Нотариус с прической Тургенева. Ольга Ланская

"Петербуржские бывалочки"
12-го июня была я у нотариуса нотариусов – Руслана Камильевича Алигбекова, и всё выяснила.
12-го, вот именно, в тот самый день.
В тот самый день, когда Невский проспект готовился к концертам, танцам и пляскам, и весь транспорт города был чуть-чуть приостановлен.
И пришлось мне возвращаться от самой площади Восстания по продуваемой ледяным ветром трубе Невского, а, точнее, от Нотариального центра на ул. Восстания, 6, работающего безукоризненно четко даже в такие дни. Словно было оно и не учреждение вовсе, а нечто более великое и значительное, как белый пробор в черных набриаллиновых волосах лондонского денди.
Да… Был день воскресный, и люди тихо отдыхали, а я пошла к тому самому Руслану, заметьте, Камильевичу – уж не родственнику расцветшего в конце 90-х нотариуса Гасанова, настолько, что удостоился  быть упомянутым на бумажке под стеклом да в рамочке в тупичке у входа в ту самую ВЕРЕСКОВУЮ ПУСТОШЬ, в центре которой таилась ее Владычица?
Уже тогда они замахнулись на мое убогое жилище, да не получилось. Сергей Гуляев помешал. А теперь он покупает мою квартиру. И я верю ему. Потому, что помог.
В этот раз всё получилось. Элементарно.
А было так.
Сидим мы вдвоём с покупателем моим С.В. Гуляевым у нотариуса Руслана, опушенного прической Тургенева, и наступает момент, когда нотариус, обращаясь к моему визави, произносит простое:
– Вот и всё. Деньги!
Повисает странная пауза, после которой я слышу:
– Нет денег.
– Денег нет? – изумляется нотариус.
Пауза затягивается. Мой покупатель откидывается всем своим тучным телом назад, словно уходит в тень и тихо повторяет:
– Нет денег…
– Тогда сделка не может состояться, – говорит нотариус Руслан Камильевич.

Я молчу. У меня тоже нет денег. Но есть квартира. И тяжелая психотравма. И мне нужны деньги, чтобы вылечиться, поставить памятники моим погибшим…
Хотя бы двоим.
Марусю-Джессику я полтора месяца искала, бродя по ночам среди мусорных контейнеров, надеясь услышать хоть какой-то звук – вдруг они бросили Марусю-Ягодку, не добили?!.. Вы всё это знаете.

– А есть выход! – вдруг радостно восклицает нотариус, вырывая меня из колодца ужаса, в который снова сбросило меня не оставляющее пережитое.
Я нигде не нашла Джессику. Мне заменила ее Глория Феррари. И ее украли. У того, кто покупает мою квартиру, не имея денег.

– Есть выход! – радостно восклицает нотариус.
И – ко мне:
– Вы должны написать расписку!
– Какую расписку?
– Я продиктую! – говорит нотариус, консультант нотариусов, как сказала дежурная.
И он диктует, положив передо мной на идеально чистый пустой стол бумагу и ручку:
– Пишите! Я, такая-то такая, проживающая там-то, получила в полном объеме деньги за продажу моей квартиры такому-то, проживающего там-то..  в сумме…
Он на секунду прерывает монотонное убаюкивающее стандартное жужжание и обращается к Гуляеву:
– Сколько укажем? Кадастровую?
Тот кивает:
– Кадастровую.
И нотариус Руслан Камилович  диктует миллионы, тысячи, а я пишу, уже ни о чем не думая, – лишь бы скорее всё кончилось.
Нотариус что-то произносит в глубину комнаты всё это время молча присутствующей при "сделке" помощнице, она кивает, что-то переспрашивает и вот, передо мной белые листы Договора купли-продажи.
– Подпишите.
И добавляет:
– Ну ребята, только не подведите меня.
Гуляев широко улыбается, жмет Руслану руку…

И вот, 12 июня, поняв, что меня снова безнаказанно ударили, на этот раз судьбой Глории и пора очнуться, потому что такая же судьба заготовлена мне, я иду к нотариусу Руслану и прошу признать сделку по продаже моей квартиры несущественной. Потому, что денег я не получила. Ни трети, ни половинки, ни уж тем более всей суммы.
Меня принимают без номерка.
– Вы не по адресу пришли, – говорит нотариус Руслан. – Вам в суд надо. Сделка оформлена безукоризненно.
– Я? В суд?
Я стою, смотрю изумленно в наглое ухмыляющееся лицо консультанта нотариусов с Восстания, 6.
Женщина-секретарь бесшумно заходит за спину нотариуса с прической Тургенева, сочувственно смотрит в моё лицо.
– Или приходите вместе. Я расторгну договор в полчаса! Кстати, он зарегистрирован?

Я ухожу.

Невский. Ветер. Праздник.

 14 июня 2019
 Санкт-Петербург

 P.S."расторжения договора купли-продажи квартиры после его регистрации в Росреестре. .. Согласно ст.450 ГК РФ …По обоюдному
согласию договор разрешено расторгнуть в любое время.

("Петербуржские бывалочки")


Рецензии