Приятная неожиданность...

                Сентябрь в Торонто выдался теплым. Несмотря на утреннюю прохладу, днём даже бывало жарковато.

                Квартиру сыну, поступившему в университет Норс Йорка, я снял в солидном здании самой длинной в мире улице Янг, протянувшейся более, чем на тысячу километров. Не теряя последовательность нумерации, она раскинулась от Торонто через многие городки востока провинции Онтарио.

                Квартира была расположена на тридцать третьем этаже над входом в станцию метро Норс-Йорк Сентер , торговым комплексом, и многозальным кинотеатром с многочисленными кафешками.

                Зачастую, низкие облака скрывали , и оживленную магистраль с бесконечным потоком разноцветных авто, и высотные билдинги Норс Йорка - города, со всеми атрибутами - своим собственным муниципалитетом, катком и центром с рождественской елкой. Несмотря на такую административную чехарду, скорее, это был, есть и воспринимается как обычный район Торонто, начинающийся к югу от оживленной Шеппард авеню.

                В этом месте я почувствовал, что сбылась моя заветная мечта. С детства я всегда хотел жить в кинотеатре. В Сокирянах , где бабушка Рива служила билетером, до кино было целых десять минут ходьбы. В распутицу и зимой этот путь растягивался на добрых полчаса.

                После переселения в этот билдинг сын отвечал на мои звонки в Канаду прямо из кинозала, куда из его квартиры можно было легко попасть на быстроходном лифте.

                После очередного трансатлантического перелёта  мне  не спалось. Ведь в Москве, откуда мы прилетели, был ещё вечер. А здесь уже рассвело. Наступило раннее утро.

                Пока все спали, я наведался в аккуратненький  Лаблаус - супермаркет, что  раскинулся на первом этаже. Там всегда очень нравилась выкладка товара. Особенно  свежих фруктов и ягод.

                Вернувшись в квартиру с покупками и набросав свеженарезанного укропа в раскалённую сковородку, я залил зелень небольшой порцией из смеси пяти яичных белков и одного желтка. Она  продавалась в картонных коробках, похожих на кефирные. Таким образом, количество холестерина, потребляемого за завтрак, уменьшалось многократно - в данном случае, в целых пять раз.

                По желанию можно было купить смесь одного желтка и десяти белков. А то и только 100% яичные белки. Выбирай на вкус. Да, конечно. Цена была несколько несколько выше. Но удобство-то какое. Вскрыл коробку, налил порцию, которая в данный момент по душе, и поджаривай себе на здоровье. В самом деле, на здоровье. Никакой тебе скорлупы. Никакой пачкотни. Никакого холестерина.

                Не понимаю, почему в России или Израиле этот вид готового полуфабриката ещё не получил должного распространения. В любом канадском магазине можно купить  уже многие десятилетия.

                Помню, как в детском садике мы все очень не любили есть желтки, оставляя их на тарелках и вызывая строгие замечания воспитательниц. Особенно не нравилась эта суховатая внутренность в вареных яйцах.

                Думаю, реакция  отторжения желтков детьми была интуитивной попыткой защититься от гигантских количеств холестерина, которое мы поглощали с ежедневным потреблением по нескольку яиц. Не говоря уже о пасхальных перееданиях этих красных, зелёных, желтых красивых произведений.

                В Сокирянах мы жили недалёко от церкви. Каждая женщина, освятив яйца, старалась меня угостить. Мама, заметившая у меня небольшой диатез после вчерашних угощений, строго-настрого приказала не есть яйца.

                - Ладно,- увидев, что я расстроился не на шутку,- считать ты ещё не умеешь. Но после того как съешь яичко, нарисуй на земле веточкой палочку . Я с работы приду и подсчитаю. Постарайся не съесть много.

                - Мама, хорошо знала, что каждое утро я бегаю в курятник и приношу еще теплые яички для поджарки, для варки с последующим перемешиванием с лучком и картошкой. Она и не подозревала того, что могло произойти.

                - О, Господи! Скажи, что ты нарисовал эти палочки просто так! Если правда, что ты за день съел тридцать шесть яиц, тебе надо немедленно в больницу. Как ты мог столько съесть?,- мама подсчитала палочки, отмеченные мною на небольшом откосе у нашего крыльца.

                - Я хотел отнести красивые яички домой, но тети так упрашивали, чтобы я съедал при них. Давали мне выбирать яйца любого цвета!

                Можно, конечно, кивать на доступность и дешевизну этого  расхожего блюда. На относительно ограниченное меню, особенно в сельской местности, где я провёл своё детство. На то, что, и в институте, и аспирантуре, и в дальнейшей жизни, проще и быстрее яичницы ничего было не придумать.

                - Придётся оперировать,- констатировал канадский профессор,- все артерии у сердца забиты холестерином полностью,- как Вы умудрились так засорить сосуды? Операция по шунтированию , безусловно, улучшила ситуацию. Но отказаться от яичницы не получается. Слишком уж быстро и удобно.

                - Ну...,- советовали некоторые знакомые,- мог бы желтки и выбрасывать, а есть, съедать только белки.

                Пробовал. Выбрасывать желтки не получалось. Рука не поднималась. Пытался пару раз использовать их для мытья волос. Не прижилось.

                - Да запускал я это в торговлю,- отвечал на мой вопрос владелец крупного российского предприятия по выпуску яиц,- не идет! Надо ещё кучу денег на рекламу угробить, чтобы люди осознали и поняли, что искать. У нас этого продукта не знает никто...

                Короче. Позавтракал я в Торонто полезной яичницей почти без холестерина. Посмотрел из окна на вид просыпающегося города и зевнул. Все мои спали по-прежнему.               

                Делать было нечего, и я снова вернулся в торговый центр, спустившись уже в кафе Старбакс. Там медленно смаковал кофе , сидя рядом со стайкой симпатичных японских девчушек. Не разберешь, кто они. То ли школьницы, то ли студентки.

                В забавных супер-коротких платьицах, со светлой, казалось, мраморной кожей , задорными хвостиками волос и блестящими глазами. Словно куклы. Смеющиеся куклы со счастливым выражением лица.

                Заметив, что я заинтересованно и несколько бесцеремонно ее разглядываю, девушка,- О ужас!,- немного раздвинула ноги, слегка обнажив то место, где, по идее, должны были находиться трусики, и шепнула своим подругам что-то очень смешное.

                Когда, поглядев на меня, они втроём прыснули, я  окончательно смешался и, немного отвернувшись, стал усиленно рассматривать облака и небо, голубевшие в огромном окне.

                - Что-что? Извините..? Я не совсем понял,- от неожиданного обращения я вздрогнул

                - Не хотите ли развлечься? ,- нежно проворковала одна из девушек, подойдя вплотную и зависнув надо мной на предельно близком расстоянии.

                Запах волос, грудь, подрагивающая в проеме расстёгнутой  рубашки, и тонкий  завораживающий аромат цветочных духов непроизвольно вызвали легкое волнение и растерянность.

                - Нет! Что Вы! Я здесь с женой,- я ответил на их прямой вопрос первой  же глупостью, попавшей в оторопевшие мозги.

                - Можно и с женой,- задорно улыбнулась жрица любви,- так даже интереснее,- Она ласково потрепала меня по щеке и, порывисто схватив руку , неожиданно прижала с своей маленькой упругой груди.

                -   Слышите-слышите? Как бьется?

                Видимо выражение моего лица, было ещё нелепее, чем у Юрия Никулина  в Бриллиантовой руке, попавшего в аналогичную ситуацию с героиней Светланы Светличной в первом эротическом эпизоде за всю историю Советского кино. В отличие от нерешительного и растерявшегося Семен Семеныча, руку я вырывать не стал, а девушка ее отнимать и не очень-то спешила.

                Ситуация становилась все более идиотской. Подружки отважной японочки, вдруг, разом рассмеялись ещё раз. Их звонкий заливистый смех рассыпался  маленькими колокольчиками по всему кафе,  Это вызвало улыбки уже всех ранних посетителей.

                - Спасибо-спасибо!,- мой английский от неожиданности куда-то подевался, уступив место глупой бессмысленной улыбке. Однако же визави приняли мою оторопь за глубокое раздумье.

                - Можем и без презерватива! Всего за двести.

                - Каждой,- решительно добавила самая боевая,- Канадские доллары дешевле американских.

                -  Пойду с женой посоветуюсь,- я, наконец, заторопился и попытался  высвободить руку. Ладонь вспотела, а напрягшееся плечо стало судорожно подрагивать.

                -  Какой милый!,- ко мне подошла вторая мучительница и нежно погладила волосы, видимо вставшие дыбом,- К твоей жене пойдём вместе. Думаю, мы ей понравимся.

                -  Правда, я красивая ?,- спросила третья , с вожделением заглядывая прямо в глаза и садясь мне на колени. Усаживаясь поудобнее, она, подлая, очень чувствительно поерзала, плотно вжимая упругую попку туда, откуда последовала незамедлительная реакция.

                Посетители кафе за соседними столиками уже не просто улыбались . Некоторые стали давиться со смеху.

                Когда положение стало невыносимым, и я начал уже всерьёз задумываться над позорным бегством, пришло спасение.

                - Приз ! Приз! Приз! ,- получите приз от нашей передачи Розыгрыш! - подскочил молодой симпатичный человек в ярких одеждах.

                Наши телевизионные рейтинги на данный момент просто  зашкаливают. Такого пика интереса не бывало уже давным давно!

                Вот Вам чек на целую тысячу долларов! Поздравляем! От всей души поздравляем!

                Японочки немедленно окружили меня со всех сторон и, шутливо прижавшись, несколько раз сфотографировались.

                Обалдев от всего произошедшего, я зашёл в соседний Стэйплз - огромный магазин разных офисных принадлежностей и потратил часть призовых денег на шикарное кожаное кресло, крутящееся на одной ножке. На него я заглядывался ещё в прошлый приезд.

                Отказавшись от упаковки и доставки, я выкатил его из магазина и двинулся в сторону лифтов.

                Всего через пару минут я привёз ценный приз и с гордостью вкатил его прямо в нашу квартиру. Все по-прежнему спали.

                Жить в апартаментах над торгово-развлекательным центром было интересно...


Рецензии