Одноклассник

Девятиклассник Витя Кузьмик был скромным и тихим юношей. Сидел Виктор один за задней партой в дальнем углу класса, почти ни с кем не общался на переменах, не вёл общественную работу, учился в основном на тройки, в гости ни к кому не ходил и к себе не приглашал. Если кто-то пытался подшутить над ним, Витя коротко улыбался и тут же уходил в себя. Шутники, не видя дальнейшей реакции, теряли к нему интерес и отходили в поисках другой жертвы. Зимой и летом того, семьдесят пятого года, Кузьмик ходил в одних и тех же высоких ботинках и застиранной школьной форме, из которой давно вырос. Отвороты брюк ему дома аккуратно отогнули и разгладили, а короткие рукава пиджака открывали сантиметров пять сероватой рубашки, из-под которых торчали не по возрасту широкие кисти рук.

Общался Витя в основном с одноклассником Лёвой Штейном, который часто исправлял ошибки в его диктантах или изложениях перед сдачей учителю. Кузьмик умудрялся делать по десятку грамматических ошибок на одной страничке текста, и Штейну, сидевшему в классе перед Витей, приходилось изрядно стараться, чтобы аккуратно исправить их. Другое дело, когда Кузьмик приносил сочинения, написанные им дома. Там ему с грамматикой помогал отец, и Лёва исправлял ошибки, сделанные не только Виктором, но и его папашей.

На физкультуру Витя не переодевался, а лишь снимал пиджак и закатывал рукава рубашки и брючины. И только вместо ботинок, которые Кузьмик аккуратно прятал в холщовый мешок, на его ногах появлялись сильно потрёпанные кеды. Виктор был жилистым и поджарым от природы и легко выполнял заданные упражнения. Поэтому учитель физкультуры прощал ему отклонения от норм поведения и неизменно ставил в журнал четвёрки, что на фоне троек по другим предметам можно было назвать успешной учёбой. По труду у Вити вообще всегда были пятёрки, и он, в то время, как остальные одноклассники сверлили и шлифовали напильником уголки, вместе с трудовиком ремонтировал парты.

В столовую Виктор никогда не ходил, а в любое время года на большой перемене выходил с портфелем на улицу, находил уединённое место и съедал бутерброд, завёрнутый в чистую тряпицу, и выпивал холодный чай, налитый в бутылку, аккуратно заткнутую пробкой.

Так бы, наверное, и прошли все десять лет, назначенные Минобром для получения аттестата зрелости, но в девятом классе появился новый предмет, названный начальной военной подготовкой. Преподавать НВП пригласили отставного подполковника, которому, видимо, давно не приходилось общаться с юношами, а тем более с девушками.

Отставник сразу выстроил класс парами на школьной площадке и заставил пройти по периметру, поставленным и прокуренным голосом отбивая ритм. Лёва с другом Пашей занимался в клубе юных моряков, где строевой подготовке тоже уделяли внимание, поэтому к ним вопросов не возникло. Для них это «и раз, и два, и раз, и два» давно стало привычным делом. А вот Витя на первом же занятии продемонстрировал, что ходить строем не намерен. Его поставили в пару с толстушкой Инной, и даже она на фоне Кузьмика показалась военруку образцом строевой выучки. Витя по команде засеменил рядом с шумно дышащей девушкой, мягко улыбаясь и думая о чём-то своём.

– Отставить! – крикнул подполковник. – Рядовой, как там его? Кузьмик, ко мне! Остальные вольно, оправиться!

Когда послушный Витя расхлябанной походкой подошёл к преподавателю, тот сделал строгое лицо и произнёс:

– Будете у меня ходить строем со своей тенью, рядовой Кузьмик, пока звук вашего шага не будет похож на пощёчину мировому империализму? Всё понятно? Дударенко, покажите ему, что я имею в виду.

Друг Лёвы Паша вышел на беговую дорожку, расправил плечи и пошёл, впечатывая в асфальт шаг за шагом. Его руки, согнутые в локтях, так резко рассекали воздух, что будь в одной из них меч, Паша вполне мог за сто шагов разделать говяжью тушу.

– Вам ясно? – спросил отставник. – Попробуйте повторить.

Кузьмик вышел на дорожку, вздохнул, улыбнулся и засеменил. Его руки болтались у боков без всякой связи с ходьбой.

– Отставить! – заорал подполковник. – Рядовой Кузьмик, ко мне!

Витя подошёл и встал, мягко улыбаясь уголками глаз и краешками губ.

– Издеваться надумали? – еле сдерживаясь, прорычал отставник. – После урока всю перемену будете плац подметать! Доложите классному руководителю, что наказаны мною. А за сегодняшнее занятие двойка.

На следующем уроке по НВП история повторилась. Весь класс ждал нового противостояния Кузьмика с преподавателем. На Витю даже парни начали поглядывать с уважением, а девушки – с интересом. Отставник поставил в пару к Лёве толстушку Инну, чему та была безмерно рада, а Кузьмика для наглядности объединил с Пашей.

Инна еле поспевала за широко шагающим Лёвой и постоянно хватала его за пиджак, чтобы Штейн не забывал о ней. Пройдя по периметру школьной площадки, Лёва с Инной нашли общий ритм и длину шага и напоминали теперь парочку, марширующую под «семь сорок». В другой раз над ними бы покатывался от смеха весь класс, но сегодня внимание было сосредоточено на Вите.

Паша чётко следовал ритму, отбиваемому голосом подполковника, а Кузьмик умудрялся одновременно с одним шагом Павла делать два шажка, как будто ребёнок, пытающийся угнаться за взрослым. Руками же он выделывал такие кренделя, что напоминал человека, впервые вставшего на коньки.

Отставник построил весь класс в две шеренги и сделал заявление:

– Через месяц юноши поедут со мной в тир, сдавать зачёт по стрельбе. Тот, кто не сдаст строевую ходьбу, допущен не будет! Рядовой Кузьмик, это касается, в первую очередь, вас!

После урока Витя снова подметал на школьной площадке. На его лице, как обычно, блуждала лёгкая улыбка.

Все учителя делали поблажки Кузьмику, вытягивая ему за старание и тихий нрав тройки. По физкультуре Витя вообще мог бы быть одним из лучших, если бы проявил к занятиям хоть какой-нибудь интерес. Ну, отжался, сколько надо. Ну, подтянулся. Пробежал, прыгнул. Без фанатизма и с мягкой улыбкой. У трудовика парень вообще ходил в любимчиках. Благодаря этому Кузьмик и получил зачёт по строевой подготовке.

Трудовик сдружился с отставником и как-то после занятий, выпив с ним по граммульке «за мужское взаимопонимание», уговорил быть с Витьком помягче. «Что-то в нём есть, – сказал трудовик, разламывая пополам плавленый сырок, – настоящее. Не ломай парня».

Отставник неожиданно пришёл на урок труда, посидел в сторонке, посмотрел, как ловко Кузьмик управляется со столярными инструментами, и ушёл, не произнеся ни слова.

На следующем уроке НВП перед занятием подполковник отозвал Витю в сторонку и сказал: «Можете больше мои занятия не посещать. Тройку я вам и так поставлю». Кузьмик растерянно взглянул на преподавателя, кивнул и сел на лавочку, где и провёл весь урок, наблюдая за одноклассниками.

– Освобождение получил? – спросил его Штейн. Витя кивнул, и они оба мягко улыбнулись.

***

Прошло лет шесть. Лёва отслужил армию и приехал в Ленинград, где устроился на работу и поступил в техникум. Однажды, пробегая по Лаврскому парку, который нужно было преодолеть по дороге от станции метро до картографической фабрики, он остановился, неожиданно услышав: «Куда спешишь, Штейн!».

Лёва оглянулся. Голос явно был знакомым. В аллее, под раскорячившимся от времени клёном, стоял учащийся расположенной неподалёку Духовной семинарии, в рясе и шапочке, с рыжеватой бородкой. Семинаристы часто прогуливались в Лаврском парке.

– Витя? – вглядываясь, неуверенно спросил Штейн и подошёл поближе.

Кузьмик мягко улыбался. Бывшие одноклассники изучающе смотрели друг на друга. Спрашивать ни о чём не хотелось.

– Мне пора, – прервал вымученную паузу Витя, развернулся и быстро засеменил по аллее. На ногах под длинной рясой мелькали старые потрёпанные кеды. Может быть, даже те самые. Руки семинариста  на бегу болтались по бокам, как две ленты, привязанные к плечам и развевающиеся на ветру.


Рецензии
Спасибо! Учился и со мной в школе паренек Коля Б. Он тоже на уроках вел он себя тихо, и все учителя, зная "что в МГУ ему не поступАть", - тихо ставили ему троечки. А лет через двадцать, Николай стал главным механиком большого производственного объединения и весьма уважаемым человеком. И сейчас я считаю, что учителя проявили мудрость в то время...

Сергей Коляда   24.08.2019 12:44     Заявить о нарушении
Такие тихие пареньки обычно оказываются неординарными личностями

Леонид Блох   25.08.2019 09:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.