Как у Христа за пазухой. 14

                Когда окончилась Отечественная война...

        Прежде, чем встретить победу над фашистами, горюшане встретили «Победу» уважаемого депутата на выборах. Война войной, а выборы в Верховный Совет было на что проводить! Один кандидат и «демократические» выборы. Баллотировался генерал, Трофим Денисович Синенко, от Ульяновского округа. 100 школьников и все взрослые люди Горюшки встретили легковую машину, из которой вышел живой кандидат в депутаты блока коммунистов и беспартийных. Прикатил он показать себя простым людям и послушать наказы избирателей. Дедушке как директору школы поручили составить приветственную речь. Мне было уже 9 лет, и я как отличник начальной школы озвучивал наизусть эту, памятную для меня, речь:

        «Дорогой товарищ Синенко Трофим Денисович! Мы, ученики Горюшкинской школы, приветствуем Вас. Обещаем Вам хорошо учиться, чтобы быть Вам помощниками в борьбе за дело Ленина, Сталина, и в деле разгрома фашистов. Желаем Вам…»

        После ответной речи депутат отправился в сельсовет. И я там был. Меня посадили в первом ряду, Синенко узнал меня и улыбнулся.   Народ единодушно избрал в Верховный Совет своего избранника, чтобы он внес свой неоценимый вклад в борьбе с фашистами. После победы на выборах генерала-депутата, Синенко Трофим Денисовича, я по клеточкам нарисовал его газетный портрет. Где единственный кандидат и где затерялся его портрет по клеточкам, я не знаю, но знаю точно: вскоре мы дожили до настоящей ПОБЕДЫ!

        Майский день был с утра дождливый. К нам в окно постучала возбужденная женщина: «ПОБЕДА! ПОБЕДА! По радио объявили! НАШИ победили!». И побежала сообщать по домам дальше эту безмерно радостную весть.

        Когда окончилась Отечественная война, и стали возвращаться воины с фронта, вернулся в Горюшку солдат. Сильно исхудавший, на костылях, но он живой. Его освободили, плененного, из концлагеря. Жить бы ему жене на радость, лечиться и быть в почете, но спец органы дали ему статус опасного элемента. В Сибирь не отправили - нет там на лесоповале от него толку, но обезопасились. Он был обязан ковылять в сельсовет отмечаться, что не сбежал. Разумеется, было открыто “дело”, и, конечно же, жил он под надзором осведомителя, втершегося в доверие семьи, чтоб писать доклады - материалы в “дело”, о том, что он говорит, что думает и благодарен ли товарищу Сталину  за его счастливую хромую старость.

        Вернулся с фронта в мирную жизнь здоровый боец. Огромный, красавец, кудрявый, сильный и, казалось, надежный, как танк Т-34. Он незамедлительно оприходовал нашу вторую учительницу. Ждала она его четыре года. Сразу же забеременела и родила. Видел я этого молодца, с дедушкой они разговаривали, он  о фронтовых подвигах своих дедушке рассказывал. Рассказал, как довелось ему с немцем в рукопашном бою силушкой мериться. Удушил, говорит, я его легко, ему ли со мной тягаться!
 
        Но столь интересный мужской экземпляр не смог быть героем только одного романа. Начал он раздаривать себя и другим женщинам. А вскоре он и совсем исчез из поля зрения нашей учительницы и удалился в город. И пошел он распространять свое драгоценное породистое семя по свету.

        А в Горюшку я приезжал уже самостоятельно. Однажды на летние каникулы во время учебы в техникуме я привез дедушке детекторный приемник, уже собственного изготовления под руководством отца, конечно. Удивила меня чистота звука в условиях Горюшки. Ни малейших помех! Кстати, в Горюшке все слушают радио, благодаря радиоцентру № 1, что в Семейкино.

        Я узнал, что выстроили радиоцентр во время войны в силу информационной необходимости для страны в рекордно короткий срок, как все  тогда исполнялось. Еще я удивился, что радиоцентр спроектировал в 1943 году за одну военную ночь в тюрьме репрессированный выдающийся физик и радиоинженер Минц Александр Львович. Потом он стал академиком…

        Когда деревья в палисаднике еще не были большими, они не затеняли лунный свет. И Луна сквозь огромные окна освещала всем своим серебряным диском спальню. Дедушка не просыпаясь поднимался с кровати и начинал куролесить. Он выходил из дома, взбирался на крышу, как бы увлекаемый лунным светом, гулял и возвращался в постель. А утром попробуй, докажи лунатику, что он лунатик. Но однажды дедушка это доказал себе до конца своих дней. В молодые годы он пошел на свидание с Луной сквозь закрытые окна. Тогда стекла не рассыпались на мелкие скругленные частицы, как окна современного автобуса или стакана. Дедушка сильно порезался. Хирурги извлекали из его ноги выше колена и из груди осколки и осколочки стекла. Все извлечь не удалось. Осколочки «жили» в теле и до поры не мешали.

        Продвигаемые кровью, они отзывались выше в другом месте. Лунатика снова оперировали и извлекали гладкие стекляшки, обточенные как морская галька. Когда дедушке было 85 лет, ему извлекли последний осколок.


Рецензии
Много интересного, дорогой Лев, в Ваших историях.
Окончание войны - представляю, какая была радость. Особенно, если родные не умерли и не стали калеками.
Дождаться мужа или отца, или брата с войны - уже было, наверное, счастьем. Хорошо, что Вы дождались папу.

С глубоким Уважением и неизменной симпатией,
Ваша Лили

Лили Миноу   07.09.2019 19:38     Заявить о нарушении
Да, дорогая Лили, Вы правы. Это огромное счастье, что родители остались живы. Я остался с папой, а мой брат - с мамой. Война нас разлучила.

С огромной благодарностью за отзыв и дружеской симпатией!

С Уважением,
Ваш Лев.

Лев Неронов   07.09.2019 20:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.