Новейшая история одного города предисловие и 1-я ч

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА
(летопись любопытных времен)

        ПРЕДИСЛОВИЕ

    Все знают: летопись города Глупова обрывается на том, что достославного градоначальника Угрюм-Бурчеева стерла с лица земли некая неведомая сила. Одни глуповцы называли эту силу "НЕЧТО", другие же - "ОНО" - но факт остается фактом: со слов летописца, "...история прекратила течение свое".
    И вот недавно нами были найдены в подвале старейшей жительницы  Глупова, стопятидесятилетней бабки Баламутихи, некие рукописи, повествующие о дальнейших событиях данного населенного пункта. На вопрос, откуда эти манускрипты, Баламутиха только руками разводила, повторяя: "Милаи вы мои! Ды откеда ж я знаю?! Мало ли кому я за сто лет фатеру-то сдавала..." К счастью, большинство этих пожелтевших от времени листочков сохранились - и сообразуясь с ними, мы сообщаем, что с исчезновением Угрюм-Бурчеева славный град Глупов не исчез. Более того - он был заново отстроен и облагодетельствован новым градоначальником: Валерианом Нарциссовичем Ландышевым.

ЧАСТЬ I
ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ ГРАДА ГЛУПОВА


ПРИШЕСТВИЕ БЛАГОДЕТЕЛЯ.


    В то время, как глуповцы стояли, раскрыв рот ("аки громом пораженные", замечает летописец), и про себя боялись, как бы их не обвинили в таинственном исчезновении Угрюм-Бурчеева, произошло событие не менее загадочное...
    Подкатила никем не ожидаемая карета - и из нее лихо выскочил румяный удалец с благообразной бородкой. Был он одет в довольно симпатичный мундир - жаль, неизвестно какого ведомства. Не поздоровавшись, не поклонившись, он сразу же решил перейти к делу и залихватски гаркнул:
    -Атаманы-молодцы!! Вам, часом, градоночальники не требуются?
    Глуповцы в первый момент остолбенели еще больше... А затем прозрели - и рухнули ему в ноги, заливаясь слезами и повторяя: "Батюшка ты наш!", "Красавчик ты наш!", "Умница ты наш!", "Кормилец ты наш!"
    Валериан Нарциссович (а это был именно он), повернувшись к карете, промолвил: "Ну вот, дорогая, а ты боялась" - и галантно подал руку спутнице и супруге своей.
    Кстати, супруга Ландышева, мамзель Алиса, имела некоторое отношение к глуповским властям. Так как была она не то внучатая племянница знаменитой Амалии Карловны Штокфиш, не то двоюродная внучка не менее знаменитой Клемантинки де Бурбон (см. "История одного города. Сказание о шести градоначальницах"). Сам же Ландышев заявлял, что он не только способен исправлять должность градоначальника, но более того, он еще и царских кровей! Так как ведет свой род от злосчастного императора Ивана Антоновича. В доказательство он приводил портрет Ивана Антоновича, сделанный за два-три дня до его гибели в шлиссельбургской крепости. Многие глуповцы позже твердили, что Валериан Нарциссович весьма походил на Ивана Антоновича. И лицом, и ростом, и голосом, и статью, и даже умственными способностями... 
    Вместе с Ландышевым и мамзель Алисой прикатили их детишки (старшая дочь Аннушка, близняшки Любочка и Людочка, Катя и единственный сынок Петруша), две няньки, три гувернантки, пять горничных, повар-поляк, и двухметровый полупьяный поп Ярыга. Сей Ярыга и вызвался служить молебен по случаю вступления Ландышева в должность и заодно ландышевских именин. А потом, дескать, будет народное гулянье - с даровой водкой и с угощением из рук самой мамзель Алисы.
    Гуляние и распитие даровой водки имело место. А угощение состояло в том, что мамзель Алиса, со слов летописца, "...швыряла с балкона конфекты и пряники - и хохотала, видя, как пьяные глуповцы ловят сии сласти, вступая из-за них в драку и ломая друг другу руки, ноги, а иногда и хребты."


          ГОРЬКОЕ ПОХМЕЛЬЕ

   Протрезвели глуповцы лет этак через пять. И с удивлением обнаружили, что, хотя город их повсюду считается обильным и прославленным - в их собственных карманах денег от этого, увы, не прибавилось... Железная дорога, которую обещал построить Ландышев, действительно появилась. Но катался по ней исключительно сам Ландышев со чады и домочадцы - да еще те из глуповцев, кои своим происхождением, благонамеренностью и самоотверженными поступками снискали особую ландышевскую благосклонность. Прочие же, как и прежде, добирались до искомых населенных пунктов на перекладных. Дочери Ландышева, встречая глуповских мужиков, презрительно фыркали - и удостаивали своей беседой только особ с чином не ниже генерала. Петруша, впрочем, был довольно мил. И его жалело почти всё глуповское население - за то, что бедный мальчик по десять месяцев в году хворал, был слаб, бледен и находился в сильных неладах с математикой. Поп же Ярыга, особым ландышевским указом сменивший глуповского священника отца Пистинея, не только не проявлял особой святости - но еще и страдал запоями, портил девок и обвинял отца Пистинея в чревоугодии, блудобесии и сребролюбии... Ландышев пытался было повысить престиж Ярыги, организовав массовое благословение Ярыгой глуповских детишек. Но затея сия провалилась, ибо глуповские мальчишки и девчонки, не обладая по малолетству ни святостью, ни прозорливостью, при виде попа Ярыги в страхе разбежались, крича: "Чёрт, чёрт, чёрт!!!" А тут еще, как на грех, внешние супостаты всякие войны затеяли!
    Глуповцы, поразмыслив, решили идти к градоначальнику на поклон с целью умолить его: не согласится ли благодетель избавить город хотя бы от Ярыги! У отца Пистинея давненько были собраны многие компрометирующие Ярыгу материалы. Оказалось, сей Ярыга несколько лет назад был изгнан из духовной семинарии. И фигурировал под именем Трифон Непутевый, но более под прозвищами "Ярыга-расстрига" и "Тришка-ярыжка"... Также глуповцы собирались просить градоначальнического совета о том, как справиться с недородом и логически вытекающей из него бескормицей.
    Итак, руководимые отцом Пистинеем глуповцы гурьбой двинулись к двухэтажному дому градоначальника. На балконе стояла мамзель Алиса, точно в том платье, в коем она во время оно осыпала глуповцев гостинцами. Ободренные сим обстоятельством горожане пали ниц и в единодушном порыве взвыли: "Матушка-заступница! Пожалей ты нас, убогих!! Не дай смертию голодною околеть!!!" Как раз в это воскресенье мамзель была не в духе - и посему вместо сладостей принялась осыпать делегацию камнями, крича пришедшим, чтобы те убирались вон! А как только делегаты попробовали что-либо возразить - прямо из-под земли выросло две роты оловянных солдат. (Изучив на досуге архивные сведения о градоначальнике Василиске Семеновиче Бородавкине (см. "История одного города. Войны за просвещение"), мамзель Алиса посоветовала мужу отыскать уцелевшие остатки бородавкинских оловянных войск - и по их образцу наделать новых."Так, на случай войн или беспорядков, - мило улыбаясь, сказала она супругу - а то народ что-то немножко распустился...")
    Те, кто выжили после каменного града, который обрушила на их головы мамзель Алиса, неминуемо попали под обстрел "оловянных". Данное событие явилось последней каплей, переполнившей чашу терпения глуповцев. Не сговариваясь, они взяли штурмом особняк Ландышева - и сбросили всех его обитателей с колокольни глуповской церкви. Кроме повара пана Перепеньского - он еще неделю назад почуял неладное и улизнул в Польшу. (До сих пор идут споры о том, как именно погиб злосчастный Петруша: то ли сбросили его с колокольни, то ли сам он со страху свалился...) Полетели вниз головой и няньки, и гувернантки, и горничные (у одной из горничных в этот момент выпала из кармана бриллиантовая диадема мамзель Алисы), и  аптекарь Водопьянов, лечивший Петрушу от очередного приступа астмы, и даже подвернувшийся под горячую руку отец Пистиней... "Ибо нечего тут!!!" Один только Ярыга, упав с колокольни, не убился - ибо сам был ростом почти с колокольню. Отряхнувшись, Ярыга, прихрамывая, побежал к реке...
    -Живуч, подлюга! - проводил его взглядом Ивашка Рябой. - Лопатами забить хотели - лопаты сломались... Топили - выплыл... Душили - вывернулся... Отравить пытались - дык, он, гад, такую гадость пьет, что для него энтот яд - как лимонад.    
    -А пуля его не берет - он же, собака, заговоренный - злились мужики.
    Но расправились в конце концов и с Ярыгой: поймав его на берегу реки, три глуповские вдовы пригвоздили его к земле огромнейшим осиновым колом. ("Тут ему, Ярыге, и смерть пришла!" - жизнерадостно сообщает летописец...)
    Наконец, остыв и увидев, что натворили, глуповцы вздохнули и задали друг другу молчаливый вопрос: "А дальше что?"


СОИСКАТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ


    Убедившись, что Ландышев не воскреснет, "лучшие люди города" (как они сами себя называли) срочно начали подыскивать новую кандидатуру на должность градоначальника. Найти надо было срочно - а то как бы, оставшись без власти, глуповцы не начали бы обрастать шерстью и издавать нечленораздельные звуки... Увы, поиски остались без результатов - так как каждый из "лучших людей" непременно предлагал в градоначальники себя!
    И тогда с оригинальным прожектом выступил некто Карандышев - весьма благонамеренный чиновник приятной наружности. Он предложил всем соискателям должности градоначальника вступить в особый "Соискательный Комитет". Этот-то Комитет и будет управлять городом, пока сам собой не выберется новый благодетель. Подчеркивалось, что создание Комитета - явление неизбежное! Но временное...
    -А председателем Комитета будет моя скромная персона... - тихо добавил Карандышев и мило покраснел.
    -Ура Юлию Капитонычу!!! - дружно завопили все соискатели и на руках потащили его домой.  А глуповцы остались в недоумении: это что же теперь - вместо одного благодетеля будет целых десять?! Да еще и с Карандышевым во главе...
    Соискательный Комитет немедленно взялся решать проблемы глуповцев. Причем каждый соискатель настаивал на том, что именно его метод решения проблем - самый верный. В результате случилось то, чего все и опасались: глуповцы начали потихоньку дичать. Многие стали собираться в шайки и грабить. Иные решили объявить забастовку. Но страшнее и первых, и вторых была Фенька-разбойница, живущая в лесу в дупле старого дуба. Во-первых, она ловила птиц и лягушек - и, приправляя их собранными как попало ягодами и грибами, готовила себе какую-то невообразимую похлебку. Во-вторых, она могла внезапно явиться перед вами с протянутой рукой и выкрикнуть: "Подайте на пропитание, а то укусю!" Мало того, у нее еще и револьвер был! Никто не знал, умеет ли Фенька стрелять, но увидев ее, лохматую, чумазую, с вытаращенными зенками и с револьвером в руках - всяк почитал за благо отдать этой шальной сумасбродке всё, что у него есть, лишь бы убралась...
    А тут еще и кайзер начал похваляться: мол, завоюю Русь и дойду аж до самого Глупова! Так что пришлось Соискательному Комитету и об армии подумать!! "Солдатушки-ребятушки", по мнению Комитета, должны были и врагов победить, и с разбойничьими шайками разобраться - да заодно и обнаглевшую Феньку приструнить. Идея использовать для всего этого оловянные войска провалилась - поскольку большинство "оловянных" сгинуло на немецких, японских и английских фронтах. Карандышев было попробовал изготавливать солдат из крутого теста - но все они в первом же бою раскисли и были в буквальном смысле раздавлены; остатки же войск были съедены в окопах крысами.
    А Соискательный Комитет, как и прежде, занимался дебатами, дискуссиями и диспутами. За своими спорами, "лучшие люди города" позабыли о его жителях. А те уже неделю пекли хлеб из лебеды - а о мясе забыли напрочь! И, наконец, произошло неизбежное...
    Фенька-разбойница, бродя по окрестностям, случайно наткнулась на пушку, некогда принадлежащую небезызвестной Дуньке-толстопятой (см. "История одного города. Сказание о шести градоначальницах") - и отчасти из озорства, отчасти сдуру решила из нее маленько пострелять: дескать, чаво будет?
    Услышав первый залп, глуповцы сразу подумали: "Слава те, Господи - свершилося!". После второго все разом ринулись к бывшему ландышевскому особняку, где ныне обретался Соискательный Комитет. А уж после третьего из окон особняка посыпались и члены Комитета, и их пожитки... Не найден был только Карандышев. Позже до глуповцев дошли слухи, что он отбыл на поезде. Причем машинист так описывал его облачение: непонятно чья кофта, юбка крестьянки Баламутихи, сапожки, отнятые у гимназистки - и шляпка мамзель Алисы, купленная им на распродаже... Представляя эту картину, члены Соискательного Комитета плевались и поминали своего бывшего председателя самыми неподобными словами. Сам же Комитет, естественно, был распущен: одни его члены от греха подальше оставили город, другие вернулись к своим прежним занятиям (торговля, учительство, судопроизводство). Третьи же обещали скоро вернуться и "всем показать"!
    И в самом деле, они через несколько месяцев вернулись, в сопровождении роты солдат. Не оловянных, а заводных - иностранного производства! Но их ожидал пренеприятнейший сюрприз: глуповцы успели создать некое подобие регулярной армии - и сумели выгнать "заводных" вон!! После чего, узнав о произошедшей в России революции, произвели полную национализацию всех глуповских богатств, как то: земли, фабрик, товаров и так далее...
    Услышав эту новость, бывший член Соискательного Комитета купец Ферапонтов, проживающий с тех пор во Франции, так записал в своем дневнике: "История вновь прекратила течение свое..."


Рецензии
Чудесная история...

Олег Михайлишин   21.11.2020 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо! Как ваше мнение, продолжение писать стоит?

Алена Суханова   22.11.2020 21:02   Заявить о нарушении
Конечно стоит...

Олег Михайлишин   22.11.2020 23:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.