Нежданный натурщик



Редкое иностранное имя, данное ей матерью в честь польской кинокрасавицы Беаты Тышкевич осталось только в паспорте. Все звали Беату Бетой. И вот почему. Девушка сотрудничала с телевизионщиками, которые снимали видео в формате «бетакам», на сленге сокращая словечко до «беты». Беате же постоянно мерещилось, что ее окликают по имени. По этой причине к ней прилипло специфическое прозвище.

************************************************

Бета нервно поправила в волосах воздушный бант из невесомого материала под названием «эксельсиор». Знакомый художник предложил ей изготовить из папье-маше костюм, изображающий мужской член в человеческий рост, и она пришла в замешательство. Она знала, что художник занимается оформлением театральной постановки «Диалоги с пенисом». Ее режиссеру хотелось повторить успех нашумевшего спектакля «Монологи вагины». Беты режиссер побаивался: всем был известен ее буйный нрав, авторство фразы «Дуракам и режиссерам полработы не показывают!» молва приписывала именно ей. Однако на этот раз режиссер был спокоен: он ведь придумал настоящую бомбу! Произнеся финальный монолог «Секс или не секс - вот в чем вопрос!» (на что-то это похоже, не правда ли?), герой в костюме пениса с головой скрывался в картонной вагине. Под овации.
Художник искал опытную помощницу, а Бета слыла одним из лучших декораторов в городе. К тому же, он мог предложить ей приличный гонорар. Деньги ей нужны, да и работать Бета умеет! Но все же это было так неловко! Бете было уже хорошо за тридцать, а она до сих пор не обзавелась сколько-нибудь внятным спутником жизни. Режиссер что, над ней издевается? Всем известно, что пенисов она за всю жизнь видела не так и много. Тот парень на практике – не в счет. От него Бета просто родила сына. Сначала Бета согласилась на предложение, а потом призадумалась: попросить художника самого позировать ей обнаженным было бы странно. Тринадцатилетний сын ей тоже не подходил. Он подозрительно часто стал запирать за собой дверь ванной комнаты на защелку, предупреждая: «Иду укрощать зверя!» Правда, в последнее время он стал выражаться изощреннее: «Буду мучить вялого!» Но Бета даже примерно не хотела знать, что такая сальная шутка означает. Дети! Придется ей самой вспоминать! Как же ЭТО выглядит? Может, стоит за сто рублей поймать на улице бомжа, пригласить домой, отмыть и попросить его раздеться? Только вряд ли бомж на этом остановится. Ну уж нет! Бета прыснула. Она взяла с книжной полки потрепанный школьный учебник греческой мифологии для пятого класса. Ага, вот оно! Вернее сказать, ОН. Его Величество Член. Во всей красе, мраморный! Правда, на фото он изображен совсем небольшим, ну, да уж как-нибудь масштабировать предметы она умеет! Вот именно, это для многих просто предмет повседневного пользования, не более того. Ей предстоят абстрагироваться от его утилитарного назначения!
Оказалось, она за эти годы и масштабировать разучилась. «Это – из-за грудей!» - подумала Бета. Груди ее и вправду были велики несоразмерно телу. В шутку она называла их «першингами». Однако дразнить художницу (и уж тем более хватать ее за бюст с криком «Баба щипком жива!») смел только давно ей знакомый телеведущий Мишуля. Всем прочим она довольно резко отвечала: «Большие? А вы бы попробовали в течение всей жизни потаскать на себе два тяжеленных рюкзака, да еще спереди! Мне снится, что ночью они на меня набрасываются и душат!» Так она одушевляла свои немаленькие достоинства. Однажды их заприметили дворовые мальчишки и, догнав Бету в подъезде, притиснули ее к почтовым ящикам и принялись щупать. При этом самый взрослый из них двенадцатилетний парень приговаривал: «Только не кричи!» На Бету напал смех и ее «насильники» ретировались. Позже Бета часто острила: « Взялся за грудь - говори что-нибудь!» Во время дружеских застолий девушка, выпив рюмочку яичного ликера, томно расстегивала верхнюю пуговку, и в шутку приглашала: «Это вам, мальчики!» Но она не была бы собой, если бы не считала свою фигуру идеальной. Возможно, поэтому и член из ее рук вышел вполне натурального вида, но преогромный. Для транспортировки по городу Бете пришлось разрезать его на четыре части и сложить в две хозяйственных сумки. «На месте склеим скотчем!» - решила она.
Почему-то не застегнулся на молнию тот баул, куда художница заботливо поместила отрезанную от члена головку - она то и дело норовила высунуться наружу и опозорить Бету перед прохожими! Тем не менее художница сочла вызов такси непозволительной роскошью. Мало того, зная, что у нее - очень красивые ноги, она надела самую коротенькую юбчонку в мире и шубку из норки, полностью скрывающую эту юбку от посторонних взглядов. Взяв в руки две сумки с частями изделия, она осторожно вышла на скользкую предновогоднюю улицу. Прохожие тащили домой елки. Художница напоминала им оптовую торговку всякой всячиной или китайского челнока. Кто бы знал, что таится в огромных клетчато-клеенчатых сумках, которые она подозрительно легко несла на плечах!
Часть пути ей предстояло проделать на трамвае, и Бета опасливо вошла в салон сорок восьмого маршрута. Состав рванул с места. Чтобы никто из пассажиров ничего не заподозрил, она пошла в хвост вагона, поставила сумки на свободные места и, достав из кармана мелочь, решила оплатить проезд. Но до кассы добраться Бета так и не смогла. Водитель трамвая, очевидно, прежде был известен как участник мирового ралли «Париж-Дакар», настолько экстренным оказалось предпринятое им торможение на красный сигнал светофора. Трамвай несся на всех парах и неожиданно встал на месте как вкопанный, сама же Бета, увлекаемая крупной грудью и повинуясь законам физики, получила ускорение и беспомощно полетела вперед, растопырив руки в стороны, силясь ухватиться за поручни, но лишь сбивая ушанки с голов попадающихся ей на пути сидящих пассажиров. Сама себе она напоминала аэроплан, потерявший управление. Но самым страшным показалось ей лицо водителя трамвая, к которому она приближалась с первой космической скоростью. Отражение лица этого молодого узбека, искаженное гримасой ужаса, она успела рассмотреть в зеркальце, прикрепленном перед ним. Бета умудрилась не высадить головой лобовое стекло, влетела в кабину, плюхнулась на колени к парню, извинилась, и тут на светофоре загорелся «зеленый». Водитель так же рванул вперед, Бета получила обратное ускорение и таким же макаром, то есть бегом, вернулась на прежнее место.
Сумки с частями творения ее рук мирно ждали на том же месте, не подозревая, какие пируэты только что выписывала по трамваю их хозяйка. Покупку билета после такого приключения Бета сочла излишней. Девушка вздохнула, взяла багаж в обе руки и тронулась к дверям. Дальше ее путь лежал в метро.
Бетиному входу в подземку никто не воспрепятствовал: ни бравые охранники, ни металлическая рама, ни даже вездесущие собаки. Никто из них не был натаскан на член. Она спокойно опустилась вниз, дождалась поезда и вошла в вагон. Слава Богу, час пик – позади. Людей в вагоне было немного. Мимо Беты с криком пробежала толпа шумных грязных детей - взад, вперед, рискуя зацепить ее ценный груз. Она, как всегда, молчать не стала: «Дети, придите в себя! В кого вы такие ошарашенные?» Тут Бета встретилась глазами с родителями маленьких нарушителей порядка и протянула: «А, ну тогда все понятно!»
Бета села. Перед ней тут же выросла долговязая фигура. Подвыпившая с утра (а скорее, со вчерашнего вечера, когда страна отмечала католическое Рождество) взрослая дама держалась за поручни чахлой лапкой с длинными гелевыми когтями, стоя напротив художницы и раскачиваясь из стороны в сторону. Поезд дергало, Бета пыталась отодвинуться подальше, но дама, как нарочно, придвигалась все ближе. Как будто ее манил скрытый в сумках груз. На очередном вираже поезд мотануло из стороны в сторону и дама, не удержав равновесие, сорвалась с поручней и левой рукой заехала прямиком в машину сумку. Дико извиняясь, она ретировалась в другой конец вагона. Бета, презрев условности, вытряхнула содержимое сумки наружу. Изделие было безнадежно испорчено. Острые ногти упавшей дамы пробили его насквозь аж в двух местах. «Я так старалась! – расстроилась Бета – Теперь придется начинать всё сначала!» Бета была близка к истерике: сроки вышли, скоро премьера! Но это было еще не все - сумка, в которой художница укрывала головку, была безнадежно разорвана той же дамой. «Нужно было брать такси!»
Бета кинула испорченную сумку под сиденье и решительно надела изделие на свою руку, продев ее сквозь образовавшиеся отверстия. «Видно – да и плевать. Зато ветром не унесет!» - подумала она и вышла на Невский. Идти до места встречи с художником оставалось недалеко, но внимание всех прохожих главной улицы города было приковано к грудастой девушке, решившей себя украсить, надев на плечо поверх укороченной шубы огромный мужской половой орган. Вернее, его крайнюю часть. «Ненормальная! Впрочем, каждый развлекается, как хочет!» - думали они. Внезапно какой-то посторонний нахал ущипнул Бету за попу. Ничего себе! Она возмущенно обернулась, чтобы отлаять наглеца, и увидела…не разлакомившегося мужика, а крохотную старушку. Озорно прищурившись, та спросила: «Репку не простудишь?» Бета прыснула и пошла своей дорогой. Член гордо покачивался на ее плече.
«А вот и он! Заждался!» - подумала Бета, издали увидев фигуру художника, сделавшего ей странный заказ. Заждался художник настолько, что немедля захотел увидеть не только фрагмент, что был надет на Бетину руку, но все изделие целиком. Художница подумала, что стесняться чего-либо поздно, и взялась за замок молнии. Мгновение - и художник примерял на себя все части нескромного костюма, который Бета изготовила для шоу. Заказчик был в восторге: «Ну что тебе сказать? Надевается удобно, прорези для глаз – на нужном месте. Конечно, продырявленную часть тебе придется переделать, а так – весьма недурно! А чего он такой огромный? Мечтательница! Хотя вряд ли найдется женщина, которая представляет себе пенис - маленьким!»
Со стороны это выглядело презабавно: посреди сквера у Михайловского замка стояла странная парочка – взрослая девушка с пребольшой грудью и некто в костюме, изображающем мужские гениталии во всех анатомических подробностях. Тем временем, ощупывая изделие, девушка пыталась понять, в каких местах его стоило бы склеить скотчем. Член с ней как будто спорил. Бурная дискуссия заинтересовала не только прохожих зевак.
Проходивший мимо майор полиции по имени Армен Саркисян повернул к гипотетическим хулиганам смуглое красивое лицо. Через мгновение, приложив руку к виску, он подходил к парочке: «Нарушаем?» Бета-профессионал обиделась: «Что нарушаем? Это же театральный костюм! Ничего мы не нарушаем! Пропорции я соблюдала идеально!» В то же время Бете как женщине внимание симпатичного полицейского понравилось. «Вот кого надо было пригласить позировать!» - подумала она - «Он даже не сказал, что я преувеличила!» Бета как завороженная смотрела на налитые силой кисти Армена и его сапоги сорок восьмого размера. Вопрос из серии «А правда ли, что чем больше у мужчины нога, и т.д.» Бета благоразумно оставила при себе. Сами понимаете. Через пару минут Саркисян предложил стучавшей зубами от холода Бете согреться чашечкой кофе в ближайшем ресторане. Она не стала отказываться. Их встретил немолодой официант, скучающий в ожидании пенсии, тщательно расчесанный на прямой пробор и оттого похожий на дореволюционного приказчика. Скрестив руки на груди и наблюдая, как майор полиции листает меню, он решил, что тот «гуляет даму», и со знанием предмета сообщил Армену: «Десерт - сзади!», имея в виду расположение в меню сладких блюд. Бета - еще на волне изготовления эротического костюма члена - так и прыснула, и без паузы сообщила официанту: «Это - у кого как!» А потом голодная Бета заказала официанту суп и салат: «Цезарь и щи!» Саркисян, типа не понявший игры слов, спросил у нее: «А чего ты с ним, как с собакой?» Бета расхохоталась. Вдохновленный бескрайними размерами Бетиного бюста и чувства юмора, Армен предложил их хозяйке встретить Новый год вместе.

*******************************************

Милиционер Саркисян не разбирался в тонкостях производства телепродукта. Словечко «бетакам» ему ни о чем не говорило. Что такое «бета», Армен тоже не знал, и стал снова называть свою даму Беатой.
Решив представить Беату матери, Армен пригласил обеих дам на премьеру самой нескромной постановки сезона «Диалоги с пенисом». Девушка с удивлением узнала в мадам Саркисян ту неустойчивую даму из метро. Они обсудили забавную ситуацию и только посмеялись. Армен завоевал доверие сына Беаты, и отныне ему разрешалось сопровождать парня на хоккей. Армен и сам оказался отменным защитником!
И еще одно. Как это ни странно, вышеозначенная театральная постановка имела большой успех. Ее играли столь часто, что костюм члена быстро пришел в негодность. Когда художник обратился к Беате с просьбой повторить его заказ, она подошла к делу с гораздо лучшим знанием предмета.

2017


Рецензии