Родительский дом

               
    Казалось, только вернулся из Астрахани, а мама уже зовёт помочь по хозяйству. Беру чехол с удочками и утренней электричкой отправляюсь в деревню. Ну, это я про себя так называю, на самом деле дом, доставшийся маме от бабушки, находится в частном секторе города Ликино-Дулёво. Город этот, без сомнения, знаком практически всем, хотя и заочно, ведь автобусы «ЛиАЗ» делают на Ликинском автобусном заводе, а всемирно известный дулёвский фарфор производят в Дулёво. Вот такой автобусно-фарфоровый город.
   Ближе к вечеру, после хозяйственных  работ, махнул на разведку на озеро, называется оно Коротково, двадцать минуть ходьбы от маминого дома через живописный сосновый лес.
   Ближний берег озера мелководный, на дальнем берегу пляж и яма с глубиной до четырёх метров. Чайки ныряют в воду за рыбёшкой, в тростнике пенсионер возится с фидером, круги от рыбы по воде – душа поёт, хочется рыбалки, ой, как хочется!   
   Надо сказать, что по берегам чисто, кто-то соорудил из брёвен столики и скамейки.
   Воздух плавится от жары,  сбрасываю одежду и ныряю в бодрящую прохладу, заодно и дно проверяю. А дно пологое, у берега песок, плавно переходящий в ил, подводная растительность тоже присутствует.
   Сладко спится на бабушкиной ещё пуховой перине, кошка Мура пристроилась под бок и поёт колыбельную, но охота пуще неволи – подъём в четыре утра.
   А зябко! Выхожу со двора под петушиную перекличку и далёкие гудки тепловозов. Лес встречает какофонией птичьего пения и, как ни странно, полным отсутствием комаров. Тоже, видно, замёрзли и попрятались.
   Иду по ковру из черничника, ближе к середине лета он покроется россыпью  вкуснейших ягод. Макушки сосен заливает золотой свет встающего солнца, от лучей его спешат убраться прочь лоскуты тумана, словно нечистая сила бежит от сияния православного креста.
   На берегу туман сплошной стеной, за тростником уже и не видно ни зги. Вспоминаю  «Туман» Стивена Кинга, кажется, что из клубов вот-вот вынырнет розовое щупальце с присосками и утащит в неведомую жуть, но ни щупалец, ни поклёвок я так и не дождался.   
   В  деревню со мной приехали донка, оснащённая «убийцей карася» (не забываем, что весенний запрет ещё не кончился, поэтому лишние крючки убраны), и поплавочная удочка, которую я, впрочем, так и не доставал – мелко у берега. В качестве наживки выступали черви, опарыши, к ним в рыболовном магазине прикупил пузырёк кукурузы с коноплёй. Кормушки набил прикормкой «Тутти-фрутти».
   Электронный сигнализатор поклёвок молчит ленивым статистом. От нечего делать развёл костерок, сжёг мусор, которого, в отличие от остального берега, в этом месте собратья-рыбаки набросали достаточно много.
   Туман постепенно тает, сначала показываются огни на вышке сотовой связи, потом деревья, домики, парочка угрюмо-печальных рыболовов на противоположном берегу, скучающих в компании своих двухколёсных «коней».
   Подъезжает мотоциклист с чехлом удочек за спиной, спрашивает о клёве. Говорит, что четыре дня ловил на озере и не видел ни поклёвки. Узнав, что и я не видел этих самых поклёвок, разворачивает  «Хонду» и уезжает рыбачить в другом месте.
   Прогулялся по берегу, поговорил с рыбацким людом – глухо…
   Одну поклёвку я всё-таки увидел, подскочил к снасти, когда замигал-запищал сигнализатор. Мелочь обглодала червя на крючке.
    Штиль сменился приятным ветерком, прогноз погоды обещает сегодня больше тридцати. В очередной раз хочу перезабросить донку, вижу, что леска как-то подозрительно провисла. Снасть зацепилась, рвать жалко, поэтому сбрасываю штаны и лезу в воду. В траве блестит рыбий бок – есть! Карась граммов на двести забился в дебри растительности в надежде спастись. Могу гордиться – я один на озере, кто сегодня обрыбился. Но рано радовался – уже освобождённый от водорослей, карась в полуметре от берега срывается с крючка. Вижу его, пытаюсь схватить, но за рыбой в воде не угонишься. Горькая обида сжимает горло… Клюнул беглец на конопляную кукурузину.
    Эта рыбалка ещё раз подтвердила наблюдение, что электронный сигнализатор поклёвок – отнюдь не панацея. Да, он пищит и мигает, когда рыба, пробуя насадку, тянет её от берега. Но когда она её просто поднимает со дна, то сигнализатор будет молчать, а, например, колокольчик провиснет на леске или упадёт в воду, что визуально хорошо заметно.


Рецензии