А где у вас тут серпентулий растёт? 10-18

Глава десятая


Когда обед окончился и все разошлись по своим комнатам, Ирисиксэль снова пошла в библиотеку, поговорить с золотой книгой. Обитатель книги немедленно распахнул страницы и с подобострастием уставился на очаровательную собеседницу.

- А скажи-ка мне, голубчик, что у меня за магия такая? Ну, что я смогла двух подонков в скотину превратить, это ясно. А почему у меня после этого сна ноги и подол в снегу были? Я что, могу переноситься, куда хочу? И превращать одно существо в другое?

- Да, ваше высочество, всё это вам доступно. И не только это. Вы по желанию можете переноситься в любое место, на любую планету, главное, представьте себе это место и вы во мгновение перенесётесь туда. Вы можете превращать или изменять по своему желанию любое живое существо или растение, можете создавать источники любой энергии и пользоваться ими, а также изменять по своему желанию здания и интерьеры в них. Можете немного управлять погодой, но этим я вам не советовал бы увлекаться, потому что здесь последствия могут быть непредсказуемыми – стихия, она и есть стихия.

- Отлично! С погодой хулиганить не стану, она здесь и так неплохая, а вот всё остальное мне весьма пригодится. Спасибо тебе, голубчик! Как тебя хоть зовут, а то я всё голубчик, да голубчик?

- Сударыня, я ведь не с этой планеты, книгу, в которой я обитаю, привёз пра-пра-пра-прадед нынешнего короля, несколько тысяч лет назад. И там, где я родился, имён, как таковых не существует. Народ наш весь состоит из великих волшебников и предсказателей, и обладает неисчислимыми знаниями обо всём. И вот, поскольку нас совсем немного, мы называем друг друга по номерам, добавляя цвет, присущий глазам новорожденного. Вашего покорного слугу зовут Тринадцатый Чёрный.

- Что-то мне это напоминает… А! Радуга Мерлина! Точно! Но там Тринадцатый Чёрный самый страшный был, а ты такой милый и симпатичный…

- Ах, сударыня! Ведь я заключён в эту книгу потомком короля Артура. За все мои злодеяния я теперь должен отбывать неизвестно, какой срок в этом заключении. Хотя я давно уже во всём раскаялся и, если бы вышел на свободу, то делал бы только добрые дела! – сказал маг, сокрушённо качая головой. Но в глазах его при этом промелькнули такие льдисто-зелёные искры, что Ирисиксэль не очень-то ему и поверила. Но она улыбнулась магу и пообещала подумать над этой проблемой. Помахала ему изящной розовой ручкой на прощание. Сама же рванула со всех ног в свои покои, осваивать вновь открытые возможности.

Перенестись, куда угодно… Ирисиксэль представила любимую кровать, 10 на 10, под белым шёлковым покрывалом… Ах! ………….

- Ой! Кто это здесь?

На заветном ложе любви лежала худенькая, просто крошечная девушка, окружённая мужчинами самой разной и странной наружности, искусанная с ног до головы и предающаяся страстной любви сразу с несколькими особями.

- Да… - разочарованно промолвила Ирисиксэль, - не прошло и года, как я забыта и с успехом заменена другой.

- Ирисиксэль! Незабвенная! – простонал один из партнёров девушки, но не смог двинуться с места, так как самая существенная его часть застряла между жемчужными зубками и коралловыми губками. Остальные участники действа, занятые посевом будущего потомства, даже не повернулись в сторону Ирисиксэли.

Разочарованная девушка немедленно вернулась во дворец и, запершись в своих покоях, улеглась на кровать в позе звезды и стала думать – как??? Как ей вернуть незабвенных партнёров и в то же время не потерять всё возрастающую власть в королевстве.

- Стоп! – хлопнула она себя по лбу, - Я же могу превратить любое существо в кого-то иного, в того, кто мне сейчас позарез нужен!

Вспомнив своего любимого нага, который не только жезлом, но и кончиком хвоста владел виртуозно, она помчалась в покои короля.

- Сим-салабим! – воскликнула Ирисиксэль и пустила в сторону короля сноп синих искр.

И, о чудо! На кровати короля лежал её любимый наг в полной боевой готовности.

…Прошло 5 часов. Изголодавшиеся любовники позвонили прислуге, чтобы несли обед и – побольше! Предварительно Ирисиксэль вернула королю должный вид. Король сверкал глазами, топорщил усы и брови, волосы подмышками и в паху, подмигивал любимой, двигал заострёнными эльфийскими ушами и, вообще, выглядел молодцом. После еды пара продолжила развлечения, только теперь король был в виде арахноида.

- Любимая! Ты просто сокровище! – прошептал король утром. – Мы непременно должны объявить о свадьбе. Я так хочу назвать тебя своей королевой!

- Легко! Но вначале нам надо пристроить Мандаринэля. Я слышала, у его дружка есть младшая сестра Карбидэль. Вот и поженить их. Конечно, Нафталинэль наследный принц и Карбидэль только после него может претендовать, в том случае, если он не обзаведётся сыном. Но это не страшно. Наш сынок Мандаринэль очень хорошо знает, где тут у вас серпентулий растёт.



Глава одиннадцатая


Несколько дней до отъезда Дэлика и Цыпы пролетели незаметно, тем более, что король и Ирисиксэль, увлечённые экспериментированием на сексуальной почве, практически не выходили из спальни. Кем только бедный Лимонэль не перебывал, даже кентавром. Увлёкшись, он однажды ночью проскакал по всему дворцу с прекрасной амазонкой на спине. Хорошо, что все спали и только экономка, всё переживающая утрату связки ключей, увидев резвящуюся парочку, прошептала – «Ведьма…» - и упала в обморок с последующим повреждением в уме.

Через неделю Дэлик и Цыпа, одетые по последней моде – то есть, практически голые, с набитыми всякой всячиной пространственными карманами, накормленные, затисканные и зацелованные сестрой, отбыли в Академию.

В Академии на Цыпу сразу же положил глаз ректор – ослепительный красавец, жесточайший женоненавистник и садист. Он преследовал её своей извращённой любовью, замаскированной под ненависть и даже самому себе боялся признаться, что это любовь. Потирая влажными от волнения, ледяными руками попеременно, то хлыст, то нефритовый жезл, ректор бродил по академии, пугая адептов неистовым скрежетом зубов.

Бедная девушка была вынуждена скрываться на чердаке, в комнатке с выбитыми стёклами, дикими сквозняками и узкими дощатыми нарами вместо кровати. Но ректор находил её и там, бесконечно издеваясь и поливая ядом сарказмов.

За тысячу двести лет холостой жизни ректор извёл своими придирками не менее сотни девушек, которые в отчаянии покончили с собой.

Но Цыпа была магом жизни, к тому же, как выяснилось, она и ректор были истиной парой. Вот это облом…

Бешеный от злости ректор метался по академии, как чёрный вихрь, сметая всё на своём пути. Ещё бы! В его окаменевшем за века сердце вдруг проклюнулся робкий росток любви. Не признаваясь самому себе и уж тем более предмету этого безобразия, он был готов на любое безумство, вплоть до кражи Цыпы, с тем, чтобы запереть её в фамильном замке и залюбить до смерти. Забегая в каморку девушки, он поливал её презрением, сарказмом и ненавистью, сгорая от желания схватить на руки и зацеловать. Но этого он позволить себе никак не мог – да и то правда – что бы он был за ректор, если бы предварительно, не дойдя ещё до предварительных ласк, не измучил бы любимую до полусмерти? Больше всего его бесило то, что своим обострённым нюхом скрытого оборотня он чуял, что Цыпа девственница. Но с большим потенциалом. Как бы не увели!

Так что всё шло своим чередом – Цыпа, естественно, немедленно вышла в отличницы, Дэлик тоже делал успехи, несмотря на то, что его осаждали с предложениями немедленно слиться в экстазе практически все адептки академии. Но парень держался крепко – как и все дети Венеры и Аполлона, он сохранил девственность до 90 лет своей земной жизни.


Глава двенадцатая


Пока Ирисиксель и король забавлялись в постели, играя в разных зверушек, слухи о новых призванных облетели все королевства и спрос на них необычайно повысился. Тем более – брат и сестра без пяти минут королевы.

Правда, пять минут растянулись на пять недель – пока то, да сё… Но свадьба внезапно приблизилась и грянула!

Дворец, вылизанный слугами до блеска, благоухающий цветами и умопомрачительными блюдами, готовящимися на дворцовой кухне, ожидал молодых и гостей.

Ирисиксэль, одетая в ослепительно прекрасное свадебное платье, больше напоминающее неглиже, расшитое бриллиантами, изумрудами и прочей мелочью, очень красиво смотрелась на фоне короля в белоснежном фраке, расшитом золотыми нитями.

Жрецы надрезали и соединили руки брачующихся и прижали их к священному алтарю. В небо ударил столб золотого цвета, немедленно рассыпавшийся на роскошный фейерверк. Наверху что-то грохнуло и осыпалось золотой пылью на головы всех присутствующих в храме. На руках жениха и невесты появились золотые татуировки от кончиков пальцев и до ключиц, символизирующие вечную любовь и нерасторжимые узы.

Нанятый в соседнем королевстве единорог, шустро доставил карету к ступеням дворца и, кокетливо боднув молодую золотым рогом в попу, сбросил упряжь и улетел домой.

Пир длился неделю! Уставших выносили – отплеваться и отдохнуть в беседках дворцового парка. Слуги замучились тазики подносить. Мандаринэль сидел за столом злющий, как чёрт, отпихивая пьяненькую Карбидэль, которая, не стесняясь гостей, всё время пыталась пошалить у него в гульфике. Не выдержав посягательств, он удалился к жрецам и после небольшого заклинания вернулся к столу, изумив до потрясения гостей огромным металлическим гульфиком в виде экзотической бабочки (как у В.Леонтьева). Он даже чуть не запел песню про дельтаплан – слава богу, слов не знал. А так – полное сходство ниже пояса.

После такого марафона гостей отпоили целебными отварами и, завернув в пакетики недоеденное угощение, развезли по домам.

А король со своей королевой отправились отмечать первую законную брачную ночь. Ирисиксэль наколдовала в покоях электричество, телевизор, интернет и прочие удобства, поэтому первое, что молодые сделали – так это поставили крутую порнуху. Король, превращённый в кентавра, ржал и рыл копытами ковёр, гоняясь за своей королевой вокруг огромной кровати…

Много чудных превращений видела эта ночь. Но все праздники когда-нибудь заканчиваются. Кончился и этот. Ирисиксэль лежала в кровати и задумчиво смотрела в потолок – она решила незаметно проверить, как там дела в академии. Одевшись в форму адептки и наколдовав отвод глаз, она перенеслась в комнату сестры. Нищета и убожество её просто довели до исступления! Она мгновенно сменила интерьер чердака на покои, достойные принцессы. От роскоши просто ломило глаза! Пятнадцать комнат, обставленных одна изысканнее другой – суперсовременный санузел, джакузи, небольшой, метров 100 бассейн с изумрудными стенками и рубиновым дном, наполненный душистой водой. Скромная библиотека, на несколько тысяч томов, гардеробная, гостиная, столовая, несколько спален – вдруг подружки заночуют. Далее большая терраса, заставленная горшками с цветущими орхидеями…. Короче – не пожадничала для сестрёнки. Шкафы, в которых стазис сохранял свежесть годами, были забиты всевозможными деликатесами, включая варёную сгущёнку, печень трески, докторскую колбасу и булочки столичные по три копейки.


Глава тринадцатая

За дверью послышались робкие шаги. Ирисиксэль спряталась за пышной шторой из эльфийского золотистого шёлка, расшитого бриллиантами, изумрудами и рубинами,  и  приготовилась в щелочку наблюдать за радостным изумлением сестры.

И изумление последовало...

 - О, мой бог! Что это?! Кто это наделал?! Как я теперь смогу прикидываться бедной, тихой и робкой мышкой перед моим возлюбленным? Разве поверит он мне, увидев всю эту роскошь?

Марципанэль сползла по стене и, уткнувшись в худенькие коленки, обтянутые блёклым серым платьишком, горько разрыдалась.

Цыпа! Сестричка! Ну в чём дело? Я же хотела, как лучше! Разве можно держать сестру королевы в таких нищенских условиях?

- Ириска! Ты ничего не понимаешь! Ведь ректору нравится именно это - моя нищета, униженность, скромность и молчание. Только так он сможет вволю поиздеваться надо мной, слить свой веками накопленный яд, а потом, наконец-то, упасть к моим ногам. Это же закон для всех избранных попаданок в Академии магии. А мы не просто избранные, мы призванные! Значит и издеваться он будет долго, со вкусом и наслаждением! Немедленно верни всё обратно! Иначе ты разрушишь только-только наклюнувшиеся отношения. Лучше домой меня иногда переноси хоть на полчасика - очень хочется помыться горячей водой, а в этой каморке только ледяная и то не всегда.

- Ну, хорошо. Если ты так решила, будь по-твоему!

Ирисиксэль щёлкнула пальцами и в ту же минуту жилище Цыпы приобрело прежний вид.

- Спасибо, Ириска! - Цыпа чуть на задушила сестру в объятиях

- Цыпонька, а почему у тебя все руки в синяках и ты такая худая? Вас тут не кормят?

- Кормят... Но, когда я прихожу в столовую, там почти всегда сидит ректор. Он смотрит на меня с такой ненавистью... Я ни кусочка проглотить не могу от страха и от счастья!

Бывает, схвачу несколько кусочков хлеба и убегаю.  Это и ем потом. А синяки... Ну... Это меня ректор иногда за руки берёт и так их от любви стискивает, бывает...

- Понятно. Ну, еды я тебе буду подкидывать потихоньку, а то ты от такой страсти ноги протянешь. И не бойся, твой возлюбленный ничего не заметит. А как там наш братишка?

- О, у Дэлика всё хорошо! За него можно не волноваться. Думаю, к концу обучения пять или шесть наследниц богатейших семей будут бороться за право с ним обручиться.

- А, ну это ещё не скоро. Там посмотрим.

В это время за дверью раздались тяжёлые шаги, прямо поступь Командора и в дверь постучали. Замогильный ледяной голос проскрипел:

 - Адептка, вы здесь?

 - Ой, Ириска, беги! Это ОН!!! Прошептала Цыпа.

Ирисиксэль немедленно телепортировалась во дворец. До самого вечера она ходила такая задумчивая, что все забеспокоились - не заболела королева?

А королева была в тягостных раздумьях - с одной стороны сестру жалко, но с другой... Она, видать, тоже начиталась фэнтези и точно знает - пока влюблённый ректор не замучает адептку до полусмерти, фиг признается в любви. Придётся ждать. Иногда переносить Цыпу для помывки и кормления и поскорее обратно, чтобы злющий и очень подозрительный ректор ничего не заметил.


Глава четырнадцатая

...А тем временем в Академии...

 - Адептка Марципанэль, в вашей комнате пахнет духами, чистым бельём и прослеживаются эманации посторонней сущности! - ржавым голосом проскрипел ректор, едва сдерживая желание накинуться на бедную Цыпу, потерявшую от наслаждения, возбуждения  и страха голос.

И тут Цыпа внезапно вспомнила, что всю свою прежнюю жизнь она провела в Одессе!  Именно там Аполлон и Венера родили близнецов и подкинули их в одесский Дом малютки.

Одесская кровь взыграла не на шутку.

 - А вот мне, предположим,  интересно, где это вы провели последние два часа, а? Может быть, в храме молились? Там вместо ладана теперь панталоны воскуряют?  Может быть, поэтому ваши борода и усы пропахли-таки  нижним дамским бельём до тошноты и всякими  посторонними сущностями?  А теперь вы решили отыграться на невинной ни в чём девушке? И что же вы такого интересного собрались мне предъявить? Расскажите, не стесняйтесь. А лучше идите и помойтесь, а то стоите тут, как Людовик ХIV посреди Версаля и благоухаете.

Ректор просто онемел, но и покраснел тоже. Потому что он только что вернулся от юной 118-летней эльфийки, которая последние 100 лет почти успешно спасала его от спермотоксикоза.  Прелестная златоволосая, зеленоглазая, необыкновенно изящная развратница с внешностью непорочной девы существенно улучшала свой бюджет, одновременно спасая ректора от приступов неконтролируемого бешенства на почве хронического недополучения приятностей  от интимной жизни.

 - А вы... вы... - тут ректора заклинило - перед ним стояла худенькая, прекрасная, несмотря на серое старенькое платьишко и растоптанные войлочные тапки, порозовевшая от негодования девушка. Немного посомневавшись, он взял себя в руки и сказал злым и неприятным голосом:

 - Адептка Марципанэль! За то, что вы дерзите ректору, я объявляю вам выговор и наказание - три года чистить конюшни для единорогов. Если не справитесь, пошлю чистить нужники в мужском корпусе. Может быть, вы тогда поймёте всю глубину и справедливую искренность моего к вам отношения.

От злости ректор даже частично покрылся зелёными чешуйками, а зрачок у него стал вертикальным.

У Цыпы аж в животе всё затрепетало и стянулось в тугой горячий узел.   Огонь рванул по венам, разнося возбуждение в самые потайные уголочки. Панталоны изрядно отсырели, как и бывает у всех девственниц. А ректор, потирая прилично вздувшийся гульфик, стремительно удалился. Только полы длинного чёрного плаща мелькнули в дверях, да странный звук растворился в воздухе - как будто прозвучали трещётки на конце змеиного хвоста. Или как будто кто-то изрядно пукнул.

Вконец разомлевшая Цыпа  улеглась прямо на полу и, поглаживая себя тоненькими пальчиками, потеряла сознание, вместо того, чтобы штанишки постирать.

 В бессознательном состоянии ей снились такие сны, что она невольно приняла позу звезды - любимую позу Ирисиксэль. Видно силён зов крови, потому что Цыпе приснилось то время, которое Ирисиксэль провела, будучи женой 114-ти мужей сразу. Со всеми подробностями. Так что, по выходе из полусна-полуобморока она почувствовала себя сладко изнемождённой и чуть ли не беременной.

Потянувшись, девушка пригладила волосы, отряхнула платье и пошла чистить единорожьи конюшни.

Многолетние залежи навоза она,  Маг Жизни - немедленно превратила в изумрудные травы и заросли экзотических, очень вкусных  цветов, которые единороги тут же принялись жевать.

Так дело и пошло - единороги ели, какали, какашки прорастали травкой и цветами и всё начиналось сначала - ели, какали и т.д.

Когда до ректора дошли слухи о чудодейственном происшествии в конюшне, он побоялся отправлять Цыпу на чистку нужников. Но девушка по собственной инициативе прошлась по нужникам, пощёлкала пальчиками и... У кого-то фиалки или ландыши благоухали в унитазе, а у ректора в золотом ночном горшке вырос Echinocactus grusonii - жутко колючий и болючий.

Резво подпрыгнув,  он помчался к лекарям выщипывать колючки, на ходу обещая Цыпе самые страшные наказания.

А Цыпа с чистой совестью перенеслась к сестре помыться, поесть и рассказать новости. Ирисиксэль хохотала, как сумасшедшая, представляя ректора, несущегося по Академии без штанов, зато с полным задом длинных колючек!

Чистая и сытая Цыпа спала, свернувшись клубочком на своей узенькой коечке, а ректор, с попой намазанной снадобьями, бродил по коридором, наводя ужас на всех адептов, громко скрипя зубами и потирая неприлично надувшийся гульфик. Надо было что-то делать, хотя бы мозоли на ладонях подлечить. Или шить гульфики из нежного эльфийского шёлка и не украшать их колючими бриллиантами. Так же никаких рук не напасёшься!


Глава пятнадцатая

Матримональные планы Ирисиксэль, в отношении Мандаринэля, тем временем всё крепли и приобретали вполне реальные очертания. Она уже переговорила с Королём, насчёт того, чтобы заслать переговорщиков к Керосинэлю и Нефтенэли – родителям их высочеств Нафталинэля и Карбидэли, относительно свадьбы последней с Мандаринэлем.

Мандаринэль скрипел зубами, шаркал ногами, щёлкал суставами, тряс золотыми локонами, свисающими ниже ягодиц, сверкал огромными сапфировыми глазами в обрамлении густых ресниц, но, увы… Все его коварные планы в отношении прелестной мачехи разбивались в прах, потому что она знала заранее всё, что мог изобрести его весьма инфантильный мозг. Да и что он мог – какой-то изнеженный принц против девяностолетней санитарки психдиспансера, закалённой в боях с нищетой и коварными соседями и сослуживцами? Ни-че-го.

Мало помалу дело двигалось к свадьбе. Порочную и развратную Карбидэль надо было как-то подготовить – потому как и внешность, и повадки были далеки от совершенства. Пригласив девушку в гости, поболтать о том, о сём по-девичьи, Ирисиксэль, недолго думая, пощёлкала пальчиками, немного улучшая внешность и восстанавливая давно утраченную девственность.

Обновлённая и значительно улучшенная версия Карбидэль, кружилась перед зеркалом, меряя обновки, которые скинула ей с барского плеча Ирисиксэль. Лёгким движением руки превращая всякий мусор и ненужные мелочи в новые наряды и драгоценности, за каких-то полчаса она справила будущей невестке нехилое приданое. Даже, окончательно скукожившийся и накуксившийся было принц, согласился, что такой вариант его почти устраивает.

Недолго думая – весёлым пирком да свадебку. Когда гости наевшись и напившись, отпели и отплясали,  отплевались и отсморкались, и разъехались по домам, молодых немедленно отправили в свадебное путешествие на байдарке, сплавляться по порогам и водопадам в самой северной части королевства.

И вот тут-то, когда в королевсте наступила окончательная и бесповоротная благодать,  Ирисиксэли пришла в голову удивительная, но очень своевременная  и закономерная мысль. Она мухой смоталась к себе домой на Землю – домик стоял нетронутый, потому что она наложила заклинание неприкосновенности и к нему не могли подойти, подлететь, подкопаться никакие недоброжелатели. Его просто никто не видел. Как не было.

Ирисиксэль включила ноутбук и пошарив недолго по сайтам, быстренько составила список домов престарелых, выбирая при этом самые захудалые и никудышные, где уж точно жили никому не нужные, всеми позабытые, бесполезные и древние старухи.

Ориентируясь на список с адресами, она за ночь посетила несколько убогих приютов и домов скорби и переправила в рощу неподалёку от дворца более ста старушек, которые одной ногой давно стояли в гробу, а второй всё ещё цеплялись за жизнь.

Дело в том, что Ирисиксэль затеяла невиданный по широте и непредставляемый по доброте и духовности эксперимент. Она решила с помощью новых попаданок исправить демографический кризис на планетах, где практически не было женщин. Ну и своим землячкам заодно дать шанс на вторую попытку.

В роще стоял писк и гвалт – толпа юных обнажённых девушек в смятении метались по роще, пока не услышали трубный, но нежный командный голос королевы –

- Стоять!!!

Все замерли, созерцая необыкновенную красавицу, блистающую красотой и драгоценностями.

- Дорогие землячки! Силой волшебства вам дан шанс прожить вторую жизнь. Мало того, вы можете не только быть счастливыми, но и осчастливить множество мужчин, страдающих в отсутствии женской ласки. Вас будут любить, холить и лелеять, баловать и осыпать драгоценностями – а в ваши обязанности входит только принимать всё это и повышать рождаемость в том регионе, куда вы попадёте.

Онемевшие от перспектив, бывшие старушки ощупывали себя руками, недоверчиво смотрели друг на друга, а увидев смутно знакомые лица, кричали –

- Петровна, ты штоль? Кака красотка… и чо, и я така? Али лучше?

- Так! – сказала Ирисиксэль, - все красавицы. Все здоровы и молоды и все девственницы. Есть один недостаток – вы не призванные, поэтому придётся вас учить местным языкам. Но у меня тут есть один спец в знакомых, думаю, за недельку он вас поднатаскает.  (заодно и Цыпе даст отдохнуть - подумала она про себя).



Глава шестнадцатая

Лёгким движением руки Ирисиксэль открыла портал в старый дворцовый парк и перенесла туда всех новых попаданок. В углу парка она ещё вчера переоборудовала старый сарай в весьма приличный пансион для королевских воспитанниц, со всеми удобствами, на 200 мест, предвидя, что не остановится на достигнутом. Девушки, радостно галдя, занимали комнаты, мылись, переодевались из старых приютских одёжек в новые наряды из белоснежного эльфийского шёлка. Пока они осваивались, Ирисиксэль, накинув заклинание «отвод глаз», пробежалась по обворованным ею приютам. Там царило возбуждённое непонятие произошедшего – десятки древних, никому не нужных старушек исчезли, словно растворились в воздухе. Феномен уже освещался в местных СМИ особо продвинутыми журналистами. Ирисиксэль, включив дома телевизор, хохоча смотрела прямой эфир –

- А-а-а… Матвей?

- Да. Э-э-э… Ирина?

- А-а-а… да. Матвей? У вас пропадали, а-а-а… старушки?

- Э-э-э… Ирина? Что? У вас э-э-э тоже?

-Матвей? А-а-а…

- Ирина? Э-э-э…

И так далее - козлиное бэканье и мэканье, так присущее нынче все журналистам,  и не только им, было совершенно неинтересно слушать дальше, и Ирисиксэль вернулась во дворец. Намытые и накормленные девушки спали, все как одна в позе звезды. Могучий храп, вырываясь из пухленьких коралловых губок, сотрясал стены пансиона. Всё было нормально, и Ирисиксэль удалилась в свои покои, чтобы разработать план по привлечению ректора к обучению землянок местному языку.

Король Лимонель, узнав о благотворительной деятельности жены, тут же немедленно наградил её всеми возможными и невозможными, выкованными местными кузнецами и украшенными ювелирами, орденами, медалями, почётными знаками и т.д.

Увешанная наградами, румяная от удовольствия королева, напоминала новогоднюю ёлку. Казалось бы, пустяк, а приятно – 115 орденов и медалей, не считая мелочей. Среди прочего был бриллиантовый орден за особые заслуги лично перед королём, сделанный в форме пениса. На торжественном вручении присутствовали все жители замка и окрестностей. Дворецкий после кражи ложек и последующей порки, оказался весьма сообразительным и полезным человеком. Он моментально освоил компьютер, фотоаппарат и прочие новшества, привнесённые Ирисиксэлью в скучный быт королевства. Все присутствующие на празднике пожелали запечатлеться чудо аппаратом. После небольших разборок – кому где стоять, дворецкий сделал многочисленные фото и убежал печатать фотографии на оборудовании, которое также перенесла сюда Ирисиксэль.

А тем временем в Академии происходили события, взбудоражившие всех адептов и преподавателей. Ректор, вылечивший свой зад после поцелуя кактуса, появился в коридорах Академии в новом наряде. Куда подевались его чёрные плащи, украшенные сапфирами и изумрудами, обозначающими важность персоны? А кожаные брюки, с расшитыми алмазами гульфиками? О, ужас! Ректор был весь в белом, а на белых же брюках красовался гульфик из тончайшего и мягчайшего белоснежного эльфийского шёлка, слегка уже запятнанный прикосновением потных ректоровых ладоней.

Поражённые новым образом ректора, адепты крались вдоль стен, опасаясь даже представить, чего им ожидать от такого преображения. А ректор растягивал в улыбке непривычные к этому губы и кивал всем направо и налево, как китайский болванчик. Целых две минуты. А по истечении этого времени он аж заискрил от бешенства, увидев идущую по коридору сытую и чистую, благоухающую цветами Цыпу. И ладно бы она просто шла, она плыла, соблазнительно покачивая бёдрами и распространяя вокруг себя такие волны счастья и любви, что ректора немедленно вырвало желчью прямо на новый белый наряд.

- Адептка! Прорычал он сквозь крепко стиснутые остатки зубов – Немедленно ко мне в кабинет! – и удалился, как белый призрак.

Покорная Марципанэль поплыла в сторону страшного кабинета, напевая себе под нос – …и девушек наших ведут в кабинет…

Перед страшной дверью она чуть помедлила, а потом толкнула её нежной ручкой и, услышав приглашающий рык, зашла.

Ректор стоял у стола и крепко стиснув руки, чтобы они не дёргались в сторону гульфика, прожигал Цыпу горящим огнём взглядом. По его нахмуренному лицу катились крупные капли кровавого пота. Остатки зубов скрежетали, как несмазанные ворота, а их осколки сыпались на заблёванную грудь.

Увидев столь печальное зрелище, Цыпа смело подошла к любимому и, проведя рукой по его лицу, немедленно отрастила ему новые зубы и наладила потообмен.Заодно она подчистила и костюмчик.

Не в силах перенести такой дерзости, ректор схватил её за талию и так прижал к себе, что сломал бедняжке несколько рёбер в порыве страсти. Лёгким движением руки Цыпа исправила эту оплошность – зря она Маг Жизни, что ли?

Это взбесило влюблённого без памяти ректора и в течении часа он ломал девушке кости, а она, улыбаясь сквозь обильные слёзы, заживляла переломы и раны.

Поняв, что так от девушки взаимности не добиться, ректор сел в кресло и зарыдал, уткнувшись в серенькое платьице Цыпы.

А она окончательно его добила, ласково погладив по головке.

Вдруг идиллия была прервана – под громкий рёв и всхлипывания в кабинет вошла королева. Ректор бы и рад её выгнать, но она королева! Именно её заботами в Академии настолько всё изменилось в хорошую сторону, да и зарплату ректору повысили. Он прекратил реветь и уставился на королеву красными от слёз глазами.

- Господин ректор! Я хочу сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться! – сказала Ирисиксэль тоном дона Корлеоне. И посмотрела на ректора вглядом крёстного отца.




Глава семнадцатая

Ректор прижался к боку Цыпы и прошептал

- Что вам надо, Ваше величество? Вы же видите, в каком печальном я состоянии! Обстоятельства угрожают моему имиджу жестокого ректора, студенты перестанут меня бояться и уважать, а значит, уровень успеваемости резко снизится!

- Ой! Да ладно вам! Я уверена, что студенты наоборот станут учиться лучше, если вы на некоторое время удалитесь в творческую командировку. И перестанете пугать их своим мрачным видом и зубовным скрежетом. Кроме того, ваш… орган, находящийся в постоянной боевой готовности, отнюдь не способствует высокой успеваемости. У меня есть, что вам предложить.

- И что же это?

- Это приватное обучение местному языку на дому. 102 девушки, прибывшие из другого мира, ждут вас с нетерпением.

- Сто две??? Нет! Столько я не потяну!

- А вам и не надо делать ничего особенного – просто обучить их языку. Но вам придётся жить в пансионе постоянно, нет ничего лучше, как круглосуточное общение с носителем языка.

Ректор заскрипел новыми зубами и умоляюще посмотрел на Цыпу.

- Что? – спросила девушка? – Что вас не устраивает, Эрекцестояль?

- Как, как ты его назвала??? – задыхаясь от смеха, спросила королева.

- Эрекцестояль, а что? Сокращённо можно Эриком звать.

- Ага. Или Стояликом! – продолжала хохотать королева. – Это ж надо такое имечко удумать, а? вот почему его вечная эрекция мучает. Ну, Цыпа, с таким мужем скучать будет некогда. Вообще ничего будет некогда. Ой, не могу – Эрик-Стоялик… Значит так, господин ректор, сегодня же вы со мной отбудете во дворец и приступите к своим обязанностям. Чем скорее девушки заговорят на местном наречии, тем скорее вы вернётесь в Академию.

Ректор окончательно разрыдался и, вытирая сопли бывшим белоснежным рукавом, ушёл собирать чемодан.

- Ириска! – завизжала Цыпа, кинувшись сестре на шею, - Какая же ты умница! Я его, конечно, люблю, как и положено по всем попаданским законам, но как же он мне надоел!

- Вот я и решила устроить тебе каникулы. Кроме того, там таких девчат привезла с Земли… Он может и не устоять. И у тебя появится свобода выбора, понимаешь, сестричка?

- Понимаю, конечно. Ты знаешь, я себя так ругаю, но мне бы очень хотелось попробовать хоть немножечко из того, что ты пережила, когда тебя украли… - смущённо пролепетала Цыпа. –Только я же понимаю, что после этого буду уже не девственница…

- Да ладно тебе! У меня там 114 мужей было, а за короля я нетронутой девицей вышла. Там знаешь, какой контроль? Под кроватью только что не прячутся. Подглядывают и подслушивают. И уж простыночку-то с первой нашей ночи уволокли и обследовали со всех сторон. Одного не учли – я могу не только окружающих, но и себя преобразить так, как мне надо. Так что, сестрёнка, я вполне могу устроить нам небольшие каникулы и никто ни о чём не догадается. Лимонэля я, конечно, могу в кого угодно преображать, но натуральные монстрики куда вкуснее!

Сказано – сделано. Не откладывая в долгий ящик, сёстры, крепко взявшись за руки, мгновенно перенеслись в заветную спальню. На огромной кровати спала какая-то невзрачная девица, вся искусанная и обмазанная непонятными субстанциями, которая тут же проснулась, открыв мутные глаза, и жестами попыталась выяснить – кто там? Потом она нашарила между подушек планшет и девушки пообщались. Попаданка в гарем попалась какая-то хилая – уже на 98-ом муже она сломалась и слёзно выпросила два выходных.

- О, то, что надо, мужья голодные! – потирая руки, сказала королева.

На шум разговоров в комнату проникли прислужники. От вида Ирисиксэль и ещё одной красотки, у них немедленно потекли слюни.

- Закатали губы! Позвать сюда нагов и арахноидов! – скомандовала королева.

Только прослышав о появлении утраченной возлюбленной, мужья выстроились в длинную очередь. С трудом сдерживая руками огромные возбуждённые достоинства, они тихонько переругивались – кто за кем занимал. А бывший возлюбленный Ирисиксэли арахноид, с рёвом «вас тут не стояло!!!» прорвался к спальне вне очереди.

Ослабевшую и неоправдавшую унесли в регенерационный блок. И пошло веселье! Цыпа абсолютно не испугалась, увидев непомерные и разнофигурные достоинства существ, которых назвать людьми нельзя было даже с большой натяжкой. Она успевала принять троих-четверых зараз и носом визжала от восторга так, что очередь в коридоре не только не убывала, а наоборот росла. Все хотели урвать свой небольшой кусочек счастья. За день королева с сестрой осчастливили такую толпу, что их немедленно закидали подарками и на руках отнесли к месту перехода, вымолив обещание, появляться хоть иногда.

- Не переживайте, мои дорогие, - сказала королева, - не пройдёт и месяца, как у вас будет 102 юные и прелестные невесты, обученные всему, что надо.

Дикий рёв восторга потряс своды величественного леса.

Вернувшись домой, Ирисиксэль первым делом восстановила девственность Цыпе и позаботилась об отсутствии нежелательных беременностей. Ничего не заметивший король, поприветствовал сестру жены, а самоё жену немедленно поволок в спальню. Ирисиксэль, оглядываясь на Цыпу, корчила ей смешные и многозначительные рожицы, показывая в спину королю оттопыренный средний палец. Цыпа хихикала и краснела от удовольствия, вспоминая интимные и будоражащие подробности прогулки.


А тем временем в пансионе для новых попаданок……….


Глава восемнадцатая

Сто две девушки, которые в последние 70 лет живого мужика практически не видали, намытые, наряженные, разодетые и разобутые доброй королевой, собрались в огромном актовом зале. Королеве пришло в голову нарядить их в платья времён Людовика XIV. Она не пожалела времени и заготовила огромные кучи нарядов, украсив их бесчисленным количеством бриллиантов, которые она лёгким мановением руки изготовляла из обычных голышей. Пышные одежды пастельных оттенков напоминали сентиментальной Ирисиксэли об Анжелике – любимой героине книг и кинофильмов.

Возбуждённые красотки, шелестя шелками и блистая бриллиантами, расселись и приготовились слушать.

Ректор, с некоторым опасением, забрался на сцену и уселся за столом.

- Здравствуйте, адептки. – он встал и обошёл стол, заглядывая под скатерть – достаточно ли низко она опущена и не будет ли видно его в том случае, если он по привычке начнёт потирать гульфик. Но всё было хорошо – скатерть была опущена до самого пола. Довольно потирая руки, он уселся за стол и уставился в зал. Господи… Сто две пары огромных, сверкающих предвкушением глаз просто прожигали его!

- Начнём наш первый урок! Надеюсь, вы приложите все усилия для скорейшего обучения. – сказал ректор и уткнулся в конспекты, ища вторую фразу заготовленной речи.

И вдруг в актовом зале, нарушая мёртвую тишину, раздалось негромкое рычание. За ним ещё – теперь уже громче, и через минуту рычал уже весь зал. Ректор испуганно смотрел на девиц, а те пыхтели, краснели, но ничего не могли сделать – зверское рычание неслось из их голодных животов. Бурчало так, что за окнами дворца завыли собаки, закукарекали петухи, занеслись с перепугу куры, гуси и утки, забегали слуги, пряча всё в виду приближающейся грозы.

Оказалось, чтобы выглядеть более томными, бледными и привлекательными, а также, чтобы максимально затянуть корсеты, девушки пропустили ужин и не пошли на завтрак. Растерянный ректор что-то лепетал, но из-за громкого желудочного рычания никто ничего не понял. Тогда он просто сел на сцену, свесив ноги в зал и целых пятнадцать минут наслаждался утробными руладами. Временами даже складывались неплохие мелодии, которым он пробовал подпевать. Наконец в зале всё стихло. Багровые от стыда девушки прятали глаза, стараясь не смотреть на красавца ректора. А он, решив сгладить неловкий и напряжённый момент, собрался подняться на сцену эффектным прыжком, но, не рассчитав усилий, громко пукнул – он-то, в отличии от девушек, очень даже плотно и поужинал, и позавтракал.

Это был конец карьеры! Девушки ржали так, что у них бриллианты с платьев осыпались, с громким треском лопались корсеты и резинки в трусах. Отклеились все мушки и растрепались высокие причёски.  Несмотря на это, хохот не прекращался.

И вдруг всё стихло, как по мановению волшебной палочки – в зал вошла королева.

При виде её ученицы вытерли слёзы и дружно высморкались в пышные рукава. А ректор сидел не шевелясь, и думал о своей горькой доле.

 - Ну, чего ты, Стоялик? Дело-то житейское. Приступайте уже к обучению.

Посмотрев около часа на муки преподавателя и учениц, она не выдержала, щёлкнула пальцами раз двадцать подряд, окутав зал синими электросварочными искрами. Потрясённый ректор услышал, как внезапно все сто две девушки защебетали на местном наречии. Даже для него, мага широкого профиля, имеющего пятьдесят пятый уровень, тысячу лет практики за плечами, множество дипломов за победы в конкурсах и олимпиадах,  это было чересчур. Когда он полностью осознал все неограниченные возможности королевы, он, застенчиво пукнув на прощание, тихонько погрузился в глубокую кому.

Академские маги, после многочисленных попыток вернуть ректора в строй, сломав охапку волшебных палочек и натерев мозоль на языке беспроигрышным Экспекто Патронум, Энервейт, Пиертотум Локомотор – отступились… Всё было бесполезно и его пришлось унести к целителям на лечение травами. У Ирисиксэль так и чесался язык – посоветовать серепентулий заварить, но она воздержалась – припишут ещё попытку отравления возможного будущего зятя.

Девушек ещё немного поднатаскали по реалиям местной жизни и разослали почтовых страусов, пингвинов, утконосов и выхухолей с объявлениями о начале конкурса отбора женихов.

Со всех королевств и с ближайших планет рекой потекла лавина страдальцев, уставших от жизни без женщин. Да и правда, что за жизнь без этих сладостных, порхающих мотыльков? Таких нежных и беззащитных! Таких слабеньких и беспомощных! Попробуй-ка хоть один герой на себе испытать то, что ежедневно испытывают женщины с большим гаремом мужей… Одного раза хватит на всю жизнь. Хотя были прецеденты, сходились кентавры с нагами. Но и там, увы, гармонии не вышло – то наг кентавра задушит в порыве страсти, то кентавр нага затопчет, если тот сразу с двух концов зайдёт. А женщины ничего, по трое легко умели зараз ублажить. И, как писала одна авторша – «только лёгкое будоражущее впечатление». А другая всё время пишет – «После дикой боли наступило такое блаженство…» Может и не врут, кто его знает…

Так что отбор обещал быть интересным и очень прибыльным. Одна невеста – один мешок золота. Всё по-честному. Поэтому Ирисиксэль увеличила размеры хранилища королевской казны сразу вдесятеро – куда-то надо мешки с золотом складывать.



Надеюсь, что продолжение следует)


Рецензии
Мила, постебаться от души над романами-фэнтези, это ещё круче критических разборов
"грези неземной"))) Здесь космос со всеми превращениями и исполнениями желаний, даже самых "эльфийских" размером 10х10.
Тоже надеюсь, что продолжение будет))
Хотя чего уже только не происходило с Даздрапермой-Ирисиксэль в её новом воплощении. Имена, это отдельная сказка:)))
Спасибище за удовольствие!


Ирина Лазаренко   12.06.2019 16:52     Заявить о нарушении