Между верой и разумом

Борьба двух мировоззрений: атеизма и теизма, проходящая с переменным успехом, насчитывает уже более двух тысяч лет. И это не смотря на то, что атеизм полностью монополизировал своё право на интерпретацию любых научных достижений, а теизм скукожился в конфессиональных догмах. Оба мировоззрения, не смотря на то, что провозглашают стремление к истине, на самом деле ведут между собой ожесточённую борьбу за паству. Причём каждое мировоззрение приводит «убедительные» доводы своей исключительной правоты.

Так христианский теизм, словами Иоанна Павла II (1920 – 2005), критикуя современное атеистическое мировоззрение, утверждает [1]:

«В результате, вместо того чтобы стремиться к истине, разум под бременем столь обширных познаний обращается к самому себе, постепенно лишается способности восходить к высшей реальности и уже не дерзает искать истинный смысл существования. Современная философия забыла, что именно бытие должно являться предметом её изучения, и ограничилась познанием человека. Вместо того чтобы использовать данную человеку способность познавать истину, она предпочитает подчёркивать его ограниченность и зависимость от внешних условий.
Законное многообразие мнений сменил аморфный плюрализм, основанный на предпосылке, что все мнения имеют одинаковую ценность.»

Полемизируя с энцикликой папы академик, лауреат Нобелевской премии В.Л. Гинзбург (1916 – 2009) в статье «Вера и Разум» пишет [2]:

«В результате на смену «воинствующим безбожникам» пришли Русская Православная Церковь (РПЦ) и другие религиозные организации и секты. В то же время очень многие полностью отошли от всякой идеологии, разве что только не от воровской. РПЦ особенно преуспела, её представители часто появляются на экранах телевизоров, а их статьи и религиозная информация - на страницах газет. Голоса же атеистов почти не слышны. Одни боятся действовать вопреки конъюнктуре и моде; другим, вероятно, и не дают возможности высказываться. Единственное известное мне исключение - журнал «Здравый смысл», издающийся Российским гуманистическим обществом, базирующимся на философском факультете МГУ. По ведь тираж этого журнала составляет всего 1000 экземпляров, в то время как, например, православный митрополит каждую неделю выступает по телеканалу ОРТ, то есть имеет многомиллионную аудиторию.»

Таким образом, основное противостояние двух мировоззрений происходит не вокруг доказательств объективной истины, а вокруг влияния на своих последователей и самое главное на сомневающихся с целью переманить их на свою сторону. Сама истина в этом противостоянии ушла на второй план и ни для одного из мировоззрений не стала определяющей.
Причём каждое из них претендует на свою собственную истину. Так теизм христианского толка утверждает что, «епископам, поручено проповедовать истину», которая изложена в «Новом завете» в виде святой троицы: Бог-отец, Бог-сын и Святой Дух. В тоже время атеизм категорически с этой истиной не согласен: «Атеист отрицает всякое существование Бога, чего-то за пределами природы».

Абсурдность ситуации заключается в том, что оба мировоззрения взывают к здравому смыслу. Не к анализу объективных данных, которыми ни одно из мировоззрений не располагает, а именно к здравому смыслу, который естественно в каждом мировоззрении понимается по-своему.

Гинзбург отмечает, что нельзя объективно доказать как наличие Бога, так и его отсутствие. Но в этом случае вера в Бога автоматически заменяется верой в его отсутствие. И все апелляции по этому вопросу к науке не имеют ровным счётом никакого значения, так как она не может объективно доказать отсутствие Бога.

С другой стороны, опираться в доказательстве объективности Бога на мутные откровения тысячелетней давности, по меньшей мере, наивно. Но сомнение в возможностях научной методологии не позволяет представителям теизма  проводить непредвзятый анализ современных научных достижений, чтобы доказать на уже современном уровне знаний объективность существования Бога.

История большевистского атеизма наиболее драматична в противостоянии этих двух мировоззрений. В 1922 году, период начала «Новой экономической политики», по поводу пополнения бюджета церковным золотом Ленин писал:
 «Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам [...] расстрелять, тем лучше».

Восьмого апреля 1929 г. Президиум ВЦИК принимает постановление «О религиозных объединениях», которое с небольшими изменениями и дополнениями действовало вплоть до 1990 г. и законодательно закрепило отделение церкви от государства. [3]

В июне 1929 г. состоялся II съезд Союза воинствующих безбожников (СВБ существовал с 1924 по 1947 год), на котором было решено следующую (вторую) пятилетку (1933 – 1937) провести как «безбожную»: в первый год планировалось закрыть все духовные школы, во второй — провести массовое закрытие храмов и запретить издание религиозной литературы, в третий — выслать всех служителей культа за границу, в четвёртый — закрыть оставшиеся храмы всех религий, в пятый — закрепить достигнутые успехи. Авторы полагали, что к 1 мая 1937 года «имя бога должно быть забыто по всей территории СССР».

В УФСБ Курской области содержится письмо председателю ВЦИК М. И. Калинину, автором которого предположительно является Филипп Кунашко [4]:

«…Вы проповедуете атеизм, но посмотрите на себя – атеисты ли Вы? Истинный атеист безразличен к религии. А Вы, отвергая бога, боретесь до упаду с ним. Преследуете за веру в бога, издеваетесь. Понашивали из облачений ермолок, туфель и этим самим себя осмеиваете, так как носите изображение креста на парче ермолок.
В Конституции Вы обещали свободу вероисповедания, а на деле караете за это как за преступление, даже хуже. Ведь если партиец обворует казну, пьянствует, бесчинствует, его, в крайнем случае «за удальство» переведут на повышение (это наказание), а за то, что человек ходит в храм, только за это, его лишают избирательных прав и высылают на Соловки, а родных клеймят позором. Значит, по-вашему, честнее быть вором и убийцей, чем веровать в истину…»

В июне-июле 1932 года по западным районам Центрально-Чернозёмной области прокатилась волна массовых выступлений против политики большевиков. По данным ОГПУ, в народных волнениях участвовало до шестидесяти трёх тысяч человек. Следственные органы выяснили, что организаторами выступления были члены группы «Ревнители Церкви» во главе с архиепископом Дамианом, который на одном из допросов показал, что свою задачу во время управления Курской епархией видел в «объединении, в первую очередь вокруг священнослужителей, …граждан, которые, являясь глубоко верующими, способны защищать интересы церкви …для борьбы с всякими посягательствами на церковь и для проповеди православия».

Постановлением ЦК КПСС от 7 июля 1954 года «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения», открывается новый этап борьбы с религиозным мировоззрением. Этим постановлением ознаменовывается рождение новой формы воинствующего атеизма получивший в истории религиоведения название «научный атеизм». В записке № 39 Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам «О недостатках научно-атеистической пропаганды» от 12 сентября 1958 г. в частности отмечалось:
«6. Министерству высшего образования СССР и философским факультетам университетов обеспечить подготовку специалистов-философов с глубокими знаниями вопросов атеизма, способных квалифицированно вести научно-атеистическую пропаганду. В связи с этим внести соответствующие изменения в учебные планы и программы философских факультетов.
Организовать в Академии общественных наук при ЦК КПСС, в Институтах философии Академии наук СССР и союзных республик, а также на философских факультетах университетов разработку научных проблем по вопросам атеизма.»

Таким образом, борьба за паству стала делом представителей науки. В связи с этим хочется отметить, что сегодня наиболее активные последователи воинствующего и «научного» атеизма пытаются представить советскую антирелигиозную борьбу как философскую концепцию, в то время как это была всего лишь политическая пропаганда атеистических идей, которые не находили отклика в сознании простого народа.

 Сам термин «научный атеизм» появился по аналогии с понятием «научный коммунизм». До Маркса, рассуждали в партии, атеизм был ненаучным, попросту отрицающим существование бога, бессмертие души или предопределение, начиная же с Маркса он стал научным, потому что марксизм - это подлинно верное научное учение, а атеизм является частью его материалистической методологии.

«Марксистская социология религии отделяется от немарксистской как научная от ненаучной: до марксизма и вне марксизма не было и нет научной социологии, включая научную социологическую теорию религии», - описывал эту ситуацию крупнейший советский социолог религии В.И. Гараджа (1929 г. р.) в работе «Социология религии» (1994).

Доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета СПбГУ М.М. Шахнович считает, что термин «научный атеизм» придумал главный редактор газеты «Правда» (1951 – 1952), будущий академик и глава идеологической комиссии ЦК Л.Ф. Ильичев (1906 – 1990), опираясь на выражение, заимствованное из учебника 1945 года по истории философии директора Высшей партийной школы Г.Ф. Александрова (1908 – 1961).

В классических марксистских текстах это понятие ни разу не упоминалось, но логическим образом выводилось из наследия Маркса и Энгельса:
«Разработанное Марксом и Энгельсом материалистическое понимание истории привело к выработке научных взглядов на религию как социальное явление, возникновению научного атеизма». [5]

Комментируя это определение М.М. Шахнович отмечает:
«Говоря расширительно, научный атеизм понимался как марксистское отношение к религии, основанное на историческом и диалектическом материализме, которое выражается в выяснении гносеологических и социальных корней религии, её социальной природы и роли в обществе. Абсолютно все это придумано в 1960-е и позже в Институте научного атеизма, причём конкретными людьми - у Маркса и у Ленина ничего подобного не было».

В юбилейном сборнике «Победы научно-атеистического мировоззрения в СССР за 50 лет» (1967) отмечалось:
«Научная разработка проблем атеизма в СССР ведётся в неразрывной связи с массовым антирелигиозным движением и с проводимой партией научно-атеистической пропагандой».

В том же сборнике опубликована статья И.И. Губанова (1948 г. р.) «Разработка проблем атеизма в советской философской науке», которая начинается со слов:
«Марксистско-ленинский атеизм включает в себя критику религии по всем аспектам.»

Таким образом, основной задачей «научного атеизма» является не доказательство объективной истины атеизма, то есть отсутствия первичности разума по отношению к вещественной материи, а всего лишь критика многовекового религиозного опыта. Иными словами «научный атеизм» это не самостоятельная философская концепция, а агитационно-пропагандистский инструмент подавления иного мировоззрения.  То есть, противостояние двух мировоззрений переместилось из социальной плоскости в плоскость научных догм.

В период наступления воинствующего атеизма ему пытались противостоять русские философы, не разделявшие атеистические взгляды новой власти. Так, ещё в 1906 г. в брошюре «Неотложная задача (о христианской политике)» С. Булгаков (1871 – 1944) писал: «атеистический социализм есть религия».
Бердяев Н.А. (1874 – 1948) в работе «Царство Божие и Царство кесаря» (1925) перечисляет признаки религии, которые, несомненно, присутствуют в марксизме советского образца: строгая догматическая система, разделение на ортодоксию и ересь, неизменяемость философии науки, священное писание Маркса, Энгельса, Ленина, не подвергаемое сомнению; разделение мира на две части — верующих (в марксизм) и неверующих-неверных; иерархически организованная коммунистическая церковь с директивами сверху; тоталитаризм, свойственный лишь религиям; фанатизм верующих; отлучение и расстрел еретиков; недопущение секуляризации внутри коллектива верующих; признание первородного греха (эксплуатации).

В дальнейшем атеисты, монополизировав своё право на научные догмы, разработали целую систему обоснования, почему атеизм не является верой. Так А. Куликов  в главе «1.3. Почему атеизм — не религия» своей работы  «Научный атеизм» отмечает:
«Для человека умного, чтобы он понял отличие атеизма от религии, достаточно привести поговорку «Если атеизм — это вера, то тогда лысый — это такой цвет волос». Т.е. отсутствие объекта не является наличием одного из видов этого же объекта. Отсутствие молочных продуктов не является наличием сметаны или какого либо вида этой сметаны. Некурящий не является курящим отсутствие табака.
Однако, все-таки есть люди, которые верят в отсутствие бога. Но они не атеисты. Они именно верят в отсутствие бога.»

Иными словами атеисты не верят, а точно знают, что Бога нет. Но странность заключается в том, что когда их просишь привести вразумительные доказательства их знания, мы слышим только не вразумительную критику религиозной практики. Но критика, какая бы объективная она не была, ни когда не будет являться доказательством, какого либо объективного знания. Таким образом, сколько бы атеисты не пытались открестится от веры в отсутствие Бога, не представив объективных доказательств своего знания, они так и будут оставаться как и теисты банально верующими людьми, которым никакие доказательства веры в истинности их убеждений не нужны.

Между тем теистическое мировоззрение в состоянии сегодня представить доказательства объективности деистической концепции «Первичного Разума» понимаемого в теизме как Бог, Творец, Создатель и т.д.

Слова «деизм» и «теизм», первоначально синонимы, происходят от слова «бог»: первое от латинского «deus», второе от греческого «теос». Мыслители этих направлений утверждали веру в единого Верховного Бога, Творца. В XVII веке значения этих терминов начали расходиться: теисты учили, что Бог активно интересуется созданным миром и действует в нём, тогда как деисты утверждали, что при создании Бог наделил мир самоподдерживающими и самодействующими силами, а затем полностью отдал его под управление этих сил. Термин «деист» впервые появился в своём новом смысле в книге «Анатомия меланхолии» (1621 г.) Роберта Бёртона (1577 – 1640).

Идеи деизма связаны с концепцией естественной религии, сформулированной Жаном Боденом (1530 – 1596) в произведении «Беседа семерых о сокровенных тайнах возвышенных вещей» (название также переводят как «Семичастный разговор о секретах высших истин») в 1593 году. Первым документом деизма считается сочинение «Трактат об истине…» (1624) Эдуарда Герберта Чербери (1583 – 1648), хотя в ней, как и в работе Бодена, сам термин «деизм» не используется. В XVII - XVIII веках деизм стал значимым философско-религиозным направлением, характерным для европейского Просвещения.

В наиболее общем виде деистическая концепция основывается на следующих постулатах:

1. Апейрон, вечен, бесконечен и однороден.
2. Первичный Разум (Бог, Творец, Создатель…) предшествует возникновению вещественно-материальной Вселенной в бесконечном Апейроне.
3. Идея (проект) развития Вселенной от первого до последнего мгновения её развития во всех исчезающе малых деталях и подробностях сформирована Первичным Разумом в момент «творения» и запечатлена в так называемой «Мысле-матрице», существующей параллельно реальной Вселенной.
4. Вселенная, созданная Первичным Разумом, имеет две связанные между собой формы: физическую и духовную.
5. Первичный Разум (Бог, Творец, Создатель…) после творения перестал существовать как единое целое, а трансформировался в различные формы фрагментарного разума, одним из элементов которого является Душа человека.
6. Деизм признаёт только объективные данные наблюдаемой реальности, в том числе и через трансцендентные откровения.

В качестве объективности существования Первичного Разума (Бога, Творца, Создателя…) деизм рассматривает следующие факты:

 1. Феномен проскопии, заключается в том, что человек во сне или ином изменённом состоянии видит будущие события именно такими, в мельчайших подробностях, какими они происходят спустя некоторое время, т.е. видит реальное будущее.
Примеры проскопии см. http://www.proza.ru/2015/05/03/427

 2. Призраки (приведения) - явление, при котором духовная сущность проявляется в физическом мире в виде образа, действия, звукового или зрительного видения.
Примеры см. http://www.proza.ru/2015/09/17/949

 3. Аномальные закономерности Солнечной системы, например соотношение диаметра Юпитера с массой Солнца и орбитальным радиусом Земли. Подробнее см. http://www.proza.ru/2015/05/02/1932

 4. Трансцендентные откровения.
При строительстве пирамиды Хеопса для определения размера основания пирамиды строители использовали царский локоть равный 1/6 длины окружности диаметром один метр, а для определения дины основания расстояние, которое проходит свет за одну миллионную долю секунды - 299,7925 м. Подробнее см. http://www.proza.ru/2018/10/10/873

Любая конструктивная критика деизма и оправдания научности атеизма должны начинаться с объективного опровержения данных и подобных им фактов.





[1] Иоанн Павел II, Энциклика «Вера и разум» – Fides et ratio, 1999.

[2] Вестник Российской Академии Наук, 1999, том 69, №6.

[3] Начало отделения церкви от государства было положено декретом Совета Народных Комисаров от 23 января 1918 г.

[4] Кунашко Филлип Лукич (1870 – 1932), священнослужитель в г. Орле.

[5] «Философский энциклопедический словарь» под редакцией Л.Ф. Ильичева, 1983.


Рецензии