Как у Христа за пазухой. 5

                Прогулка по любимым местам.


        Стоп! А куда же это исчезла МТС /Машино Тракторная Станция/. Здание тут стояло высоченное, белое, похожее на шахматную ладью. Зияющая пустота. Дальше вдоль дороги такие же пустоты вместо изб. Из-за поворота возник, подобно сказочному миражу, огромный палисадник с высоченными деревьями. Тот самый. Это теперь не палисадник, а целая роща. Вот они: школа-дом моего детства с парадным крыльцом. Так, а это что? Как это! Куда  бесследно исчезла пожарная каланча с насосами, бочками и конюшней? Против крыльца школьного стояла...

        Любимое крыльцо дедушки смотрело на пожарную деревянную каланчу высотой метров 15 с обзорной площадкой наверху и тревожным колоколом. Двое пожарных посменно из-под руки глядели в оба: не дымит ли где. Церемония их замены напоминала смену караула солдат у мавзолея, салютующих особым оружейным приемом. Высоченный и тонкий, как циркуль, старичок широко шагал к каланче. Медленно, молча, торжественно, не отвлекаясь ни на что. Под тяжестью роста и возраста сгорбленный пожарник смотрел в землю перед собой. За пожарным наперегонки мельтешили трое ребятишек. Они едва успевали за широким шагом дедушки. Заступив на службу, вновь прибывшие укладывались на сено и спали, как пожарники по 600 минут на каждый глаз.

        Под каланчей на телеге стояла пара бочек с водой и пара крупных пожарных насосов, что приводятся в действие за две ручки, чтобы двигать поршни вверх-вниз. Средство доставки этой водоносной техники – лошади, которые дежурили бессменно и круглосуточно рядом в конюшне, ничего не ведая, а просто жевали сено вдоволь для них запасенное. А еще, прогуливались они, щипали травку, стреноженные. Там же в конюшне, с перекусами вареной картошечкой, куриными яйцами и  помидорами, днем бегали юные пожарники «проверять», как качаются ручки насосов. Мальчишки лазали на каланчу. Случались и легкие травмы «на производстве». Пацаны бегали лечится к главному пожарнику. Дед внимательно осматривал кровоточащую ранку, брал щепоть конской земли и посыпал ею ранку, как стрептоцидом, приговаривая: «земля – она все лечит!». Крестил раненого и отпускал жить дальше. По-видимому, столбняка и прививок от него тогда не было, не ввезли их еще «из-за границы». После такого лечения люди выздоравливали и жили долго.

        Жена пожарника, бабушка Оганя, в конюшне не показывалась. Она оставалась дома, на «вилле», которая находилась на краю оврага, глубокого и протяжённого. Если был дед молчун, то жена отдувалась за двоих. Причина всегда находилась: летающие «чингис-куры» совершали налеты на ее картошку. Только и слышно было: «Нале-етный дух!!!» «Нале-етный дух!!!» Там «картофельный папа» - петушок летал с курочками за дощатый забор, где росло шесть соток картошки «Смысловка». Тогда этот сорт был в моде, его ценили. На местном языке: «Урожай  САМ-10». Опять-таки навоз есть, куда девать, когда он в куче перепрел. Никакой химии, одни коровьи лепешки, бараний горошек и куриная расплата за хулиганство. И ни-и-ка-ких колорадских жуков!!! Вредители - только куры.
 
        Я тоже любил лазать и прыгать возле их дома в овраге, т.е. проходил подготовку к будущим турпоходам, не сознавая того. Я любил гоняться за ящерками, которых содержал в ящике под стеклом. Это был настоящий зооуголок: с травкой и водичкой. Миниатюрных потомков «хозяйки медной горы» я кормил мухами, мякишем хлеба. А на десерт давал земляничку, заимствованную из сушившегося во дворе зимнего рациона коровы Малютки, которая, я думаю, на меня не обижалась. Одни ящерки давали потомство в виде белых яичек с фасолинку величиной, а другие рожали ящерят длиной со спичку.
 
        У школы возле другого сиденья под водосточной трубой тоже стояла бочка с водой на случай пожара. Предназначенная защищать от беды, бочка чуть не погубила моего отца, когда он был четырехлетним несмышленышем. Ребенок перегнулся через край бочки, чтобы посмотреть на водичку. Увидев свое милое отражение, он потянулся к нему и упал в воду вниз головой: еще бы «одно неосторожное движение, и он…» не отец! По счастью рядом оказался его брат, который сам еще был ребенком 8 лет. Он чудом спас утопающую «цепочку» продления моего рода, висящую на волоске случая. Как же нам нужна помощь ближнего в трудную минуту!

        Но за обедом героический старший братик иногда «грешил». Он облизывал бублики и свои, и спасенного малыша. Уважающий себя мальчик не мог кушать подмоченные хлебобулочные изделия. Как же трудно жить рядом со старшим братом в мирное не героическое время!

        С трепетом в душе восхожу на парадное крыльцо школы. Именно здесь любил восседать дедушка, вытянув вдоль деревянного «пьедестала» свои длинные ноги, и наблюдать за проходящими мимо горюшанами.

        Дедушка, когда состарился, любил подобно сфинксу греться на солнышке на высоком просторном крыльце, с торцов обрамленном длинными и широкими сиденьями, напоминавшем трон. С почти эпическим доброжелательным лицом в теплой кепке на голове он был похож на живой говорящий памятник в натуральную величину. Мимо проходили горюшане, кланялись «памятнику» в пояс, произносили слова приветствия Учителю. Герасим Порфирьевич отвечал на приветствия учтиво.  Дедушка всегда говорил с людьми только уважительно. Не ругался и не матерился никогда. «Голова» – это самое уважительное его обращение. Иногда вступал в деловую беседу:

        «Голова! А можно ли Вам заказать привести мне два воза сена. Я и косить помогу». Конечно, все было можно. Дедушка косу «правил»: накануне работы он точил и отбивал ее, а по росе косил с мужиками в гладчихинском лесу. Мужики его хвалили: «За ним и не угонишься!» Вечером во двор доставлялось свежескошенное сено, и с помощниками расплачивались деньгами.

        Вкрадчиво, не как в детстве, стучу в дверь. Открывает девушка. Выслушивает объяснения наши, кто есть мы. Девушка оказалась несамостоятельной: «Хозяйки, учительницы нет дома, она в Сызрань на неделю уехала».


Рецензии
Очень тёплые воспоминая и дорогие для Вас. Спасибо, что поделились,
уважаемый Лев. Прочитала с удовольствием.
С теплом и уважением, Елена.

Артемидия   05.12.2019 16:33     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Леночка, за прочтение и удовольствие!

С теплом симпатией и Уважением,

Лев Неронов   05.12.2019 16:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.