Рудик, который много читал

 
Артурчик читал книгу с трудным, но красивым названием – «Флибустьеры». Что оно означает, он не знал, хотя догадывался. Книга описывала, как пираты Карибского моря штурмовали и грабили разные приморские города, пытали своих пленных, чтобы те рассказали, где спрятаны их сокровища. В открытое окно доносилось кудахтанье куриц и лай Тарзана. Артурчик любил всё морское – море и моряков, которых считал героями. Но пираты ведь были разбойниками, а какие из разбойников герои? И в то же время пираты были моряками и это смутно тревожило Артурчика. А может быть, думал он, есть разбойники плохие и есть разбойники хорошие, которые грабят лишь богатых злодеев? Как капитан Блад, который вёл себя так благородно – рабов освобождал!
В комнату вошла тётушка Сирануш, аккуратная, похожая на индианку, с удивительно свежей для её возраста смуглой кожей.
– Читаишь? – спросила она, лукаво сверкнув антрацитовыми глазами.
– Да, – ответил Артурчик, не отрываясь от книги.
– А на воздух не хочишь? – спросила она.
– Нет, – сказал Артурчик, – там скучно.
– Скучно? – удивилась тётушка, поправляя кастрюлю на плите. У неё было столько забот с домом, садом, огородом, несушками, хряком, которого они с Авдеем завели и кормили отходами помоями, очень аппетитными, судя по тому, как охотно их уничтожал хряк. Подобная мысль ей никогда не приходила в голову. Ей же на самом деле казалось скучным сидеть весь день без дела, согнувшись над книгой, где, она знала, всё выдумано.
Артурчик не отвечал. Книги ему казались куда интереснее жизни, особенно их жизни в Подольске, где каждый день одно и то же: унылая страшноватая школа и дом, школа и дом, у взрослых – работа, магазин, квартира – и как они могут терпеть? И сам город, с его одинаковыми пятиэтажками, дымящимися заводскими трубами, казался воплощением скуки. Однако он верил, что когда-нибудь и у него обязательно наступит интересная, как в книгах, жизнь. Конечно, после школы… Но как бесконечно далеко это время – целых семь лет надо ждать и терпеть.
Когда тётушка вышла, он встал, потянулся и зевнул. Взгляд его упал на небольшую этажерку в углу. Книжку о пиратах он взял у дяди Мити. У тётушки же книг не было, кроме этих двух, на верхней полочке этажерки. Сверху лежала книга с непонятными армянскими буквами. Каждый вечер перед сном тётушка надевала очки, раскрывала её и шевелила губами.
– Тёть Сирануш, про что эта книга? – спросил Артурчик.
– Про Бога.
– Но ведь учёные доказали, что Бога нет! – удивился Артурчик.
Тётя Сирануш подняла на племянника чернющие до блеска глаза:
– Они ТАК думают, а я ТАК не думаю.
Другая книга, на которой лежала армянская, называлась: И. Сталин. Краткая история ВКП(б). Артурчик как-то полистал её, и она показалась ему скучной, хотя в ней было много подчёркиваний карандашом и галочек на полях. Видимо, дядя Митя читал, хотя все говорят, что дядя Митя, сын тётушки, вовсе ему не дядя, а двоюродный брат… Но какой же брат, если на тридцать лет старше! Конечно, дядя!  А вот сыну дяди Мити, Лёвке, про которого говорят, что он якобы приходится Артурчику племянником, столько же лет, сколько и ему. А значит, он его брат, хотя хулиганистый и читать не любит.
Лёжа на топчане, Артурчик задумался в полудрёме. Да и здесь, в Луганске, куда зачем-то приехали на отпуск с ним родители, так же скучно, как дома, уж лучше бы на море. Здесь также изо дня в день взрослые делают одно и то же, одно и тоже, по одним и тем же улицам ходят, вроде лунатиков? А, может быть, настоящая жизнь у них только во сне!? А детям до поры просто не рассказывают… Артурчику вдруг стало немного страшно и тревожно… Не может быть: мама не лунатик, и она всё бы рассказала!  Да! – вдруг осенила идея – они все загипнотизированы!  Да, загипнотизированы Кем-то, и всё время ждут, когда Кто-то придёт и сделает их счастливыми… А он не поддастся, потому что у него сила воли!
  – Цып-цып-цып! Цы-ып-цып-цып! – послышался со двора голос тётушки и озабоченное куриное квохтанье.
Вот у него, когда вырастет, жизнь другая будет, интересная, потому что он ждать от кого-то ничего не будет, а сам свою жизнь сочинит! Вот возьмёт и на рыболовецкий сейнер устроится! Матросом! На этой счастливой мысли Артурчик перестал думать – заснул.
– А-артур, А-артур, вставай! – услышал он мамин голос, она пришла с рынка. Тётя Сирануш колдовала у плиты, откуда вкусно пахло украинским борщом.
Скоро из города вернулся отец, присел за стол отдохнуть. Артурчик же снова взял книгу «Флибустьеры» и отправился читать в самую дальнюю и прохладную комнату дома.
– Гамазасп! – позвала тётушка Сирануш. – Артурчик совсем не гулял. Не заболел?
– С какой стати он заболеет? – хмыкнул брат.
– Я тебе ещё скажу, кто много читает, с ума сходит.
– О-о! – простонал Гамазасп. – Опять ты… Хочет читать – пусть читает!
– И глаза себе испортит, – добавила Сирануш. – А ты помнишь сына Алмаст, Рудика из Еревана? Алмаст как радовался: мой сын тысячу книг прочитал, и что? Теперь она несчастный мать: Рудик совсем с ума сошёл! Слушай, Гамазасп, у меня за Артурчика сердце болит, совсем воздухом ни дышит! На улицу не ходит…
– А что там делать? – отмахнулся Гамазасп.
– Как что, – удивилась Сирануш, – пусть абрикосы покушает, их на дереве много. И на земле. Собрал бы их, а то мне наклоняться трудно. Сварила бы варенье, взяли бы с собой на зиму. А то читает да читает… покушал бы!
– Я тоже много читаю, – усмехнулся Гамазасп, – и что, я сумасшедший?
– Ты кхирурх, тебе читать надо, а то ни там разрежишь!
– Ну, знаешь, я не только про хирургию читаю. Ты же была у нас? Видела книжный шкаф?
– И что, все книги там прочитал? – недоверчиво сощурилась Сирануш.
– Ну, почти. Во всяком случае Льва Толстого все тридцать томов! И что, я сумасшедший?
– Нет, – вздохнула Сирануш, – … но и не здоровый!
– А кто же?
– Сказать?
– Ну, скажи…
– Сказать?
– Скажи-скажи!
– Писихованный!
Гамазасп раздражённо швырнул вилку об стол.
– Нет, ты мне скажи, – упрямо заявила Сирануш, – почему так?
– Что так?
– А то… в одной книжке написано, что это хорошо, а то плохо, в другой: то – хорошо, а это плохо… Кому верить? Чем больше читают, тем больше путаются! Потому все и писихованные стали! Вот и Рудик…
Дверь комнаты открылась, показался Артурчик.
– Папа, а что значит флибустьеры?
– Разбойники, сынок, обыкновенные разбойники.



Рецензии