Последний всплеск гормонов


                Муся не всегда была толстой и старой. В юности ее мини-юбки наделали на переменках в лицее много шума. Позже, будучи двадцатилетней примерной матерью, мирно проживая с первым мужем – одноклассником-очкариком, выходила замуж по любви – хоп! - она влюбилась во второго - кстати, иностранца. От первого мужа она сохранила привычку, залихватски заломив, курить «беломорину». Развод – дело техники. Размен квартиры – тоже. Получив однушку, Муся тут же ее сдала. «Как бы там ни было, а деньги должны работать!» - считала она. Скоро она была беременной половиной второго избранника, состоятельного бизнесмена, отбившего женщину с ребенком от семьи и проживавшего в Южной Америке. Он приучал Мусю пить текилу - по правилам и в неограниченных количествах. А еще - носить национальный яркий тюрбан и пахнуть пряным мускусом. Хоп – второй сын появился на свет. Причем в Боливии. Второй муж был счастлив и преподнес жене таунхаус! В этой же стране.
А на мусином горизонте уже маячил следующий супруг. Китаец. Она познакомилась с ним в парке, гуляя с коляской. И опять влюбилась. Китаец одаривал ее яркими шелками, учил пить водку горячей, семенить мелкими шагами и слушать национальную музыку. Задача была непростой, но Муся справилась. И пошла за китайца. Первый ребенок – сформировавшийся парень – остался жить с ее вторым мужем. А тридцатипятилетняя Муся с подрастающим вторым сыном отправилась в Китай в кампании избранника. Этот брак женщина полагала фиктивным, но до поры до времени никому об этом не говорила. Муж ничего не знал, считая ее законной половиной.
На свадьбу Муся получила очередные квадратные метры. В Шанхае. Но рожать от китайца не стала, хоть и любила его. С третьим супругом она провела десять счастливых лет, пока ее младший отпрыск не был сдан в суворовское училище. Знакомые считали ее авантюристкой. Кто-то говорил, что, мол, у девушки канареечные мозги. Но это было не так. Но это было не все.
                Будучи стройной дамочкой в разгаре климакса и приближаясь к порогу сорокапятилетия, она вернулась из Шанхая на родину, исправила в засаленном паспорте год рождения, удалила оттуда ранние браки, которые считала неудачными и выскочила замуж за юного кавказца из Турции по имени Эверест, уехав жить к нему в Стамбул. Квартир у нее становилось все больше. От мужа к мужу мусино существование становилось зажиточнее, но чтобы счастливее - этого она утверждать не взялась бы.
                Никогда Муся не слышала такого экзотического имени. Эверест… Эти звуки завораживали. Опять влюбилась? Надо же! Казбеки и Памиры среди ее любовников южных кровей попадались. Этот же оказался единственным в своем роде! Выше всех! На самом деле Эверест был моложе новоявленной супруги лет на двадцать пять. Мальчишка! А он-то думал, что на десять. Муся чувствовала себя превосходно, обладая недвижимостью в разных уголках мира. Выглядела Муся вполне себе круто. И принялась преподавать Эвересту уроки, которые жизни преподносила ей. Вскоре он с удовольствием пил теплую водку и текилу, слушал китайскую музыку и не вылезал из шелкового халата. Надо ли говорить, что он курил «Беломор» и пахнул мускусом тоже?
                А еще, выйдя из стен ЗАГСа, Муся дала молодому мужу смешное прозвище «Кролик». Как прикажете уменьшительно называть человека с таким причудливым именем? Муж стал охотно отзываться на кличку. Как-то раз новобрачные гуляли по универмагу, Эверест замешкался в лифте, а Муся в полюбившемся ей два мужа назад ярком тюрбане, забывшись, при всех позвала: «Кролик!» Это услышали проходившие дамы и заглянули в лифт. Увидев там хоть и юного, но вполне взрослого застенчивого мужика, они расхохотались. Парень же не мог понять, почему жена вовсе не торопится делать его отцом, а вместо подарила ему здоровенную пушистую кошку. Он так хотел сына!
                Когда-то шестнадцатилетний Эверест, вернувшись со школьных занятий, обнаружил собственного отца лежащим в ванне. Вода почему-то была красной. Накануне после тяжелой болезни из жизни ушла мать парня. Узнав об этом, «молодая» жена Эвереста Муся не уставала повторять, что ему нужно много тепла. И стала стараться, окружая его всевозможными предметами уюта.
                Ее коллекция старинного ярко-зеленого стекла сменила мусино многолетнее собрание кукол - ночью она пошла в туалет и была до смерти напугана тысячей блестящих глаз, которые уставились из шкафа. Какой ужас! Муся до утра пролежала без сна. Наутро запылившиеся куклы отправились на помойку, а чтобы молодой муж не скучал, Муся пристроила Эвереста на турецкое телевидение. Благо знакомых было – пруд пруди!
                Она и не думала, что он станет такой большой телезвездой – на улицах Константинополя его не узнавал ленивый. Может, благодаря экзотическому имени? Или экзотическим привычкам? Водка, текила, шелка, музыка. А потом… Шоу Эвереста могло продолжаться, но через год его закрыли, то же произошло с его «вечной молодостью», которая так раздражала стареющую Мусю – через два года парень неизбежно «заматерел», а потом и с его здоровьем – всего пять лет спустя юноша застудил лицевой нерв с правой стороны.
                Самому Эвересту казалось, что он обладает большим запасом прочности – но с кривой рожей больше никак не мог появляться в кадре - и тогда знаменитый телеведущий стал отменным автором и сценаристом и за сезон раскрутил стареющую Мусю до состояния первой турецкой телевизионной суперзвезды, самолично не появляясь прилюдно! Забыли его быстро! Все лавры доставались жене! Эверест постоянно писал дома, никогда не приходя с Мусей на модные вечеринки. На светский раут его было не заманить. Никто не ожидал от Эвереста альтруизма.
                Отныне никто не знал Эвереста даже в лицо, что и говорить о его взаимоотношениях с любимой женщиной. Они были окружены тайной, да и интересовали немногих. На самом деле спать с мужем Муся прекратила давно: как она признавалась подругам, каждый акт любви со стороны казавшегося посторонним деликатным Эвереста больше напоминал ей зверское изнасилование. Животное! Жесткий секс. Турция же! Муся считала, что стареть нужно достойно. Сколько можно Ваньку валять? У парня были совсем иные приоритеты.
                И Эверест решил, не разводясь с ней, для интимных утех завести другую даму. И проводить с ней выходные. Но встретил в этом жесткий отпор со стороны жены, и в конце концов вынужден был от Муси уйти. Мусю кормили метры, сданные в аренду в разных концах света. Множество квадратов. Теперь у Эвереста была другая супруга – не утонченная фиалка, как Муся, а вполне приземленная женщина. Земная. Эверест оставил прежнюю жену и одновременно покинул ее шоу. А его бывшая – Муся - как ни странно, завела хахаля. Тот резко пресек попытки жены привить ему привязанность к напиткам, запахам и нарядам. У него обнаружились собственные потребности. Он не стал у нее спрашивать, нужна ли Мусе физическая близость. Конечно, нужна. Квартир он жене не дарил. Зато каждую ночь дарил себя – и в огромных количествах. Пока Муся не стала толстой и старой – на его взгляд. Тут уж никто никого ни о чем не спрашивал, зато никто и не обижался!
                Только вот и телезвездой Муся без Эвереста быть перестала. Никто не понимал, почему? Вроде делала в кадре то же самое. Но неожиданные вопросы ей в голову не приходили. Успеха не было. Зрители не смотрели. От мусиного шоу стали отворачиваться спонсоры. Привычки ее уже не радовали. И она не выдержала. Как-то ночью отправилась в новое загородное жилище своего старого, но до сих пор юного, турецкого четвертого мужа Эвереста.
                Дверь Мусе открыла полуодетая женщина. Вторая жена, заменившая возле него первую. Турчанка. Как до сих пор считала Муся, жалкая любительница плотских утех. К тому же, совсем не знаменитая, как ее гостья. И некрасивая. Итак, вторая жена пригласила первую в дом. Вскоре появился небритый Эверест в роскошном шелковом турецком халате, вытканном огурцами. От него несло текилой. Неужели она его любила? Муся передернула плечами. Ничего, она потерпит. Выслушав просьбу ночной гостьи вернуться в ее затухающий бизнес, бывший муж и продюсер повернулся к ней левым – здоровым – полупрофилем и гордо ответил: «Когда-то я любил тебя! Я дарил тебе свое юное тело! Ты в конце концов его отвергла. Тело досталось другой. Тогда я решил подарить тебе мозг. По старой памяти. Но ты и этого не захотела. Я тщетно пытался. Ты отказала мне два раза, предпочитая метаться между мужьями и странами. Теперь же, теряя почву под ногами, ты готова предложить мне все, что угодно. Сердце мое плачет, но я, дорогая моя, вынужден ответить тебе: «Нет!»
                Муся покинула его дом со странным чувством. Эверест от нее отвернулся, верность Мусе блюдет только ее коллекция квадратных метров. Они-то никуда не денутся, потому и называются недвижимостью! Несмотря на категорический отказ бывшего мужа, она чувствовала: впереди - важная, едва ли не главная часть жизни. Что-то должно случиться. Неужели ее ожидает пятый брак? А почему бы и нет? Не пора ли ей обзавестись новыми привычками? Не превратить ли в фишку все оттенки зеленого, и отныне носить только их? Она еще могла влюбиться! Запас ее прочности и выносливости был велик. «Усталость металла?» - говорите? Пятьдесят лет – это еще не возраст! Она вышла на шоссе и подняла руку. Рядом скрипнули тормоза. Встречный свет выхватил из темноты машину с дипломатическими номерами.

2017


Рецензии