Coffee to go

COFFEE TO GO!

На уровне пятисот метров над уровнем моря две высочайшие на острове башни любовались друг другом. Их верхушки были идентичны, что позволяло каждой смотреть на соседку, как в зеркало: "Какая я красивая!" Мимо сновали деловитые птицы и юркие самолетики. Прохожие задирали головы, а вслед - и носы: "Увидеть эти дома доводится не всякому! Жизнь удалась!" Основания башен сильно разнились. Граунд-зеро, или нулевой этаж северного здания, являл собой мощный, оборудованный вооруженной охраной, вход в самые богатые на земле бизнес-офисы. Южное здание опиралось на стандартную станцию метро и кафе с высокими ценами и экраном, на котором по чьей-то странной затее крутили старые советские фильмы. Тем солнечным сентябрьским утром посетителям "давали" "Ауру страсти".
Выглянув в зал кафе через огромное стекло, служившее стеной, бывшая нищая русская ученая, а ныне состоятельная американская посудомойка Карина Альбертовна завернула кран с горячей водой, бросила в раковину чашку, стянула с изящных ручек зеленые резиновые перчатки и крикнула на чистом русском: "Зоя, я потом домою! Там в самом начале - моя любимая сцена! She встречает Hima!" Фильм непостижимым образом возвращал ее в прежнюю жизнь - в ней Карина Альбертовна была коренной ленинградкой, кандидатом наук и заведовала кафедрой крупного института. Ее напарница Зоя извлекла румяные локти из белой пены "Fairy": "Смотри спокойно! Сварить тебе coffee to go?" Это был самый дешевый в ассортименте напиток – но именно поэтому сотрудникам дозволялось употреблять его бесплатно, и в неограниченных количествах. Зоя и Карина по старой советской привычке часто ссорились, но не на сей раз. Почему-то этим утром они испытывали друг к другу необыкновенный прилив нежности. Итак, Карина Альбертовна прильнула к экрану. А Зоя кино не смотрела, вспоминать не любила, ей нравилось здесь и сейчас. Понимаете, да? В прежней жизни Зоя, служившая нянькой, и близко не подошла бы к Карине Альбертовне, но загадочная аббревиатура "ПМЖ" в корне изменила ситуацию - дамы, достигшие "третьего возраста" в другом полушарии, стали нежными подругами. Мужей у обеих отродясь не было, эх, да что там говорить! Какая уж тут аура страсти?
She знала эту картину наизусть, хотя со времени съемок прошло больше двадцати лет! Она и сейчас помнила каждую свою реплику. Герои фильма встретились в переломное для страны революционное время и, полюбив друг друга, пришли к решению остаться на родине. She была чудо как хороша в роли звезды немого кино, по нелепости погибающей за власть большевиков. Именно "Аура страсти" сделала начинающую актрису советской кинозвездой. А потом все советское стало прошлым. Страна, пущенная по миру, ждала перемен. She с мужем решили: пора ехать! Они не представляли, что будет здесь, и не знали, что их ожидает там. Маячившие на горизонте силуэты небоскребов-близнецов олицетворяли стабильность и достаток. Исчезновение звезды масштаба She не могло остаться незамеченным. Но уж больно туго приходилось ее стране. Всем было не до She, и ее новая жизнь наступила до окончания предыдущей. Об этой теории She узнала от подруги - та, решив совершить прижизненную реинкарнацию, в зрелом возрасте родила сына. She мамой уже являлась. Перерождения она решила искать посредством эмиграции: «Это, - успокаивала она себя, - как поменять обивку на старом диване!» Но чем заняться на новой родине? О кинокарьере She в Голливуде речи идти не могло. Преградой был акцент. Пришлось вернуться к первой профессии. И вот уже десять лет She - преуспевающий детский доктор, один из лучших педиатров Бруклина! О кино у нее дома вспоминать не принято. Муж She столь же успешен, как и холоден, но она старается не делать из этого проблемы. Обширной врачебной практике She позавидует любой. Ей остаётся завоевать Манхэттен. Буквально вчера ею был арендован офис в северной башне! Теперь-то они заживут! Отныне никакого coffee to go! Фу! Дешевое пойло для бедняков и туристов! She имеет законное право на чашку вкусного утреннего латте в модном кафе! Скромно, дорого и шикарно! К тому же ee здесь никто не узнает! Со времени съемок картины она сделалась солиднее и сменила распущенные волосы на прическу в виде короны. Но облик She остался таким же свежим, fresh, и она, как прежде, одевалась во все оттенки зеленого. She has her personal style! Для покорения главного острова мира ею был приобретен шелковый брючный костюм от Скиапарелли. Естественно, зелёный! К нему подошла оливковая шляпка и коралловые бусы. Новая жизнь, новый офис, новый костюм! Ну как это не отметить в кафе? She присела за столик, заказала чашку дорогущего латте и бросила беглый взгляд на экран. На нем тут же возникло ее лицо. Боже! "Аура страсти"! На всякий случай She надвинула шляпку поглубже: этого еще не хватало! Кино - в далеком прошлом: "Я должна была приехать сюда! Ради детей!" Звезда нахмурилась: кино отвлекает ее от чего-то более глобального. Несмотря на многочисленные поводы к радости, She с раннего утра не оставляла смутная тревога. Что-то должно случиться! Старый фильм на экране? Нет, не то! She покосилась на экран и невольно залюбовалась своим изображением: "Какая же все-таки я была красивая!" Бывшая актриса закрыла ладонью правый глаз. Вертикально.
За стеклянной перегородкой кухни тут же заметили фирменный жест звезды. В прежние времена She часто делала это на экране! Посудомойки затеяли отчаянный спор. Она или не она? Стоит ли подойти к актрисе и попробовать извлечь из знакомства... Ну, хоть что-нибудь? Ради детей! Зоя закричала: "Смотри, вон она - там, за угловым столиком в маленькой шляпке! Это же She! Пойдем сфотографируемся! Заведем знакомство! Она же была звездой! Интересно, чем она занимается? Пусть поможет, что ей стоит? Не всегда же нам мыть посуду!" Но Карина Альбертовна отрицательно замотала головой. Просить не в ее правилах! Рассчитывать следует только на себя! Да и ради репутации кафе следует оставить She в покое. «Лучше посмотри на Олега Газманова!» - посоветовала она Зое. «Где он? – почти закричала ее напарница, потом оглядела бар и продолжила - Так его же нет нигде!» «Вот я и говорю: Посмотри!» - произнесла подруга. Зоя осеклась. Сама Карина Альбертовна отправила дочку за океан, когда та была школьницей - в рамках культурного обмена. Ребёнок тогда рыдал: "Мамочка! Я не хочу!" Ученая с горечью оторвала от себя маленькие ручки: "Ты должна! Ради будущего детей!" Девочка хмыкнула: каких детей? Ей всего одиннадцать! Но ее мама знала, что делает. Дочь давно замужем, делает карьеру и с годами забрала мать к себе. То обстоятельство, что Карине Альбертовне пришлось оставить научную кафедру, ее нимало не смущало. Последние годы советские ученые откровенно голодали. Денег в американской семье хватает, а посуду в кафе она моет исключительно "разнообразия для". Так, мелочь на карманные расходы. Недовольная Зоя пожала плечами. Она-то бросила Россию и уехала вместе с дочерью, которую броско и предусмотрительно назвала Малиной. Сейчас обладательница экзотического ягодного имени пробивалась на загадочном Бродвее. А Зоя была рядом: так спокойнее! Покровительство She, бывшей звезды, Малине могло пригодиться. Связи-то никуда не деваются! Не выходить же Малине за таксиста! Хотя уж эти-то парни всегда при деньгах! Зоя посмотрела в окно. Стоянка с раннего утра забита желтыми машинами. От толпы темнокожих чернобородых таксистов, состоявшей из эмигрантов "новой волны", отделился яркий блондин. Заметив его, Зоя присвистнула: "Вот так совпадение! Это же Him!"
Когда-то Him считался первым советским кинопринцем. Он тоже снимался в "Ауре страсти". С She вместе они прославились, пофлиртовали, и людская молва их поженила. У него были самые красивые щиколотки, которые She доводилось видеть - произведение искусства! Вот бы их потрогать! Но She была замужем. К тому же общение с партнером вызывало легкую досаду: такой красивый человек, а несет пургу, да и ведет себя странновато. «Наверное, - грустно думала She, - он просто не самый умный человек в мире. Как жаль!» А потом они по отдельности умотали за океан - и надолго потерялись! Все знали, что Him мечтал пробиться в Голливуде. Никто не знал, что, осознав тщетность надежд, он избрал манкую, но шаткую стезю компаньона взрослых актрис. Это называлось английским словечком «Starfucker»! И к тому имелся резон: не желать общества вечно-юного Him было невозможно! Так повелось, что он оставлял очередную покровительницу первым, переключаясь на новую. Но вот одна актриса (далеко не из первого эшелона) бросила его сама. Это был удар ниже пояса. Прямо в рабочий инвентарь! От неожиданности и обиды Him впервые ушел в запой. Когда он выбрался на поверхность и на подкашивающихся ногах добрел до зеркала, то понял: пора искать новое занятие. Нос сломан, передние зубы выбиты, а глаз заплывал свежайшим желто-фиолетовым фингалом. Его волнующая свежесть осталась в прошлом. Делать нечего - безнадежно постарев, Him примкнул к профсоюзу таксистов! Куда исчезла She, не знал никто. И вот она здесь, да еще рядом с Him! Неужели у них свидание? Но он занял другой столик, не заметив партнерши. Зоя и Карина Альбертовна непонимающе переглянулись. Судя по фуражке, Him - таксист! Судя по торопливой походке, пришел сюда, зная о показе фильма. С поправкой на годы - все еще красавец! «Кем бы Him ни был прежде, но если с такими фантастическими внешними данными в итоге оказался таксистом, то он - полный идиот!» - со знанием дела заявила Карина Альбертовна подруге. Him уселся в центре зала, попросил колу и уставился на экран. По его лицу ни одна из посудомоек не прочитала ничего. Да уж, на этом острове можно встретить кого угодно!
А She, поглядывая на экран, думала, кстати, о Him: "Где-то он сейчас? Каким стал? Небось, до сих пор налегает на растворимую дрянь! У Him всегда был ужасный вкус! В прокуренном баре "Ленфильма" он покупал себе какой-то бурды, а ей приносил дымящуюся чашку крепкого кофе. Юная She тогда прикрывала правый глаз ладонью, а он шутя целовал ей пальцы - и оба весело смеялись. Флирт - не более! Не было еще coffee to go, а маленький двойной походил на кофе! Да и люди были похожи на людей, или она скучает по той прежней жизни?” Помотав головой, She расправила плечи: да чушь, все у нее отлично! И тут она заметила Him. Откуда он тут взялся? Вот уж действительно, материализация мыслей! Ничего себе! Слава Богу, он ее не видит! В другой ситуации She ему бы обрадовалась. А он еще ничего: ни грамма жира - тонкая талия была его пунктиком! При виде Him она испытала легкий приступ подзабытой досады. Эх, если бы к неувядаемой красоте ему выдали чуть больше мозгов! She с трудом отвела глаза от щиколоток Him. Сегодня ей не до него. Она достигла немногого, но это - ее личная победа, и она ни с кем не станет делиться! She стала другой! Она чувствовала: вот-вот произойдёт что-то серьезное, и это - не встреча с подзабытым партнером из прошлого! Она все еще хотела остаться неузнанной, Him - напротив: он сидел, широко расставив ноги, демонстрируя самые красивые в Нью-Йорке щиколотки, торчавшие из модных коротких носков (были ли они на нем вообще?) и вертел головой по сторонам. Но утреннему острову не было до него никакого дела. Him был картинкой из романтического прошлого, к тому же советского производства. А все тут спешили в бизнес-будущее! Ну, почти все...
Мимо них с подружкой, сосиской в тесте и полагающимся туристу coffee to go проплыл смеющийся Мишуля - русский телеведущий. Когда-то She давала ему интервью. Сейчас он открывал свою Америку и пытался не тосковать по недавно скончавшейся маме. Манхэттен был призван помочь ему заглушить боль утраты. Смех Мишули носил истерическую природу. А She он не заметил! Ну, не ожидал он встречи! А может, усилия звезды не прошли даром: She cегодня не узнавал решительно никто! Мишуля со спутницей устроились неподалеку, и She могла слышать каждое слово: "Папа звонил! Прикинь, на другой стороне земли ему пытались навязать новую жену! Папа лишь отрицательно мотал головой: такой, - говорит - как его Нинка, больше не встретить! "Сын на тебя наплевал! Катается по миру, а ты один дома киснешь!" - фальшиво сочувствовали друзья. Папа гневно отрезал: "Отец и должен быть дома, когда ребёнок вернётся! Мишка знает, что я его жду! Только я могу сварить кофе, который ему нравится! И он обязательно приедет!" Мишулю заставила замолчать проехавшая мимо велосипедистка. Эта чопорная пожилая фрау в шляпке с вуалью кинула на журналиста взгляд, кивнула, улыбнулась и исчезла. Три года назад Мишуля встречал ее в Берлине - тогда фрау была мужчиной, степенным профессором словесности. Изменив пол и переехав за океан, она открыла новую жизнь. Но ее, то есть - его, сам готический облик человека, словно предвещавшего нечто мрачное, журналист узнал бы из миллиона. В прошлый раз после встречи с ней на Мишулю напал здоровый чернокожий бугай: «Кошелек или жизнь!» Знал бы он о доходах русских журналистов, сам бы угостил Мишулю кофе! Вот это да! Мишуля отмахнулся светлыми волосами: «Все плохое в жизни случилось! Конечно, побывать в Штатах - круто, но еще круче знать, что ты окажешься дома! Ни за что у вас не останусь, но в следующий раз здесь стоило бы родиться! Ну так что, попробуем подняться на смотровую площадку? Никогда не был на крыше небоскрёба!" Мишуля и его американская подруга Анна-Мария направились в сторону лифта. В щеки She бросился румянец: Может, мишулин отец прав? Может, зря она в Штаты переехала, и надо было сохранить для детей тыл? Этим утром в суете она толком и не расслышала, куда сегодня собираются ее дочери! А когда она в последний раз варила им кофе? Никто не помнил… Стоило ли ей бросать кино? Неприятные мысли She скрашивал латте. Him ее не занимал.
Карина Альбертовна разочарованно повернулась к мойке и принялась натягивать резиновые перчатки: "Странно, что они не подошли друг к другу! Вечером расскажу дочке, она мне не поверит!" Зоя обняла напарницу румяными руками: "А давайте сходим на Бродвей, посмотрим, как моя Малина по подмосткам скачет! Ей - не в тягость, нам - в радость!" Карина Альбертовна усмехнулась: "Может, уж тогда и She позовем? То-то шороху будет!" Зоя вопросительно взглянула на подругу. Что это за шумы в небе? She подняла голову и прикрыла ладонью правый глаз. Тут уже Him не смог не узнать ее. Они встретились глазами, и Him рванул к She! Еще мгновение - и она в его объятиях! Но давняя партнерша жестом остановила его порыв: в новой жизни и знакомиться нужно заново! И уж точно не сейчас. Зачем Him притащился сюда? Здесь и без него что-то шло не так. Новая обивка на старом диване трещала по швам! К северному зданию скользнула гигантская тень. Вот оно! За секунду до величайшей катастрофы She успела подумать: "Только бы не было войны! Я приехала сюда ради детей, куда же нам ехать теперь?"

***

Через мгновение две высочайшие на острове башни перестали быть похожими друг на друга.

2016


Рецензии