным носами, тонкими губами и большими покатыми лбами. Каждая линия, завиток и прядь волос плавно и легко прорезаны по поверхности статуи. Эти детали наряду с инкрустированными черным и белым камнем удивительно оживляли изображения, делая их величественным и нарядным. В прямоугольных рамках на спине или плече фигур были вырезаны имена божеств и иногда мастеров — скульпторов. В храмы Ниппура приезжали правители других городов,  чтобы упрочить своё положение,  получив поддержку жрецов. При одном из храмов была собрана  богатая библиотека глиняных клинописных табличек, число которых перевалило за несколько десятков тысяч. Здесь хранились знания о богах, вере шумеров и различных отраслях науки, о природе и ее стихиях, о физических и ментальных свойствах человека.  Жизнь города с его свободными гражданами и общим собранием, его аристократией и жречеством, клиентами и рабами и его наместником - царем, земледельцами, ремесленниками и торговцами бурлила вокруг храмов, куда все жители приносили жертвоприношения. По средам храмы разрешалось посещать богатым и знатным женщинам, которые были служительницами богинь и именовались «лукур».  В   зиккуратах  проводились  ритуалы  служителями культа, простым смертным подниматься на вершину холмов, где стояли на каменных плитах зиккураты, было запрещено. Прилегающие земли и храм обслуживали тысячи ремесленников, скотоводов, землевладельцев и ткачей. Урожай передавался жрецам, которые часть жертвовали бедным.

       Но ни один храм не мог сравниться своим великолепием с роскошным дворцом правителя Ниппура высотой более десяти метров и площадью около десяти гектаров, стены которого были сделаны  из  кирпича - сырца и камня и  богато украшены мозаикой из разноцветного мрамора и стекла.  Около сотни служебных помещений  — парадных, приемных, служебных,     жилых,   хозяйственных, были расположены вокруг открытых дворов.  Зеркала сплетались с  ажурными глазурными орнаментами, с узорчатыми  деталями из золоченной бронзы. Подковообразные  арки и колонны, которые походили на стволы пальм,  мастера украсили причудливой  резьбой по мрамору и  дереву. На стенах находились дворцовые рельефы с изображениями охоты и сценами жизни царской семьи.   В нишах у входа расположились  величественные фигуры  богов — охранителей дворца,  быков с человеческими головами и крыльями. Они были выполнены  в технике рельефа, переходящих на передних частях фигур в круглую скульптуру. Быки и львы были пятилапыми. Когда посетитель входил во дворец и проходил через арку он видел четырехлапого зверя, который, казалось, грозно двигался вперед. Звери охраняли вход во дворец вместе со стражниками. Рядом с дворцом росли деревья, на солнце сверкали струи фонтанов. Все  дышало изысканной роскошью и безмятежной негой.
       Дворец окружали сады. Сюда были привезены  даже кедры и другие экзотические растения.  Превосходные лозы садового винограда свисали с многоступенчатых ярусов, напоминая висящие гирлянды. Великолепные листопадные лианы глициний поражали воображение своим  красочным цветением, ажурной перистой листвой. Но главной особенностью висячих садов было создание  насыпей, террас. Всюду были беседки и портики с колоннами, утопавшие  в немыслимой красоты цветах, располагавшиеся вблизи прохладной синей глади прудов со сверкающими в солнечных лучах  рыбами или каналов. Наряду с заложенным царем парком  расположился большой зверинец с дикими животными. Красота парков и садов царского дворца была доведена до совершенства.

       Анук поселился в доме богатого чиновника, которому   передал флажок от  родственников из своего города, служащий своеобразным письмом для его приюта. Родственные связи  высоко почитались. В семьях царили любовь и уважение. Браки не создавались на небесах, их организовывали родители. Жених приносил родителям невесты богатый подарок и праздновалась свадьба. В каждой семье хранилась глиняная табличка, подтверждающая свадебный контракт.  Анука встретили радушно, зарезали барашка, в его честь взрослые пили виноградное вино. Анук  выразил знаки почтения и благодарности за радушный прием, чем окончательно расположил новоявленных родственников.  Мальчик рассказал о приключениях с орлом и кошкой и поделился мыслями, что ему хотелось бы совершить жертвоприношения богам Энлилю и Нанне в память о родителях, но он желает  сам заработать на жертвоприношения. Родственники с пониманием приняли решение Анука, но попросили немного отдохнуть в их доме. Глава семейства на целый день уезжал по делам после завтрака, он был приближенным царя и находился у него на службе. Служанка каждое утро ходила на базар за зерном, орехами, финиками,  молоком и рыбой, а женщины целый день были заняты приготовлением разнообразных блюд Обед был скромным, но ужин, когда возвращался мужчина, был обильным и праздничным. Накрывалась на стол шелковая скатерть. Анук впервые  увидел ложки и вилки, так как раньше ел руками, но быстро усвоил  новые обычаи. Вечером зажигали факелы и  все отдыхали, играли в настольные игры. Было уютно и весело в новом доме, где поселился Анук.
    
        Постепенно мальчик проникся уважением к этому благородному человеку, которому стал называть про себя Дядюшкой. Тот особо не стремился к обогащению, но в просторном светлом доме царили роскошь и нега. Советник царя следил за тем, чтобы в городе соблюдались закон и правосудие, которые шумеры считали основой своего общества. Они признавали божественное устройство мира, но они повиновались и закону. Родственник Анука вершил суды, назначал штрафы и наказания, которым жители города  безропотно повиновались. Ануку довелось присутствовать на собрании горожан, которое по распоряжению правителя вел советник. Во дворе храма собралась толпа: старики и молодёжь, женщины и мужчины вполголоса переругивались из–за мест, гадали, каким будет решение суда, кто из подсудимых будет осуждён. Все понимали, что тяжкое преступление не должно быть безнаказанным. Справедливость, которую охраняет покровительница законов богиня Нанше, должна восторжествовать, иначе гнев и месть богини обрушатся на людей. Дело разрешилось прилюдно и справедливо. Мудрость и справедливость богини Нанше вдохновили собрание граждан на вынесение приговора в соответствии с  установленными богами законами.
      
       Советник царя умел слышать глас народа, он был почтителен к своему правителю, но обладал чувством собственного достоинства и был справедлив по отношению ко всем ниппурцам, чьи дела ему было поручено решать. Царь ценил его трудолюбие, острый ум и умение находить выход из  сложных ситуаций. В дни военных сражений советник возглавлял гвардию и был  страшен в гневе,  безрассудно рисковал жизнью ради победы. Он был красив и  доброжелателен, когда гулял по мирному городу. Шел по улице стремительно, как по служебной лестнице, размашистым шагом, широко  улыбался, отвечая на приветствия, обнажая красивые крепкие зубы. Он обладал удивительным жизнелюбием и энергией. Его всегда окружали друзья и многочисленные члены семейства, которых он очень любил, с которыми проводил вечера. Он так заразительно смеялся, выигрывая в настольные игры, что окружающие заражались этим весельем. В доме, казалось, царил вечный праздник. Анук полюбил нового родственника, как отца, и тот тоже окружал мальчика отеческой заботой, но поощрял желание подростка не предаваться праздности и безделию, а всегда находить себе какое — то полезное дело.
      
       Наступил апрель и город готовился к самому торжественному празднику.  Кругом повесили гирлянды, повсюду было много огней и света. Когда в темном небе показался полумесяц, знаменующий наступление Нового года, на площадь к храму потянулась гигантская процессия. Возглавили шествие  музыканты и трансвеститы, которые  несли мечи и булавы. На одной стороне тела у них была мужская одежда, на другой — женская. За ними шли остальные шумерцы.  Женщины заплели смоляные волосы в тугие косы, украсив их яркими лентами. Вот под бой барабанов вышли храмовые жрецы. По традиции самые старые и опытные женщины приготовили праздничную еду в честь богини Инанны. Анук, разинув рот, смотрел на спортивные соревнования. Здесь были бегуны и борцы и даже прыгуны через скакалку, ибо скакалка была атрибутом Инанны.  Считалось, что в это время  Инанна спускается с небес, неся с собой судьбы -  ME, которых она была незадолго перед тем удостоена в Абзу богом Энки. Перед рассветом богиня заклинает зло и благословляет добро. Утром следующего дня совершался обряд насыщения богини и освящения города. Горы фруктов, сыр, масло, мясные блюда, пиво всех сортов, мука и благовония должны подготовить Инанну к торжеству новогоднего брака. Брак происходит во дворце и совершается для того, чтобы контролировать жизнь по всей стране, надзирать за слугами, исполнять ритуалы. Прежде, чем войти к возлюбленному, жрица в роли Инанны долго омывает свои чресла, умащивается и окуривает спальню благородными ароматами, а на постель ей кладут священное растение нумун, которое, по повериям, должно стимулировать любовную страсть. После совершения брака царь отправляется праздновать Новый год в храм Инанны, где она называет его своим возлюбленным. Заканчивается гимн восхвалениями в адрес Инанны. Дальше пир продолжается  во дворце царя. Десять дней празднуют шумерцы Новый год, укрепляя свою веру в  божественное происхождение правителя и совершая магические обряды с целью умножения  земного плодородия, результатом которого для всех будет благоприятна судьба, которую богиня дарит царю и его стране.
    
       После Нового года наступили трудовые будни. Однажды ранним утром служанка взяла Анука с собой  на   рынок, который оглушил его  шумом и яркостью красок.  Торговцы громко зазывали покупателей купить фрукты, овощи, молоко и  ремесленные изделия, от которых нельзя  было просто  отвести глаз. Бронзовый гончар под ритмичные звуки песни крутил колесо, обжигал кувшины. Руки его бесшумно порхали, вдыхая красоту в посуду. которую он украшал орнаментами,  цветочными венками, виноградными лозами и фигурками сказочных зверей по заказу покупателей. Рядом летали полотнища яркого шелка. Это торговец тканями, как факир, завораживающими движениями рук пытался заманить в свою лавочку  проходящих мимо красавиц. Они останавливались, любовались буйством красок. теребили мягкую ткань, потом спешили к ювелирам, норовящим примерить   золотые, бронзовые, серебряные  украшения с диковинными камнями, которые  ярко сверкали на солнце. У мужчин же глаза разбегались от обилия украшенного драгоценными камнями оружия,  изделий из овечьих шкур. От запаха терпких  пряностей и аромата мяса, которое тут же жарились на очагах, кружилась голова. Неподалеку блеяли овцы, мычали коровы, слышалось ржание лошадей, и  все это тонуло в несмолкаемом гуле голосов зазывающих для покупки товаров торговцев и азартно торгующихся покупателей. Анук со служанкой  присели отдохнуть под натянутым над головой тентом и выпить по стакану гранатового сока, запивая   горячие ячменные лепешки.  Они слушали повествования приезжих торговцев. Анук потом много раз приходил сюда послушать рассказы  о жизни в ближних городах,  заморских странах, чтобы понять живую связь  народов, и впоследствии он даже нарисовал  табличку с условными обозначениями, чтобы запечатлеть свои географические познания об окружающем мире.
    
       Служанка порекомендовала Анука одному из торговцев фруктами, который отнесся к нему с почтением как к родственнику уважаемого в Ниппуре человека, взял его на работу, но спуску не давал. Мальчик трудился в поте лица, помогая мыть фрукты, раскладывать их  на прилавке и зазывать покупателей. Рассчитываться с ними он пока не умел и внимательно присматривался к тому, как проходила сделка при покупке с помощью зерен ячменя и осколков серебра. Торговец считал мгновенно, проделывая в уме  математические операции и убеждая покупателей в верности своих подсчетов, хотя выгоды никогда не упускал.  Анук поделился с родственниками в Ниппуре, что выполнил обряд жертвоприношения богам, но хочет остаться в городе, чтобы начать учиться. Но он не открыл свою главную тайну, что был вовсе не Ануком, а Наной. Женщина в Ниппуре наделялась  правами: она могла владеть собственностью, участвовать в делах, быть свидетелем. Но права на учебу у нее не было. Высокопоставленный родственник выполнил просьбу мальчика и пристроил его в школу при храме, где другие ученики учились с пяти до двадцати лет, чтобы стать писцами  и жить безбедно,   Он был огорчен желанием мальчика поселиться у торговца, но ему понравилась мысль, что тот будет совмещать учебу с трудом, зарабатывая самостоятельно на свою жизнь. В доме торговца, где вскоре поселился Анук,  царила жесточайшая экономия. Хозяин дома считал каждую копейку, проверял жену и служанку по нескольку раз в день, не потратили ли они чего — нибудь лишнего. Семья при всех своих неплохих доходах жила весьма аскетично. Ели из тарелок и чашек, пили из кувшинов, покрытых трещинами. Вещи хранились долго и про запас и никогда не выкидывались. Платил торговец мальчику во время и достойно. Анук подарил родственникам бесхитростные подарки, принес корзину со свежайшими фруктами. Домочадцы сопроводили юношу множественными напутствиями и много раз повторяли, что Анук в их доме всегда желанный гость и в любое время может вернуться домой. Но тот был непреклонен и вскоре   начал свою свою новую жизнь.
               
                5
               
      
      Мальчик с большим энтузиазмом приступил к занятиям в школе, которую называли эдубба, что обозначало «дом табличек». Отцом эдубба был директор, а учителя — старшими братьями. Занятия проводились   в небольшом помещении, разделенном на две комнаты. В одной занимались ученики, а в другой стояли чаны с водой и глина, где изготавливались глиняные дощечки для письма. Рано утром замешивалась свежая глина, которую приносили в корзинах, из которой помощник учителя  лепил глиняные дощечки. Анук вначале оробел, когда увидел, как ученики  бойко чертили острыми палочками   клинышки и черточки  на табличках. Его  взяли с условием, что он будет заниматься очень усердно, а если он быстро не догонит своих сверстников, его отчислят из школы. Учитель с утра до обеда обучал мальчиков письму и математике, читал по глиняным дощечкам тексты для заучивания наизусть: исторические события, молитвы и песнопения богам, которые много раз повторялись. За нерадение или шалости на переменах специально надзиравший за учениками человек бил их мокрыми розгами. В школе все вели себя почтительно и тихо, но драки разгорались после занятий, когда воспитанники возвращались домой из школы. Анук быстро освоился в новой среде, он смотрел на учителя и надзирателя преданными глазами, всячески выражая свое почтение к ним, послушно выполняя команды. Только однажды он получил удары розгами, когда задал учителю вопрос, почему Энки обманул Адапу и не дал ему возможность получить бессмертие. Анук больше вопросов не задавал и в отличие от других учеников был очень дисциплинированным и после занятий, избегая драк и шумных игр, хотя добросовестно выполнял гимнастические упражнения для укрепления силы духа и тела. Но, оставаясь в одиночестве, Анук много размышлял, почему наряду с почитанием святынь, истины, красоты и добра в мире есть  зло и ложь, насилие и подавление. В списке судеб  «ме»,  начертанных богами для незыблемых законов существования космоса , есть не только те, что поддерживают правду, мир, добродетель и справедливость, но и те, что правят ложью, ссорами, страданиями и страхом. Почему боги не устранили в мире зло и страдания?  Учитель велел воспитанникам  никогда не спорить с теми, кто управляет вами,   ни на что не жаловаться, не сетовать  на  несправедливость судьбы, но взывать к богам, скорбеть и каяться в своих грехах и ошибках.    
    
        Ученики, как все ниппурцы и шумерцы, чтили традиции и регулярно посещали храм Энлиля. Также в храме и школе они с помощью табличек получали огромное количество сведений об истории, географии, мастерстве гончаров, пастухов и земледельцев. Много табличек посвящалось жизни богов, которые заставляли людей признавать  неизбежность смерти, беспомощность перед божьим гневом. Некоторые таблички описывали свод законов, регулирующих правовые отношения между людьми.    Жители должны были знать свои личные права и  уметь сопротивляться  всякому покушению на них даже самому царю,  старшим по положению или равным им. Законом охранялось право собственности и другие гражданские права жителей городов и поселений. В повествованиях о жизни разных людей содержались верования и духовные ценности, среди которых были главными закон и порядок, установленный богами. Труд и умения приносили людям достаток, богатый урожай, полные  овины и конюшни, удачу на охоте или в рыбной ловле . Каждый человек должен добиваться преуспевания в делах и почестей окружающих. Иногда ученики беседовали со жрецами о смысле жизни. Во время одной из таких бесед Анук взволнованно спросил: «Что будет после смерти?» Жрец долго ничего не отвечал. Потом ученик спросил, почему он все все время уклоняется от ответа?
- Ты замечал, что загробной жизнью интересуется только тот, кто не знает, что делать в этой жизни? Ему нужна ещё одна жизнь, которая длилась бы вечно, – ответил жрец.
            
       Обучение в  школе было долгим. Ученики изучали письмо, учились читать монументальные надписи на храмах и материалы разного содержания на глиняных табличках. Писцы ухитрялись на одном сантиметре таких табличек разместить три строчки текста. Шумеры умели записывать числа — целые и дроби, решать  чрезвычайно сложные алгебраические и геометрические задачи. Овладев искусством письма, чтения и счёта, наиболее настойчивые и способные «сыновья школы» переходили к  специализации. Одни углубляли свои познания в области стилистики и грамматики, изучали литературу и сами становились авторами песен и гимнов, эпических поэм и афоризмов, притч и исторических хроник. Другие, овладев тайнами математики, посвящали себя строительному делу и архитектуре, строительству кораблей, каналов и пр. Третьи занимали должности в административном аппарате, руководили хозяйством страны.
   
        Ученики  изучали  составленный  жрецам  солнечно-лунный календарь, который отличался удивительной точностью. Сутки делились  на 24 часа, минута - на 60 секунд, а  год - на 12 месяцев. Люди по рождению принадлежали знакам зодиака. Круг составлял 360 градусов. Нужно было освоить деление углов, чтобы правильно строить здания, и научится решать задачи с помощью шестидесятеричной системы вычислений, которая позволяла множить миллионные числа, считать дроби, находить корень. Изучались химические процессы металлургии. Необходимо было знать все о сплавах металлов, чтобы овладеть искусством медного и бронзового литья, чтобы делать крепкое бронзовое оружие из сплава меди и олова, производить прочные топоры и мотыги. Среди клинописных записей было множество инструкций, как пользоваться гончарным кругом для изготовления глиняной посуды, как делать колеса, плуги и даже парусные судна. Ремесла не изучались  в школе, но ученики охотно читали тесты, интересующие их родственников и помогали им совершенствовать свое мастерство. Анук по табличкам изучил искусство плетения и окрашивания циновок из тростника. Он сплел циновки для своего нового хозяина, красиво украсил их и подарил на праздник каждому члену семьи, чем всех  их несказанно обрадовал.
    
         Учитель однажды повел учеников к стене храма, где  была изображена Солнечная система.   Главное светило — Солнце нарисовано  в самом центре. Вокруг Солнца  находятся планеты. Между Марсом и Юпитером помещена двенадцатая по счету  очень большая планета  Нибиру — «пересекающая планета», орбита которой, сильно вытянутый эллипс, которая каждые 3600 лет проходит через Солнечную систему. В табличках рассказывается история сотворения мира. Более четырех миллиардов лет назад произошла «небесная битва» - столкновение нескольких небесных тел. Эта  катастрофа изменила вид Солнечной системы. После этого с  далекой планеты Нибиру на Землю спустились аннунаки — боги, «сошедшие с небес». Они пытались добыть золото в Персидском заливе, а затем взялись за шахтные разработки на юго-востоке Африки. И каждые тридцать шесть веков, когда появлялась планета Нибиру, на неё отправлялись земные золотые запасы. В некоторых текстах говорится о   переселении существ, которые прилетели с Нибиру, когда та погибла. Аннунаки стали брать в жены земных женщин и после восстания тех аннунаков, которым надоело работать в шахтах, они решили сотворить людей. Раньше Нана слышала, как Энки слепил первых людей из глины. В Ниппуре Анук прочитал, как боги проводили эксперимент с оплодотворением в пробирке.  В самом начале экспериментов на свет появлялись уродливые гибриды, но потом удалось найти удачную яйцеклетку и   поместить ее в тело богини Нинти.  В результате кесарева сечения на белый свет и появился  первый человек.
    
       Но другие таблички говорили, что шумеры пришли в южную часть древней Месопотамии из Ирана или Индии и превратили пустыню в настоящий рай с сельскими поселениями и городами. Золото доставляли из западных областей Индии, ляпис-лазурь — с территории северных гор, камень для сосудов — из соседних областей, серебро тоже завозили издалека. В обмен на эти товары шумеры продавали шерсть, зерно и финики. Так развивалось и крепло их государство.  В ходе борьбы за власть  стали возникать  царства.  Борьба городов перемежалась  схватками за господство в стране и внутренними распрями между народом и знатью.  Правитель города Лагаша Уруинимгина провёл важные реформы в пользу низов. Он первым провозгласил ставший впоследствии популярным  лозунг: «Пусть сильный не обижает вдов и сирот!» Были отменены поборы со жрецов,  восстановлена независимость храмового хозяйства от царской администрации. Уруинимгина восстановил судебную организацию в сельских общинах и гарантировал права граждан Лагаша, защитив их от ростовщической кабалы. Он же ликвидировал многомужество. Все эти реформы Уруинимгина выдал за договор с главным богом Лагаша Нингирсу, а себя объявил исполнителем его воли. Однако,  правитель Уммы Лугальзагеси заручился поддержкой города Урука, захватил Лагаш и отменил введенные там реформы. Затем Лугальзагеси узурпировал власть в Уруке и Эриду и распространил свое господство почти на весь Шумер. Столицей этого государства стал Урук. Но вскоре и он был побеждён царём Лугальзагеси из Уммы. Лугальзагеси создал единую  великую державу, объединив под своей властью земли от Средиземного моря до Персидского залива. За подчинёнными городами он сохранил некоторую автономию. Ученики должны были знать по записям на глине историю правителей. Первым в этих записях был  царь по имени Этана из Киша,  «который стабилизировал все земли». За Этаной,  следовали семеро правителей. Восьмым был царь Энмебараггеси. А один из героев эпоса  Лугальбанда даже был причислен к богам. Лугальбанду сменил умирающий бог  Думузи, принесший в мир людей «обряд священного брака». Вслед за Думузи главным городом Уруком  правил Гильгамеш, правитель, чьи деяния завоевали ему такую прочную славу, что множество глиняных табличек было посвящено его жизнеописанию и его  подвиги с особым вниманием изучались в школе.
    
        Анук быстро догнал сверстников, и учителю стало понятно, что он благодаря покровительству родственника займет место во дворце царя. Учитель привык, что к его  рекомендациям  прислушивались, когда решался вопрос о будущем воспитанников. Он особо опекал учеников богатых родителей, которые делали им богатые подарки и им составлял протекцию для службы во дворце. Когда дети опаздывали, болтали на занятиях, чтобы задобрить учителя, его приглашали домой. Так товарищ рассказал Ануку, как он однажды  попросил отца пригласить учителя в дом, чтобы задобрить его подарками для избежания наказания. Отец внял словам своего сына. Учителя пригласили в гости и, когда он вошёл в дом, посадили на почётное место. Ученик стал ему прислуживать и хлопотать вокруг него и показывал отцу свои достижения в искусстве письма на табличках. Его отец хорошо угостил гостя, облачил его в новое одеяние, преподнёс ему подарок, надел ему на палец кольцо. Обрадованный учитель обратился к ученику с такими словами: «Юноша, ты не презрел мои слова и не забыл их — да сумеешь ты достигнуть совершенства в искусстве письма и постичь все его тонкости!… Да будешь ты лучшим среди братьев своих и главным среди друзей своих, да займёшь ты первое место среди всех учеников!… Ты хорошо учишься в школе, и вот ты станешь учёным человеком». Анук был удивлен поступком учителя и    необычным   способом выражения ему благодарности.
      
       Ануку казалось, что  учитель его недолюбливал, чувствуя, что за внешней покорностью и дипломатическими уловками скрывается дерзость и непонятная  скрытая от чужих глаз внутренняя жизнь. Родственник не считал нужным льстить учителю и покупать его мнение, что задевало самолюбие учителя. Мальчик думал, что его хотят выгнать из школы. Так однажды после уроков случилась драка, которую, по мнению Анука, мог спровоцировать учитель. Мальчишки  как — то дружно обсуждали какую - то новость и устроили кулачный бой после занятий. Град ударов обрушился на Анука, возвращавшегося домой из школы. Анук кусался и брыкался, как жеребенок. Потом кошкой кинулся на одного из обидчиков и расцарапал  до крови его лицо. При этом он каркал, как ворона, свистел, как неизвестная птица, блеял, как овца и рычал, как хищный зверь. Мальчишки опешили от необычного поведения всегда тихого мальчугана И это временное замешательство   Анук  использовал для спасения. Он прыжками доскакал до проема в заборе и исчез. Толпа с гиканьем пустилась в погоню, но беглец словно испарился Из дома выскочил хозяин, поймал в своем дворе двух подростков и отвел их к родителям, которым рассказал об увиденной драке и вторжении в свои владения. Взрослые были разгневаны тем, что все  били одного, что было не принято во время кулачных сражений, считалось позором и  каралось также сурово, как и нанесение ущерба чужой собственности. Родители внушали своим сыновьям, что человек не должен ссориться с другими людьми, не быть конфликтным и лицемерным,   должен почитать не только старшего брата или сестру,  но уважать всех окружающих. Во многих домах отцы говорили, обращаясь к своим чадам: « Будь  мужчиной, не лазай по чужим садам. Учись, правильно вести себя у старших, не позорь свою семью. Ты опалил мое сердце злым ветром, поэтому больше не будешь после школы освобожден от работы и заслуживаешь самого сурового наказания». Так решался известный издавна спор отцов и детей, поэтому выпоротые и тихие, покусанные и поцарапанные мальчишки на следующий день прятали глаза от Анука, который поздоровался с ними, как ни в чем не бывало. Больше его никто не трогал, но и друзьями  в школе он не обзавелся.
      
        Анук еще больше замкнулся, стал очень грустным. В отрочестве особенно остры переживания отчуждения. Однажды, когда он  был необычайно бледен и подавлен, учитель оставил его после занятий и необычайно ласково спросил, что случилось, что творится с таким усердным и талантливым учеником. От неожиданности Анук так горько расплакался, так по девичьи всхлипывал, что старый учитель расстрогался и искренне выразил самое горячее участие в его судьбе.  Горло перехватило от волнения, страха разоблачения и грозящих бедствий. В глазах потемнело, земля ушла из-под ног и Анук упал в обморок. Когда он очнулся, то увидел, что учитель совсем не молод, страшно испуган и удивлен:
 - Ладно, ничего не говори, моя девочка, расскажешь обо всем, если захочешь. У меня ведь тоже дочки растут и я давно понял, что ты не юноша. Но, видимо, тебе так хотелось учиться, ты так хотела избавиться от одиночества. что пошла на небольшую хитрость. Это не самый большой грех, тебе не в чем раскаиваться. У каждого человека своя тень и свои причины бежать от прошлого.
       Анук растеряно молчал, а потом спросил, почему он чувствует себя таким одиноким вдали от родного дома, без друзей, хотя к нему очень тепло отнеслись родственники, но они не простят ему обмана.
Пусть это останется нашей маленькой тайной», - мудро  заметил учитель.- Относительно того, почему человек бежит из родного города и не находит друзей, есть старинная притча.
Голос его звучал глухо и проникновенно. Анук широко открытыми глазами смотрел на умудренного сединами учителя, внимая каждому его слову. Как же он ошибался, заподозрив этого удивительного человека в черствости и корысти.
     Старинная притча гласила о том, что мудрый старейшина Ниппура гулял за городскими воротами и присел отдохнуть в тени пальмовой рощи. К нему подошел юноша, направлявшийся в Ниппур, и спросил: "Я ни разу здесь не был. Какие люди живут в этом городе?"
Старик ответил ему вопросом:
- А какие люди были в том городе, из которого ты ушел?
- Это были эгоистичные, жадные и злые люди. Именно поэтому я с радостью уехал оттуда.
- Здесь ты встретишь точно таких же, - ответил ему старик.
Немного погодя, другой человек приблизился к этому месту и задал тот же вопрос:  - Я только что приехал. Скажи, старик, какие люди живут в этом городе?
Старик ответил тем же:
 - А скажи, сынок, как вели себя люди в том городе, откуда ты пришел?
 - О, это были добрые, гостеприимные и благородные люди. У меня там осталось много друзей, и мне нелегко было с ними расставаться.
 - Ты найдешь таких же и здесь, - ответил старик.
     Пастух, который невдалеке пас стадо овец, слышал оба диалога. И как только второй человек отошел, он обратился к старику с упреком:
 - Как ты можешь двум людям дать два совершенно разных ответа на один и тот же вопрос?
 - Сын мой, - говорит старик, - каждый носит свой мир в своем сердце. Тот, кто в прошлом не нашёл ничего хорошего в тех краях, откуда он пришёл, здесь тоже - не найдёт ничего. А тот, у кого были друзья в другом городе, и здесь тоже найдёт верных и преданных друзей. Ибо, видишь ли, окружающие нас люди становятся тем, что мы находим в них.
    
       Как часто бывает, что мы бежим из родных мест в поисках лучшей доли, но от себя не убежишь,твоя  тень следует за тобой. Человек думает, что кругом чужие ему люди, думая, что отрицательные качества принадлежат другим людям, кому угодно, но только не ему. Человек мучается, болеет, ему трудно жить в мире, который кажется ему опасным и чужим. Вокруг же  много добрых и отзывчивых людей, надо только уметь находить с ними общий язык. Договорились, что Нана — Анук продолжит учебу, все будет по — прежнему, благо учиться осталось недолго, но надо хорошенько подумать о своем будущем, найти дело по душе и обрести дружеское расположение окружающих. Нравились ему беседы со жрецами о бессмертии души. Рамки мира не ограничиваются осязаемой материей. Существует еще мир иной с тонкими неосязаемыми энергиями. Мир населяют Боги и бестелесные существа — души умерших, ибо после смерти душа меняет оболочку и вселяется в примитивного пожирателя себе подобных богомола, если человек жил неправедно, предавал близких, приносил вред окружающим, руководствуясь чувством корысти. Мог человек переселиться в  муравья, если был добрым и трудолюбивым, но не молился часто богам, не философствовал, жил немудреной жизнью, беспокоясь только о пище для жизни тела, а не души. Не случайно жрецы, когда лечили людей, вводили их в особое состояние, помогая человеку вспомнить и рассказать о всех своих прошлых жизнях и перевоплощениях. При этом жрецы не только помогали избавиться от травм прошлого, они подключались к тонкому полю и черпали забытые, но необходимые для жизни людей знания,  обеспечивая шумерам мощное развитие государства. У Вселенной есть мудрые законы, которые распространяются на жизнь видимую. Которые надо знать и соблюдать, чтобы сохранить свою бессмертную душу. Нана помнила свои пророческие сны и беседы с умершими родителями. Она была уверена, что человек может перемещаться в  пространство, где стирается грань между видимым и невидимыми мирами, между живыми и мертвыми.
    
        Анук продолжал посещать занятия, хотя друзьями так и не обзавелся, решив посвятить себя медицине, начальные азы которой изучали в школе. Затем надо было продолжить учебу при храме под руководством жрецов и врачей. Анук увлеченно читал   справочники о траволечении и даже об операциях  по удалению катаракты, овладевая  навыками гигиены, психотерапии и  траволечения. Воспитанники  знали многое  о свойствах спирта как дезинфицирующего препарата и применении его во время операций. Другие медициной серьезно не занимались, но основные знания по охране здоровья, вреде запрета на винопитие после свадьбы для рождения здоровых детей, правильном питании и образе жизни усваивались прочно. Анук оставался после занятий и переписывал интересующие его таблички. Особенно заинтересовали его сведения о  клонировании живых существ.  Были там и интересующие сведенья о том, как собирать энергию и умножать ее с помощью сил природы, как передавать свою энергию другим людям. В табличках были советы по охране психического здоровья людей и содержались приемы оказания духовной помощи с помощью чтения молитв и изгнания демонов. Заинтересовали Анука и знания о том, как можно научиться телепортации и оказываться в разных местах мгновенно. Оказывается, материя не всегда была такой плотной. В определенные времена она была разреженной и фантомы сосуществовали рядом с живыми существами.  Если погрузиться в полубессознательное состояние, мысленно четко представить в воображении картину, куда хочет отправиться душа, представить мир расплывчатым в разреженном состоянии, то сгусток энергии души мог покинуть  тело и переместиться в нужное место. Когда  научишься перелетать на близкие дистанции, нужно постепенно увеличивать их: перемещаться  на другую улицу и   даже в  другой город.  Анук даже  расшифровал записи о телепортация с одной планеты на другую. И он задумался, а прилетали ли на Землю из космоса воздушные корабли? Может быть, боги  давно  обрели способность к телепортации и передвижению в космическом пространстве силой мысли со скоростью света. Анук часто говорил хозяину, что рано пойдет      спать,  но занимался совершенно иными делами.

                6


       Анук любил внимательно слушать и смотреть, изучая все вокруг. Он заметил, как торговец фруктами часто отлучается и посещает дом главного стражника царя Ниппура, как он рассказывает покупателям от неблаговидных деяниях царя, внушая им мысль, что неплохо бы выбрать нового правителя и жизнь станет лучше. Торговец фруктами стремился к богатству всеми силами. Когда он говорил о выручке,  он сладострастно потирал руки, а когда терпел убытки, нервно чесал затылок или переносицу, все время тщательно  обдумывая, как бы с выгодой кого — нибудь обмануть.   Покровительство главного стражника помогло ему переместиться на самое удобное место на  базаре, постоянно пополнять количество своего товара и все чаще потирать руки от радости. Анук слушал хвалу богам за благополучие дома и семьи торговца, к которому он вскоре переселился, помогая ему по дому. Что же сближало торговца и начальника дворцовой стражи? Ради выгоды они легко  меняли  свои взгляды,  поддакивали тем, от кого зависели, приспосабливались ко всем условиям, которые сулили барыш. Оба отличались чрезвычайной скупостью, скрытностью и были излишне подозрительны.  Неохотно отвечали на вопросы, но любили всех и обо всем расспрашивать, везде совать свой нос, чтобы держать его по ветру. Торговец был хорошо упитанным, а стражник гибким и стройным, но оба отличались удивительной подвижностью и сноровкой. Стражник любил охоту и часто приносил в дом торговца фруктами свежую дичь, торговец делал богатые подношения, даря главному стражнику барашков и корзины редких фруктов, которые он ухитрялся достать, не выезжая из Ниппура. Оба бурно выражали радость , позволяя в эти моменты дружески хлопать друг друга по плечу. Оба были чрезвычайно пронырливы и изобретательны,  женились по расчету и были примерными семьянинами, соблюдали законы, делали жертвоприношения богам и чтили обычаи предков. Вместе они парились в бане, а потом пили вино и сытно ужинали. Алчность и беспринципность,  хищная хватка и желание разбогатеть любой ценой, властвуя и унижаясь, делала их братьями не по крови, но по духу.
      
       Анук внимательно наблюдал не только за людьми, но и окружающей обстановкой, фиксируя в памяти малейшие мелочи. Он тщательно изучил дом хозяина и его двор, распорядок дня всех членов семьи и немногочисленных гостей, посещавших торговца.  Он хорошо знал расположение  комнат. Однажды Анук поздно вечером, как обычно  выполнял свои упражнения, сосредоточив внимание на тайне торговца, которую тот так тщательно скрывал. Мальчик почувствовал, что тело его становится легким — легким, как будто растворяется в воздухе, и душа его отправляется в полет. Так он оказался в самой дальней комнате, где увидел какого — то незнакомого чужеземца, который хорошо говорил по — шумерски, начальника стражи и торговца овощами.
 - Ты получишь много золота за оказанную нам услугу, - медленно проговорил незнакомец.
   
        В глазах торговца фруктами появился жадный блеск. Он лихорадочно потирал руки, вслушиваясь в каждое слово, обдумывая как выгоду, так и возможность обмана.
 - Я принес тебе залог. Чтобы ты не подумал, что будешь обманутым.
Чужестранец бросил торговцу мешочек с золотыми кольцами и браслетами. Торговец открыл мешочек и при виде золотого блеска забыл обо всем на свете. Незнакомец внимательно наблюдал за жадным шумерцем и подогревал его  посулами огромной выгоды.
 - Что я должен сделать, - облизывая пересохшие от волнения губы, хрипло проговорил хозяин дома.
     Двое долго обсуждали детали страшного преступления, говорили о том.
как помочь добиться смуты в городе, чтобы свергнуть царя и помочь иноверцам захватить Ниппур, где  предатели будут занимать важные посты и получат много золота в обмен на услугу. Анук испугался, сумеют ли заговорщики обнаружить его присутствие, но его никто не замечал. Мальчик внимательно слушал и запоминал каждое слово. Подробно обговаривали,  какие козни нужно применить, чтобы ниппурцы взбунтовались. Они вспомнили о садовнике Шукаллитуде, овладевшем богиней Инанной, и то,  как  та наслала страшные бедствия: вихри и бури обрушились на землю,  ветры засыпали поля и рощи пылью с  гор
                Все источники в стране она наполнила кровью,
                Все рощи и сады в стране она напоила кровью.               
      Заговорщики решили вместо бури наслать на город ядовитых пресмыкающихся, подкупив змееловов. Те будут под видом факиров  ходить по улицам, заглядывая  во дворы, когда хозяева покинут дома и будут заниматься своими делами,  выпускать столько змей и скорпионов, чтобы их не смогли выловить мангусты и богомолы. Женщины и немногочисленные служанки не смогут защитить детей от смертельной опасности. Также решено было отравить источники питьевой воды, чтобы умирали мастеровые и торговцы. Военных же решили подкупить с помощью золота, спрятанного в тайнике,  и устроить пир, во время которого чужеземцы возьмут город.
    
       Анук внимательно слушал и запоминал каждое слово. Потом, когда хозяин пригласил гостей на трапезу, он с помощью особых заклинаний вернулся в свою комнату. Мешкать  было нельзя ни  минуты. Потрясенный низостью и жестокостью собеседников  Анук незаметно покинул дом торговца  и прокрался к своему родственнику, которому подробно рассказал об увиденном и услышанном. Приближенный к царю обнял мальчика, помолился богам и отправился во дворец, велев Ануку спрятаться в укромном месте. Вернулся он лишь на следующий день, когда заговорщики были пойманы, обнаружен тайник с золотом и арестованные начали давать первые показания. Вначале они  хитрили и изворачивались даже перед лицом улик, но, не выдержав пыток,  стали молить  о пощаде, нанизывая одну ложь на другую в свое оправдание, обличая друг друга. Довольный глава семейства пообещал щедро одарить мальчика, торжественно вручив ему дорогую брошь с изображением скарабея,  забыв сказать при этом, что все заслуги перед царем он приписал себе. Но Анук, научившись не только перемещаться в пространстве, но и читать чужие мысли по мимике лица, все отлично понял и промолчал. Наука розгами в школе не прошла даром.
    
        Изменников после раскрытия заговора тайком казнили. К храму Энлиля поздно вечером пришли воины, которые защищают родную землю в трудную минуту. Свет факелов освещал площадь, где собралось много народа.  Жрецы пышно и торжественно  совершили  ритуалы. Перед ритуальными действиями они начисто побрили голову и другие части тела,   совершили омовения и предстали перед богами абсолютно чистыми душой и телом. Расставили все необходимые атрибуты. Принесли в жертву быка. После жертвоприношения  из его рога изготовили церемониальную трубу, а из кожи – магический барабан. Верховный жрец поклонился всем частям света, наполнял  рог жертвенным вином и совершал помазание благовониями. Он в своем  легком светлом одеянии долго читал молитвы богам.  Каждое слово проникало в души собравшихся. В звенящей тишине звучали грозные слова:
                Жаждет сердце затеять битву,
                Клич боевой содрогает землю.
                Я призываю владыку кровавой планеты!
                Я призываю Нергала, зову его Эррой!
    
        Жрец бросил в чан с кипящей водой воск, который превратился в очертания фигур врагов. С ненавистью служитель культа пронзил фигурки иглой и , растопив воск, вылил кипяток на землю со словами благословения  воинов на победу от имени бога Энлиля. Рев толпы пронесся над площадью. По городу прошло торжественное шествие. Царь совершил торжественное выметание врага на площади перед храмом. Жрец окропил землю священной водой. Затем перед  переносным священным алтарем положили хлеба из лолбы, поставили жидкое блюдо из меда и топленого масла, рассыпали финики и муку, поместили на кадильницу с кипарисовым ароматом  мясо трех могучих баранов, принесенных в жертву богу Энлилю, кувшин с вином. Советник царя тоже исступленно колол куклу врага из веревок мечом, а жрец читал молитву. Жрицы совершали песнопения, во время которых воины сидели возле священного огня сосредоточенные и молчаливые. Они медитировали, представляя свои действия на поле битвы. Гнев не должен застилать глаза. В бою необходимо сохранять спокойствие и душевное равновесие, оттачивая каждый жест, каждый удар по врагу. Пламя  горело ровно, отблески его освещали молодые мужественные лица. Какой — то великий таинственный дух  витал над шумерами, вдохновляя их на победу. В этом порыве сражаться не на жизнь, а на смерть они были едины, как мощный кулак великана, готовый обрушиться на головы тех, кто пришел с оружием в руках на их родную землю. Молча расходились люди по домам, готовясь к сражению. Родственник Анука долго разговаривал с жрецом по поводу приснившегося накануне сна. Советник царя видел, как вышел в поле, взял лук и метким ударом поверг мчащегося на него быка. Жрец расценил увиденный сон как победу над коварным врагом и продвижение по службе. Советник щедро отблагодарил жреца за хорошие вести, сулящие успехи, и довольный отправился домой.Он уснул крепким сном со всеми домочадцами. Только Анук не спал и грезил наяву, он вышел на улицу, чтобы встретить кровавое зарево рассвета.
    
        Вскоре жители города высыпали на улицу посмотреть, как собирались на войну  дружины из тяжело вооружённых пехотинцев и колесниц. В Ниппуре была мощная армия с опытными военачальниками. Ядро армии составляли телохранители царя — отборная пехота и конные телохранители с бронзовым оружием очень высокой прочности. Они прошли хорошую тренировку и поддерживали во время боев высокую дисциплину среди воинов. Телохранители были одеты в панцири из бронзовых пластин. Они находились по бокам от пехотинцев, издалека хорошо были видно сверкающее на солнце  обмундирование. Впереди, четко выстроенные в шеренги,   спокойно и уверенно шли пешие с короткими  и толстыми копьями, которые несли в двух руках. Они сосредоточенно смотрели вдаль,  выражая решительность и готовность умереть на поле брани, но защитить родной город. На них были   плащи, усыпанные сверху бронзовыми бляхами, сверкающими на солнце, как чешуя драконов и хорошо защищавшие от стрел наряду с плетеными квадратными щитами.  На голове у них  были  бронзовые шлемы  сфероконической формы, чтобы головы не страдали в бою  от удара секирой. Юбки  из пучков шерсти  тоже обладали защитными свойствами и не стесняла при этом движений. Повсюду развевались знамена,  украшенные  золотым изображением Энлиля, Инанны и других богов. Войско выстроилось в определенном порядке, молча шли плечом к плечу на поле битвы.  По бокам ехали боевые колесницы, которые были в то время самым мощным  оружием против вражеской рати, которая замаскированная с помощью тростника, ждала сигнала для внезапного нападения на Ниппур.
    
        Анук понимал, что его не возьмут на поле сражения и он перенесся туда силой своей мысли, чтобы воочию увидеть подробности сражения.С широко открытыми глазами, затаив дыхание, он наблюдал, как    завязался бой, где главную роль играли колесницы. На них ехали знатные шумерцы, хорошо снаряженные для битвы. Колесницы  были сбиты из досок, с  бортами, из-за чего они были довольно тяжелыми. Грохот стоял на всю округу. Дикие ослы, запряженные в колесницы четверками    издавали громкие вопли, сплетавшиеся с гортанными криками воинов. Гвалт над полем стоял невообразимый. Пыль взметнулась столбом, смешиваясь с кровью, когда  боевые отряды, как ножом по маслу, врезались в толпы людей, прорывая боевые порядки противника, в которого тучами неслись стрелы.  Сбоку от колесниц мчались всадники. Везде, громко жужжа, как растревоженные в улье осы, летели стрелы. Анук видел, как один из всадников ловко увернулся от летящей в него стрелы. Наконечник врезался в красный щит и со скрежетом отскочила от бронзовой полоски, скреплявшей части щита. Разъяренный всадник  бросился в гущу сражения. На мгновение показалось, что враг наступает. Чутко уловил Анук, как его дядя тихо прочитал обращение к богам, древнее заклинание:
Помогите, боги. Пусть тысячи солнц взойдут на небо и ослепят врагов шумерских, поселят страх в их сердце".
      
        Рядом воины боевых колесниц бросали в расступавшихся  врагов дротики  и копья, на короткое время спешивались и вступали в рукопашный бой. С клинков стекала густая  темная кровь.  Ловко и уверенно владели они стрельбой из лука, что позволяло поражать врага издалека и избегать ранений. Анук с ужасом наблюдал, как один из лучников, сраженный вражеской стрелой, упал прямо под ноги боевой колесницы и растоптанное тело окутала пыль. Это был красивый юноша, которого мальчик недавно видел у храма. Воин никогда не увидит багряное небо и не коснется руки любимой девушки. Слезы, заливавшие лицо Анука, мешали ему наблюдать, как вдруг врагов охватил ужас и бежали они врассыпную с поля сражения.  Большинство вражеских воинов были перебиты шумерскими лучниками. Все происходящее плыло перед глазами потрясенного мальчика. Разрозненные всадники и пешие бежали, не в силах больше сопротивляться. Каждого окружали шумеры и добивали на поле боя. Пеших сбивали с ног колесницы. Шумеры на мгновенья останавливались, чтобы поправить щиты и шлемы, вытереть липкую кровь на оружии и опять бросались в погоню за пришельцами, которые падали и уже не поднимались. Страх и усталость мешали им оказывать сопротивление. Противники были обречены на гибель.
      
       Потом Анук преодолел ужас и начал осознавать все происходящее. Страшен был бой с участием  знатных ниппурцев и   простолюдинов. Они не хотели вести захватнические войны, но шли на смерть спокойно, защищая родную землю и это спокойное мужество и героизм внушали страх врагу. Многочисленное войско состояло из отчаянных хорошо организованных и сплоченных храбрецов. Бронзовые мечи и топоры крушили врага. Яростно защищали шумеры свой дом и своих близких. Они слышали боевой клич своих командиров и сплоченно и методично теснили врага. Пот  катился градом по смуглым мускулистым телам, хрипло вскрикивали воины после каждого удара. Они свято верили, что после  смерти с мечом в руках их души вознесутся на небеса и  благодать сторицей вернется к ним  за  победу во славу своих врагов. Взор их был светел, хотя гневом искажены были лица.
    
       Долго после этого в ушах мальчика стоял стон и крики  в бескрайней, до этого безмолвной степи  с зарослями тростника на болотцах. Под белесым небом под лучами палящего южного солнца багровым пламенем крови полыхала степь. Все поле было усеяно трупами.  Повсюду валялись тела с отрубленными руками, ногами и головами. Ниппурцы сопровождали чужеземцев  до границ родной земли, нещадно преследуя и убивая тех, кто коварно вторгся в их владения. До позднего вечера собирали и вывозили тела умерших и раненых. С наступлением ночи волки, львы и гиены устроили страшное пиршество на поле брани. Рычание и вой зверей разносились вокруг, как будто разная нечисть вырвались из болот  и неистовствовала  в этой долине.
    
       А город шумно и радостно встретил своих героев. Несколько дней Ниппур ликовал, празднуя победу. Люди зажигали  очаги в домах, а городская стража  разжигала костры на улицах и площадях. Под пение  гимнов богам толпы горожан, образовав огромные   процессии, шли  к  храму Энлиля.  Все жрецы и служители храма во главе с верховным жрецом читали молитву.  Помолившись о здравии семи небесных богов, жрецы поименно вспомнили богов, оставшихся на небесах и живущих на земле.  Люди совершали жертвоприношения богам. Они славили богов и царя Ниппура. Особенно славили Энлиля, которого почитали не только как главу богов, но и как верховного правителя Шумера  и его «черноголового народа». Именно он отвечал за исполнение решений Совета Богов, решавших кому и как из людей помогать, а кого карать, напуская   ураганный ветер  на «неверные» города.
    
       Царь Ниппура согласно этому завету милостиво одарил участников военного похода богатыми дарами. Сытно накормили мясом и фруктами всех бедняков и даже рабов. Родственник Анука много времени провел во дворце, празднуя победу. Царь щедро отблагодарил своего верного слугу, высоко оценив его верность и сноровку в  раскрытии происков врагов,  в защите власти и независимости Ниппура.
      Торжественно совершили обряд погребения воинов, погибших в бою. Похоронная процессия с песнопениями отправилась на кладбище, которое находились за чертой города, иногда даже на другом берегу реки. Умерших несли на носилках. В могилы  клали оружие воинов и  богатые жертвы  для личного пользования и для раздачи чиновникам Подземного мира. Далеко в округе разносился пронзительный крик  жриц –плакальщиц, причитавших по умершим. Остальные стояли молча на коленях, преклонив голову, отдавая честь героям, погибшим за родную землю. Потом жрецы и врачи и их помощники тщательно лечили и выхаживали раненых. Исцеление совершалось в специально отведенных в храмах местах. Вначале жрецы — прорицатели совершали молебны и отгоняли от больных демонов смерти и болезней. Они читали заговоры и заклинания. Потом на помощь приходили  жрецы – целители, которые наряду с заговорами  применяли лекарства и лечение. Врачеватели имели  «визитные карточки » в виде  цилиндрической печати, на которой изображалось бородатое божество в длинном одеянии с  тиарой на голове. Рядом были дерево с иглами в виде хирургических и два сосуда с надписью «О бог Эдинмуги, наместник бога Гира, помогающий родящим самкам животных, Ур-лугалединна, врач, является твоим слугой». Покровительницей шумерской медицины была дочь бога Ана, богиня Баба. Молитва, обращенная к этой богине, называет ее «великой целительницей «черноголовых», сохраняющей людям жизнь. Анук помогал врачам ухаживать за ранеными, переписывая на дощечки основные рецепты.
      
        Анук подружился с раненым солдатом, который приписал себе возраст, чтобы поступить в армию и кормить многочисленную семью, оставшуюся без кормильца после гибели воина — отца. мальчик все время проводил возле  изголовья смелого юноши, рассказывал все, что происходило в его жизни, о чем он прочитал в глиняных табличках, повествовал о подвигах героев, особенно о любимом Гильгамеше. Юный воин рассказывал Ануку об участии в битве, а потом  поделился тайной своей влюбленности в соседскую девушку. Анук поведал дяде о раненом юноше, приукрасив его героическое поведение в бою. Дядя выполнил свое обещание помочь семье героя. Семья перестала бедствовать и благосостояние ее резко выросло. Когда юноша выздоровел, друзья тепло распрощались друг с другом.    Лицо одного светилось от счастья, а по лицу другого катились жгучие слезы печали от разлуки и чего - то потаенно неведанного и щемящего, от чего так больно сжималось в груди и гулкой болью отдавалось в затылке. Долго брел, ничего не видя перед собой домой Анук, не зная, какие новые удары судьбы предначертаны ему в жизни, стиснув в руках подаренный другом платок, окропленный кровью раненого. Сердце щемило от переживаний и каких — то нехороших предчувствий. Анук  молил богов о помощи. Пытался понять, что с ним происходит, но не мог получить ответа на волнующий вопрос, почему в ликующем городе он оказался чужим и неприкаянным.
    
         И вот как — то вечером Дядюшка -  приближенный царя пришел домой и сел ужинать со своими домочадцами. Как всегда, дом ожил: зазвенел смех, зазвучала музыка. Все в нарядных одеждах потянулись к богато уставленному яствами столу. Дядюшка, как всегда, был остроумен и сердечен. Но Анук заметил какое — то необычное напряжение во взгляде Дядюшки. Он на мгновение застывал, как — будто принимал какое — то важное решение. После трапезы Дядюшка пригласил Анука в свою комнату. Анук сидел на диване, а Дядюшка стоял рядом. Голос его звучал твердо, а в глазах Анук заметил едва сдерживаемую боль. Дядюшка. С трудом подбирая слова сказал мальчику:
 - Завтра утром ты должен покинуть Ниппур и поехать домой.
 - Почему? - вырвалось у Анука. Я еще не закончил учебу. Разве я не доказал свою верность жителям этого города?
 - Ты совершил подвиг и помог ниппурцам дать достойный отпор врагу, во время предупредив меня об опасности и я до конца жизни буду благодарен тебе. Но ты путешествуешь по городу с помощью силы мысли.
      
        Дядюшка сделал многозначительную паузу, как — будто давая Ануку время вспомнить, как он видел поздними вечерами царя, переодевающегося в различные одежды простолюдинов и путешествующего по городу. Царь останавливался рядом с шумерами, пьющими чай или пиво в общественных местах,  приветствуя их вежливым поклоном, чтобы послушать. О чем говорят люди. Он хорошо понимал скрытый смысл намеков, потому что мужчины, опасаясь «царских ушей», говорили о волнующих их проблемах витиевато. Дядюшка опасался за жизнь царя и за ним незаметно следовали надежные люди. Охраняя жизнь царственной особы. Один из охранников поздней ночью приходил к Дядюшке. Они запирались в комнате и о чем — то шептались так, что Анук не мог расслышать суть беседы.
 - Ты знаешь, что царская ноша очень тяжела и я нередко помогаю царю советами, пытаясь добиваться равновесия всех частей жизни огромного города и гармонии отношений приближенных к царю лиц. Мне приходится думать о том, чтобы сохранить мирное сосуществование с правителями других городов, со всеми сословиями жителей Ниппура. Если бы я рассказал о тебе царю и он сделал шаг по приближению тебя к трону, то это равновесие и гармония могли бы смениться враждой в первую очередь по отношению к тебе. Когда идут войны, все притихают и объединяются. Но, когда надо делить награды и получать теплое местечко возле трона, идет жестокая схватка. Вряд ли ты готов к этому? Ты достаточно узнал в школе. Тебе сейчас нужно не перегружать свой ум отвлеченными знаниями, остановиться в постижении тайн огромного мира, а заняться изучением  жизни в более близком для тебя мире своего города.
    
     Анук ошеломленно молчал. Дядюшка крепко и тепло обнял мальчика и поцеловал его макушку. Анук впервые ощутил удивительное тепло близкого человека, о котором так долго молил богов.Он остро ощутил горечь неминуемого расставания. Рано утром Дядюшка подарил Ануку тройку лошадей, нагрузил повозку подарками и снедью. Анук не спал всю ночь и тревожно уснул в повозке. Засыпая, Анук машинально гладил подаренную Дядюшкой драгоценную брошь  с изображением жука - скарабея. Люди издавна наделили скарабея чертами божества и дарили золотых или бронзовых жучков, чтобы те приносили близким удачу, долголетие и процветание, видимо потому что приписываемые насекомому  такие человеческие качества, как трудолюбие, мастерство и добродетель -  спутники богатства и счастья. Живые скарабеи всегда катали  ровные шары, которыми питались, очищая землю от навоза,  с востока на запад, исчезали во тьме нор и опять появлялись из — под земли на востоке. В народном сознании закрепилась ассоциация действий насекомого с восходом и заходом солнца, превращая навозного жука в священный символ воскрешения и жизни.  Анук любовался фигуркой подаренного жука и потом погрузился в тревожный сон. Во сне жук вдруг ожил  и превратился  хитрого торговца фруктами, который,  как фокусник, перебрасывал из одной руки в другую золотистые апельсины. Потом его голова опять  приняла поперечную форму, как у скарабея, на наличнике  мгновенно выросли   шесть зубцов.  Черное насекомое с красивым металлическим отливом, с брюшком и надкрыльями с шестью бороздками, тремя парами лапок с черными волосками виртуозно жонглировало  навозными шарами. Анук однажды видел наяву, как на свежую навозную кучу в том месте, где паслись коровы, слетелись сотни жуков. Они  собирали и  ловко хватали лапками навоз  и скатывали  из него идеальные сферы. Жуки старались урвать друг у друга навоза как можно больше и с жадностью  лепили шары, которые зачастую весили больше их самих. Мальчик знал, что эти шарики скарабеи также быстро, как и лепили, не давая им засохнуть, закатывали в свои норки, быстро съедали их или переделывали  в грушевидные формы для откладывания  личинок. Во сне Анука скарабей был хитрым и жадным в старании урвать как можно больше  навозного корма у зазевавшегося собрата. Он рос и рос, стал размером с гору, потом легко сломал стены  царского дворца, превращая золото и богатство в пыль. Шли годы,  а может быть тысячелетия,   бессмертный скарабей монотонно превращал все новые и новые руины в навоз, как бы доказывая  бессмысленность  человеческого тщеславия и  суеты. Анук проснулся  с тяжелой головой, когда солнце уже высоко стояло в небе.
 -  А  нужно ли мне это сытное  место во дворце? - подумал Анук. Ниппур с его суетой и шумом показался ему совершенно чужим и остро полоснуло по сердцу, когда мелькнула мысль о родном доме, где прошло его спокойное, хотя и не совсем безоблачное детство. Нестерпимо обжигало грудь  желание посидеть в одиночестве на камне у дома, где были захоронены родители и мысленно побеседовать с ними, выговориться, чтобы нестерпимая физическая головная боль и душевные страдания стихли. Знал бы юноша, какие новые испытания ждут его впереди.
               
               


Рецензии