Театр одного зрителя. Дорожное происшествие

Действующие лица:
Зритель
Потерпевший N 1
Потерпевший N 2
Человек с алюминиевой ложкой
Возбужденный гражданин
Уважаемый
Толпа зевак (Массовка- около 100 человек)

Действие происходит на пустой индийской улице. Зритель сидит на стуле недалеко от продуктовой лавки. Вокруг никого. Мимо проезжает байк. Внезапно байк меняет траекторию движения и, резко подавая влево, съезжает на обочину, после чего падает. Водитель байка некоторое время продолжает полет самостоятельно, затем тоже падает и замирает в странной позе, как бы не контролируя больше ситуацию.

Пока зритель соображает что делать, вокруг потерпевшего собирается толпа ( массовка), которая организовывается моментально на пустой до этого улице. Шум, гам. На непонятном зрителю языке. Об остальном он догадывается из контекста происходящего по действиям отдельных граждан, мимике и жестам.

Плотно окружив кольцом потерпевшего, толпа вокруг него на глазах увеличивается в размерах, так как проезжающие мимо машины и байки тоже останавливаются, желая посмотреть что случилось.

Внезапно с одной из сторон кольца на фоне остальных праздно глазеющих выделяется мужчина мелкого роста, возбужденный и очень активный. Он радостно подбегает к одному из глазеющих и с ходу засаживает ему прямо в глаз. Потерпевший N 2, успевая выдать какую- то, видимо, не просто приветственную фразу, падает, разделив толпу, тем самым, на две равные части.

Зрителю приходится следить теперь за двумя параллельно развивающимися сюжетами.

Из кольца N 1 вырывается некто, который бросается в продуктовую лавку и возвращается оттуда с алюминиевой ложкой в руке. Снова скрывается в толпе.

Из кольца N 2 раздаются крики, кто- то пытается держать возбужденного, не давая ему продолжать побои. Потерпевший N 2, несмотря на высокий свой рост и явную физическую подготовку, выглядит не лучшим образом, на лице кровь, он закрывается  руками, не пытаясь, однако, при этом бежать.

Крики и шум с обоих колец достигают такого накала, что на пороге ювелирного магазина, расположенного тут же, показывается фигура, всем своим видом, даже без слов, говорящая:
- А что собственно происходит, граждане?

Доселе раздвоенная толпа в миг забыв про обоих потерпевших, одного, как оказалось, по- прежнему лежащего на земле, но теперь с алюминиевой ложкой во рту, и другого, с побитым фейсом понуро стоящего тут же, окружает уважаемого, пытаясь один перебивая другого рассказать ему, как дело было.

Уважаемый, перемещаясь от потерпевшего N 1 к потерпевшему N 2, приводит в движение толпу, эпицентром которой он теперь является, и, как волны Аравийского моря накатывают на индийский берег, так и толпа то скрывает собой обоих виновников нынешнего съезда, то обнажает их, оставляя кого стоять, кого сидеть прямо на земле с ложками по рту.

Уважаемый, быстро изучив обстановку и опросив кого возможно, делает снисходительный жест рукой в сторону того, кто с ложкой, как бы говоря:
- Ну граждане! С кем не бывает! Знает кто- нибудь этого беднягу? Никто не знает! Ну и бог с ним! Пусть себе лежит в себя приходит. Ложек что ли нам жалко?

Затем насупив брови, он переводит взгляд на возбужденного и потерпевшего N 2, которых внезапно обуревает сильная зависть к лежащему неподалёку с ложкой.

- Вот Вы совсем не правы, что сразу по мордам! - Обращается уважаемый к возбужденному.
- А Вы? - Ставит он вопрос перед потерпевшим N 2, обращаясь, тем не менее, ко всей толпе. - А если все так начнут занимать деньги и не возвращать их?
- И ещё бегать от меня, как последняя скотина! - Добавляет важную информацию возбужденный, поддерживая
при этом одной рукой какой- то байк, видимо, отжатый пользуясь случаем у потерпевшего N 2 в счёт погашения задолженности последнего.
- Чтоб я ещё раз остановился где- нибудь полюбопытствовать, что происходит! - Читается в тоскливом взгляде бывшего владельца этого байка.
- Граждане! А где это я? - Приходит  в себя потерпевший N 1 и расстается наконец с ложкой.

Толпа рассасывается в течении трёх секунд. Зритель, нехотя вставая со стула:
- Пойти спросить что ли в лавке, что это было?

Уходит.
Занавес.
 


Рецензии