Студент-мажор и трепетная лань

 
         Марат, как обычно, подъехал к зданию МГУ на Воробьёвых горах на золотистом, купленным на папкины, честно заработанные, родстере Wiesmann GTM-F5, ценой в 450 000$.... Это, вызывающее бесконечную зависть у всего студенческо-преподавательского состава университета, чудо немецкого автомобилестроения, было подарком отца на окончание им первого курса. Стояла ранняя осень 2007 года…
       Наиболее симпатичные, оттого и смелые девчонки не находили ничего более оригинального, чем осторожно подойдя к капоту, спросить у надутого от важности 22-летнего парня, что это за ящерка красуется на его сияющем «передке». «Это геккон, «фройляйны», - вальяжно отвечал Марат,  небрежно проводя пальцем по безупречно отстроченным стежкам на руле,-он и есть символ, этой западно-германской фирмы  Wiesmann».
       Сказать, что у довольно симпатичного юноши никогда не было проблем с девушками, было бы всё равно, если усомниться, могли ли быть затруднения у великого Ричи Блэкмора в одновременном зажатии «5 и 6» струн «Стратокастера» при исполнении на сцене рифа в «Smoke on the water». Сложность заключалась именно в том, что все эти поклонницы были до того предсказуемы, что овладевать ими в джакузи со временем стало некой поднадоевшей повинностью. С трудом проучившись год  на факультете Глобальных процессов, «мажор» так и не понял, для чего папаша выбрал для него именно это направление. Пообещав сыну «божественный» автомобиль, миллиардер всё же смог уговорить «перезрелого» отпрыска решиться на учёбу в престижном универе….
       …. Марат рассеяно что-то отвечал, щебетавшим вокруг авто МГУшным колибри, как вдруг его пресыщенный взгляд остановился на проходящей мимо, скромно одетой студентке с русой косой. Сам не зная почему, ловелас пристально следил, как ножки этой стройной не накрашенной барышни ловко скользят вниз по ступеням. Досадливо отмахнувшись от назойливых девиц, юноша открыл дверцу и последовал за приглянувшейся девушкой. Впервые в жизни он не знал, как лучше подойти к ней и о чём заговорить. Некое третье чувство подсказывало парню, что успешное клише - «Хочешь посмотреть мою машину?», здесь точно не «прокатит». Так ничего и не придумав, Марат догнал «избранницу» и всё же решил воспользовался всегда срабатывающей фразой. Поигрывая изящной связкой ключей, он максимально развязано произнёс: «Я вижу, ты торопишься. Не мог бы я довезти  тебя до пункта назначения. Вон на той золотой карете». Говоря это «ферлакур» по-ленински, уверенно, простёр длань в сторону «горевшего» на Солнце многомиллионного кабриолета.
        Как ни странно, но девушка остановилась и внимательно взглянула на амикошонствующего ухажёра. «…лисс»,- прочёл Марат на обложке, приложенной к её бедру, толстой книжке. «Спасибо за приглашение, - голос у девушки был милым и спокойным, - но именно сегодня мне как никогда хочется побыть максимально демократичной. И поэтому я предпочту банальное метро». «А что за «лисы» с двумя «с» у тебя на обложке?» – не отступая, поинтересовался «жуир»». «Да это книга о полузабытой породе ирландских чернобурок, - в глазах студентки замелькали лукавые искорки. - Практически исчезнувшая порода».  Произнося это, барышня ловко развернулась, и её ровные ножки вновь заскользили по ступеням…
  .... Надежда приехала поступать на «филфак» МГУ закончив в Иркутске школу с «золотой медалью». Она любила Достоевского, Бунина, Чехова, Хаксли..… и свободно  разговаривала на французском и английском языках. Вагнер, Стравинский, Сарасате….., вкупе с игрой на фортепьяно, с детства формировали её музыкальный вкус. Выбранный золотой медалисткой факультет «Фундаментальной и прикладной лингвистике» давал ей возможность покорять новые вершины так любимой со школы, филологии. И вот она, сжимая подмышкой взятого в библиотеке Джойса, уже предвкушала прочтение в метро первых страниц похождений загадочного (как ей казалось) мистера Блума…. Часом ранее, получив книгу и прочтя на пятой строке «Introibo ad altare Dei», Наденька с трепетом ожидала момента кАтарсиса и …. тут её окликнул этот приземлённый «бон-виван»…. Подойдя к «подземке», девушка уже почти забыла об этой странной встрече. Она всегда была одинока, но это её, отнюдь, не удручало. Студентка счастливо жила в своей особой ментальности, даже находясь в окружении «развесёлых» подруг по общежитию…..
         ….назавтра Марат уже целенаправленно караулил русокосую. Когда купленный им огромный букет белых роз несколько подувял, появилась она, волнующе недоступная мечта, возможно, прекрасно разбирающаяся в редких породах лис. Проходя мимо застывшего с цветами поклонника, Надя непроизвольно процитировала: «…вылезло мурло мещанина…». Маяковский не был любимым ею поэтом, но взглянув на красные кожаные сиденья внутри  «обжигающего суперкара», в хорошенькую голову девушки пришла именно эта цитата. Тут же огромный букет перегородил Надежде дорогу. Мгновение, и из-за этой «жертвы основательно разорённого цветочного магазина» вынырнуло натужно улыбающаяся физиономия Марата. «Добрый день», - произнёс  юноша, с несвойственной для него ранее, баритональной окраской. «Добрый, - довольно мягко ответила студентка, с некоторым удивлением рассматривая, напоминавший выстроившихся швейцарских гвардейцев, «взвод фанаток» вокруг авто её нынешнего поклонника.
           «Меня зовут Марат, - с этими словами парень протянул девушке вызывающе могучий букет. – это…. тебе». «Знаете, день Взятия Бастилии уже прошёл, поэтому у меня нет повода принять эти цветы. И к тому же я спешу. Да и шокировать в метро мирных обывателей этой…. (Надя на секунду замялась, подыскивая приемлемый эвфемизм)… гипертрофированной охапкой семейства розоцветных, поверьте, несколько претенциозно». С этими словами «строптивица» посеменила вниз.  « А зовут то тебя как?», - только и успел крикнуть ей в след «неандертал». «Зовите меня Эсперанса», - донеслось до вконец раздосадованного плейбоя. Надо заметить, что это слово, как впрочем, и Бастилия, ему ровным счётом ни о чём не говорили….
         Тут мимо, напоминающего закопавшего 5 сольди Буратино, зачем-то взявшего вместо лопаты букет, прошёл однокурсник Рината, Марк Забутовский. «Эй, Марик, ты не знаешь, что такое…. эсперманца?- окликнул парня приходящий в себя «неудачник».
--а что такое?
--да вот, вдруг, захотелось узнать. Видишь вон ту девчонку с длинной косой. Она так себя назвала.
-- может… «эсперанса». Так это «надежда» по-испански.
--а Бастилия…. Что-то знакомое..
--да тюрьма во Франции. 14 июля 1789 года её, типа, взяли восставшие…
--во-во, я так и думал. Слушай, Марк, а не поможешь ли ты мне в неком сложном деле. А я тебе ещё и заплачу.
--ух-ты. А что за проблема?
--да, понимаешь, понравилась одна тёлка. Да, боюсь, слишком умная. Ходит с книжкой, типа, про лис, но двумя «с»…
--с «Улиссом» Джойса!!!? Ну, брат, ты попал. Такую за «бабки» не купишь. Такую надо чем-то поразить.
--так и я  о том же…. Помоги.
--так, это значит, я буду… типа, Сирано….
--слушай, Марик, я тебя не обзывал. Ты сам зачем-то…
--ладно, ладно. Замётано. Порасспрошу завтра про ту твою избранницу и ….
 Тем временем Марат открыл дверь своего Wiesmann и достал из бардачка приличную пачку долларов. «Тут, примерно штук семь баксов. Если дело пойдёт… дам ещё»….
      ….. мажор завёл двигатель и рассеянным взглядом просканировал ряды своих «поклонниц». Выбрав совсем молоденькую миловидную блондинку, он привычно, кивком головы, пригласил её сесть рядом….
…..назавтра, ближе к вечеру, оптимистично настроенные - татарин и иудей, расположившись на роскошных сиденьях, ожидали появления прекрасной нимфы. Ответственный Марк, откинув кудрявую голову на подголовник, торопливо начал:
--я сегодня поболтал с её сокурсниками, заглянул в «общагу». Еле нашёл. Зовут её Надежда Снегирёва. Дал девчонке из её комнаты сотню и …. Слушай, она, кроме того что шибко заумная, так ещё, вроде и девственница. За год учёбы ни разу ни с кем не встречалась. В клубы не ходит. Вечерами: или повторяет пройденное, или читает толстенные книжки. Любит классическую музыку. И на её тумбочке действительно лежит «Улисс» Джойса. Извини, но по-моему… полная противоположность тебе… Да, и разговаривать с хорошо бы надо на «вы»…. Надо подумать… чем ты сможешь её удивить….
       Марат, замерший при слове «девственница», уже почти ничего не слышал. Его пресыщенное лёгкими победами естество рисовало прелесть предстоящей охоты, напоминавшее загадочное ощущение альпиниста, впервые разместившего в базовом лагере, перед завтрашним штурмом вершины Чигори… Вскоре ребята внимательным взглядом проводили прошедшую мимо задумчивую избранницу и обсудили план на завтра…
      ….Спускающаяся по ступенькам Надя с удивлением обнаружила сидевшего в кабриолете ухажёра, надевшего на голову,  красную феску. Из динамиков раздавались звуки «Турецкого марша» Моцарта. «Здравствуйте, Надежда, - чуть приглушив музыку и сняв головной убор, - произнёс юноша. – Вот я, как Мейерхольд в 30-е, надел феску и с трепетом ожидаю Вашего прибытия».  «И что, в следующий раз у Вас из динамиков польются мелодии «Волшебной флейты» и я застану Вас с фаготом в руках?- с мягким, едва уловимым сарказмом проговорила девушка и улыбнулась.
        Малознакомый с творчеством Моцарта Марат растерянно замолчал. Но потом, вспомнив вчерашние уроки он, словно отвечающий у доски отличник, затараторил: «Кстати, я узнавал, в консерватории на днях будут исполнять…эээ… Скарлатти, Паганини, Сарасате и прочих… эээ… макарон… эээ… замечательных итальянских композиторов. Вы не хотели бы их послушать?» «Что эти сеньоры прибыли к нам сами? - большие серые глаза девушки продолжали смеяться.- Ну, я подумаю. Скрипичные пассажи Скарлатти мне нравятся с самого детства». С этими словами барышня лёгкой походкой ретировалась. Обольститель долго провожал взглядом её ладную исчезающую фигурку, чувствуя всё большее, совершенно не входящее в его планы, волнение…
       Немного посидев, Марат набрал номер «консультанта». «Так, Марк, всё, вроде, прошло не плохо. Давай, подходи. Будем готовиться к завтрашнему дню». 
       Следующим вечером, вышедшая из здания Надя, уже издалека услышала замечательные звуки увертюры к опере «Сорока-воровка» Россини. В этот раз она сама подошла, к начинающему всё больше удивлять её, такому настойчивому поклоннику. Марат, старательно глядя вперёд, заговорил наполненным, как ему казалось, романтическими нотами, тоном: «Вы сегодня прекрасны, как «Спящая Венера» на полотне Джорджоне. Не далее, как вчера, Наденька, мечтая о посещении с Вами концерта итальянской музыки, и одновременно наблюдая Ваше исчезновение, я вспомнил последние шесть строчек из чарующего сонета Петрарки:

      Но стынет кровь, как только Вы уйдёте.
      Когда покинут Вашими лучами,
      Улыбки роковой не вижу я.

      Но грудь раскрыв любовными ключами,
      Душа освобождается от плоти,
      Чтоб следовать за Вами, жизнь моя.

         Марат на мгновение замер и только затем повернул голову, чтобы насладиться достигнутым эффектом. «Знаете, Вам, как филологу тоже должна быть близка «опоясывающая рифма».- Его грудной баритон был на этот раз безупречен.- Что-то в ней есть такое,… обволакивающее»….  Встретившись с серыми глазами девушки, он заметил в них важную для его"эго", заинтересованность. «А мне поначалу Вы показались каким-то пустым мажором. Услышав Ваше имя, мне ужасно захотелось назваться Шарлоттой и сказать, что я недавно зашла в хозяйственный магазин купить острый кухонный нож»….  «Это что же, мой автомобиль тогда ассоциировался у Вас со средневековой революционной ванной?»- улыбнулся, по-видимому, хорошо подготовленный Марком, ловелас.  Взгляд у «жертвы» стал ещё более заинтересованным. Теперь, наполняющийся былой уверенностью Марат, почувствовал себя могучим боа-констриктором, заключившим в безжалостные объятия трепетную лань….
      ….по дороге к общежитию они слушали «Севильского цирюльника», от арий которого, у привыкшего к рэпу и «блатнику» парня, потом полночи стучало в висках…. 
   .....к счастью, первые полчаса итальянской музыки в Консерватории «бонвивану» дались относительно легко. Под Сарасате он нежно сжал тонкие пальцы сидевшей рядом девушки, и это дало «меломану» возможность продержаться до заветного конца. Потом они ехали по ночной Столице. В машине негромко играл 2-й концерт Рахманинова, и расслабленная Надя одухотворённо повествовала о своей любви к классической музыке. «Надо поскорее затащить эту фанатичку в постель и завязывать со всем этим тупым «музоном», - размышлял, сидевший с квадратной, как швейцарский флаг, головой «бонвиван», не особо вслушиваясь в безудержное щебетание своей романтичной избранницы….
      ….они недолго постояли около входа в общежитие. Вдохновлённая музыкальным вечером Надя, вдруг, прижалась к груди ловеласа и прошептала: «Спасибо за чудесный вечер, Марат. С тобой, как оказалось так легко, понятно и просто. И нам обоим нравится классическая музыка, И я….». «Так давай как-нибудь сходим в Большой театр. Выбирай любимую оперу, и я куплю билеты хоть на первый ряд….», - говоря это, жуир аккуратно гладил девушку по голове, заранее предрекая себе новые мучения. «Ты, правда, хочешь пойти со мной в театр? И сможешь достать билеты?»- «Да без проблем, Наденька. В любой момент и на любое место»….
    ….Марат завёл машину, и подняв мягкий верх, ненадолго задумался. «Как всё же просто сделать любую бабёнку счастливой. Одной просто нужны «бабки», другой красивая «тачка». А эта недотрога тащится от какого-то там Вагнера или Беллини. Эх, ты, смотри-ка, уроки моего ловкого семита пошли-таки, впрок».…
       Мажор достал золотую, под цвет кабриолета »Верту» и набрал проверенный номер. «Привет, Людок, - промурлыкал он в дорогущую «трубку», - давай через полчаса заеду за тобой и поедем послушать оперу «Парсифаль» Вагнера… Что?.. Да я шучу, милая… Тупо завалимся в какой-нибудь «клубешник». А то башка трещит от этих….. музыкальных «извращений». Ну, крась губки,… я лечу….».
       Парень включил группу «Ленинград» и перевёл «ручку» в положение «drive». Мощный мотор понёс его по ночной Москве к нормальной, оттюнингованной искусственным бюстом и прокачанными губами, модели, которая любила хип-хоп и французское шампанское…. А что там дальше будет с Надей… в данный момент ему было … далеко «побарабану»……


Рецензии