Зовите меня просто...

                                     У Б-га, как известно, имен великое множество.

                                     Мудрецы считают, что после раскрытия, постижения одного уровня, познаётся очередное имя Всевышнего. Затем следующее.

                                     Я ещё далеко не... Но звали меня многие, таки тоже, по-разному.

                                     При рождении папа с мамой назвали Эмануил. В честь деда Менделя, маминого отца, погибшего в гетто. Отчество мамы в паспорте было записано как Мануиловна. На иврите Им Ану Эль ( Имануэль) означает - С нами Б-г...

                                     Дома родители называли - Милик, Миличек. Бабушки - МИлику.

                - Милька!,- обращается мой близкий сокирянский друг Илюша Барац, проживающий ныне в Германии.

                                     Сашка Кинер , мой дорогой сосед по родной тираспольской пятиэтажке, подслушав бесконечные призывы бабушки Ривы, требующие срочно бежать  домой Эсн ( кушать, идиш), тоже,  правда с легким, привычным для него оттенком иронии, стал звать меня МиличОк.

                                     В школе для всех я был Миля. Только классная из третьей школы, где прошёл мой первый тираспольский год , называла меня поначалу Эмиль, а затем, затем, никак иначе, как Эдуардом.

                                    -Надежда Семеновна! Я же не Эдик,- удивился я

                                   - А мне Эдуард нравится и всегда нравился,- мечтательно произнесла училка. Ее взгляд затуманился и устремился куда-то в район потолка. Я  взглянул в то место у старого плафона, но там кружилось только несколько осенних мух.

                                     Человека, по которому она так соскучилась , я там не заметил. Однако догадался, что лучше принять ее точку зрения.

                                     Круглым отличником я был и , казалось мне, был бы им в любом случае, но после слов, сказанных с особым придыханием:

                                   - А сейчас к доске пойдёт отвечать Эдуард,- я знал, чувствовал, что оценка будет повышена , несмотря ни на что.

                                     Даже по чистописанию, где почерк мой , уж точно, не вызывал ничьих завистливых взглядов, я чувствовал незримую помощь неизвестного Эдуарда.

                                     В институте , как и в школе, все пять лет я тоже пробыл Милей.Так меня называл Арон - мой научный руководитель и друг. Так обращался Сашка Аввакумов с Трохимой:

                                    -Миля , кончай думать! Ходи с бубей, а то карты засохнут и потрескаются!

                                    -Имя какое-то нерусское, но комсомолец хороший,- вручал приз за лучшую научную работу в республике молдавский секретарь Центрального Комитета.

                Да. Совсем забыл. За мной на пятом курсе охотилась одна девушка из городка Рыбница. Красивая, но очень уж  активная и эмоциональная. Звали ее Эмма.

                Приятели, подшучивая над моими страхами и желанием не попадаться ей по дороге в общагу, звали меня в тот период Эммиком. Цитируя из Соломенной шляпки незабываемую пикировку,- Эмма кричала нечеловеческим голосом,- они оглушительно смеялись.
                                 

                                   - Что это ещё за имя?,- спросила Ольга Федоровна, наша заведующая аспирантурой,- здесь в Москве , максимум, что смогут выговорить , это Миша. Возражать не будешь? Миша Бланк - красиво звучит. Правда?

                                   - Да. Вроде ничего,- послушно согласился я и три года пробыл Мишей.

                                   - Миша, Миша, Мишенька,- действительно, звучало красиво. Особенно на губах нежно целовавших меня девушек.

                                     Из прозвищ, помимо короткого Миг, которое несколько раз применил Сашка Шофлер в нашем Тираспольском дворе, надолго закрепилось только одно - Маэстро. Хотя применяет его один Ленька Король. Использует лично. Так как сам его и придумал.

                                   - Эмануил Ихилович ,- протокольное обращение в Академии Наук, где я начал трудиться сразу после защиты диссертации, окатило как ушатом холодной воды и заставило грустно констатировать, что четверть века, прожитых мною с рождения  легко и беззаботно, внезапно закончились.

                                   - Имануэль! Так окликают меня и малые и взрослые только в Израиле. Им приятно каждый раз повторять,- С нами Б-г

                - Миликуца!,- на молдавский манер шутливо подкалывает Маринка - моя двоюродная сестричка

                                   - Миличек, Милечка, Солнышко, Солнце - обращается ко мне Любимая


                                   - Зовите меня, просто, Эмануил. Без отчества. Я же ещё не старый. Пожалуйста. Почти четыре десятка лет, прошедших с защиты диссертации, пытаюсь убедить окружающих, что мне, по-прежнему, только двадцать пять.

                                     Себя ощущаю именно таким. И не спорьте...


Рецензии
У меня не было такого разнообразия имен, как у вас, но тоже были варианты. Вовка - звал лучший друг, Вова - любимая женщина, Владимир - научный руководитель, Вован - ребята во дворе, Вовчик - сестра.
Имена - это некие знаки времени. Спасибо, что напомнили, и пробудили воспоминания.
С уважением Владимир Белошапкин.

Владимир Белошапкин 1   29.06.2019 05:55     Заявить о нарушении
Сердечно благодарен, Владимир!!!

Эмануил Бланк   29.06.2019 09:09   Заявить о нарушении