Неизвестный спаситель миллионов

Сколько вы уважаемый читатель можете назвать людей ,которые своими открытиями спасли миллионы жизней? Мне, почему то вспомнился только Флеминг первооткрыватель пеницилина.

Но его открытие, в какой то мере было случайным и массовым применение пенициллина стало возможно благодаря труду многих ученых.

В 1928 г. британский ученый Александр Флеминг проводил рядовой эксперимент в ходе исследования сопротивляемости человеческого организма бактериальным инфекциям. Он обнаружил, что некоторые колонии стафилококковых культур, оставленные им в лабораторных чашках, заражены штаммом плесени Penicillium Notatum. Вокруг пятен плесени Флеминг заметил область, в которой бактерий не было. Это позволило ему сделать вывод о том, что плесень вырабатывает убивающее бактерии вещество, которое ученый назвал "пенициллином".
Флеминг недооценил свое открытие, полагая, что получить лекарство будет очень трудно. Его работу продолжили ученые из Оксфорда Говард Флори и Эрнст Чейн. В 1940 г. они выделили препарат в чистом виде и изучили его терапевтические свойства

В 1943 г. Говард Флори передал технологию получения нового препарата американским ученым, в США было налажено массовое производство антибиотика. В 1945 г. Александр Флеминг, Говард Флори и Эрнст Чейн были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине.

В СССР первые образцы пенициллина получили микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина. В 1942 г. они обнаружили штамм Penicillium Crustosum, продуцирующий пенициллин. В ходе испытаний лекарство показало гораздо большую активность, чем его английские и американские аналоги. Однако полученный антибиотик терял свойства при хранении и вызывал повышение температуры у пациентов.

В 1945 г. в Советском Союзе начались испытания пенициллина, разработанного по западному образцу. Технология его производства была освоена НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии под руководством Николая Копылова.

Массовое производство пенициллина было налажено во время Второй мировой войны. По некоторым оценкам, благодаря этому антибиотику в годы войны и после нее были спасены около 200 млн. человек.

Думаю, что большинству имя Флеминга известно. Но вот имя другого человека, нашего соотечественника,работа и открытия которого так же спасли и спасают миллионы человеческих жизней мало кому известна.

Имя этого человека Владимир Хавкин и благодаря его работам человечество нашло способ бороться с такими страшными заболеваниями как холера и чума, которые уносили на протяжении всей истории человечества десятки миллионов  жизней.
Вот что пишет о нем все знающая Викопедия.

Родился он под именем Маркус-Вольф (идиш  Мо;рдхе-Вольф) в Одессе в семье учителя Казённого еврейского училища Арона Хавкина и его жены Розалии Дувид-Айзиковны Ландсберг, дочери учителя древнееврейского языка в том же училище.Через несколько месяцев после его рождения семья переехала в Бердянск,где  Маркус-Вольф  учился в хедере и закончил гимназию.

Окончив гимназию, Хавкин едет в Одессу – центр свободомыслия и культуры, жемчужину южного побережья Империи. В 1879 году молодой человек привлекательной наружности и недюжинной физической силы поступает на первый курс естественного отделения знаменитого одесского Новороссийского университета. Среди его профессоров – Сеченов, Ковалевский, Мечников, Умов.

С ранних лет Хавкин отличался блестящими способностями, неимоверным трудолюбием, четкой направленностью интересов. В университете его учителем стал  Илья Мечников, под влиянием которого Хавкин заинтересовался зоологией простейших.

Но кроме науки Хавкин увлечен и политикой. Мечтателей в России всегда было хоть отбавляй. После декабристов, после раскрепощения крестьян, вдохнув ветра гражданской свободы, пришли идеалисты-шестидесятники. Им на смену явились семидесятники, ради народного счастья готовые на борьбу и самопожертвование, вооруженные не только революционной теорией, но также бомбами и револьверами.
С одной из таких подвижниц – Верой Фигнер встречаются  на тайной одесской явке члены студенческого кружка народовольцев. Среди них и Владимир Хавкин. Три его ареста, последовавших один за другим, не закончились судом и каторгой только по счастливой случайности: у охранки было недостаточно улик, доказывающих причастность беспокойного студента к террору.
Организованные выступления студентов против университетского начальства, в которых Хавкин был замешан, привели в конце концов к его отчислению из Новороссийского университета.

Отчисление в те времена – это еще далеко не «волчий билет». В 1884 году в родном университете Хавкин получил кандидатское звание, экстерном.

К тому времени подающий надежды ученик Мечникова дипломированный биолог Хавкин усомнился в том, что революционный взрыв – кратчайший путь общества к справедливости и счастью. Человеческая природа склонна к эволюции: это относится и к политической, и к социальной сфере нашей жизни.

Как еврей Хавкин не имел возможности вести научные исследования в России. Университетское руководство, стремясь открыть талантливому студенту дорогу к научной карьере, предложило Хавкину принять православие. Однако Хавкин отклонил это предложение.

Поднадзорное существование было невмоготу вольнолюбивому молодому человеку. Два пути лежало перед ним: либо на сибирскую каторгу, либо на свободный Запад. Хавкин предпочел второй.

В 1881 году Мечников перебрался в Швейцарию. В 1888 году Хавкин последовал за Мечниковым и занял должность приват-доцента Лозаннского университета. В 1889 году он по рекомендации Мечникова стал сотрудником Пастеровского института в Париже. Приват-доцент Хавкин устроился в Институт Пастера на вакантное место помощника библиотекаря. Неважно, что должность и жалованье мизерны. Главное – библиотека примыкает к лаборатории, колбы и реторты под рукой, можно засиживаться над приборами до поздней ночи и работать.

Главным направлением работ Хавкина являлась защита человеческого организма от инфекционных болезней с помощью сывороток и вакцин. К 1892 году Владимир Хавкин создал первую эффективную вакцину против холеры, доказав на самом себе её безопасность для человека. Убедился он так же же в его надежности – на своих четырех товарищах-народовольцах, укрывающихся в Париже от преследований царской охранки и добровольно  согласившихся на эксперимент.

Весной 1892 года в Туркестане была зафиксирована массовая вспышка холеры. От южных границ империи болезнь двинулась в глубь России. Европе угрожала пятая за один век эпидемия.

Человечество на протяжении всей своей истории время от времени страдало от разрушительных вспышек холеры. Все пандемии холеры распространялись по миру из долины Ганга, где болезнь хорошо известна с античности.

Хотя в Европе о холере писали ещё Гиппократ и Гален, до XIX века заболевание локализовалось на юге Азии. С 1817 года начинается волна непрерывных пандемий, которые унесли в XIX веке больше человеческих жизней, чем вспышка любой другой болезни.

В 1817 году первая пандемия холеры  охватила все без исключения страны Азии и докатилась до Астрахани. В одном Бангкоке погибло не менее 30 тысяч жителей, а общая численность жертв пандемии исчисляется шестизначными цифрами. Только аномально холодная зима 1823—1824 гг., сковавшая льдом реки даже в южных странах, не позволила болезни проникнуть в Европу.

Вторая пандемия вспыхнула на равнинах Ганга в 1829 году и продолжалась целых 20 лет. Усовершенствование путей сообщения, непрерывные передвижения армий и колониальная торговля облегчали распространение заболевания между странами. Во время этой пандемии болезнь впервые проникла в Европу, в США, в Японию.
Пик эпидемии в России пришёлся на вторую половину 1830 и первую половину 1831 года. Невежественные люди принимали отряды, занимавшиеся дезинфекцией колодцев хлорной известью, за отравителей и врывались в поисках врагов в казённые больницы — по стране прокатилась волна холерных бунтов.

Третья пандемия пришлась на 1850-е гг. и совпала по времени с Крымской войной. Только в России число жертв превысило миллион человек. Эта эпидемия была самой смертоносной в XIX веке.

С началом пандемий стали формироваться научные знания о холере. Однако до середины XX века холера оставалась одной из наиболее опасных эпидемических болезней, уносившей сотни тысяч и даже миллионы жизней.

Весной 1892 года в Туркестане была зафиксирована массовая вспышка холеры. От южных границ империи болезнь двинулась в глубь России. Европе угрожала пятая за один век эпидемия.
По просьбе Хавкина сам великий Пастер предложил России новое средство для борьбы с болезнью. Но предложение бывшего мятежника и бунтовщика решительно отклонили.

Впрочем, и в Испании, и Франции были отмечены очаговые вспышки холеры, но власти этих стран не спешили принять помощь от русского эмигранта. Многие прославленные медики считали саму идею вакцинации вредной и опасной затеей, они готовы были на всё – лишь бы не допустить в высокий храм медицины какого-то одесского зоолога.

В британской Индии так же свирепствовала очередная эпидемия холеры, смерть выкашивала целые деревни. Лондон предложил ученому отправиться в Индию и занять там пост государственного бактериолога.

Хавкин согласился без раздумий. Помощь должна прийти туда, где в ней нуждаются. Высшая цель ученого – помогать страдающим людям, неважно кому: русским, евреям или индийцам, знакомым ему лишь понаслышке. Владимиру Хавкину был чужд расизм.

Летом 1893 года государственный бактериолог Британской короны Владимир Хавкин прибыл в Калькутту.
В кратчайшие сроки в палаточном городке Хавкин наладил массовое производство своей вакцины.

С помощниками, преимущественно местными жителями, он, кочуя от одной нищей деревни к другой, месяцами не вылезал из джунглей. Малярия, ядовитые змеи, случайная и непривычная пища – всё это подтачивало даже его могучий организм. Между тем аборигены далеко не всегда встречали своего спасителя с распростертыми объятиями. Сам вид медицинского шприца с длинной стальной иглой вызывал у них смертельный ужас. У Хавкина было лишь одно наглядное средство уговора, и он прибегал к нему раз за разом: снимал сюртук и на всю длину иглы всаживал шприц себе в живот. Это действовало… После двух лет каторжного труда смертность в охваченных эпидемией районах снизилась на три четверти. Немногим более чем за 2 года, он лично участвовал в вакцинации свыше 42 000 человек. В результате, среди прошедших вакцинацию заболеваемость холерой и смертность от неё сократились в десятки раз. Прививки вакцины Хавкина стали после этого массовыми и применяются в улучшенном виде до сих пор.

Осенью 1896 года чума пришла в Бомбей. В срочном порядке государственный эпидемиолог перебазировался из Калькутты в этот крупнейший индийский порт.
Известные эпидемии чумы, унёсшие миллионы жизней, оставили глубокий след в истории всего человечества.

Первой известной пандемией является так называемая «Юстинианова чума» (551—580), которая началась в Египте и охватила территорию всего цивилизованного мира того времени. Погибло более 100 млн человек.
В XIV веке по Европе прошлась страшная эпидемия «чёрной смерти», занесённая из Восточного Китая. Около 1320-х и 1330-х годов эпидемия чумы начала распространяться по Китаю и Центральной Азии, проникла на Ближний Восток и в Египет. Мусульманские исторические источники пишут об огромной смертности, быстроте распространения болезни и неслыханной заразности. К 1346 году чума была занесена в Крым, а оттуда в Европу. В 1348 году от неё погибло почти 15 млн человек, что составляло четверть всего населения Европы. В 1351 году чума поразила Польшу. К 1352 году в Европе умерло 25 млн человек, треть населения. В 1350–1352 годах "черная смерть" пришла из Балтики в Псков, Новгород и распространилась дальше по русским землям, количество жертв неизвестно, но некоторые города (Белоозеро, Глухов), видимо, вымерли полностью; среди умерших были сам великий князь Симеон Гордый и два его маленьких сына.
От чумы скончалось до тридцати четырёх миллионов человек  жителей  Европы 1347—1351.

Несколькими крупными эпидемиями отметилась середина XVII века. В России жертвами эпидемии 1654—1655 годов стали около 700 тысяч человек. Великая лондонская эпидемия 1664—1665 годов унесла жизни почти четверти населения города.

В 1720—1722 годах эпидемия бубонной чумы в Марселе и ряде городов Прованса унесла жизни 100 тыс. человек.

Вспышка чумы началась к 1771 году в России, проникнув из Османской империи. Летом 1771 года в Москве умирало ежедневно до тысячи человек, бегство знати и высших чиновников породило в городе панику и беспорядки.

В конце XIX века в Центральном и Южном Китае началась третья пандемия чумы. В Азии чума особенно лютовала в Гонконге и Бомбее и распространилась в виде небольших по объёму вспышек на все остальные континенты. Только в Индии погибло 6 миллионов человек.

В Старом городе, в сохранившейся со времен португальского владычества резиденции губернатора, Хавкин за три месяца изготовил противочумную вакцину и 10 января 1897 года испытал ее на себе. Созданная Хавкиным в Бомбее небольшая противочумная лаборатория стала крупнейшим в Южной и Юго-Восточной Азии исследовательским центром по бактериологии и эпидемиологии и с 1925 года носит название Институт имени Хавкина.

В 1897 году королева Виктория наградила Хавкина одним из высших орденов и возвела в рыцари Британской империи. В честь него в Лондоне был дан приём, на котором присутствовали крупнейшие английские медики.

Начав свой путь в Бомбее, противочумная вакцина Хавкина получила распространение во всем мире. За сорок лет были привиты – и тем самым убереглись от смерти – более тридцати пяти миллионов человек.

Официально Российские власти  не обрашались  за помошью к Хавкину ,несмотря на то,что холера и чума свирепствовала и в Российской империи.Но русские врачи Высокович и Заболотный  приехали к Хавкину в Бомбей и привезли от него в Россию вакцину лимфа Хавкина" ("limfa Havkina", Havkin's lymph), которая сохранила жизни тысячи людей в стране.В 1898 году в Петербурге  была создана первая в России лаборатория, где делали вакцину, или, как ее тогда называли, лимфу Хавкина. Она спасла десятки тысяч жизней. Всего же, по статистике, более 50 миллионов людей были спасены от страшного заболевания только до 1930 года.

К началу XX века в Индии число вакцинированных по методу Хавкина достигло четырех миллионов человек. Привитые болели в семь раз меньше и умирали в десять раз реже. Хавкин был назначен главным бактериологом индийского правительства и директором Бомбейской противочумной лаборатории.

В 1904 году он вернулся в Швейцарию. В 1915 году в английском военном министерстве руководил прививками для английских солдат, которые отправлялись на Первую мировую войну. По его рекомендации британские войска, участвовавшие в боевых действиях на фронтах Первой Мировой войны, впервые получили прививку тройной вакцины (против брюшного тифа и двух основных разновидностей паратифа).

Парижский период  жизни Владимира Хавкина занял 15 лет .Здесь помимо научных  занятий он занялся и общественной деятельность. В этот же период  он много времени уделял изучению иудаизма. В 1916 году Хавкин написал свою известную статью «Апология ортодоксального иудаизма» A Plea for Orthodoxy ,в которой он, проанализировав значение иудаизма в истории еврейского народа, делает вывод о том, что приверженность религиозному образу жизни является единственной возможностью сохранения  народа.

В те дни сионистское движение добилось крупного успеха — была оглашена Декларация Бальфура. Хавкин, однако, не разделял общего восторга: в Индии он хорошо изучил колониальную политику Великобритании. Поддерживая идею воссоздания еврейского государства в Земле Израиля, он утверждал, что еврейским оно окажется лишь в том случае, если будет основано на религиозных принципах. Он открыто говорил о разочаровании, которое ждёт евреев, и многие его печальные предсказания со временем оправдались.

Вместе с друзьями Хавкин написал работу о правах евреев в Эрец-Исраэль и диаспоре и предложил её вниманию участников Женевской мирной конференции. В 1920 году он становится членом центрального комитета Всемирного еврейского союза (Альянса), первой международной еврейской организации, основанной в 1860 году и преследовавшей филантропические и просветительские цели. На этом посту Хавкин боролся с ассимиляторскими тенденциями, защищал гражданские права евреев в странах Восточной Европы. По поручению Альянса и другой филантропической организации — Еврейского колонизационного общества — Хавкин едет в Россию, Польшу и Литву. Там он сближается с еврейством этих стран и приобретает популярность.

В апреле 1929 года Хавкин побывал в Берлине. Он зашёл в бюро общества «Эзра», основанного немецкими евреями ещё в 1884 году для поощрения еврейской колонизации в Эрец-Исраэль (включая Сирию), и сообщил, что вложил в лозаннский банк деньги, которые после его смерти должны стать фондом материальной помощи нуждающимся иешивам Восточной Европы. Хавкин предложил руководителям «Эзры» роль распорядителей фонда и подробно обсудил этот вопрос с председателем общества доктором Джемсом Симоном и главным секретарём, историком Мордехаем Вишницером. На этой встрече были определены устав и форма работы фонда. "Haffkine Foundation to foster Jewish education in Eastern Europе".

Своё духовное завещание Хавкин сформулировал в своём последнем письме:
«… Я поместил в банк деньги в форме ценных бумаг. Проценты от этих средств следует отчислять в фонд помощи изучению иудаизма. Помощь должна оказываться в виде субсидий йешивам и начальным религиозным школам (талмуд-тора) в Польше, Галиции, Румынии, Литве, Венгрии и других странах Восточной Европы.
…Считаю своим долгом подчеркнуть, что эта материальная помощь никоим образом не может служить средством давления на йешивы с тем, чтобы они в чем-то переменили порядок или содержание занятий. К примеру, я лично полагаю, что такие предметы из области естественных наук, как физика, химия, биология, геология, космография, есть полезное прибавление к основной учебной программе йешив. Выйдя из стен йешив, учащиеся, благодаря знакомству с этими дисциплинами, не будут ослеплены, как это бывает иной раз, достижениями светской науки и не перечеркнут с такой легкостью великую важность знаний, приобретенных в йешиве. Уместно также подумать, что было бы хорошо и полезно, если бы учеников йешив обучали какому-нибудь ремеслу, вроде работы часовщика или ювелира, или другому прикладному делу, как в древности это было заведено у благословенной памяти мудрецов наших. В дальнейшем это было бы средством кормиться собственным трудом, избегнув нужды и нищеты. Однако, сколь ни разумно развивать эту идею как справедливую, мне известно, что некоторые руководители йешив считают её вредной. Поэтому я снова подчеркиваю их полную свободу в этом вопросе, равно как и то, что материальная помощь не может быть использована в качестве средства изменить их волю.

Владимир Хавкин умер в Лозанне 28 октября 1930 года. После его смерти банк сообщил «Эзре», что фонд вспомоществования йешивам имеет на своем счету 1 568 852 швейцарских франка (около 300 тысяч долларов).

Хавкин оставил также огромный архив, хранящийся в Еврейском университете в Иерусалиме (кампус Гиват Рам).

Хавкин всей своей жизнью  подтвердил  написанное  им в своей  статье посвященной иудаизму: «Всегда, что бы я ни делал, я понимал, что бремя ответственности, которую несёт мой народ, постоянно лежит и на моих плечах. Эта мысль была моей путеводной звездой в течение всей жизни».

Антон Павлович Чехов, как то сказал о докторе Хавкине: «Это самый неизвестный человек» И это действительно так .Мы ставим памятники диктаторам и преступникам, а о человеке спасшем десятки миллионов человеческих жизней,в том числе и в России, мы не знаем почти ничего и для увековечивания памяти о нем сделано очень мало .Только в Индии его считают спасителем нации, "махатмой", как Ганди.

В связи с 60-летием создания противочумной лаборатории, первый президент Республики Индия Раджендра Прасад в своей речи отметил: «Мы премного обязаны доктору Хавкину. Он помог Индии избавиться от основных эпидемий — чумы и холеры».

Индийские ученые пользуются до сих пор той же самой технологией, которую предложил когда-то доктор из России. Есть в Индии стипендии имени В. А. Хавкина, в его честь выпущена почтовая марка, на домах, где он жил в Бомбее и Калькутте, установлены мемориальные доски.

Владимир Хавкин был избран почетным членом многих научных обществ и академий некоторых стран Европы и Азии. На Родине же Хавкина, лишь в Бердянске и Одессе именем Владимира Хавкина названы улицы.


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.