В сумраке мглистом. 21. Сестры

Башкин не уходил, стоял, ждал, когда Ольга завернет за угол дома. Она вбежала по лестнице на второй этаж. В подъезде, куда и так из-за старой черешни во все окно, которая росла близко к стене, поступало мало света, под вечер было неясно, и оттого он казался мрачным. Угрюмые стены, высокий потолок и под ним маленькая женщина – производили гнетущее впечатление. Ольге ж было без разницы. Она привыкла к этому подъезду. На площадке две квартиры. Она жила в той, что справа.
 
Когда Башкин и Ольга прощались, на втором этаже в окне раздвинулась штора.

Ольга не успела позвонить в дверь, как ей ее открыла Вера.

-Ты его видела?- с порога заговорила Ольга.

-Видела, и он мне очень понравился, - сказала Вера.

Вера, в отличие от своей младшей сестры, из-за забот, которые свалились на ее голову вместе с ребенком, не такая хорошенькая, щечки обмякли, впали, образовав две линии у рта, которые были и раньше, но их никто не замечал. На ней широкий ситцевый халатик и, вроде, как не по размеру, и, кажется, что болтается на ней.

-Неужели,- скептически усмехнулась Ольга.

-Он такой симпатичный. Скажи, ты с ним целовалась? – спросила ее Вера.

-Я же говорила тебе: между нами ничего нет и быть не может. Мы - друзья.

-А я целовалась бы. Оля, вот ты молоденькая, неужели тебе не хочется, чтоб тебя обняли и те де и те пе? А я хочу, - мечтательно закатив глаза, сказала Вера.

-Размечталась. Беги и целуйся! – разрешила ей Ольга.

-А можно? – обрадовавшись, что можно, спросила Вера.

-Можно. Я разрешаю, - махнув рукой, что было похоже на своего рода царский жест, мол, мне не жалко: можешь бежать, целоваться сколько угодно, - он твой, я тебе его дарю, сказала  Ольга.

-Я бегу. Смотри же, бегу, - предупредила Ольгу Вера.

-Беги, беги. Только не споткнись, - с насмешкой сказала ей Ольга.
               
 -Сейчас. Я только попрошу его, чтоб он меня подождал, - сказала Вера и кинулась к окну.

-Куда ты? – Ольга схватила ее за руку.- Дура, ты его испугаешь.
 
Двустворчатые застекленные двери из комнаты в прихожую были открыты. В углу, за дверью, у стены с книжным шкафом и буфетом, где кроме книг и красивой посуды были и другие занятные вещицы, главным образом, сувениры, стоял, как в плохом сне, свернутый в рулон ковер.

-Неужели я такая страшная? – удивилась Вера и, наклонившись, посмотрела на свое отражение в застекленных дверках буфета.

-Смешная, что ты там можешь увидеть? Посмотри в зеркало.

Вера вышла в прихожую, где у двери на стене висело зеркало, неправильной формы, но не в том дело, в котором она, увидев себя, как бы со стороны, сделала неутешительный вывод:
-Ах, я ли это? От меня осталась только тень. Где я та, на которую раньше заглядывались мужчины? Ведь заглядывались же? Щеки стали меньше, складки у рта – заметнее и, кажется, что  лицо вытянулось, стало, как у лошади, длинным. Выражение глаз виноватое. А это что? – она, скомкав край халатика, натянула его на себя, из-за чего тут же уменьшилась в объеме. - Сильно я истощала? Не отвечай. Сама знаю, что сильно. Страшная я.

-Не страшнее меня, - успокоила ее Ольга. - Кого он испугается, так это Костю. И тут же представила его маленьким худеньким светловолосым мальчиком со скрипичным футляром, немногим меньше его роста.

-Да, Костю он точно испугается, - согласилась она с Ольгой и рассмеялась.

Ольга сидела на диване. Рядом с ней опустилась на диван Вера. Ольга взяла ее за руку. Эта сцена напоминала семейную идиллию: старенький диван, на стене красный шерстяной ковер, на стене справа – в простой раме за стеклом натюрморт, выполненный  акварелью, на котором изображены посуда и фрукты, и среди всего этого, среди полированной мебели (окажись тут Башкин, он обратил бы внимание на синие томики Пушкина в книжном шкафу) две сестры; они сидели и разговаривали.

 -Понимаешь, он не такой, как все. Он - особенный.

-И что же в нем такого особенного? Расскажи, - попросила ее Вера.

-Я не могу его понять. Он молчит и злится, что молчит. Он вечно о чем-то думает, а я все болтаю и болтаю, стараясь не замечать, как он сердится. Мне ни с кем не было так тяжело, как с ним.

-Отвлеки его от его мыслей, сделай так, чтоб он не думал, - подсказала Ольге Вера.

-А я что делаю? Отвлекаю, - сказала Ольга.

-Я знаю, как ты можешь отвлечь. Ты, я надеюсь, не рассказывала ему о Вадиме. Ты всем рассказываешь о нем, и думаешь, что это хорошо. Кому это интересно? Мне неинтересно. А я твоя сестра.
 
Ольга, наклонив голову, молчала. Что это на нее сегодня нашло, что она так разоткровенничалась перед Сережей и, кажется, обидела его, а прошлый раз он даже расплакался? Тогда она дала ему платок, чтоб он вытер глаза. Он и сейчас у нее в сумочке. Сказать Вере, что Сережа расплакался. Она будет ее ругать. Вышло очень глупо. Интересно, из-за чего он расплакался: из-за того, что она сказала, что не выйдет за него замуж? Какое теперь это имеет значение? Она думала обо всем, что с ней произошло так, как будто уже не будет свиданий, и все уже кончено. Но это ведь не так: будут и до конца, если так случится, еще далеко. Так, что зря она переживает. «Я, вообще, не переживаю», - подумала Ольга.

-Что молчишь? Значит рассказывала. Я, на его месте, после этого с тобой рассталась бы.

-Ха!Ха!Ха!

-Если он тебе не нравится, так почему ты с ним встречаешься? – удивилась Вера.

-Я не сказала, что он мне не нравится.

-А что ты сказала? – пристала к сестре Вера.

-Что я его не понимаю. Что с ним мне тяжело. Я  хочу его видеть, а когда увижу, то думаю, что лучше было бы, если бы не видела его, - призналась Ольга.

-Хм. И это все?

-Нет, не все. Я боюсь, - призналась Ольга.

-Чего ты боишься!? – удивившись ее словам, воскликнула Вера.

-А если я влюблюсь.

-Ну, и что?

-Ты хочешь, чтоб я вышла замуж? – на вопрос вопросом ответила Ольга.

-Было бы хорошо. Просто замечательно. Я с удовольствием потанцевала б у тебя на свадьбе, - обрадовалась Вера. А потом, может быть, он забрал тебя отсюда.

-Куда? Он для меня очень сложный.
 
-Ах,  да! Тебе мешают его мысли, - с иронией заметила Вера.

-Не иронизируй, пожалуйста. Мне нужно что-то попроще.

-Что значит попроще?

-Хочешь анекдот? Встречаются подруги детства. У каждой муж. У первой муж красавец. Она говорит, что все ей завидуют. У второй муж спортивного телосложения. Он непревзойденный любовник. С ним хорошо в постели. А у третьей – маленький, лысенький. Две ее подруги спрашивают: «А ты что такого выбрала?» Она им и говорит: «Согласитесь, все мужчины – говно. Так вот, я решила, чтоб говна было мало».

-Ты и Сереже рассказывала его? Дура ты, Оля.

-Сама знаю, что дура.

-Оставь его.

-Ага, я оставлю, а ты  подберешь.

-Куда мне. У меня Костя, стирки, готовки и выгляжу я плохо. И потом желания нет: Костин отец напрочь отбил.

-Не надо, не прибедняйся. Кто только что из окна чуть не выпал? – напомнила Вере Ольга. Они рассмеялись. – Я так устала и есть хочу.

Ольга встала с дивана и пошла на кухню. Следом за ней пошла Вера.


Рецензии