А где у вас тут серпентулий растёт? 1-4

Произведение пишется под глубоким и неизгладимым впечатлением от прочтения многочисленных романов фэнтези, раздел "Попаданцы в другие миры". Сайт Литнет.
Выражаю мою огромную благодарность авторам произведений, прочтение которых и послужило стимулом для написания данной безделки)



Пролог


Даздраперма Ивановна кряхтя закрыла ноутбук рукой, изуродованной полиартритом… Да, тяжело в деревне без устойчивого интернета – только увлечёшься новой книжкой про попаданцев – опа! Сигнал пропал. Старушка со стоном сползла со скамьи – шутка ли – 92 года, горбунья, практически слепая на один глаз, другой затянут бельмом, зубов не осталось, волосы почти все выпали – короче – красавица! Ни мужа, ни детей у Даздрапермы никогда не было, оно и понятно – кому такое сокровище нужно? Девушка закончила заочно пять институтов, но работала санитаркой, потому как, несмотря на пять дипломов, живой и весёлый характер, брать её на работу в престижные места никто почему-то не хотел. Но девушка не унывала – 70 лет она отработала санитаркой в местном психоневрологическом диспансере, попутно подрабатывая врачом, учителем, экономистом, ветеринаром и агрономом, и только, когда её тщедушное тельце окончательно скрутил деформирующий полиартрит, она ушла на пенсию.

За время своей героической трудовой деятельности Даздраперма Ивановна скопила приличную сумму, дважды сгоравшую в реформах, но не сгоревшую окончательно, при этом, она совершенно не сердилась, ни на советскую власть, ни на все последующие, а просто взяла и на остатки купила себе компьютер. Чтение книг в электронных библиотеках стало лучом света в тёмном царстве жизни девушки. Продираясь сквозь чудовищную безграмотность, которой страдало 90% авторов, она вместе с героинями книг переживала, страдала и отчаянно влюблялась в потрясающе красивых мерзавцев. Испытывала холодное равнодушие и унижение, и даже побои, которые, правда, быстро сменялись пламенной страстью. Выходила замуж сразу за троих, а то и пятерых, а иногда и больше! Узнала, что такое многомужество, БДСМ и на всякий случай принесла из сарая вожжи, кнут и купила в сельпо набор кухонных ножей и несколько наборов швейных игл – мало ли, как жизнь повернётся? Все эти милые пустячки лежали всегда под рукой, компактно уложенные в старую матерчатую сумку. Кроме того там лежали спички, соль, сухари, бутылка керосина и уж совсем непонятно, зачем – яркие синие стеклянные бусы длиной в метр, не меньше. Кто-то когда-то подарил их ей на юбилей – то ли 60, то ли 70 лет.

Дрова в печи почти прогорели, и Даздраперма решила сходить в сарай за новой порцией. Накинув на плечо сумку с припасами, без которой она даже на горшок не ходила, девушка надела тёплый тулуп и вышла на крыльцо. Стояла глубокая ночь, яркая луна освещала искрящийся снег – полнолуние, красота! Только девушка собралась спуститься с крыльца, как над головой раздался зловещий треск, и ей на голову свалилась огромная сосулька. Хрупкий, остеопорозный черепок Даздрапермы сказал «тресь…» и треснул.

Перед глазами девушки, закручиваясь в бешеную спираль, пронеслись все её 92 года. Последней мыслью умирающей было – «Эх… целкой помираю… надо было Петьке дать, когда просил по пьяни….» И наступил мрак.


Глава первая


Очнулась Даздраперма от дикой жары – тело, закутанное в тулуп, буквально тонуло в поту и страшно зудело. Попытавшись пошевелиться, девушка скатилась с чего-то, на чём она лежала и открыла глаза. Которые она, впрочем, тут же и закрыла от слепящего света солнца.

«Ёмаё! Какое солнце? Зима, ночь, полнолуние!» Но, солнце светило и грело просто немилосердно. Прикрыв глаза рукой, девушка в щелочку между пальцами стала оглядывать – что такое и куда она попала?

Вокруг простирался тропический лес, в котором жужжали жужжалки, щёлкали щелкунчики, свиристели всякие пташки и насекомые на разные голоса. Посреди идеально ровной полянки, где она и очнулась, стоял узкий, высокий, отполированный каменный алтарь. Видимо, с него она и свалилась, пытаясь избавиться от тулупа. Не, ну алтарь – это понятно – где же ещё приходят в себя попаданки? Только на алтаре. Иногда, правда, сразу в постели принца или ректора академии, но… Значит, на алтаре. Прямо от алтаря, строго вертикально, бил в небо пронзительно синий луч света.

«Ох, ничего себе…» - подумала девушка. Но надо было срочно раздеться – всё тело просто плавилось от жары. Снимая с себя пропотевшие одёжки, Даздраперма с удивлением поняла, что у неё ничего не болит. То есть – абсолютно! Изящные, длинные и тоненькие пальчики нежных рук быстро справились со всеми пуговицами и крючками, и, раздевшись догола, девушка поняла, что она не слепая 92-хлетняя горбунья, а юная красавица! Вместо сморщенных, пустых мешочков – округлая, упругая и высокая грудь! Тончайшая талия переходила в крутые, упругие бёдра, обтянутые атласной кожей. Ножки, длинные и стройные, с узенькими, изящными ступнями и крошечными пальчиками на них – без единого признака подагры! Никаких мозолей, шершавых потрескавшихся пяток и крошащихся ногтей, изъеденных старческим грибком! Но грудь… О, это была отдельная песня – два упругих яблочка, нет – персика, нет… Короче – всё было просто восхитительно! Она гладила себя руками по шелковистой, упругой коже и не могла остановиться!

Но, надо было срочно помыться и во что-то переодеться. Осмотревшись, она увидела, что возле алтаря заботливо приготовлены какие-то свёртки. Оказалось, что это белоснежные одежды, которые, по всем попаданским законам были изготовлены эльфами из чистейшего эльфийского шёлка высшего сорта и расшиты жемчугом, и, конечно, должны были прийтись ей впору.

Побродив немного по лесу, она отыскала ручей с кристально-чистой, небесно-голубой водой. Как только она опустила в ручей руку, вода немедленно нагрелась до приятной температуры. На берегу появились бутылочки и флакончики с благоухающими шампунями и огромное, белоснежное махровое полотенце. Вымывшись, девушка, раскинувшись в позе звезды, полежала на солнышке, наслаждаясь удивительно свежим воздухом, напоенным ароматом дивных цветов, и необыкновенной мягкостью и шелковистостью изумрудно-зелёной травы. Одевшись в белоснежный наряд, который немедленно, с тихим шелестом сел по фигуре, она попыталась рассмотреть своё отражение в ручье, но поняла только, что она молода и ослепительно красива, изящна и миниатюрна, как прелестная статуэтка из фарфора, которая стояла у неё на комоде. Закричав от счастья, девушка стала танцевать и петь весёлые русские народные песни, кружась на полянке.

Внезапно из кустов выбежала белая зверушка, похожая на песца и укусила её за пятку. Не успела девушка испугаться, как у неё в голове возник голос, который сказал – «Не бойся! Я теперь твой друг и верный помощник, потому что связал нас через твою кровь»

- А как тебя зовут? – спросила Даздраперма.

- Ландриманаэль. Теперь я буду тебя всюду сопровождать, потому что твоя душа воплотилась в теле, предсказанной века назад, эльфийской принцессы Ирисиксэль!

- Так я больше не ношу это ужасное имя Даздраперма? – с восхищением спросила девушка.

- Конечно, нет! Тем более, что это слово в переводе на эльфийский означает « протухшая сперма».

- О, боже! Какое счастье! Наверное, поэтому я выросла на Земле такой больной и уродливой, что родители наградили меня таким именем! Они-то думали, что имя означает «Да здравствует первое мая!»

- Да, Ирисиксэль, именно поэтому. Но теперь в твоей жизни пойдёт всё по-другому. Главное, что тебе нужно преодолеть – это отвратительный и злобный характер высокомерного чудовища, алкоголика и развратника, принца Мандаринэля, потому что по закону попаданства ты должна стать его женой.

- Ну! С этим-то я быстро справлюсь, дай мне только до него добраться. На Земле я и не таких обламывала, взять хоть Петьку скотника или Мишку комбайнёра. Оба хотели меня девственности лишить, да не выпало им счастье. Так что уж с принцем-то я как-нибудь управлюсь. Кстати, а где мне его искать?

- Никого не надо искать – видишь, алтарь уже посылает сигнал жрецам, скоро они будут здесь и со всеми почестями проводят тебя во дворец.

- Ах, так! Надо сумку не забыть!

Новоявленная принцесса осмотрелась и рядом с алтарём увидела беленький клатч, украшенный стразами Сваровски.

- Ой! А как же мои припасы? Там ведь вещи такие, каких тут и не сыщешь, пожалуй.

- Всё в порядке. Это сумка – пространственный карман, в неё можно хоть слона запихнуть и ничего не заметно будет. Только представь, что ты хочешь вытащить и засунь туда руку. Такое вот чудо, хоть сколько положи – всё поместится и не тяжело.

- Эх, мне бы на Земле такую, все-то рученьки оттянула, когда помои свиньям с работы таскала или в лес за дровами ходила…

Она подхватила сумочку и уселась на травку ожидать жрецов.

Прошло совсем немного времени, и из кустов на поляну вышла процессия, состоящая из убелённых серебряными сединами, но, тем не менее, изумительно стройных и совершенно юных на вид старцев с огромными фиолетовыми, зелёными и синими глазами. Белые одежды на них развевались от тёплого ветерка и обнажали то длинные, загорелые и мускулистые ноги, то животы, сплошь покрытые кубиками, то широченные плечи и крепкие ягодицы… Они начали кланяться Ирисиксэли и что-то петь на эльфийском языке, который девушка понимала всё больше и больше.

«Чудеса!» - подумала она.

«Никаких чудес» - ответил мысленно Ландриманаэль – «Это последствия межмирного перехода твоей души.»

Допев свои длинные, но мелодичные песни и ещё немного, часа два, поплясав, жрецы открыли портал, и повели в него Ирисиксэль. Она быстро подхватила на руки Ландриманаэля, не собираясь с ним расставаться.

- Аум! Аум! – воскликнули жрецы – Чудо великое! Священный зверёк хенёк признал принцессу! Поистине, дева, благословенна ты и принесёшь мир и процветание на землю эльфов! Сотни лет ни один хенёк не выходил из Великого Леса! Принцесса, наденьте вот этот кулон и никогда его не снимайте – камень в нём священный, он вам всегда поможет.

Старший жрец подал Ирисиксель кулон левой рукой, правой он безуспешно пытался прикрыть недвусмысленный холмик, восставший под белыми одеждами.

Ирисиксэль усмехнулась, втайне порадовавшись впечатлению, которое она произвела на святош и надела на шею кулон, состоящий из ярко-синего камня в чудесной ажурной оправе и довольно толстенькой, но изящной цепочки.


Глава вторая

За считанные секунды портал перенёс их во дворец, да не просто во дворец, а прямо в покои наследного принца Мандаринэля! В покоях воняло перегаром, табаком и немытыми волосами. Само их высочество сидело развалясь на диване и курило кальян. Вокруг стояли столики с едой и напитками. У ног принца сидели шестеро обнажённых красавиц с многочисленными пирсингами-колечками, к которым были прикреплены цепочки. Концы цепочек держало в руке их высочество. Девушки, подобострастно и просто страстно глядя на принца, пели песни. Аккомпанировали они себе на гитаре, лире, лютне, цимбалах, органе, банджо, рояле, стоящем в кустах, флейте и свирели. Слова песен были очень развратными и даже похотливыми.

Ирисиксэль аж захлебнулась от возмущения! Санитарка районного психдиспансера с семидесятилетним стажем от всей души глубоко и искренне ненавидела всяческие извращения.

- Это что такое тут творится? – вопросила она во всю гомерическую мощь своего нежного, но сурового и мелодичного голоса.

Принц пошевелился, обнажив мускулистое тело – животик с многочисленными восхитительными кубиками, с дорожкой шелковистых волос, убегающих в штаны, широченные, накачанные плечи, длинные мускулистые ноги и крепкие шелковистые ягодицы. Открыл мутные, (что же там, в этом кальяне?) нереально огромные глаза необыкновенной красоты, глубоко синего, прямо кобальтового цвета, опушённые длиннющими, густыми, угольно чёрными ресницами, которым позавидовала бы любая женщина, встряхнул золотыми локонами и сексуальным, нежным, но хриплым с перепоя голосом спросил:

- Это кто? Новая рабыня? Почему без цепей? Немедленно проколоть губы, нос, соски ну и… там… сами знаете, где – тоже проколоть и вдеть цепочки.

- Я рабыня??? – взревела нежная дева, - Ах ты обсосок, козёл эльфийский, чудило пьяное! Я принцесса Ирисиксэль и сейчас я наведу здесь порядок.

Зорким, опытным санитарским взглядом принцесса оглядела огромное помещение, мысленно прикидывая в уме масштабы будущих работ.

- Та-а-к… Что за бардак? Почему везде пыль, всё разбросано, окна не мытые, полы грязные? Это дворец или хлев? Вы куда меня привели? Интересно – здесь хлоркой давно обрабатывалось? – Подбоченившись обратилась она к жрецам.

- Ваше высочество! Его высочество Мандаринэль изволили не поладить с духами дворца, которые отвечают за порядок и те покинули дворец. А раньше убирались без всякой хлорки. У нас даже никто не знает, что это такое. Раньше чисто было…

- И что? Вон сидит шесть молодых девиц. Тряпки, вёдра, мётлы им в руки и – вперёд! Снять с них этот металлолом и пусть сейчас же принимаются за уборку. И немедленно приготовить однопроцентный… нет! Десятипроцентный раствор хлорной извести. Где вы её найдёте, меня не волнует. Литров сто понадобится, я думаю. Меньшим количеством тут не обойдёшься. Обработать всё! Вечером проверю, лично с белым платочком пройду!

Ирисиксэль вспомнила, как она, будучи ещё Даздрапермой, тряслась от страха, когда по отделению проходила заведующая, в белом, туго накрахмаленном, прямо скрипящим от крахмала халате, проводя то по столам, то по подоконникам белоснежным платочком. Она никогда ничего не говорила, но достаточно было видеть выражение её лица, холодные искры её ледяных голубых глаз, если на платке оказывались следы пыли.

- Э-э-э! Чего это ты тут раскомандовалась? – попытался возмутиться и привстать принц, но плюхнулся обратно на диван и, откинув с лица густую гриву ослепительно-золотых, волшебно кудрявых, но грязных волос, опять обнажив мускулистый, весь в кубиках животик, с которого всё больше сползали штаны, продолжал возмущаться уже сидя. – Ты, ваще, кто такая?

- А ты ещё не понял, чучело? Я невеста твоя, Ирисиксэль. Или тут к вечеру будет порядок, или одно из двух. Девки! Не поняли ещё? Шагом марш в кузню или где там у вас цепи снимают, и через полчаса построиться с уборочным инвентарём здесь! – она показала на пол у стены.

- Ваше высочество, - заныли наложницы, обращаясь к принцу - мы не уборщицы, как это – убирать и мыть? Мы тут, чтобы вас ублажать!

- Ага. Щас. – сказала Ирисиксэль, - При живой невесте они ублажать будут??? А ну брысь отсюда и с цепями не возвращаться.

Девок, как ветром сдуло.

- Теперь с тобой, Мандрель, или как там тебя? Вымыться, переодеться, привести себя в полный порядок и с родителями веди знакомиться.

- Я Мандаринэль! – взвизгнул возмущённый принц, - Из родителей только батюшка, король наш. Матушка померла, его величество болеет, не до нас ему.

-Врёт. – услышала Ирисиксэль мысли хенька, - Он королю яд медленнодействующий подсыпает, чтобы скорее трон занять.

- Вон оно что… - задумчиво протянула Ирисиксэль, - С этим я чуть позже разберусь.

Тем временем в зал вбежали ещё шесть девиц и, взяв принца под руки, повели его в помещение для омовений.

- Ха! – воскликнула Ирисиксэль, - вот ещё шесть девок. Тоже мне – Аким, принц Замундии! Одна моет его высочество, пятеро ко мне. Да! Подтяните ему резинку в штанах, а то он их скоро совсем потеряет. И за мной! Пошли проверять другие комнаты.

Принц что-то недовольно пробурчал, но, всё же, пошёл мыться.

В остальных комнатах дворца была та же печальная картина – грязь, пыль, паутина. Под толстым слоем пыли было невозможно разобрать, что вышито на огромных гобеленах, украшающих стены – то ли девственница и стадо единорогов, то ли единорог и стадо девственниц…

- Значит так, девицы, берём подручные средства и отмываем эти Авгиевы конюшни. Кто недоволен, может собирать вещички и на выход. Лентяек я тут не потерплю.

- Но мы девушки для купания! – возмутилась одна из красоток.

- Да что вы говорите??? Для того, чтобы раз в неделю помыть этого засранца, бомжа помоечного, шестеро девок нужны? Я его научу, он сам прекрасно мыться будет, два раза в день, а то разит козлом за километр, принц эльфийский называется. Развели тут нахлебников – одни моют, другие ублажают. Всё, барышни. Я приехала. Готовьтесь к кардинальным переменам.

Притихшие жрецы, молча следовали за принцессой, желая только одного – раствориться где-нибудь в бесчисленных коридорах и не попасть под горячую руку ими же призванной девы. Но не тут-то было!

- Так, родимые, теперь с вами. Вы тут конкретно кто? Какие у вас обязанности?

- Э… Мы возносим молитвы, воскуряем благовония… Э…

- И всё???

- Но ваше высочество, мы жрецы… - проблеял один из юных старцев.

- Хорошо. Позже я об этом обязательно и серьёзно подумаю, а теперь – управляющего ко мне, казначея, экономок, не знаю я, как они у вас тут называются – короче, всех, кто казной и хозяйством занимается.

- Да, ваше высочество… - проблеял тот же юный старец и группа в белом удалилась.

- Ну, что скажешь? – обратилась Ирисиксэль к своему другу.

- Что тут скажешь? Бардак полный, никто ничего не хочет делать, королевство разваливается. Тебе предстоит много работы, милая.

- Работы я не боюсь. Пока все разбежались, пойдём-ка его величество проведаем. Кстати, как его зовут?

- Лимонэль.

- Да-а? А королеву как звали?

- Лаймонэль.

- Ишь ты! Семейка цитрусовых, Апельсинэли им не хватает.

- Была Апельсинэль, как же! - воскликнул всезнающий хенёк, - Но её украли страшные люди и продали на другую планету. Говорят, что теперь она имеет большой гарем и рожает детей для вымирающих рас. А вымирают они оттого, что с женщинами у них уж больно туго – нет практически. Апельсинэль была девушка хрупкая, как тростиночка, навроде тебя. А сейчас у неё такой гарем… И наги, и вампиры, и демоны, и арахноиды, и бог знает, какие ещё расы. Вот они её ублажают по трое сразу, а то и больше, а она им деток рожает, целыми выводками зараз и вернуть её домой не получается – не хочет! Разбаловалась, видать, при таком-то гареме. Доминантой её там кличут теперь – главная, то есть, по исправлению демографии.

- Да? Вот кошмар-то. Не дай бог никому! Или наоборот – дай бог каждому?... Ладно, пошли короля искать.

И они отправились в поисках комнат короля. Мудрый хенёк безошибочно вывел Ирисиксэль к нужным дверям. Они вошли в полумрак комнат, в душный запах болезни и безнадежного отчаяния.

Глава третья

Уж кто-кто, а Ирисиксэль знала из своей прежней жизни этот запах беды и близкой смерти. На огромной кровати, застеленной несвежим, давно нуждающимся в стирке, но, тем не менее, шикарным шёлковым бельём, расшитым шелками и драгоценными камнями, лежал мужчина. Нет, не так – МУЖЧИНА! Ни болезнь, ни полумрак не могли скрыть красоты и благородства черт его лица. Это был настоящий король! Простыня, сползшая почти до пяток, не скрывала красоты тела короля, тем более, что из одежды на нём были одни розовенькие трусы, тоже расшитые шелками и жемчугом, и массивная корона. Широченные плечи, мускулистые руки, ( в правой был намертво зажат скипетр, а в левой держава), плоский живот, покрытый многочисленными кубиками, узкие бёдра и длинные мускулистые ноги.... В животе у Ирисиксэль странно забурчало и затрепыхалось – видимо, бабочки проголодались...

«И как только у таких шикарных мужиков такие сволочи, как этот Мандрель родятся? Упустил что-то папка с воспитанием. Как ты думаешь, Ландриманаэль, короля можно вылечить?»

«Да запросто! – ответил хенёк, - надо просто исключить попадание яда в организм и поить короля отваром травы хрензнакакоевки. Трава, мало того, что редкая, растёт только в одном месте, так ещё и собирать её не во всякий день можно. Но я тебя научу, не бойся. А к королю присмотрись, присмотрись – он мужик справный, и по ихнему, по эльфячьему, довольно-таки, молодой. Всего-то четыреста лет через месяц будет.»

- Умопомрачительно! Устроим праздник! – воскликнула Ирисиксэль и тут же испуганно закрыла рот ладонью. Но было поздно. В кровати зашевелились, и раздался слабый, но приятный и безумно сексуальный бархатный баритон:

- Кто здесь?

- Ваше величество, здравствуйте! – Ирисиксэль присела в подобии реверанса.

- Девушка, кто вы? Вы так похожи на ангела в своих светящихся белоснежных одеждах. Мне пора умирать?

- Что вы, ваше величество! Я вас вылечу, хенёк мне поможет! Вам ещё жить и жить.

Король недоверчиво смотрел на девушку.

- Жаль, что я вас так плохо вижу, не могли бы вы зажечь свечи – магические светильники давно не работают, с тех пор, как нас покинули духи дворца.

- Да какие свечи? Сейчас мы раздвинем шторы и откроем окна – на дворе прекрасный летний день.

Задыхаясь и чихая от пыли, Ирисиксэль сорвала грязные парчовые шторы, расшитые золотым шёлком, и вышвырнула их в распахнутые окна, прямо на головы прохлаждающихся там служанок. Снизу понеслись кашель и чихание, сопровождающиеся заковыристой, но изящной эльфийской руганью. В комнаты ворвался свежий летний ветер, наполненный благоуханием цветов и щебетаньем птиц.

- Ну вот, теперь прекрасно всё видно.

- Нет, вы точно ангел! – сказал король, мощным, но слабым рывком, напрягая умопомрачительные, твёрдые даже на вид, кубики, приподнявшись с подушки. – Откуда вы и что здесь делаете?

- Мне сказали, что я предназначена в жёны вашему сыну, жрецы призвали и привели меня сюда.

- Сыну… Мандаринэлю… Вот как. Боюсь, что мой сын не заслуживает пока такой жены. Придётся приложить немало стараний, чтобы он хоть немного пришёл в себя и стал настоящим наследным принцем. Я так болен, даже не знаю, что будет с королевством после моей смерти.

- Ну, положим, до вашей смерти ещё далеко. – сказала Ирисиксэль, - Я позабочусь о вашем здоровье, а хенёк мне поможет.

- У вас есть хенёк? – удивился король, - В последние столетия ни один хенёк не приходил к эльфам.

- Может быть, всё дело в том, что я не совсем эльф? И, вообще, ваше величество, вставайте-ка вы с постели и идите в баню, вам сейчас нужно обязательно полежать в настое лечебных трав. Ландриманаэль, приведи сюда целителей, пусть захватят травы и помогут его величеству. А я пока пригоню сюда банщиц принцевых, пусть немедленно наведут порядок. Ваше величество, - обратилась она к королю, - вы пока принимайте ванну, переодевайтесь, а я пообщаюсь с вашим казначеем и управляющим и узнаю у повара, готов ли обед. Кстати, что вы предпочитаете на обед, какие блюда вам подать?

- Я даже не знаю, на ваше усмотрение. - Сказал король, поражённый такой активностью.

- Ну и ладушки. Я побежала. Сейчас придут слуги и целители, надеюсь, они вам помогут.

Ирисиксэль и хенёк вернулись в покои принца, того ещё не было, видимо, отмокал. Зато Ирисиксэль ожидали двое мужчин и женщина. Девушка внимательно их осмотрела, представилась и попросила представиться их. Отряхивающиеся от пыли – видимо они бездельничали под окнами, представляться не спешили. Один из мужчин был казначей, толстый, с обрюзгшим лицом и с застывшим выражением высокомерия и презрения в холодных глазах. Второй управляющий делами дворца, высокий, сухощавый, с каким-то бегающим взглядом. Статная, полноватая женщина была экономкой, одета в синее платье с белым воротником вокруг огромного декольте, из которого чуть выпадала пухлая, белая грудь, и большой связкой ключей у пояса.

С казначеем Ирисиксэль разобралась быстро, приказав ему на завтра представить полный отчёт по финансам королевства. На возражения в духе «а ты кто такая» она ответила коротко и ясно – Выполнять. Иначе на конюшню и сто плетей. Казначей исчез мгновенно.

Управляющий тоже попытался выяснять, кто из ху, но Ирисиксэль потребовала у него книги с отчётами по хозяйству с чётким определением расходов и доходов. Слегка позеленев, управляющий помчался за книгами. Экономка с какой-то непонятной ухмылкой смотрела на происходящее.

- Итак, сразу же объяснение – почему во дворце такая грязь? Почему девицы бродят стаями без дела в то время, когда от пыли и паутины уже стен не видно? Чем вы конкретно здесь занимаетесь? Кто так распустил слуг, что у короля в комнатах – вонь и грязь, как в хлеву у плохих хозяев? Почему его постельное бельё похоже на половые тряпки, украшенные драгоценными камнями, и кто, в конце концов, за это отвечает?

- Э…Ну… Я отвечаю, но его высочество не велел соваться к его величеству.

- Да его высочество сам смердит, аки пёс подзаборный! А на всей остальной, вверенной вам территории? Тоже его высочество не пущает, или вы сами не хотите порядок наводить? И это эльфы! Мама дорогая! Прямо средневековая Европа какая-то!

- Госпожа, - робко спросила экономка, - а кто такая Европа?

- Никто. Дурочка одна, её бык украл. Страшна была… не приведи господи, как баронесса Эштон. Потому бык и украл, чтоб последних нормальных мужиков не пугала. Выполняйте свои обязанности. Поскольку ваш принц – пьяница и лодырь, командовать парадом до выздоровления его величества буду я. Понятно.

- Да, госпожа. Но, если его высочество…

- Посылайте его сразу ко мне. Я разберусь. Развели тут свинарник! И проследите за уборкой, я не стану бегать за девками принца и тыкать их носом в грязные углы. Надеюсь, вы ещё помните, как должен выглядеть дворец?

- Да, разумеется.

- Вот и отлично. Заодно и память вашу проверим. А теперь велите подать обед на две персоны в покои короля и миску сырого мяса, для моего хенька. И ключики мне, пожалуйста, я намерена сама всё проверить и посчитать.

Побледневшая экономка отцепила ключи от пояса и, с поклоном вручив Ирисиксэли тяжеленную связку, быстро удалилась.

Разослав всех по делам, Ирисиксэль не торопясь отправилась в сторону королевских покоев, попутно осматривая дворец и запоминая, что ещё надо сделать. Долгая работа санитаркой, да ещё и частые подмены сестры-хозяйки выработали у неё буквально орлиный взгляд и зоркость на все недостатки. Навстречу ей выбежала стайка девушек с вёдрами, щётками и тряпками. Присев в глубоком реверансе, они наперебой доложили, что королевские покои убраны. Ирисиксэль разрешила им пообедать и отдохнуть ровно один час, а после этого продолжать уборку в комнатах, которые были предназначены для неё.

- Теперь вы не прислужницы принца, не его игрушки, вы санитарки…тьфу ты, горничные! И порядок во дворце – это ваша святая обязанность. Во всех комнатах и коридорах должна быть идеальная чистота. Если не справитесь сами, привлекайте девушек из деревень. Хотя вас тут и так на три психдиспансера хватит. Но в любом случае я буду наблюдать, кто и как работает и делать соответствующие выводы.

- Да, госпожа! – служанки вновь присели в реверансе.

- Идите обедать и хорошенько подумайте над моими словами. – С этим Ирисиксэль продолжила свой путь. Да… Хорошо всё-таки, быть юной и прекрасной красавицей принцессой, куда лучше, чем старой и дряхлой уродливой санитаркой!

В покоях короля всё блистало чистотой, солнце светило сквозь сияющие витражи чисто вымытых окон, постель благоухала свежим бельём и лавандой, а через минуту отворилась дверь, и слуги внесли подносы с обедом. Они быстро накрыли стол и удалились. Из ванной комнаты целители вывели короля, отмытого до скрипа и переодетого во всё чистое, и усадили его в кресло у стола. Ирисиксэль велела им проверить качество еды, что они и сделали с помощью каких-то артефактов.

- Всё хорошо, ваше высочество!

- На присутствие ядов проверили?

- Да. Ядов нет

- Смотрите мне! Головой отвечаете. Выберите среди вас одного человека, который постоянно будет проверять всю еду и питьё, подаваемые к столу короля.

- Но, ваше высочество, неужели вы кого-то подозреваете в болезни его величества?

- Я не подозреваю, я знаю. Свободны.

Остолбеневший король смотрел на девушку – вокруг неё всё крутилось и вертелось, все бегали чем-то занятые. От неё прямо веяло уверенностью и властностью. Ах, как же хорошо, что боги прислали им такую умницу и красавицу! Уже от одной ванны с лечебными травами королю полегчало, аппетит разыгрался, но подозрение, что его травят, было настолько неожиданным! Кто и за что? Ирисиксэль не стала ему говорить, что яд подливает его единственный сын, чтобы не добивать и так упавшего духом короля.

Они с аппетитом пообедали, скрасив время весёлым разговором ни о чём. После чего Ирисиксэль настояла, чтобы король лёг в постель и отдохнул. Сама же с Ландриманаэлем отправилась на прогулку за пределы дворца. Она решила посмотреть место, где растёт хрензнакакоевка.

- Да, Ландик, а как тут насчёт магических академий? А то я пять институтов закончила, а в академиях учиться не довелось.

-А, ну это ты правильно попала, академия тут есть, как же без академии? Принц в прошлом году насилу закончил – пять раз на второй год оставался, несмотря на все папашины спонсорские усилия. Но тебе не советую – во-первых ректор там такой бабник и хам, а во-вторых – колдун. Мимо его постели ни одна красотка не пройдёт. Да у тебя и так дел полно, кроме академиев, необязательно идти проторенным путём всех попаданок. Будь оригинальнее! Давай-ка сначала королевство в порядок приведём, короля вылечим, а там уж и поглядим – так ли тебе нужна эта академия? На Земле сколько лет училась? Добавилось тебе счастья? То-то же. Здесь та же петрушка. К тому же мы ещё не выяснили – есть ли у тебя магический потенциал, и какой именно. Пошли траву искать.

Хрензнакакоевку они нашли, (вылитая земная лебеда), но собирать было рано – надо дождаться полнолуния, а оно только через пять дней. Как созреет, собрать, да и сварить щи, а щами этими накормить короля. Вот и все чудеса.

Вернулись во дворец, а там… Девки с вёдрами, мётлами, тряпками бегают, а то ж! На конюшню-то за плетьми никому неохота – вот и стимул. Дворец блестит, как новые пять копеек! Жрецы, с перепугу, тоже себе дело нашли – наколдовали тёплый ветер и все шторы, балдахины, гобелены и прочие занавески и ковры после стирки высушили. А теперь лазили по дворцу и всё по местам расстилали да развешивали. Намытый и причесанный принц сидел за столом и пил похмельный отвар.

- Ты, как тебя там? Что за бардак во дворце и где мои прислужницы? – спросил злой с похмелья принц.

- Прислужницы? Нет у тебя больше никого, кроме камердинера. Сам мойся, одевайся, причёсывайся. А бардак скоро закончится, я об этом позабочусь. И вообще – Париж ещё узнает д’Артаньяна!

- Кого узнает? Какой Париж?

- А это не твоё собачье дело, высочество. И я тебе не «ты, как тебя там», а принцесса Ирисиксэль, которую призвали жрецы для спасения вашей загнивающей в антисанитарии, воровстве, коррупции и интригах державе. Понял?

- Чего это она загнивающая? – спросил принц, которого потихоньку попускало от лечебного отвара, и он становился всё красивее и красивее, хотя, казалось бы – куда ещё-то? Глаза всё увеличивались и синели, а волосы всё золотились и завивались в локоны.

- Чего? – по-змеиному прошипела Ирисиксэль и подойдя к принцу вплотную, продолжила – А кто папеньке яд подливает? Не терпится королём стать? Да из тебя король, как из хрена скрипичный ключ, принц-алкоголик. Ты же королевство по миру пустишь в очень сжатые сроки.

- Да я… Да ты… Какой яд???

- Серпентулий, вот какой.

- Это чудовищная ложь!

- Ах, ложь! Видишь вот этот кулон у меня на груди? Это камень правды, поэтому от меня нет тайн нигде, включая этот дворец. Мне известны все помыслы и секреты. Можешь не стараться врать, я всё равно всё узнаю.

- Ох, ничего себе… Вот это я попал… Откуда, говоришь, жрецы тебя призвали?

- А это тебя не касается. Откуда надо, оттуда и призвали. И вообще, вечер уже. Все ужинать и спать.

За столом принц потребовал вина.

- Фиг тебе. – сказала Ирисиксэль, - Ключики от винного погреба я уже прибрала, а то распустили тебя тут. Пей ягодный взвар, он токсины выводит.

- Ка-ка-какие токсины? Откуда они у меня.

- От верблюда.

- От кого???

- От кого надо. Поел? Все спать. А я пойду короля проведаю перед сном.

- Так, может, ты и замуж за него выйдешь? – спросил окончательно расстроенный принц.

- Может. – Гордо взмахнув шикарной гривой золотых волос, достающих до тонких, изящных щиколоток, она коварно посмотрела на принца огромными, искрящимися, как звёзды, фиалковыми с золотыми искрами глазами и, полуприкрыв их длиннющими, чёрными, как ночь, ресницами, удалилась.

Долго, потерявший дар речи принц, смотрел вслед удаляющейся девушке. Её изумительная фигурка с тончайшей талией, аппетитными бёдрами и ягодицами, виднеющаяся сквозь прозрачные одежды, которые скорее подчёркивали ослепительную наготу, чем скрывали её, довела его нефритовый ствол до полной боевой готовности, но… Наложниц нет, остался один камердинер. Не с камердинером же ему страсть утолять? А впрочем….

С этими неясными мыслями принц удалился в опочивальню.


Рецензии
Мила, попала я!))) Вот такое фэнтези я люблю! Буду читать дальше!

Ирина Лазаренко   12.06.2019 14:27     Заявить о нарушении
ХМ...Кто-то рассекретился?
Ну, здравствуйте, Ирина)

Мила Тихонова   12.06.2019 15:08   Заявить о нарушении