Выскочка

   Даниель вытер кисти и посмотрел на результат своей многочасовой работы: акварельный этюд дышал жизнью. Листья деревьев шевелились от дуновения ветра, сквозь их лоскутный шатёр настойчиво пробивался нежный солнечный свет. Разморенная летним зноем кошка чёрным гибким пятном растянулась под слегка разрушенной каменной оградой, увитой диким виноградом. Это была картина, написанная по впечатлению от внутреннего дворика нового дома Даниэля. Художник остался недоволен: опять вышло мрачновато, по-видимому, внутреннее состояние автора давало о себе знать.
   Он всегда писал с натуры. Ещё с самого детства. Тогда Даниэль жил с мамой, бабушкой и больной сестрёнкой в двухкомнатной квартире на улице имени Горького. Именно тогда большой внешний мир, который они с Лерой видели из окон комнат, и захватил его, подарив неординарное виденье и желание поделиться своими чувствами с другими. Голос мира и его собственный талант, то ли врождённый, то ли приобретённый в результате страданий, спас его от одиночества и отчаянья. Поэтому Даниэль отдал искусству всего себя до последней капли. Кроме того, ему очень повезло, что бабушка настояла на том, чтобы он окончил местную художественную школу, тем самым получив необходимую базу знаний. Жаль только, что работы юного художника попадали на всевозможные значимые конкурсы крайне редко, а точнее, всего несколько раз ( назначенные художники не смогли представить свои работы на областные конкурсы по тем или иным причинам, в результате чего выбор пал на него ). Несколько призовых мест в незначительных областных конкурсах... При этом судьи порой хвалили его труды искренне, говоря, что с таким талантом у него может быть великое будущее. Но никто не хотел протянуть руку помощи в достижении этого будущего. Вероятно, потому что он не мог отплатить за эту помощь.
   Одевался он не только не богато, но и не особо модно, ведь все деньги уходили на питание, оплату квартиры и лечение младшей сестрёнки Леры. Так что Даниэлю было плохо и в обычной школе. Лерочка, младше его на 4 года, была маминой копией, но с ДЦП. И именно поэтому их бросил отец, растаяв в неизвестной дали, оставив без средств к существованию и просто без человеческой поддержки. Алиментов не было, хотя судебные приставы и обещали найти и взыскать. Мама Даниэля, Антонина, работала в двух местах мастером чистоты как сейчас принято называть уборщиц. Бабушка, успешно дожив до седьмого десятка, также по мере сил трудилась сторожем в ближайшей школе. С Лерой всегда сидел тот, кто был свободен, сменяя друг друга. Как вечный конвейер крутился вокруг больной девочки состав семьи из трёх человек: каждый знал, что её состояние можно улучшить на порядок, если постоянно заниматься, лечить, не оставлять в забвении.
   Именно за то, что юный художник безропотно, с упрямством и пониманием проводил с больной сестрёнкой большую часть своего свободного времени, над ним и смеялись. Мальчишки не хотели дружить с ним, пожалуй, ещё и из-за его утончённой, несколько девичьей внешности, полного отсутствия грубости как в общении, так и во внешнем виде, не способности постоять за себя в драке. Девчонки обходили его стороной потому, что в ином случае им пришлось бы общаться и с Лерой. Вот такой замкнутый круг вышел. Тыкали пальцем, шептались за спиной, старались держаться от него подальше, окрестив странным. Ему, Даниэлю, дали обидную кличку: Чокнутая вонючка, по-видимому потому, что он иногда пах сестрёнкиными или бабушкиными лекарствами и интересовался только живописью? Кто знает...

   В общем, жизнь была серой и унылой. Бывало, что соседи и учителя его хвалили, но вскользь, с оттенком сочувствия. В основном же чувствовалось: никто никому не нужен, если от тебя нет сиюминутной выгоды, здесь и сейчас ( в крайнем случае, на этой неделе ), никому не нужно потом, когда-нибудь, пусть даже если ты достоин стать Нобелевским лауреатом и войти в историю. Оно и понятно. Ничего в этом мире не желают так сильно как внешней красоты - это правда, но только одна вещь может соперничать с ней по количеству завистников - талант. Две вещи, которые не купишь ни за какие деньги. Никогда. Красивым и талантливым можно только родиться. Всё остальное - это подделки, суррогат, жалкие потуги создать видимость обладания желаемым качеством.
   А Даниэль был действительно талантливым художником. Хотя существовала маленькая загвоздочка, которая является камнем преткновения для многих талантов во все времена: отсутствие денег для продвижения и развития. Именно в таких случаях происходит один из двух вариантов: или общество проявляет завидное равнодушие, как будто этого человека и не существует вовсе ( этот вариант происходит крайне редко, в основном, если талант недооценили, или он сияет не так ярко ), или же применяется грубая сила в виде травли и подстроенного физического устранения ( чаще всего применяется к красивым людям, которые “мозолят” глаза ). Упаси Господи вам быть и красивым, и талантливым, и бедным. Даниэля Бог уберёг: дал только талант и, как ни странно, возможно, из-за наличия больной сестры общество просто перестало замечать его наличие в этом мире. Но имена всех обидчиков, которые не стеснялись пнуть его или его любимых, Даниэль аккуратно записывал в тонкую тетрадку, которую хранил в шкафу вдали от всех глаз, до того момента, как он сможет соразмерно ответить злодеям.

   И зачем он сейчас вспоминает всё это? Прошлое остаётся прошлым, его уже не изменить. Зачем же вспоминать? Может быть, всё дело в снах? Ему всё чаще снится родина: то, как он ходил по неровной, неасфальтированной улице от дома до школы. Как рано утром он ходил обдирать плодовые деревья возле дворов частных домов, находящихся подальше от его места жительства, как собирал орехи, постоянно ожидая нагоняя от хозяев этого богатства. Вспомнил, как соседи с завидной регулярностью советовали его маме продать квартиру в городе и уехать куда-нибудь в деревню на природу, чтобы тем самым позаботиться о здоровье больной дочери, обеспечив свежий воздух и спокойною обстановку. Аргументы были сладкими, но чувствовалось по косым взглядам: просто не хотят себе таких соседей под боком. Люди любят жизнь по накатанной колее, и если что-то выбивается из привычного ритма - эту хрень стоит уничтожить или убрать с глаз долой.
   Даниэль вспоминал всё это с некоторым раздражением и обидой. Ведь люди совсем не меняются, только приспосабливаются к окружающей среде ради выживания. Как приспосабливались его мать и бабушка вечно гнуть спину, не рассчитывая ни на чью поддержку, как приспосабливался он сам жить без друзей, но с целью в жизни. Как приспособились все их знакомые и никогда не виданные ранее родственники просить помощи и денег, как только он смог взлететь на вершину.
   А прославился Даниэль волею случая: коллекционер купил все его работы и пригласил жить в оплаченной студии. Всё это произошло во Франции, куда он поехал, благодаря неимоверным усилиям бабушки, мамы и его самого: копили практически по копейке. Всё - для поездки на крупнейший художественный салон в мире, куда его пригласили каким-то чудом, благодаря интернету и победе в одном из сетевых конкурсов. Так что выбиваться в люди следовало самому. Красивые, немного лубочные работы на популярные темы покупались. Но самые лучшие его работы никто на родине так и не купил, возможно, из-за их некоторой тяжести и грусти, и они копились до поры до времени, пока случайно не попались на глаза истинному ценителю живописи. Даниель писал свою обычную жизнь, жизнь своих родных без прикрас. Реальность как она есть, но глазами, освещёнными талантом. Выжить на средства, заработанные от продажи своей живописи, для молодого художника оказалось нерельным, да и помогать семье нужно было, так что после школы он сразу пошёл работать на местный завод. Благодаря этому, Даниэль иногда мог ездить на вернисажи и отправлять на художественные конкурсы свои работы.
   Попытки получить спонсорскую помощь от местных предпринимателей окончились печально: от него потребовали документальные доказательства того, что он действительно талантлив. А так как весомых грамот он не имел, в Союзе художников не состоял, газеты про него не писали, персональных выставок не имел, то и доказать, что его нужно поддерживать, он так и не смог. Очевидный результат.
   Потом, потом, когда когда он стал взбираться наверх и познакомился с несколькими ведущими модельерами мира, начал с ними сотрудничать в создании росписных материалов, когда фабрики стали выпускать фарфор с его рисунками, когда картины, написанные его кистью, попали на самые элитные аукционы, когда он стал иллюстрировать популярные романы... тогда люди приспособились. Но не все.

   Даниэль сел за ноутбук. Отвести душу. Он готовился выставить в Инстаграм новое фото: он в ресторане на верхушке Эйфелевой башни пьёт кофе в обществе мисс мира.
   Более десяти тысяч лайков на предыдущее фото, где он с мамой и сестрой, которые уже какое-то время живут в Германии, где очередной курс лечения проходит Лерочка. Несколько сотен писем в Директ и очень-очень много лестных комментариев.
   Даниэль специально не держал секретаря, хотя мог себе это позволить. Эту работу он всегда делал сам. Его помощница занималась совсем другими вопросами, а здесь … здесь было его поле.
   Он удручённо вздохнул. Последний комментарий гласил:
 - Хватит свою мазню картинами называть! Эти европейцы совсем с ума посходили, но мы то видим, как ты туда пролез, извращенец чёртов! В тридцать пять лет мужик не женат, нормальный ли он? Кроме того мы-то знаем, из какой ты семьи вылез, нищеброд, там все странные! Выскочка! Аферист!
   Даниэль достал тоненькую тетрадь из нижнего ящика писменного стола, который всегда был закрыт на ключ. Тетрадь была старенькая, простенькая, в клеточку. Художник что-то записал в неё. Все более ранние записи были уже вымараны.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.