Хорошая мать



1.

Идеалом матери для меня всегда была знакомая тележурналистка Валентина. Дожив до сорока и не обладая сколько-нибудь привлекательными внешними данными, происходя из небольшого провинциального городка, она тем не менее сделала головокружительную карьеру, дослужившись до лучшего спортивного редактора в стране. С некоторых пор считаться спортивной звездой самый крутой Олимпийский чемпион мог при условии, если он удостоился валиного внимания и прошел через ее цепкие ручки. То есть, дал ей интервью. То есть, она захотела это интервью взять. Чтобы попасть «в звезды», к ней выстроилась очередь, но честная Валя денег не брала. Вместо этого она съездила в расположенную неподалеку столицу, через одного из знакомых чемпионов сошлась с героем-красавцем-космонавтом, вернулась домой, а спустя отведенные природой девять месяцев произвела на свет здорового мальчика, которого назвала Артемием.
Ее чадо ожидала блестящая, хоть и тяжелая судьба: не было иностранного языка, который бы не вдалбливали в детскую головку дотошные репетиторы. Учитель музыки, нанятый для валиного отпрыска, ночевал у них. Учитель рисования сменял учителя танцев, ребенок не успевал задуматься об обычных детских шалостях. Дальше - больше. Валя заставила Артемия день и ночь тягать тяжелые гантели, пока руки сына не налились силой. Когда настал день приема в пионеры, резко похолодало, и Валя заставила сына под белую рубашку, в которой надлежало придти на торжественную церемонию, надеть свитерок - для тепла. «Какая-то во всем этом есть неправда!» - думал мальчик, выполняя наказ матери. Десять лет спустя Валя ненадолго возглавила приемную комиссию театрального института и почти силой запихнула Артемия на курс к знаменитому народному артисту. А еще создала музыкальную группу с талантливым лидером, который обязан был стать звездой, и пристроила в нее сына – на клавиши. Теперь он был обеспечен аплодисментами, гонорарами, поклонницами и цветами на всю жизнь. Но на этом Валентина не остановилась. Всеми правдами и неправдами она добилась у начальства разрешения и сама взяла у сына интервью. О чем – не спрашивайте! Валентина и сама себе этого не могла объяснить! Но Артемий проснулся знаменитым.
Подоспели девяностые годы. Валя отправилась на Олимпиаду за океан. Там она подготовила почву для эмиграции молодой, но известной певицы Валькирии. Валя вернулась к сыну, эмиграция Валькирии осуществилась - и этим молодая певица была обязана спортивному редактору из маленького русского городка. Певица Валькирия - вот в чем был валин замысел - должна была выйти замуж за Артемия и проложить ему путь на запад. А там, глядишь, и самой Вале… После чего молодым можно будет развестись. Певица Валькирия из благодарности была на все согласна и даже купила подвенечное платье. Но Артемий заартачился и сообщил матери, что встретил любовь на родине и ни за какой океан не поедет. Валя пришла в полное отчаяние. Она не пошла на свадьбу чада. Одна мысль не давала ей покоя: «Я конечно, не идеал, но в чем я допустила просчет?» Уже стареющая женщина сидела, в отчаянии опустив руки: придется все начинать сначала. Она злилась: «Я устала быть всепонимающей и всепрощающей!» А все было просто: Валентина не учла, что ее сын - обыкновенный человек со своими желаниями.

2.

Это дурацкое правостороннее движение подчеркивало постоянное желание отдельно взятой нации быть “не как все”. Да какой же придурок придумал этот Brexit? До него все так удачно складывалось! Вернее, пасьянс складывала я сама! По первой профессии я – синхронная переводчица с технического английского, с этого и начинала карьеру в проектном институте, но через два года меня поймали работники телевидения, и я на тридцать лет стала самым популярным теледиктором – уж больно я была хороша! Толстенная коса ниже пояса, румянец во всю щеку. Родила я сына от важного, но - увы! – женатого мужика. Некогда мне оказалось сделать от любовника аборт. Вскоре любовник признался, что не может без меня жить, оставил свою прежнюю и стал мне мужем.
А потом пришли 90-е. Муж умер. А нам надо было выживать. Я покинула Мекку голубого экрана и открыла турфирму. Когда дела поправились, я решила заняться судьбой сына. Я – персона известная, мне помогут. Мой сынок Гаврила сначала хотел стать офицером, и поступил в морскую академию, но с годами, не видя для него перспектив на море, я сделала вираж и перевела его на телевидение. Уж кто-кто, а оператор из него получится! Он умел хорошо фотографировать! Когда же Гаврила и там не нашел общего языка со вздорным начальством – он такой ранимый – я вспомнила, что одна из моих пяти сестер живет в Лондоне, развела сына с женой – зачем она ему в Англии? - и отправила к тетке.
Постепенно все устаканилось. Гаврила женился на гарной англичанке украинского происхождения, она родила мне трех внуков и оказалась классным хирургом, высокооплачиваемым даже для дорогой Великобритании. Собрав сбережения в кучу, я купила им квартиру в зеленом районе английской столицы. Отныне Гаврила сидел дома с детьми, возил их в удаленные школы и вслед за собой сделал культуристами. Я смогла вздохнуть и заняться собой. Моей моложавости завидовали немногочисленные подруги. Я, конечно, уже вовсю «ехала с ярмарки», но в конце концов, я была единственной персоной в городе, кто ежедневно делал часовую зарядку под “Strangers in the night” Френка Синатры. Так я сражалась со старостью! Все же восемьдесят мне уже было давно!
Когда гимнастики стало мало, я пробежала четырехкилометровый кросс по Невскому проспекту, но сердце стало подводить. Может, это из-за моего пристрастия к клюквенной водке собственного производства? Нет, я не пьяница, но люблю принимать гостей. Да, я еще сама мыла огромные окна своей квартиры на том же Невском. А что? Квартира была целиком обставлена гарнитуром из Гатчинского дворца. Красиво. Вдохновившись этим, я поступила учиться в университет при всемирно известном Эрмитаже, а потом - на работу, туда же. Так я в четвертый раз сменила профессию.
Почувствовав себя неважно, я отправилась в больницу на УЗИ и получила массу удовольствия, когда вышедший в коридор, где я ждала очереди, врач озадаченно почесал репу: «Дамочка, вы тут бабульку не видели?” Он и в голову не брал, что перед ним – та самая “бабулька”. По возрасту. А ведь не дашь, не скажешь! Зная мое отношение к цифрам в паспорте, младшие друзья-коллеги, смеясь, интересовались по телефону: «Алло! Добрый день! Скажите, можно проститутку на дом вызвать?” Затем коллеги пришли домой - навестить меня.
Я надела вечернее платье в пол и встретила их с подносиком в руках. На нем стояли рюмочки с вишневым ликером. Просто и изысканно. Весь вечер я потчевала их рассказами о заре телевидения, которую я застала. И о былых сотрудниках. Многих из них уже нет на свете, но я их не простила. За что? Не помню! Я решила сосредоточиться на внучке – теперь все - для нее! Она так похожа на меня в детстве! Моя квартира – для нее! Одним словом, все шло, как по маслу.
Но тут Великобритания объявила Brexit, а проще говоря – решила покинуть Евросоюз, и я осталась у разбитого корыта. Мой сын и его семья в этой стране оставаться не могли! Что мне теперь делать? Все начинать сначала? Я перевезла их в Питер, сняла им квартиру и устроила: кого на работу, кого в школу. «Бедные вы мои, - обещала им я - Я все решу, все устрою!» Ради этого я помирилась с одной из сестер – я не разговаривала с ней много лет, но сейчас мне позарез понадобилась квартира, в которой она живет: там половина площади когда-то принадлежала мне, я сестре ее опрометчиво подарила! Как Хрущев преподнес Крым Украине, так я отдала комнату ей. Она давно продала квартиру внуку, но я решаю повернуть сделку шестилетней давности вспять! И это почти удается. Но тут меня настигают результаты УЗИ. Слишком долго и безнаказанно я скакала по жизни, позабыв о возрасте и диагнозе. Все кардинально меняется… Теперь парадом жизни командую не я. Между курсами химии я набираю телефонный номер друга, чтобы услышать его голос. Я его пощадила, он ни о чем не догадывается и тщетно ждет меня в гости. Я, пожалуй, подарю ему машину с правым рулем. На память. Будет он тоже «не как все».


2017


Рецензии