Куриная ножка

КУРИНАЯ НОЖКА

Солидный мужчина ступил на подножку модного скоростного поезда и бросил взгляд внутрь вагона. Айпады, сигары, ликер, маникюр… Полно дам, подходящих для флирта. Престижная поездка обещала стать приятной. В вагоне диктор учил пассажиров не бросать бумагу в унитаз и предлагал приобрести на никому не нужную память о путешествии абсолютно бесполезную сувенирную продукцию. Грозная проводница пересадила суетливых китайцев, которые пожелали ехать рядом, и занялась судьбой непутевой старухи, предъявившей билет аж на завтрашний рейс. "Гоу! - рявкнула вагонозаведующая на английском языке, указуя перстом на двери, - Е тикет из ап томорроу трэйн!" Темная бабка вжалась в кресло. Проводница выполняла новомодные инструкции начальства: сначала говорить по-английски, и только потом - по-русски! А бабка не понимала: почему к ней обращаются на басурманском языке? Может, она и впрямь не туда села? Это было смешно. Взрослый мужчина прикрыл глаза и вспомнил, как когда-то уезжал далеко от дома впервые.

***********************************************
«На дорожку меня решили как следует набить едой! «Давай-ка еще ножку съешь! Уж больно ты худой!" - не принимая возражений, мама положила мне добавки, - "Когда ты женишься, я научу невестку готовить! Сделать курицу мягкой и ароматной внутри с хрустящей корочкой снаружи -  не так просто! Неправы те, кто обдирает с дичи кожицу, считая ее опасной! Вреда в ней немного, зато в коже - самый смак и удовольствие!" Готовила мама вкусно, перед разлукой ей хотелось накормить ребенка впрок. Униженный беспросветным безденежьем, я решил провести лето в деревне у тетки. Сплошная выгода: и здоровье поправлю, и средства сэкономлю! Итак, меня ждал маленький провинциальный Луцк. Перспектива представлялась безрадостной, но другого выхода я не видел. С трудом запихнув в себя вкусную, но явно лишнюю четвертую куриную ножку, я поцеловал маму на прощание. Милая мама! Я стремился выглядеть взрослым и не позволил проводить себя до вагона. Там ждала моя первая, единственная и очень сильная любовь. Незадолго до этого она сама познакомилась со мной в вагоне метро: смотрела, смотрела, а потом подошла, взяла за руку и повезла к себе. Без лишних слов. Уж больно я был хорош! Никак не могу забыть лицо отца, уезжавшего в поезде без меня. Это случилось впервые. Мы с ним откуда-то возвращались домой, до тех пор он и не задумывался, что сын вырос! Папа был изумлен! В ту ночь я стал мужчиной. Впрочем, отец меня отлично понимал: когда-то ему и самому учиться было некогда! За его плечами осталось целых пять первых курсов в разных институтах, и каждый раз перейти на второй ему мешали похотливые девицы. Одна из них была богачкой и для интимных утех арендовала сразу три соседних гостиничных номера, не доверяя звукоизоляции свои неприлично громкие нечеловеческие крики. Да уж, папа в свое время хорошо погулял! Я считал себя достаточно привлекательным, чтобы обладать всем лучшим. И вот рядом - моя девушка, красивая умница - то, что я люблю! Мы целовались взасос на виду у всего состава, под одобрительно-бдительным взглядом курпулентной проводницы. Взмокшая в тесном парике и узкой униформе, она не выдержала: "Что ж такая девушка с нами-то не едет?" В ответ мы лишь пожали плечами: совместных планов на жаркие месяцы строить не умел ни один из нас. Какая-то безымянная провожающая показала отъезжающему кулак: "Леня! Если бы был жив Яша, он вырвал бы тебе ноздри!" Мы прыснули со смеху, и я ступил на подножку. Поезд тронулся в скучное одинокое лето. И тут меня оглушил сильнейший запах жареной с чесноком курицы. О нет! Курицы мне вполне хватило дома! Я возмущенно обводил взглядом пассажиров, пытаясь опознать виновника дискомфорта. Одно из лиц поражало. Девушка, проводившая меня три минуты назад и казавшаяся любовью всей жизни, сразу перестала существовать. У меня уже появилась другая. Умная красавица занимала место напротив. И в сердце заняла. Потек бесконечный разговор. Я был готов всю дорогу смотреть на нее, подперев подбородок руками, и бессмысленно улыбаться. Она же, как бывает в пути, одаривала меня откровениями. Потом девица спохватилась: "Ты, наверно, проголодался? Сам виноват! Меня никто так не слушал! У тебя талант! Хочешь жареной курочки?" В ее руке оказалась здоровенная, истекающая пряным жиром и нежным соком аппетитная ножка. Ого! Меня аж передернуло! При жизни эта курица, должно быть, была в бедрах размером с меня и, вероятно, ходила в джинсах сорок шестого размера. "Или тебе крылышко дать?» Предложенная мне жареная конечность вполне могла поднять в воздух небольшого размера «Боинг». Чего же стоило ожидать от гузки этого животного? Уделает целый континент? Обгадит всю Европу? Я стал фанатом заморского фастфуда KFC гораздо позже, ножки Буша будоражат мое воображение. Но тогда меня замутило. Ножка могла стать пятой за день! Я отрицательно замотал головой. Ах, вот откуда шел запах! Ну зачем она все испортила? Почему у всех на уме одни продукты? И как могла Дульсинея запастись в дорогу курицей? Ей же не пристало быть такой, как все! "Я лучше закажу кофе!" - проблеял я. Когда сквозь неприступное заграждение, состоявшее из вонючих ног и орущих младенцев, я добрел до проводницы, та ответила строгим недоуменным взглядом: "Кофе - можно. А почему два?" Я признался ей, что только что встретил девушку своей мечты: "Так бывает в жизни!" Проводница сочувственно шмыгнула носом и намешала в стаканах отвратительно-коричневую жижу: "А как же та, другая?" Я пожал плечами. Какая другая? Она разве была? "Ладно, я тогда пораньше свет погашу!" - молвила вагоновожатая. Она показалась мне пошлой дурой: я еще презирал секс, и уж тем более в мои планы не входили бесшумные плотские утехи под сероватой влажной простыней со штампом "Октябрьская железная дорога". Мое сердце пело и стонало, я хотел писать сонеты и сочинять кантаты, увековечивая посетившее меня чувство. Куриные ножки и потушенный свет портили всю картину! Жизнь подталкивала меня к вульгарному путевому адюльтеру, не желая признавать, что со мной происходит что-то сверхъестественное, чудо! Свет погас, курицей запахло еще сильнее. Какая пошлость! Секса в ту ночь не было. Но не было в моей жизни и второй такой ночи. Под утро я был готов на все. Если она захочет, пусть кормит меня курицей хоть каждый день! Пусть даже наших будущих детей потчует манной кашей, сваренной на курином бульоне! Только бы была рядом! Когда за грязным стеклом засерел тусклый рассвет, утомленный ночными бдениями, я вслух поинтересовался, что будет дальше. В бесконечном перестуке колес и лязге стрелок трудно было разобрать ее ответ. Я почти не расслышал страшное "У меня уже есть парень!" Со мной разговаривали отведенные в сторону глаза и рука, которую у меня отобрали. Моя новая любовь ехала к своему единственному. Что ж. «Мы обязательно встретимся!» - шепнула она. «Ты не вернешься!» - подумал я.
Поезд причалил к перрону, и полуслепая ведьма из числа пассажиров, приняв мою юношескую миловидность за женственность, возопила на весь состав: «Доченька, достань мне чемодан, ты такая высокая!» Раздался всеобщий смех. Тоже мне! Взяла и задержала! Моя ненаглядная выпорхнула из состава в объятия жениха. Выбравшись из поезда, я проследил за их встречей. Чужой мужик поднял ее на руки и понес в деревенский автобус доисторического вида. Да уж, этот пахарь не откажется от аппетитной куриной ножки. Что она там говорила? "Я нашла мужчину, похожего на моего отца!" Я увидел рядом с влюбленными взрослого бугая пребандитского вида и содрогнулся. Это что, ее папаша? Бугай погрозил мне кулачищем и смачно харкнул в канаву. В соседней деревне я проведу лето. «Следующая станция – Луцк! Заходим в вагоны!» - проводница пригласила на посадку. Мрак! С перрона в уши донесся диалог подвыпивших аборигенов: «Быдлаев, бери чемодан!» Быдлаев? Ой-йо! А я-то переживал, что ей не понравится моя изысканно-польская фамилия! Я поплелся в здание вокзала, чтобы услышать в эбонитовой трубке голос предыдущей возлюбленной. Так, по старой памяти! Той ночью во мне открыли талант слушателя. Может, стоит сделаться интервьюером? В конце концов, банальный микрофон по форме напоминает пресловутую куриную ножку! Запах жареной курицы стал моим первым афродизиаком! Сильнейшая алхимия! Так или иначе, я решил, что больше не притронусь к жареной курице. Ни за что на свете! Я отвечал за свои слова, мне было уже целых семнадцать лет!»

**************************************************

            Это случилось в те незапамятные времена, когда килограмм картошки стоил десять копеек, а белокурая Агнета еще не развелась с Бенни, превратив любимую музыку его юности в ностальгическое воспоминание «Дискотека восьмидесятых»...

2016


Рецензии
"Где мои семнадцать лет..." - Высоцкий. Эх, юность, где ты? Где время, когда влюбляешься постоянно. Понравилось.

Валентина Забайкальская   13.09.2021 10:40     Заявить о нарушении