Нана - повелительница драконов. 3

                ГЛАВА 3               
   

                7
     Тройка лошадей быстро мчала Нану в удобной повозке с закрытым верхом, спасающим от жары, из Ниппура обратно в родные края. Повозка была нагружена подарками, глиняными табличками, снедью и ячменным пивом. Степные просторы встретили Нану упоительной знойной негой. Чистое голубое небо без единого облачка. Время как будто остановилось. Впереди была вечная степь. Изредка попадались тенистые финиковые рощицы, в которых возница делал остановку и  разомлевшие от солнцепека  лошади неторопливо щипали зеленую траву. Стрекот кузнечиков, слышно, как громко переговариваются в траве перепела. Всюду жизнь и свет. Только колосящиеся нивы и стога сена напоминают о трудовых буднях землепашцев и пастухов. В домах,в которых изредка останавливалась Нана, она живо и непринужденно рассказывала об увиденном в Ниппуре, горячо  благодарила за радушный прием и дарила хозяевам  простенькие украшения и шелковые платки, что приводило женщин в неописуемый восторг. Постепенно, глядя в зеркало на свое лицо, обрамленное короткими волосами, она любовалась своей прежней красотой. Однажды Нана погрузилась в привычные размышления, машинально наблюдая за тенью, которую на дороге отбрасывала повозка. Очертания причудливо менялись. То это было бегущее расплывчатое пятно, то распластанное тело дракона.   В памяти всплыли слова учителя  про тень, таящуюся в человеческой душе. Нана  вспомнила свое одиночество в родном доме, как она отчаянно страдала, испытывала самую черную зависть к хохочущей и веселящейся после работы на улице ребятне. Девочка  заново переживала уколы ревности. Но ведь она  сама дичилась, избегала общения с родственниками, не благодарила их за заботу, воспринимая все как должное. А ведь она получала все,  не прилагая к этому никаких усилий в то время, как другие дети были заняты тяжелым трудом  наравне со взрослыми.
      
      Потом Нана вспомнила, как втайне ненавидела учителя, не понимая, что ему было трудно жить и налаживать добрые отношения с отпрысками  из разных сословий. Но он уделял одинаковое внимание  на занятиях всем ученикам. Многие мальчишки были симпатичны Нане, но она сама сторонилась их, боясь обнаружить свой обман. Затаила обиду она на дядюшку, который столько сделал добра для нее и для города. Она вспомнила его знаменитый жест, когда в военном обмундировании он отправлялся на войну и вскидывал руку, ему вкладывали в нее бронзовый меч. Дядюшка неспешно отправлялся на поле битвы.  Вряд ли отправку Наны домой и умалчивание ее заслуг можно было назвать проступком. Он всегда был обременен заботой о благополучии Ниппура и многочисленных домочадцах. Какими мелочными и нелепыми казались прошлые обиды. Вот опять тень превратилась в очертания вытянутого дракона. Нана пыталась ухватить за хвост тени какую - то мелькнувшую и ускользающую из ее сознания мысль.

       Солнце незаметно достигало зенита и тень от коляски становилась все меньше, таяла на глазах. Таяли, как масло на солнце, горестные  переживания и страхи.  Хотелось вдыхать напоенный ароматом степных трав воздух и ощущать полноту жизни.
-  Да, мир  бытия сложен и многообразен, но в нем много ценного, стоит только запечатлеть в своей памяти эту картину простора, открывающуюся взору.
     Медленно текло время, медленно плыло солнце по небу. Медленно текли мысли.  Вот опять появилась тень. Нана всматривалась в нее и тень помогала ей  понимать все, что  творилось в ее душе.
 - Пора перестать жить в мире грез, - подумала девушка. - Надо научиться жить среди людей, не обременяя себя обидами прошлого, не страшась никого и  будущего. Надо жить здесь и сейчас и радоваться каждому мгновению. Надо жить.
       Но пока не все стало достоянием сознания девушки, которой уготовано было сыграть  важную роль в жизни города  и добиться высокого положения в обществе, как любимой богине Инанне, оседлавшей драконов. После мысленного разговора с тенью  прошли скука и уныние, беспомощность и зажатость. Нана стряхнула с себя  оцепенение, помолилась богам, прося прощения за свой обман.   Она поклялась верой и правдой служить людям,  быть доброй и открытой, тяжелым трудом искупить  свои грехи. Так зрела в душе Наны  готовность вернуться на свою малую Родину изменившейся и обновленной, освободившейся от комплексов, страхов и обид. И еще ей хотелось стать обворожительно красивой, как мама.
    
       Вот уже показалась знакомая  стена до боли знакомого маленького городка на севере страны. Также горы синеют вдали, также стелется мягкий роскошный  ковер степи с травяным зеленым ворсом.  Каким маленьким и тихим показался ей родной городок после огромного и шумного Ниппура. Нана почувствовала комок в горле. Она вздрогнула, увидев, что из домика вышел соседский юноша с веткой в руках.
-  Что ты здесь делаешь? - сдавленным голосом спросила Нана.
-  Я обмел в комнатах паутину и выбросил на волю паучков, - спокойно ответил юноша.- И еще я осмотрел дом, чтобы проверить, не наслала ли злая Лилит новую беду на дом Наны, пока та гостит у дяди в Ниппуре.
    Сосед торопливо  рассказал о событиях трехлетней давности:
 -  Однажды во дворе дома Наны соседи увидели огромного пятнистого питона, который  вытягивал  огромную голову, разевал страшную пасть, изгибался , свиваясь в кольца. Он старался  задушить рыжую кошку.  Питоны  могут справиться даже с быком или человеком. Юноша подробно рассказал эту историю, изображая события в лицах. Нана представила, как кошка отчаянно шипела, отпрыгивала в  сторону и даже старалась напасть и укусить непрошеного гостя, отстаивая свою территорию. Мангуст где — то охотился на мышек и не рисковал выйти на схватку с пестрым чудовищем. Соседи кликнули на помощь проходящих мимо строителей и те с помощью бронзовых топоров, мотыг и других подручных средств  наконец - то справились с питоном. Вскоре мышцы у горла огромного змея вздулись,глаза  выкатились из орбит. Питон был мертв. Но долго к нему не решались подойти. Потом тело чудовища  уложили в телегу и вывезли за город на расправу хищным птицам и гиенам.
 - Откуда в городе появился питон, который обычно прячется  в  дуплах больших лесных  деревьев?   Если бы Нана не покинула свой дом, то ей вряд ли удалось избежать смертельной опасности. Не обошлось здесь без вмешательства коварной Лилит.
- Ты меня не узнаешь, Эдну? - с трудом, глотая подступившие к горлу слезы, произнесла Нана.
 - Нана, неужели после трех лет жизни в чужих местах ты вернулась? Мы уже не надеялись увидеть тебя?
 - Как видишь, это я.
       Тут навстречу девушке бросилась постаревшая кошка, начала громко мурлыкать и тереться об ноги своей хозяйки.
 - Я сейчас, - выкрикнул Эдну и умчался.
       А Нана, как завороженная,  прошлась по заросшему травой саду, вошла в дом, потом вышла и стала озираться вокруг. Те же птицы  на кустах возле маленького родительского дома.  Мангусты юркнули в расщелину камня, богомолы таращили пучеглазые глаза.

        С молниеносной быстротой разлетелась весть о ее возвращении. Родственники, соседи и друзья с угощениями поспешили к ней в дом. Всем не терпелось узнать, как эти годы жила Нана в далеком Ниппуре.
- Большой ли город Ниппур, красивый? - спросил незнакомый бойкий мальчик, немного выступив из       окружающей Нану толпы.
-  Очень большой и красивый, - ответила Нана и подробно рассказала о царском дворце, больших домах, храмах и жертвоприношениях, городском базаре и школе.
-  А почему ты вернулась из этого прекрасного города домой? - удивленно спрашивал все тот же любопытный мальчик.
-  Я поняла, что никакие блага в мире не заменят родного дома.
      
        Девушка загрустила, вспомнив трагедию семьи, но от этих воспоминаний ее избавил неожиданный возглас мальчика:
-  Как бы я хотел поучиться в школе.
-  Ну, это дело поправимое. В нашем маленьком городке нет школы и каждая пара рук на вес золота, но я могу научить вас тому, чему научилась сама.
-  Здорово! - раздался восторженный гул голосов.
-  А когда мы можем начать учиться?
-  Да хоть завтра после обеда, когда вы закончите помогать родителям, приходите ко мне домой, только принесите корзины глины и чан с водой, да еще вырежете острые палочки из тростника. - Нана с гордостью показала глиняные таблички с надписями и рисунками, которые тут же пошли по кругу. Их внимательно рассматривали любознательные гости.
-  Ой, это очень трудно понять, что здесь написано.
-  Вовсе нет, я тоже сначала робела и боялась, нужно лишь терпение и умение преодолевать страхи и лень, неверие в свои силы, - с улыбкой ответила Нана.
-  А как ты смогла научится всему этому?
-  Ну об этом я расскажу вам когда — нибудь. А сейчас пора спать. До завтра, мои дорогие.
    
        Гости вежливо попрощались с Наной, удивляясь, как красиво научилась говорить эта ранее робкая молчаливая девочка, как она выросла и  превратилась в красавицу. Все были поражены ее величавой  статью,  уверенным и громким голосом. Закатилось за горизонт солнце, наступила ночь. Луна и звезды ярко освещали все вокруг. Нана вошла во внутренний дворик, села на священный камень на месте захоронения ее предков. Грусть одиночества и тревога за будущее, горечь потерь и еще какие — то смутные чувства  теснились в ее груди. Нана стала сосредоточенно молиться богам. Она обратилась к богине Инанне со словами:
- О, всесильная богиня Инанна, спаси и вразуми.
        Вдруг она увидела серебристое сиянье, едва заметный силуэт богини, сидящей на  серебряном драконе, и услышала ее хрустально чистый голос:
- Ничего не бойся, не останавливайся на достигнутом. Большие испытания ждут тебя впереди, но счастье свое ты найдешь у моря.
      Голос стих и образ богини, мелькнувший легкой тенью,  растворился в темноте ночи. Через несколько минут  раздумий Нана забылась в предутреннем сне. Но она постоянно помнила слова Инанны и пыталась угадать, что же пророчила ей богиня.
      
       С утра Нана начала свою трудовую жизнь. До обеда она помогала местному врачу лечить больных. Чтобы стать настоящим врачевателем, надо было очень много знать.  После школы врачи учились в специальных центрах, куда Нана не попала в связи со своим скоропалительным отъездом, поэтому она устроилась в родном городе ученицей врача. Врач, с которым начала работать девушка, был опытным, он знал рецепты многих лекарств от самых разных болезней. Но больных было очень  много и нужно было исправлять переломы и вывихи, обрабатывать раны спиртом от заражения,  изготавливать порошки из скорлупы яиц перепелок для укрепления зубов и костей, противовоспалительные средства из меда и ивовой коры и делать многое другое. Надо было всем рассказывать о необходимости мытья рук перед трапезой, об изоляции прокаженных от общества. Рекомендовалось   употребление мяса только по праздникам и  умеренное винопитие.
       В маленьком городе не было царя, его заменял Совет старейшин, но был храм, при котором больные в специальной комнате жили несколько недель и молились богам, чтобы окончательно исцелиться. Люди читали молитвы, обращенные к Ану:
                Царь богов и пресветлый Ан!
           Тебе, победителю Тиамат и властителю неба я воздаю хвалу!
           Тебе, обрюхатившему землю, я приношу почитание!
           Родоначальник старейших богов облеки меня в милость их!
           Покрой меня своей звездной короной небес
           И возложи свой могущественный диск на главу мою!
           Даруй мне власть в мире, чтоб ни один злой демон,
           Ни чары, ни колдовство не одолели меня!
           Да будут силой твоей повержены боги чужие,
           Да будут изгнаны демоны и спутники их,
           Да будут изгнаны отпрыски демонов и заклинания злые!
           Явитесь же Ануннаки и утвердите мое решение!
      
      Врач поручил Нане беседовать с   людьми, чтобы укреплять в них веру в выздоровление. Жрецы учили, как  молиться   богам. А  Нана вела с выздоравливающими после чтения молитв и песнопений продолжительные  беседы, направляя их на путь истинный.
      Большое внимание уделялось изгнанию демонов из душ больных, одержимых страхами и страстями.  Жрецы изгоняли дьяволов, обращаясь к демонам:
Вставайте! Вставайте! Уходите прочь! Уходите прочь!
           Стыдитесь! Стыдитесь! Бегите! Бегите!
           Отвернитесь, идите, вставайте и уходите прочь!
           Пускай ваша злоба поднимется в небо, как дым!
           Вставайте и оставьте мое тело!
           Убирайтесь с позором из моего тела!
           Бегите прочь из моего тела!
           Отвернитесь от моего тела!
           Уходите из моего тела!
           Не возвращайтесь к моему телу.
      После принятия пищи людям напоминали,  что следует поблагодарить богов и природу, землю, животных, которые нас кормят. Благополучие будет умножаться, потому что боги услышат голос благодарности и ниспошлют здоровье и  процветание.  Особое уважение испытывалось к воде, которая  лечит от многих недугов. Родниковая вода дольше хранится в медной или серебряной посуде под крышкой. Когда пьешь воду, надо говорить  : «Матушка — водица, помоги мне исцелиться». Вода будет помнить эти слова и помогать в излечении недугов.
      
        Нана после обеда проводила занятия с детьми, обучая их чтению глиняных табличек и письму, математике и всему тому, что она знала. Но она решила не отягощать память слушателей многочисленными фактами путем механического зазубривания текстов, а развивать волю к жизни и ум в процессе поиска смысла. Нана хорошо помнила свои детские переживания и пыталась найти в учебном материале прежде всего то, что отвечало потребностям растущей  души. Денег с учеников она не брала, ограничившись заработком врачевателя,  чтобы на занятия приходили самые пытливые и способные и те, кому дома не хватало тепла и света. Естественно, что розги здесь не были в ходу, а главным стимулом к успехам была похвала даже за самые маленькие достижения. Матери учеников договаривались между собой и приносили по очереди Нане завтраки, обеды и ужины, помогали по дому. У Наны оставалось время на любимые  занятия. Вечерами Нана разговаривала с птицами, щелкала языком и передразнивала их, вызывая удивление обитателей птичьей стаи. Она упражнялась в перемещении в пространстве,  осматривая соседние улицы и улетала далеко за город.               
    
        Все сильнее и свободнее становилась Нана. Найдя свое признание, она обрела счастье, не подозревая, как еще она сможет послужить своему народу, повторив героические подвиги своих любимых шумерских преданий и сказок.
      Однажды Нана повествовала вот такую историю.
- В некотором царстве, в некотором государстве жил очень сильный и свирепый дракон. Это было чудовище с головой и крыльями орла, львиными лапами с огромными когтями и змеиным хвостом. Он был очень своенравный. Считал себя лучше и сильнее всех на свете, отличался очень злобным нравом. Дракон соорудил себе логово возле глубокого труда и часто летал над землей, высматривая добычу. Он отнимал у пастухов и земледельцев скот, любил полакомиться просяными лепешками и пивом. Он воровал людей, превращая их в рабов и заставлял их работать на себя. Когда он обходил владения, его пленники падали ниц, опасаясь чудовища, брызжущего огненной слюной, и покорно вопили:
 - Не убивай нас. Мы будем покорно работать на тебя.
 - Хорошо, но вы будете жестоко наказаны за любую провинность.
     Однажды в веселом расположении духа дракон сказал:
 - Я отпущу домой того, кто сможет вступить в состязание со мной.
 - Ой, мы слабые и боимся тебя. Мы не можем сразиться с тобой.
     Только один очень самонадеянный юноша согласился участвовать в схватке с чудищем, так как он считал себя самым сильным, любил участвовать в драках, всегда побеждал, отнимал, как дракон, понравившиеся вещи у других и вел себя, как разбойник. Его даже хотели судить на сходе старейшин, но юношу украл и унес в свое логово дракон.
 - Я буду состязаться с тобой, - дерзко произнес самонадеянный юноша.
     Дракон захохотал:
 - Хорошо, но если ты проиграешь, я смогу полакомиться тобой. Завтра на рассвете мы с тобой можем сразиться.
     Юноша опечалился. Он уже пожалел, что позволил себе дерзкую выходку, но делать было нечего. Вечером он побрел в чистое поле и опустив голову, понуро брел, не разбирая дороги. Вдруг он увидел в траве раненую больную перепелку, которая сказала человечьим голосом:
 - Помоги мне, а я помогу тебе.
     Удивился юноша. Раньше он бы бросил в несчастную птицу камнем и прошел мимо, но в трудную минуту горестных событий он решил прислушаться к внутреннему голосу, который сказал ему:
 - Помоги бедной птахе, сделай хоть одно доброе дело и боги помогут тебе.
     Юноша покормил птицу остатками скудной трапезы, принес ее к чистому ручью и помог ей напиться чистой прозрачной воды, напился сам и умылся родниковой воды.
     Он произнес:
 - Спасибо тебе, матушка — земля за то, что ты кормишь людей. Спасибо тебе, сестрица — водица за то, что ты напоила меня.
     На его глазах перепелка ожила и начала скакать и летать. Потом она вернулась к нему и сказала:
 - Вот видишь, как помогает мать — сыра земля и добрая сестрица водица. Она на ухо нашептала ему, как вести себя завтра в схватке с драконом, чтобы победить его, не просто  мерясь силой, а перехитрить его с помощью ума.
      Спокойно уснул герой посреди поля. Мать — земля напитала его силой духа, а вода смыла страхи и тяжелые переживания. Утром встал рано — ранехонько молодец и поклонился красно солнышку:
 - Спасибо тебе, солнце красное за то, что ты даришь людям свет и жизнь.
      Помолился юноша богам в чистом поле и пошел навстречу к дракону.
 - Не боишься ли ты меня, глупая  таракашка? Давай силой мериться, кто выше
   камень кинет, тот и победил.
     Юноша не стал дерзить дракону. Он согласился с ним. Поднял дракон огромный валун и бросил его высоко — высоко. Упал камень на земля. Содрогнулась земля, ощутив боль и страдание. Тут юноша подбросил в небо перепелку, взметнулась она ввысь и пропала из глаз. Захохотал свирепый дракон:
 - Я победил, мой камень вон, как высоко летел.
 - Не торопись, мой камень еще не успел долететь до солнца. Скоро он упадет на
   землю и разобьет твою голову.
     Посмотрел дракон в небо и увидел парящего в небе орла. Но тут солнце так ослепило его, что вместо птицы ему показалось, что это летит на него большой раскаленный камень с неба. Испугался дракон и навсегда улетел из этой земли за синие горы, превратился в огромную скалу и перестал  пугать людей своей злобой. А юноша перестал охотиться на перепелок, предпочитая сражаться не с  более слабыми сверстниками, а с хищными зверями, оберегая скот, людей и птах от свирепых клыков и когтей. Он научился слушать свое сердце и помогать другим. Утром он молился богам и благодарил солнце, землю и воду за все добрые дела, которые они дарят людям.      
      Притихшие дети внимательно слушали Нану.
 - А теперь, мы будем заниматься гимнасткой, бегать по зеленой траве и играть в игры, состязаясь в силе, сноровке и ловкости, закаляя тело и свой дух, помогая товарищам в трудную минуту. Ведь без  дружбы с маленькой слабой перепелкой не смог бы наш герой победить дракона.
    
    
                8
               
      Однажды целый день Нана рассказывала ученикам историю  жизни своего любимого   героя  Гильгамеша - пятого царя  из династии Урука — другого крупнейшего города  после                Ниппура, в течении ста двадцати пяти лет  правивший шумерами после потопа.
Как появился на свет этот полубог — получеловек?
                Так это было: скажу я: так и будет,
                Совета богов таково решенье,
                Обрезая пуповину, так ему судили!
Гильгамеш после сражения с Аггой - последним царем династии Киш и примирения с ним  постарался укрепить свой город от нашествия врагов.
В первых строках повествования на глиняных табличках   описываются его деяния  на благо города:
                Стеною обнес Урук огражденный,
                Светлый амбар Эаны священной.
    
      В юности он был крепок,   силен, упрям и не питал особого почтения к богам, не чтил  наследуемые от родителей нравы. Он храбро сражался со львами, ударом кулака мог повалить быка и с упоением отдавался всем человеческим страстям, одержимый при этом гордыней и жестокостью до такой степени, что жители Урука молили богов урезонить молодого царя. Благодаря вмешательству богов  судьба подарила ему дружбу  с Энкиду, сыном бога Энки,  который был послан на землю, чтобы сразиться с героем и в бою убить Гильгамеша.  Энкиду жил в лесу у стен города, и нападал на стада, убивая и поедая овец.
                Шерстью покрыто все его тело,
                Подобно женщине, волосы носит,
                Пряди волос, как хлеба густые;
                Ни людей, ни мира не видел.
                Вместе с газелями ест он травы,
                Вместе со зверьми к водопою теснится.
     Жители хотели задобрить то ли зверя, то ли человека. Они посылали ему дары с хлебом и вином, которые тот отвергал.  Умный  Гильгамеш послал к Энкиду самую красивую жрицу из храма, которая привела в город Энкиду. Вначале они схватились в рукопашной схватке, но не смогли одолеть друг друга. Вскоре  Гильгамеш и Энкиду стали неразлучными друзьями.  Герой  даже привел друга  к матери – богине Нинсун, чтобы она благословила полузверя как родного брата и позволила ему отправиться с новым другом в дальний путь. Мать была сильно встревожена намерениями сына и просила его отложить путешествие. Но Гильгамеш был упрям и все решал сам. Его побудили к новым свершениям  слова Энкиду о том, какие страдания приносит безделие. Сила и талант, которые всегда требуют приложения.
                Обнялись оба друга, сели рядом,
                За руки взялись, как братья родные.
Энкиду объяснил причину своей печали:
                Вопли, друг мой, разрывают мне горло:
                Без дела сижу, пропадает сила.
      
       Обнеся свой город Урук крепостной стеной, Гильгамеш решил украсить его дворцами и домами из прекрасных кедров, которые росли  в далёкой горной стране, где обитал бессмертный великан Хувава. Гильгамеш вместе с Энкиду и еще пятьюдесятью храбрецами  решил покорить страну Хувавы, Он совершил жертвоприношения в честь бога Солнца Уту. В дальнем пути он ослаб и грудью лег на землю, набираясь от земли — матушки могучей силы. А в это время Энкиду решил разведать, где живет Хувава и вернулся оттуда, дрожа от страха, который внушал ему вид Хувавы. Но Гильгамеш не испугался и вошел в кедровую рощу. Там он увидел дерево хулуппу (иву), в стволе которого затаилась демоница Лилит, а в  корнях дерева зарылась огромная змея. Те хотели погубить красивое дерево, но Гильгамеш сразился с ними, потому что это было любимое дерево богини Инанны. Гильгамеш убил змея, а Лилит скрылась в неизвестном направлении. Так Гильгамеш спас волшебное дерево. Позже жители Урука сделали из ивового дерева ложе в храме богини — воительницы и палочку для барабана, игра на котором дарила герою власть над жителями Урука. Восхищенная подвигами и силой Гильгамеша   богиня Инанна предложила выйти за нее замуж, но Гильгамеш отказался от этой высокой чести, потому что ветреная Инанна часто изменяла мужьям и возлюбленным. Он продолжил свое путешествие в  лесу, где он начал рубить кедры в роще Хувавы. Когда он срубил семь стволов, ослабевшее чудовище в предчувствии смерти начало молить пришельцев о пощаде. Но Энкиду уговорил Гильгамеша убить его, иначе бы  погиб бы сам герой. Друзья отрубили великану голову. Его тело они позднее принесли в священный город Ниппур на жертвенник бога Энлиля, а из кедровых деревьев    были выстроены дворцы и дома, плотины и корабли в Уруке.
   
       А в это время  возмущенная отказом выйти за нее замуж Инанна полетела на небо жаловаться своему отцу Ану. Из чувства мести за свою дочь  Ану наслал на героя небесного быка, который семью глотками выпил Евфрат. От огненного его дыхания на земле возникали огромные ямы, куда проваливались толпы людей. Первым бросился бороться с быком Энкиду. На помощь ему ринулся  Гильгамеш. Энкиду схватил жестокого зверя за хвост, а Гильгамеш убил его, ударив меж рогами и шеей. Тело поверженного животного герои тоже возложили на жертвенник богов. Через некоторое время Энкиду увидел во сне вещий сон:  на совете богов Ану требовал жестоко покарать Гильгамеша за расправу с небесным быком. Но владыка Энлиль решил сохранить Гильгамешу жизнь, а вместо него обречь на смерть Энкиду. Вскоре за убийство великана и быка, истребление леса боги наслали смертельную болезнь сыну Энки, который  умер  спустя двенадцать  дней после убийства Хувавы вместо самого Гильгамеша, сожалея лишь о том, что умер в постели, а не в бою.
      
         Вот как это происходило. У Гильгамеша исчез барабан с волшебной палочкой. Энкиду облекся в белоснежные одежды и  сошел в подземный мир, чтобы вернуть другу потерю. Жезлом и дротиками он разогнал чудовищ преисподней и смело шагал вперед.  На пути ему встретилась прекрасная женщина, сказавшая: «Я твоя любимая жена, с которой ты жил на земле!» Энкиду с радостью начал целовать ее, та превратилась в страшное чудовище.  Затем явился перед Энкиду красавец-юноша, назвавшийся его умершим сыном. Растроганный Энкиду   обнял его, но тот превратился в ужасного  урода. Так Энкиду дошел до обители владычицы преисподней - Нинлиль. Та предстала перед ним во всем своем великолепии, рядом с ней лежали барабан и палочка.   Едва Энкиду протянул за ними руку, как он оказался в объятиях свирепого дракона Кура. Даже Энки не смог защитить его. Приговор богов был беспощадным: Энкиду должен  навсегда остаться в царстве мёртвых, ибо гордыня и потворство страстям своим  позволили ему нарушить законы богов. Гильгамеш молил о помощи бога Энки, но тот смог только дать ему попрощаться с тенью друга, на короткое время вылетевшей из темного царства. Герой просил рассказать о царстве мертвых, но тот отказался, намекнув ему, что жизнь под землей тяжка и безрадостно, особенно для тех, кого забыли и не поминают близкие. Гильгамеш окропил слезами тень друга и тот исчез навсегда. Гильгамеш долго  рыдал после смерти Энкиду. Он  приказал увековечить его память статуей с лицом из алебастра, волосами из лазурита и телом из золота. Гильгамеш после смерти полузверя сильно изменился. Вначале им овладела мысль о смерти и он отправился в одиночку сражаться со львами.
               Мысль об Энкиду, герое, не дает мне покоя –
               Дальним путем скитаюсь в пустыне!
               Как же смолчу я, как успокоюсь?
               Друг мой любимый стал землею!
               Энкиду, друг мой любимый, стал землею!
               Так же, как он, и я не лягу ль,
               Чтоб не встать во веки веков?
      
       Но потом он успокоился и осмыслил, что боги зачем — то  охраняют его и стал искать ответа на этот вопрос.  Страсти и эгоизм перестали руководить им. Он простился с полузвериными инстинктами вместе с прощанием с   Энкиду, стал добрее и мудрее, одержимый поиском смысла жизни, который он видел в обретении бессмертия уже не только для себя, но и всего человечества.
       Гильгамеш надел на себя чистое рубище и  один отправился  навстречу неизвестности по пути, открытому одному лишь  Солнцу , чтобы  найти истинное знание о том, что такое смерть, и вымолить у богов вечную жизнь.  Гильгамеш на новом корабле из кедрового дерева отправился по морю, пытаясь достичь горизонта. Он добрался вплавь  до гор, чьи скалы вершинами упиралась в небо, а основания достигали подземного царства. Через врата в горах мог проходить только бог Солнца, а других не пускали стражники — громадные скорпионы с человеческими лицами.  Они поддались уговорам Гильгамеша и пропустили его дальше в горы, распахнув перед ним ворота, но предостерегли его о том, что за воротами тянется длинный коридор. В одних местах коридора настоящее пекло, а в других — ужасающая стужа. Герой услышал:
                Никогда, Гильгамеш, не бывало дороги,
                Не ходил никто еще ходом горным…
                Темнота густа, не видно света».
    Но Гильгамеш ответил:
                И в жару и в стужу, в темноте и во мраке,
                Во вздохах и плаче — вперед пойду я!
      Целый день шел Гильгамеш по этому страшному коридору, получая ожоги и обморозив лицо, руки и ноги. Измученный и едва стоящий на ногах он вышел в райский сад, где трава и деревья были усыпаны драгоценными камнями. В роскошном чертоги волшебница устраивала пиры для богов.
- Кто ты, смелый юноша, - спросила она, удивленная его появлением.
- Я — царь Урука, который сражался с врагами и чудовищами для того, чтобы найти бессмертие, -  так без утайки он рассказал о своих злоключениях.
- Мне жаль тебя, но я не знаю, как тебе помочь. Может быть корабельщик реки смерти Уршанаби откроет тебе тайну бессмертия? Но сейчас он охотится на змея в соседнем лесу.
    
       Поблагодарив волшебницу за радушный прием, Гильгамеш отправился в лес, нашел змея и убил его. Навстречу ему вышел Уршанаби. Он согласился помочь страннику, посадил его в лодку и дал сто двадцать шестов, чтобы плыть по водам смерти, отталкиваясь об опору дна. Гильгамеш с большим трудом плыл по воде, не касаясь ее  поверхности руками, помня, что эта вода смертельна. Когда он сломал последний шест, то добрался до берега, где жил его праотец Утнапиштим. Тот приветливо встретил его и рассказал Гильгамешу о том, как пережил всемирный потоп.  В древности он жил в городе Шуруппаке.
             Я открою, Гильгамеш, сокровенное слово
             И тайну богов тебе расскажу я.
             Шуриппак, город, который ты знаешь,
             Что лежит на бреге Евфрата, –
             Этот город древен, близки к нему боги.
             Богов великих потоп устроить склонило их сердце.
      
       Людей  стало на земле очень много и боги решили их истребить. Бог  мудрости Энки решил спасти  праведного Утнапиштима. Он рассказал о намерении богов тростниковой стенке его дома, а та  передала рассказ своему хозяину. Тот построил огромный корабль, взял на него родственников, разнообразных животных и птиц, золото и серебро. Однажды разразилась буря и начался потоп, вода прибывала с чудовищной быстротой, затопив даже вершины гор. Люди тонули в этом страшном водовороте, но Утнапищтим не мог им ничем помочь. Шесть дней бушевал этот разлившийся по земным просторам океан. Потом, когда буря стихла,  вдали показался земной островок. Корабль направился к нему. Когда он пристал к суше, в первую очередь Утнапиштим принес жертвоприношения богам, чем расположил их благосклонность. Энки тоже красноречиво успокоил верховного боря - ветра Энлиля, убедив его, что спаслись самые праведные, бесстрашные и трудолюбивые люди, которые смогут улучшить природу человеческого рода.
      Гильгамеш попросил его открыть тайну бессмертия. Старец предложил герою выдержать испытание — не спать шесть дней и семь ночей.  Измученный дальними странствиями богатырь рухнул на землю и уснул. Утром он, обхватив голову руками, горько причитал, что не выдержал испытания, чем тронул сердце жены Утнапиштима, которая рассказала храбрецу,  что надо найти в пучине моря цветок вечной жизни.
            Этот цветок – как тёрн на дне моря,
            Шипы его, как у розы, твою руку уколют.
            Если этот цветок твоя рука достанет, –
            Будешь всегда ты молод.
      
      Привязав толстыми веревками  к ногам камни, Гильгамеш опустился в пучину и сорвал терн, хотя колючки  больно царапали ему руки.  Корабельщик Уршанаби, увидев, как мужественно герой выполнил такое тяжелое испытание,  перевёз героя на обратный берег вод смерти. Здесь Гильгамеш увидел бассейн со свежей водой и бросился в его воды, напившись чистой воды и смыв с себя пот и грязь. Но пока он плавал,  коварная змея  тихонько подкралась к цветку бессмертия и похитила его, утащив в расщелину скал. Гильгамеш только на миг увидел помолодевшую змею и, отчаявшись дальше искать бессмертия, отправился в Урук, чтобы достойно встретить там свою смерть. Добраться до родины ему помог корабельщик Уршунаби, к которому с гордостью за строительство в своем городе обратился герой, преодолевший отчаянье и грусть.
           И прибыли они в Урук огражденный.
           Гильгамеш ему вещает, корабельщику Уршанаби:
           "Поднимись, Уршанаби, пройди по стенам Урука,
           Обозри основанье, кирпичи ощупай –
           Его кирпичи не обожжены ли
           И заложены стены не семью ль мудрецами? "
      
      Гильгамеш сделал много славных дел и правил страной справедливо, чем и снискал себе бессмертие в человеческой памяти. Самое большее количество глиняных табличек о жизнеописании царей посвящено ему.
      
       После пересказа сюжета «Сказания о Гильгамеше» Нана задавала ученикам вопросы, чтобы они задумались о смысле человеческой жизни вместе с героем. О чем это повествование? О поражении великого героя, мечты которого о бессмертии рухнули в одночасье? Но в его сердце живет радость.  В конце концов поэмы герой обрел покой души, когда  возвел  стены вокруг царства Урук. Его сердце возрадовалось. Он открыл для себя мудрость бытия, которая гласит о бесконечности души, трудящейся ради других. Гильгамеш чувствует облегчение - он смог что-то сделать для будущих поколений. Он прислушался к совету богов, что был дан ему в саду: человек смертен по природе, и нужно ценить свою короткую жизнь, уметь радоваться тому, что дано. Гильгамеш понял, что ни слава, купленная кровью в битвах ценой огромных  потерь, ни богатство, ни завоевания  в сражении с врагами, не составляют смысла жизни. Человек живет в огромном мире событий и людей, но он испытывает переживания перед лицом смерти и горькое чувство одиночества. Только ежечасный труд и любовь к своей Родине, к своему народу, к своим близким, преодоление неудач, уныния и страдания позволяют преодолеть страх смерти. Человек постоянно идет вперед и обретает радость только тогда, когда  служит людям, созидает, перестает смотреть себе под ноги, чтобы не споткнуться, не ушибиться, что — либо не упустить, набивая карманы  золотом.  Гильгамеш проходит омовение и умирает, обретя душевный покой, осознав, что самая главная победа — это победа над собой, над безумными порывами страстей, а  самое главное свершение — это то, что ты оставляешь своим  потомкам и еще — это обретение неба, свободы и вечности в своей душе, когда человек идет по дороге к своим богам.       
   
      Это был важный день в жизни питомцев Наны, потому что размышления о жизни полезны для растущего ума. Не только хлебом единым жив человек. Ему необходим мудрый наставник, способный научить, просветить, укрепить дух и сформировать нравственные ценности и установки. Долго спорили дети и юноши, перебивая друг друга, ощущая потребность выразить то, что таилось в глубинах души, что неясно металось и пульсировало в сознании и требовало обретения ясных слов и очертаний. Постепенно накопилась усталость, стих голос Наны, но подростки, пытаясь осмыслить услышанное, сидели безмолвно и долго не расходились по домам. А Нана тоже долго не могла уснуть. Ее мучили какие — то неясные предчувствия, которые она не могла понять. Девушка долго возносила к небу молитвы, поминая души умерших, просила богов позаботиться о ее воспитанниках, своем талантливом трудолюбивом народе. Потом веки отяжелели, Нана погрузилась в глубокий,  но тревожный сон с зыбкими, сменяющими друг друга снами. Что — то тревожило ее, заставляло рано просыпаться и вслушиваться в звуки, чтобы понять причину своей тревоги, своевременно уловить какие — то предзнаменования, которые  боги посылали ей, пытаясь о чем-то предупредить. Город спал, не ведая, какие потрясения ждут жителей и Нану накануне нового дня.

                9
 
     Рано утром Нана проснулась от резкой головной боли, которую она часто ощущала в детстве. Сердце сжималось от какой — то неясной тревоги. Девушка вышла на свежий воздух и услышала встревоженный крик птиц: «Беда! Беда! Надо скорее улетать  далеко — далеко отсюда, чтобы не погибнуть». Птицы рванули прочь по направлению к югу. Нана задумалась, о какой беде могла идти речь? Может быть враги под стеной города? Но стражи ворот или наблюдатели на крепостных стенах уже били бы тревогу, собирая горожан для обороны. Нужно было переместиться на северную линию горизонта — туда, где синели горы. Нана села в удобную позу, скрестив ноги и руки и закрыла глаза, вначале ощутив тепло в солнечном сплетении, которое постепенно начало разливаться по всему телу. Она была одинока и спокойна в этом огромном мире без границ. Она едва слышно дышала и видела внутренним взором эти горы, которые притягивали ее, как магнит. Постепенно все вокруг окружил туман и тело опять стало легким — легким. Нана почувствовала вибрацию, звуки которой нарастали, и она несколько раз, сидя, подпрыгнула на месте. Она явственно произнесла:   « Я хочу переместится в горы, узнать, какая опасность грозит мне и моему городу». Потом девушка мысленно отпустила ниточки, связывающие ее  с близкими и представила себя сильной одинокой птицей в синем небе.  Вдруг какая — то неведомая сила подняла ее к потолку комнаты, выбросила на крышу и понесла ввысь. Если бы кто — нибудь оказался рядом, он смог бы увидеть светящуюся точку, которая   мелькнула и исчезла во мгле ночи.  Она стремительно перемещалась над степями к знакомому холму с финиковой рощей и все дальше и дальше на север. Глаза ее были закрыты, но она явственно фиксировала все в своем сознании. Вот это величественное зрелище, которое она запомнит на сю жизнь. Медно багровые у основания горы устремлены в небо, в заоблачную высь. Темно синие облака парили, сливаясь с вершинами гор. Потом появились тяжелые свинцовые тучи, готовые разразиться грозой. Работа мысли была напряжена до предела. Нана чувствовала себя точкой внутри светящейся сферы, она хотела понять истоки интуитивно ощущаемой опасности.
       Вдруг Нана увидела парящего над землей знакомого орла, который внимательно следил за летящей серебристой сферой и, видимо почувствовав угрозу, бросился на нее. Нану объял ужас, как — будто это маленькой беззащитной девочке снова предстояло  отбиваться от огромной хищной птицы, но потом она стряхнула с себя страх и вцепилась в  орлиные перья, оседлав птицу. Орел взмыл вверх, потом попытался камнем упасть на землю, желая сбросить  с себя всадницу. Но Нана закрыла птице глаза и орел тут же изменил траекторию полета, паря в вышине легко и свободно. Нана чувствовала, как таяли в ее подсознании детские страхи и наслаждалась полетом, ощущая  неразрывную связь с орлом, как верховой ездок сливается с норовистым жеребцом, стрелой несущимся по степи. Она с открытым сердцем и умом летела навстречу будущему.  Потом она у подножия гор опустилась на землю и отпустила орла.
          
     Нана увидела голубое свечение. Она подошла ближе к скале и увидела проем. Она осторожно вошла в пещеру, из глубины которой доносились удивительно приятные для слухи звуки, напоминающие монотонное пение. Нана никогда не была в пещерах, но читала о них на одной глиняной табличке. Она  очутилась в странном  помещении,  напоминающем форму яйца.  Стены  из странного  гладкого  небесно — голубого материала   излучали дневной свет. Пол напоминал поверхность озера, но ноги не погружались в воду. Девушка осторожно шла вперед, боясь поскользнуться .  Вдруг она увидела перед собой огромного дракона, который как будто плавал в воздухе, мелодично громыхая массивным бронзовым панцирем.
Приветствую тебя, хозяин пещеры, - преодолевая страх, - произнесла Нана. - Я  посмела нарушать твой покой, но  могу тотчас же покинуть твое жилище, если ты этого захочешь.
            Дракон выпустил из ноздрей пламя, которое метнулось вверх, но это не испугало девушку. Она упрямо шла вперед.Перед ней вдруг возникло голубое озеро. Нана присмотрелась внимательнее. Это было прозрачное зеркало, отливавшее бирюзой. И она смело ступила на скользкую гладь.
А сейчас я загадаю тебе загадки и проверю, сможешь ли ты их разгадать?
           Но и с этим испытанием успешно Нана успешно справилась.
Ну, а теперь, милостиво прошу тебя присесть и отведать немного фруктов. Ведь ты проголодалась в дороге.
           Откуда то сверху выплыл  стол, уставленный яствами, рядом из воздуха материализовался стул. Осторожность не позволила Нане отведать инжира или винограда,  хотя  девушка отчаянно проголодалась. Нана проглотила слюну и вежливо отказалась. Она испытывала доверие к хозяину пещеры, но сбивало с толку какое -то непонятное   чувство тревоги.
 -        Мне рассказывала чужестранка, что драконы изрыгали пламя, посылая тысячи стрел, чтобы разрушить целые города и страны, уничтожая все живое, в том числе и людей,- попыталась дипломатично завязать  разговор Нана, не решаясь прямо спросить кто он, этот дракон и откуда.
 -        Это могли быть  даконы — наши враги, низшие существа — риптилоиды, которые умеют только наносить урон людям, пожирать все живое. Это очень воинственные существа, жившие миллионы лет назад и теперь притаившиеся в глубинах далеких озер и океанов или на других планетах. Драконы, прилетающие с богами с других планет и звезд, не приносят людям вреда. Ты  умная и любознательная девушка, -  дракон раздвинул свою пасть так широко, что со стороны могло показаться,  что он улыбается.
 -      Ты хочешь знать, кто я и откуда? - чудовище не издавало ни звука, но слова явственно звучали  в сознании Наны.
        Омерзительный страх, сжимавший, как кольца удава,  горло,   ноги,  грудь, постепенно ослабевал.  Только где — то в глубине подсознания пульсировала нарастающая тревога. Вдруг чудище стало таять на глазах и постепенно приобрело серебристые очертания женщины. Где девушка слышала этот чарующие шелестящий голос? Вспомнила: это был голос мамы в ее снах.
 -      Ничего не бойся, подойди, обними меня, - прошелестел знакомый голос. Нана, как завороженная, зажмурившись, приблизилась к женскому силуэту и уже хотела утонуть в мягких ласковых объятиях, но усилием воли широко открыла глаза и увидела, что на нее смотрят огненно желтые глаза дракона.   Тело опять сковал страх. Нана почувствовала незримую  власть этого голодного магнетического зовущего взгляда и отшатнулась. Она прикрыла лицо руками и стала читать молитву Энлилю, прося у него помощи. Женский силуэт стал медленно таять, но изображение дракона так и не появилось. Только серебристое облачко вертелось в воздухе, как волчок.
-     Не бойся, Нана, я прилетел с планеты Эола из другой солнечной системы. Это дальше, чем Нибиру.
 - Зачем  же ты принял облик дракона?
 - Люди очень любопытны. Некоторые смельчаки пытались заглянуть в эти места, как и ты. Люди боятся драконов, слагают о них легенды и передают из уст в уста.  Страх отпугивает новых пришельцев от этих мест.
 -   А далеко ли твоя планета и с какой целью ты прилетел на Землю? - несколько успокоившись, спросила Нана. Она хотела спросить, зачем дракон превратился в ее мать и почему, как других смельчаков, не отпугнул своими когтями и клыками,  а позволил войти в его жилище, но дипломатично промолчала.
 -   Моя планета очень далеко. Мы летаем повсюду. Я поселился здесь, чтобы наблюдать за землянами. Мы жили так же, как вы тысячи лет назад. Сейчас мы превратились в существа иной расы. Никто не должен знать, какие мы на самом деле.
-    Что заставило вас покинуть свою планету и надолго улетать так далеко и изучать жизнь людей, которая не обогатит вас новыми знаниями?
-   Мы жили на разных звездах и планетах. Одни из них мы покидали из — за природных катаклизмов. Другие взрывались по причине войн и неосторожного применения страшного оружия. Мы воевали в погоне за  ресурсами, которых не хватало на всех. Но потом мы научились покорять космические пространства и находить все желаемое в разных мирах. Но  не это главное. Разумные существа обладают врожденным инстинктом познания и склонны к риску, чтобы понять неизведанное. Сегодня наш разум обладает таким могуществом, чтобы свернуть Вселенную и превратить ее в капельку росы. Но мы научились соблюдать важнейшие законы мироздания и не нарушаем его гармонию. В космосе много разумных существ и не все так миролюбивы. Многие пытаются порабощать более слабых, превращая их в своих рабов. Извини, Нана, я перевоплотился в образ твоей матери. Это было жестокое, но необходимое испытание, чтобы ты поняла, что не всем можно доверять. Ты же не обнажаешь свое тело, выходя из дома.  Нельзя  обнажать перед каждым свою душу, быть слишком откровенным, как ты это часто делаешь, затем испытывая боль и страдания.
-   Часто даже люди елейными речами и веществами многие опаивают, превращая их в безвольные орудия ради своей наживы. Ловцы человеческих душ пытаются стать владыками своих государств. Пока тебе этого не понять, но  помни, что твоя душа бесценна и бессмертна. Никогда не предавай свою душу, не продавай ее ни за какие блага мира. Ты видишь, здесь в пещере много золота и драгоценных камней, но ты пришла не за этим, я это сразу понял. Ты богаче всех богачей мира, потому что ты умеешь перемещаться в пространстве силой мысли, любить и сражаться за своих близких. Скоро все люди  научатся в мгновенье ока создавать сооружения необычайной красоты, изобретут  звездолеты, чтобы летать к другим мирам.Но ради осуществления мечты люди должны приручить своих драконов, как это сделала ты, победив свой страх и легковерие.
 -   Может быть, ты подскажешь мне, как приручить и других драконов?
 -   Не случайно разные народы сочинили столько сказок о том, как храбрые воины сразились и победили драконов. Их меч — это любовь к ближним, которые они хотят защитить, смелость, умение брать на себя ответственность за все, что происходит в жизни. Эти драконы живут в сознании людей.
         Вот высунул голову дракон самовлюбленности. Он считает себя самым сильным и красивым, полагая, что другие должны подчиняться им. Это дракон отнимает у слабого все, что ему понравилось и тащит в свою пещеру.
         Вот другой дракон, наоборот, трусливо  прячет свою голову, не давая ее отрубить. Он занимается самобичеванием, испытывает удовольствие от своих мучений, холодно относится к ближним, не хочет трудиться, мнит себя больным, замыкается в себе. Он другими способами добивается, чтобы о нем заботились, беспокоились, ничего не давая взамен за помощь.
         Вот третий дракон — невежда, который много работает физически, но обладает ленивым умом. Он ничего не хочет знать, кроме элементарных сведений о том, как добыть себе на пропитание. Живет в привычном мире традиций и суеверий. Мы на своей планете могли погибнуть, если бы не укротили таких драконов и, обретя смертоносное оружие, не поняли, что не силой должны мериться люди, а разум дан мыслящим существам, чтобы они строили, созидали, украшали не только мир вокруг, но и развивали свой ум и душу, искали гармонию ума и сердца. Мир Истины, Добра и Красоты должен царить в душе и сообществе равных. Ты ведь рассказывала сказку своим питомцам, что без уважения к земле, без помощи куропатки даже самый сильный герой не смог преодолеть дракона. Думай и действуй, слушай свое мудрое сердце, девочка. Приобретая власть над собой, укрощая драконов, все вместе люди смогут преодолеть любую беду.
 - Я бы еще много мог бы рассказать тебе,  но сейчас нам некогда. Твоему городу   грозит опасность, поэтому я и впустил тебя в в свою пещеру. Я сейчас опять превращусь в дракона и мы полетим  далеко в горы. Ты сама все увидишь. Ничего не бойся. Не только твои боги и души умерших, но и незримые друзья из далекого космоса  готовы прийти  на помощь людям.
После этих слов Нана прониклась доверием к этому пришельцу из другого мира. Но на душе было тоскливо,  как в тот день, когда она увидела шары с чудищами во время грозы. И это щемящее чувство тревоги нарастало и крепло. Ее городу грозит опасность. Внутри что — то задрожало. Чувство грядущей беды выгнало ее из дома под воздействием крика птиц, заставило войти в таинственную пещеру. Нана несколько раз глубоко  вздохнула, взяла себя в руки и, не раздумывая больше ни секунды,  решительно шагнула к дракону, вскарабкалась по его  шероховатой лапе и оседлала его шею. Дракон плавно взмахнул мощными крыльями и взлетел. Они высоко парили над горами.    
 
    
      Вдруг Нана  увидела людей, которые, помогая друг другу, дружной колонной, как речной поток, спускались с гор и куда — то спешили. Потом она в воздухе ощутила вибрацию.  На вершине одной из гор образовалась воронка,  со дна черного котла с грохотом выскакивали до красна раскаленные куски шлака. Из небольших круглых отверстий то там, то здесь вырывались струи огненной магмы и вулканических снарядов, которые с шумом взлетали на огромную высоту, а потом с грохотом разлетались во все стороны. Пепел и газ сливались в огромный черный столб над горой, длинная огненная полоса сверкала на солнце змеиной шкурой и стремительно тянулась к долине. Казалось, что разгневанная земля, изрыгающая пламя, грозила проклятьем. Нана увидела воочию опасность, грозящую своему родному городу, так как он находился на севере  неподалеку от гор.

          Нана представила, как огненная лава обрушивается на ее город. Она слышала крики обезумевших людей и животных, сгорающих в огненном пламени. Ее объял ужас. Руки и ноги стали ватными, перед глазами вспыхнули ослепительно яркие пурпурные сполохи. Она едва не соскользнула с  бронзового панциря дракона и не свалилась  в  зияющую бездну. Вдруг она почувствовала, как ее нежно окутывает и поддерживает плотное облачко, напоминающее крепкие объятия мамы в далеком детстве. Паническое состояние улетучилось. В голове зазвучали слова, как будто ее голос озвучивал пришедшие откуда -то извне мысли:
 - Не поддавайся панике. Думай и наблюдай. Вон горцы, которые находятся вблизи пекла спокойно и организованно спускаются с крутых откосов и уверенно продвигаются к югу. У твоих  сограждан  больше времени, чтобы взять с собой  только необходимые вещи, пищу и оружие и в повозках быстро покинуть город. Впереди нет скал и крутых спусков. Только поле, перерезанное сетью каналов. Значит тяжелый груз можно поместить на лодки с гребцами. Узкие каналы связаны с реками. Ефрат более спокоен. Но он извилист, плыть по нему придется дольше. Тигр более полноводен, течение в нем быстрое, но шумеры умеют хорошо плавать по реке и  можно продвигаться к морю более коротким путем.
 - Какое оно море? - Нана хотела представить бушующий простор, но голос велел не предаваться привычным мечтам, а думать быстро и напряженно. Шансы на спасение велики и Нана должна повести за собой жителей своего города, отыскать не только безопасное, но пригодное для выживания место. Море позволит  прокормить людей. Прибрежная растительность обеспечит им кров. Мысли Наны потекли ровно и спокойно, как вереница горцев,  продвигающихся к долине.

         Дракон доставил Нану к ее дому. Они дружески попрощались и он улетел. Нана бросилась к старейшинам города с печальным известием.   По улицам бежали с громкими криками глашатаи, объявляя сбор на площади, где было принято взять все необходимое и покинуть город. Вскоре процессия потянулась по дороге, взметая клубы пыли. Шли вдоль канала, по которому плыли лодки, к которым были привязаны веревки, соединяющие их с самыми сильными юношами, шедшими пешком и сменяющим друг друга. Когда лодки застревали в иле, их дружно вытягивали с помощью веревок. Старики, женщины и дети ехали в повозках. Нана сначала ехала впереди этой процессии на тройке лошадей , потом отдала свою удобную повозку женщинам с детьми. По пути драгоценности, домашняя утварь обменивались на еду. Во время трапез пастухам и земледельцам сообщали об опасности и они тоже с живностью, телегами с едой и семенами, тучными стадами коров и овец шли за горожанами. Долог и труден был этот путь. Так они дошли до середины того расстояния, когда Нана объявила всем, что опасность миновала. Так  сказал ей голос Инанны, на самом деле она опять совершила мысленный полет в пространстве. Она увидела родной город и поля вокруг, покрытые черным пеплом, ощутила, как ослабли земные толчки, как рассеивался в воздухе запах серы. Люди сделали самый большой привал у берега реки, где долго обсуждали свою судьбу. Юноши наловили рыбы, сходили на охоту. Некоторые землепашцы и пастухи договаривались с владельцами других земель и остались с ними, чтобы в скором времени вернуться назад. Но сограждане Наны, пристроив по дороге стариков и обеспечив с помощью золота и других драгоценностей уход за ними чужими людьми, двигались дальше. Нана запретила плакать и стонать. Пели песни и гимны богам, в городах совершали жертвоприношения и шли вперед, ведомые верой в успех, устремляясь в неведомые земли. 

      По дороге Нана обдумывала, как можно укрощать драконов. Наверное, надо научиться их  вначале распознавать. Один напыщенно старается быть на виду. Другой прячет голову и старается быть незаметным и боится окружающих. Третий  тоже хвастает, считает себя умнее всех, как первый дракон. Как же их различить? Наверное надо вспомнить случаи из жизни. Первого дракона Нане напомнил царь Ниппура, которого она видела на новогоднем празднике.  Он стремился поразить всех блеском своего одеяния и царственными манерами. Ему все кланялись и льстили, восхваляя его мудрость и щедрость. Он принимал эти хвалебные речи и песнопения с величавой властностью. Потом Нана вспомнила, то, что услышала в окружении Дядюшки. Поздно вечером царь переодевался в одежду простолюдина, шел туда, где собирались и обменивались новостями шумеры. Он вежливо приветствовал поклоном хозяина чайной лавки и окружающих. Непринужденно беседовал с простыми людьми, как равный по положению в обществе, иногда спрашивал о житье — бытье. Но больше слушал, что говорили люди о налогах, о погоде, о том, как прошел день. Может быть,  им руководил страх, он опасался переворота или недовольства своих подданных? Но ему беспрекословно подчинялись, перед ним лебезили все, кто хотел продвинуться по служебной лестнице при дворце. Дядюшка же, хотя и   был почтителен, но тонко и умело рассказывал светлейшему о проблемах в государстве, которые требовали незамедлительного решения. Так было , когда иноземец и хитрый торговец фруктами готовили нападение вражеского войска на Ниппур и хотели с помощью подкупленных змееловов разбрасывать змей в домах, чтобы посеять недовольство властью у обезумевших от горя родителей, потерявших своих младенцев. Царь мобилизовал свое войско и организовал отражение натиска неприятеля и потом щедро одарил героев и простолюдинов, участвующих в праздновании победы. Видимо, он искусно исполнял роль правителя, а общение с бедными шумерами на равных было ему необходимо для укрощения дракона гордыни, чтобы не потерять чувства реальности и связи со своим народом. А вот торговец фруктами не сумел укротить дракона жадности и, забыв о чувстве долга перед своим государством, ослепленный жаждой наживы, печально закончил свою жизнь на плахе, ответив сторицей за все свои злодеяния.          
    
         Время от времени Нана  мысленно перемещалась на юг к Персидскому заливу, видела болотистые лагуны и озера. Лето там сменялось осенью и зимой. Холодные  ветры приносили горько — соленую морскую влагу. Дикие звери поджидали добычу в тростниковых зарослях, где зимовали стаи птиц. Здесь было много гусей и уток. Длинноногие цапли и розовые фламинго  вылавливали мелких рыбешек и грациозно шагали по мелководью. Аисты, чайки, пеликаны и мириады насекомых кружили над морским побережьем. В ночной мгле  отчаянно  выли гиены и шакалы, нагоняя тоску и страх.  Юго — западный ветер из Аравийской пустыни приносил тучи песка, засыпая дюны и каналы. Водяная пустыня сменяла песчаную.  Зимой грозный Энлиль властвовал над  разбушевавшейся стихией вод, а  весной все вокруг покрывалось пышной зеленью трав и огромными яркими экзотическими цветами. Воды кишат рыбой. Нана нашла приветливый уголок, где росли рощицы финиковых пальм западнее устья Тигра и чуть севернее побережью моря и сюда решила привести своих соотечественников.
    
         Она ехала верхом на коне и напряженно размышляла о будущем, ощущая бремя ответственности за судьбу своих соплеменников. И вот на высоком живописном холме над берегом Тигра раскинулся город  Лагаш, который по богатству и могуществу уступал разве только Уруку, соперничая с ним в торговле с соседними странами.  Древний город Лагаш, который в переводе означал «место ворон», был священным городом, в состав которого входило несколько поселений. Лагашские правители получили от верховного собрания старейшин звание лугаля (царя). Лугали вели долгую кровопролитную войну с соседним городом Умма. При царе  Эанатуме Лагаш смог покорить Умму и другие города, заставляя их  платить богатую дань. Долгое время Лагаш был вершиной могущества. Наряду с лугалем вторыми по могуществу были жрецы. Все они  пеклись больше всего о собственном богатстве. Не только  покоренные жители других поселений, но и трудящиеся лагашцы облагались тяжелыми налогами и податями, которые разоряли население. Несколько изменил положение дел приход к власти царя — реформатора Уруинимгины, который не только строил храмы и каналы, но снизил многие налоги и не разрешал чиновникам грабить свой народ.
    
         Сограждане Наны онемели от великолепия Лагаша. Который был еще роскошнее ранее виданного Наной Ниппура.  Даже бедняки имели свои дома, сады и пруды с рыбой. Самые талантливые  мастера и ремесленники хорошо обеспечивали свои семьи,  на городском базаре продавали свои изделия или обменивали их на еду. Как и в Ниппуре, заезжие купцы   вели бойкую торговлю. Жизнь в городе кипела вовсю. Утром все разошлись, а вечером собрались рядом с повозкой Наны и группой юношей, охранявших имущество сограждан. После сытного ужина стоял гул голосов, люди обменивались впечатления и бурно выражали свой восторг от увиденного. Несколько старейшин побывали во дворце и на собрании старейшин и мужей Лагаша, были радушно встречены, так как были уже наслышаны о трагедии на севере страны. До них тоже дошли колебания земли. Лагашцы обсудили, как разместить большую часть пришедших в своем городе, обеспечив их работой и жильем. Самые молодые и смелые решились через несколько дней отдыха отправиться к морю. Они были тронуты до глубины души тем, что лагашцы несли им запасы еды и одежды, оружие и стрелы, обещая оказывать посильную помощь при освоении морского побережья.
    
         На окраине Лагаша Нане повстречался старец, одетый в рубище. Крепкое загорелое тело свидетельствовало об отменном здоровье. У него было суровое, обрамленное седыми кудрями лицо, изборожденное морщинами и твердый взгляд из — под нависших бровей. Нана вежливо приветствовала старца, но он, не обращая внимания на приветствия, резко произнес:
 - С каждым шагом на юг опасность будет возрастать. Вам придется отвоевывать место под солнцем в пальмовых рощах у диких зверей. Я подарю тебе, смелая девушка вот этот оберег, который поможет твоим сородичам выжить на новом месте. Иди и ничего не бойся, оберег будет всюду с тобой. Боги будут наблюдать за тобой. Молись им. Да помогут тебе наши боги.
    С этими словами старец повернулся к Нане спиной и исчез. Девушка не успела поблагодарить незнакомца. Она лишь только смогла принять из его рук оберег и повесить его себе на шею.  После этого она помолилась Энлилю и Инанне и путь в неизвестное был продолжен за пределами гостеприимного города.
   
         За ней потянулась процессия шумеров, идущих к морю. Когда они останавливались на ночлег и собирались в круг возле костра, где готовилась еда, Нана рассказывала о прочитанном в глинописных табличках  рае на земле —  «стране жизни»,  «городе бессмертных» Дильмуне, лежавший далеко к югу «за горькой водой», «на восходе солнца» :
            Та земля непорочная, та земля воссиянная.
            А там, в Дильмуне ворон не каркает.
            Птица смерти не накликает смерти.
            Там лев не бьет.
            Волк ягненка не рвет.
     Эта страна не знает болезней и является цветущим садом. У южного побережья Персидского залива, между устьем Ефрата и долиной реки Инд действительно  находился остров Бахрейн, который был посредником в торговле Шумера и Индии. О нем упоминалось в жизнеописании Гильгамеша, который посетил  волшебный город Дилмун. Здесь родились многие боги. Шумеры сложили поэму о Дельмуне, в которой главным героем был бог Энки. Это был процветающий рай,  где шумела торговля и было много природных богатств. Торопились к морю до зимних дождей и холодов и весеннего бурного разлива Тигра.
    
        Мечта найти райский уголок, подобный Дильмуну,   вела людей вперед по трудному пути. После остановки в Лагаше группа людей значительно уменьшилась, стала более организованной, мобильной и двигалась вдоль побережья Тигра гораздо быстрей. Вскоре к ним присоединилась группа горцев, которых Нана видела во время своего мысленного путешествия к вулкану. Горцы шли к ним,  раскрыв ладони, показывая, что они идут с миром. Они не заходили в Лагаш из опасения стычки с шумерской армией. Они говорили на незнакомом гортанном языке, желая воссоединиться с группой Наны. У них были крепкие кони. Они были хорошо вооружены и могли защитить мирных шумеров от опасности. В пути они всячески демонстрировали миролюбие и оказывали помощь шумерам. Нана сразу выделила взглядом главного воина, который был высок, строен и ловок. По сильным плечам струились темные волосы, такие же слегка вьющиеся, как у Наны. Глядя на нее, он ослепительно улыбался, обнажая крепкие белоснежные зубы. Улыбка  украшала его мужественное смуглое лицо. Нана с ним отправилась впереди вновь образованной колонны. Язык взглядов был гораздо богаче, чем язык слов. Нана почувствовала себя удивительно спокойно. Ей хотелось положить голову на крепкое плечо воина , а он был готов утонуть в ее бездонных глазах.      
               
       Они долго ехали рядом. Вдруг Нана резко вырвалась вперед и поскакала навстречу ветру. Конь послушно нес ее хрупкую тонкую фигурку  навстречу неизвестности. Сердце Наны то гулко билось в груди, то замирало от какой — то щемящей грусти, но она упорно рвалась вперед, подставляя ветру полыхающие от жара щеки. Она слышала топот коня горца, догоняющего ее, незнакомый гортанный окрик, и опять вырывалась вперед. Вдруг горец догнал ее, схватил за руку и Нана инстинктивно осадила своего коня. Тело ее обмякло от усталости и непонятной слабости. Ноги выскользнули из стремян и она мягко соскользнула на землю. Ноги подкашивались от неожиданно пронзившего ее страха. Она почувствовала легкие судороги в руках и ногах и давно ушедшую, но опять возникшую резкую боль в затылке. Горец стоял рядом, шумно дышал, он больно рванул ее за руку, приблизив к себе:
 - Стой, - на своем гортанном языке произнес горец.- Нас подстерегает множество опасностей. Может быть нам суждено погибнуть. Так будь же моей.
 - Ты несешь с собой зло, значит можешь всех погубить, - сказала Нана.- Мы не можем идти вместе дальше.
       Нана  немигающим взглядом смотрела  в лицо горца, которое стало вдруг незнакомо злобным, жестоким. Горец привык, что  женщины в его стране носили головной убор, опускали глаза при встрече с мужчинами, молчали и отличались покорностью. Нана почувствовала наряду со страхом боль и отвращение к себе больной и слабой, как в детстве. Больше всего ее пугала мысль быть одинокой, нелюбимой,  отвергнутой, но еще больше  угнетало ощущение незащищенности, подавленности перед грубой мужской силой. Слезы подступали к горлу и, казалось, еще минута и она горько и расплачется от обиды и жалости к себе, от пустоты утраченных иллюзий, роившихся  в ее мечтательной, оторванной от суровых реалий душе. Но тут Нана вспомнила про богиню Инаннну. Она услышала свой внутренний голос. У нее есть надежда на спасение. Ей помогут Инанна и оберег, подаренный старцем.
 - Я не смирюсь и не поддамся горцу. Я пройду все испытания и одна со своим народом отправлюсь на юг.
      Нана обратила свой внутренний взор к богине Инанне и начала молить ее о помощи:
           Львица, блистающая средь лазури небес,
           Благословенная богиня Инанна!
           Ты посещаешь пиры богов,
           Хмелем небесным ты будоражишь сердца людские.
           Любые радости жизни во власти твоей.
           Так укрепи ими мое сердце!
           Богиня любви и мести Инанна прими мое обращение!
           Погасший факел мой вспыхнет!
           Могучая дочь Нанны нет тебе равных!
       Инанна предстала перед девушкой в воображении  величественная, надменная и холодная, умело прячущая грусть и гнев за презрительной улыбкой, которой она умела покорять чужие сердца. Она высоко стояла на своих любимых животных: это были лев и пантера, которые покорно несли ее гибкое сильное тело. Инанна молча смотрела на девушку и победно улыбалась, всем обликом своим демонстрируя свободу от страха, который пронизывал  жизнь обыкновенных законопослушных шумеров. Прекрасная Инанна была воплощением свободы сильного бесплотного духа над страхами и обывательскими представлениями о силе мужчины и слабости женщины. Созерцая образ любимой богини в своем воображении, девушка обрела спокойствие и уверенность в себе. Она глубоко вздохнула, почувствовала себя свободной и переменчивой, как ветер,  недоступной никому из смертных женщиной. Она победно улыбнулась, стряхнула ослабевшую руку горца, легко и грациозно вскочила на коня и помчалась назад к людям,  не оглядываясь назад. Нана слышала только топот горячего дикого скакуна за своей спиной.
    
        Потом они снова ехали рядом впереди колонны.  Нана выпила глоток воды.  Она вспоминала далекое детство, когда живы были родители, когда мама тепло обнимала ее плечики и красивым гребнем расчесывала мягкие волнистые волосы, а отец стучал во дворе, т. к. был постоянно занят работой. На душе у Наны постепенно светлело. Долгие размышления о жизни привели ее к пониманию, что мир природы и человеческой души соткан из тьмы и света. Все меняется в этом мире. Нана сумела побороть в себе страх, а горец - дикие низменные инстинкты. Надо судить о людях не по их слабостям, а по их поступкам и победам.  Человек, ведущий к спасению свой народ, достоин прощения и восхищения.  После этой маленькой победы над своей беспомощностью и подозрительностью. прямолинейностью суждений стало легче стало переносить тяготы пути. Нана более разумно и убедительно отдавала  распоряжения, садилась на коня и опять погружалась в раздумия о жизни. Она сияющим взглядом и улыбкой одаривала своего друга, своих соплеменников. Больше всего на свете ей хотелось увидеть огромное синее море.
    
       И вот, наконец — то, ее мечта  осуществилась.В конечном итоги все реки ведут к морю, как все мечты человека ведут его к обретению свободы. Измученные тяжелыми невзгодами люди вышли на песчаный берег  Персидского залива. Перед глазами предстала величественная картина: бледно зеленое море, обрамленное жемчужною  пеной, горело и сверкало то бирюзой, то малахитом. Рокотали  волны, омывая   песчаный берег. Объявили привал. Жрец выступил на первый план. Люди помолились и  принесли жертву богам, которые привели их на неведомый берег моря.После этого все двинулись к воде. Ленивые крабы пятились между ног. Над морской водой низко летали бакланы и чайки, шныряющие между волн в поисках рыбы.   Усталые от пережитых волнений души наполнились тягучей негой покоя. Люди,  не отрываясь, смотрели на морской простор, туда, где вода сливается с горизонтом и вдыхали ни с чем не сравнимый чистый солоноватый запах моря, который слегка напоминает запах летнего дождя. Они трогали воду рукой и испуганно пятились от набегающей на берег морской пены. Сильные, умеющие плавать и ловить рыбу юноши обследовали побережье.  Берег был пологим и нужно было долго идти, чтобы достичь глубины.  Потом толпа народу, люди, кони весело бросились в воду и долго плескались в воде, наполнив морское побережье визгом, ржанием, гамом. Солнце ярко сверкало в серебристо — голубом небе. Вода уже успела прогреться на солнце. Люди восхищенно любовались кроваво — красными кораллами и  разноцветными рыбками, шнырявшими между ног. 
      
       Волны освежали уставшие от  изнурительного путешествия лица. Морская вода смывала не только грязь, залечивала раны, но и уносила куда-то вдаль воспоминания о страданиях и разочарованиях. Как прекрасны были разгоряченные долгой дорогой смуглые мускулистые тела и восторженные лица, обрамленные смоляными кудрями с каплями сверкающей на солнце воды. Нана смотрела на счастливые лица детей и взрослых.  Люди сменяли друг друга. Одни фыркали, ныряли, хлопали по воде ладонями и дурачились, как малые дети, выбегали, дрожа от непривычного холода и долго нежились в нагретом солнцем песке,  другие неторопливо плавали вдалеке и выходили из воды, прыгая на одной ноге, чтобы вытряхнуть попавшие в уши капли.  Потом все разбрелись вдоль побережья в поисках удобных местечек среди ядовито зеленых пальм, чтоб устроиться на ночлег. Рыбаки на лодках ловко забрасывали сети. Их радовал богатый улов. Запах  вареной    рыбы  щекотал ноздри на много километров вокруг. Охотники настреляли дичь. Пировали долго и дружно, потом  наступила ночная мгла и тишина, которую не мог нарушить даже шум моря.  Утомленные долгой дорогой и палящим солнцем  люди ворочались и вскрикивали во сне.  Только сторожа караулили покой своих сограждан, сменяя друг друга.
      
       Горец и Нана молча отдыхали на берегу, когда все купались. Потом, когда все стихло, они пошли к воде. Море было спокойно, слышался тихий шум воды, которая лизала прибрежный песок. А над головой на тысячи миль вокруг растянулось   темно-синее  небо, усеянное звездами. Равнодушно взирала с небес  луна.  В лунном сиянии, словно живое, море отливало серебром.   Волны, как мягкие лапы, ласкали тело, щекотали кожу. Под мигающими звездами каждый миг был наполнен счастьем и покоем. Молодым людям открывалось необыкновенное чудо любви. Нана поскользнулась и горец крепкими руками подхватил ее, чтобы ее не смыло волной.  Она одной рукой обхватила юношу за шею, а другой хлопала по воде, радуясь брызгам, как ребенок. Казалось,  до этого она только  машинально жила по инерции, не испытывая такой свободы и радости бытия. Девушка вырвалась из кокона незримых запретов навстречу щедрому царству природы. Потом они долго лежали на теплом песке. Нана любовалась мускулистым телом друга, изгибом своих рук. С легким головокружением они заглядывали в глаза друг другу, целовали влажные солоноватые губы.  Казалось, глаза слепли в волнах спутанных волос.  Это был  прекрасный  зов любви, открывающий им   новый путь в безбрежном просторе Вселенной.

         Много дней понадобилось, чтоб освоить мир  экзотической красоты, где множество пестрых растений соперничали с оперением птиц и чешуей рыб,   с переливающимися красками  кораллов. Позднее люди узнали про жемчуг и зубастых акул, про богатство морских деликатесов. Они научатся строить новые лодки и маленькие рыболовецкие судна. Они найдут свой райский уголок подальше от моря с финиковыми рощами, где поселятся семьями, отвоевывая свое место под этим жарким  солнцем у природы, вражеских пришельцев и зверей. Они начнут заниматься огородничеством и садоводством, выращивая  финиковые пальмы, цитрусовые, гранаты, инжир, манго, виноград, миндаль и другие южные плоды. Они научатся  вставлять в родники бамбуковые трубки, пополняя запасы пресной воды, добывать жемчуг, обменивая его на зерно и серебро, как искатели жемчуга, приезжающие сюда на лодках. Шумеры зажимали нос деревянными клипсами и ныряли на дно залива, защищаясь от акул короткими кинжалами. Россыпи жемчуга и труд на земле скоро превратят новый городок в шумный центр торговли с западной Индией и долиной Нила.
Но это будет потом. А пока их легкие вдыхали новые запахи моря, наполняя их мистической силой и покоем.
 - Ты же говорила, Нана, что ни за какие блага нельзя менять родные места, - опять прервал торжественную тишину голос мальчика, расспрашивающего Нану о жизни в Ниппуре.
 - Мы не по своей воле покинули свои дома, - ответила после недолгого молчания Нана. - Но человек рожден для воли и свободы, и каждый день должен быть готов открывать новое и побеждать.
 - Какая ты смелая, Нана, неужели ты никого не боишься? - не унимался любопытный мальчик.
          Нана вспомнила свои детские страхи. Она улыбнулась. Чтобы победить драконов, необязательно быть богиней. Восхищение окружающих заставило ее грациозно выпрямиться и на мгновение полюбоваться собой. Но тут Нана мысленно щелкнула по носу высунувшуюся голову дракона тщеславия. Еще много надо сделать, много преодолеть. Она посмотрела в небо. Серебристое облачко, похожее на парящего над морем дракона,напомнило ей космического пришельца,  прилетевшего на помощь землянам  с далекой планеты Эола. Нана радостно помахала ему рукой.               
               
             Использованы стихи  шумерской мифологии и иллюстрации из Интернета.


Рецензии
Я в шоке. Сказка удалась. Такими должны быть учебники по истории. Ощущается дух времени, которого уже точно не забудешь. Но история - малая часть. Это больше учебник по предмету, которого ещё не придумали, а цель его - воспитание Личности.
И ещё. Никогда не поверю, что можно просто так сесть и придумать такое. Слишком нетрадиционны Ваши познания для школьного учителя, который должен быть эталоном консерватизма.
Наверное, моя статья http://multikonelectronics.com/subpage.php?p=12&i=39 немного про Вас? (Я имею ввиду Детективную эзотерику).
Здоровья Вам крепкого, и чтобы удача преследовала по пятам!
С глубоким уважением.

Валери Сурико   09.03.2020 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо за такую высокую оценку моих скромных работ. Я преподавала литературу в школе в контексте мировой культуры, всегда интересовалась историей и культурой. Как - то играла в игру, где по фото по психотипу предлагалось выявить связь с исторической личностью. Это была шумерская богиня Инанна. В университете я преподавала психологию. В связи с тяжелой травмой три года пришлось провести в постели и от безделия начала заниматься литературным творчеством, пытаясь соединить сухие исторические данные со стихией мифов и психологическим проникновением в образ. Получилось то, что получилось. Затем я изучила историю пращуров Южного Урала, живших в Древнем городе Аркаиме, раскопки которого ведут наши ученые и написала историческую повесть про Страну Городов. Я пишу в надежде, что мои работы прочтут подростки и я смогу повлиять на их познание и духовный мир. Как освобожусь, обязательно и вдумчиво прочитаю рекомендованное Вами. С благодарностью и пожеланием всего наилучшего

Нинон Пручкина   11.03.2020 12:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.