Как у Христа за пазухой. 19

                Фото на память.

        Однажды из Ульяновска приехал ученый филолог, изучающий диалекты местных жителей. Он ходил по избам и записывал фольклор: «Намо, чай! /Ну, да!/», «не больно гоже /плохо/», «благая /испорченная/», «не уж-то /не уже ли/», «Ахти мне», «не ухетано /не ухожено/, «намоте /надо же/», «не бай не раз /и не говори/», «таперичи /теперь/, «айдате» /пойдемте/ и т.д. Это вам не «дАрАгая мАя стАлица, зАлАтая мАя Арда», где говорят на «А» по-московски: «С МАсквы, с пАсада, с АвАщного ряда». В ГОрюшке гОвОрили с выразительным «О» и характерным звонким «Ч».

        Манеры поведения деревенских тоже не отличались столичным изыском. Беседуют как-то тетя Соня и соседка Аннушка. Долго уж беседуют. Я, дошкольник, рядом томлюсь. Слышу, будто водичка льется. Озираюсь, ищу источник. Нашёл!
Аннушка расставила ноги на ширину плеч, чтобы не обрызгать свою длинную юбку и, не нарушая страстной беседы, стоя произвела парной ручеек, «журчащий» мимо тети Сони и меня.

        Время уже было мирное, и все вернулось в привычное русло, но мне пришлось продолжить учебу в 4-ом классе не у родителей, а у стариков, потому что мой отец искал работу в Куйбышеве. А в Горюшку приехал цирк и выступал там в сельском клубе. Меня, правда, туда посмотреть не отправили. А Миша Нестеров был на представлении. Его даже пригласили на сцену помогать! С восторгом он мне об этом рассказывал. Возле правления колхоза электрические фонари повесили, люди проходили мимо и говорили: «Начальнички себя потешают!»

        На память о школе осталась похвальная грамота и фотография нашей «пары классов». Где на переднем плане - глобус. В центре - мой дедушка и другой учитель. А также я, Нестеров Миша, Илюхин с обиженным лицом и все, все, все...
Вышел я  на парадное крыльцо, где любил восседать дедушка, и вдруг открыл для себя, осознал, что это ведь уже ВСЕ!!!

        Мне стало невыносимо ностальгически грустно по прежней жизни, ставшей уже прошлой, по моим старикам, по этому дому. Машину окружили соседи, чтоб узнать, что тут происходит. Друг мой единственный - «Лобастый»,  Миша Нестеров, тоже откуда-то объявился: «Куда ты, Левик?». «В Куйбышев!». «А я бы свою Горюшку никогда не бросил!..»

        Но со временем и Мишка Лобастый бросил деревню. А вот брата его с женою, с дочерью девицей-красавицей и сыночком, да маму Мишкину найти в Горюшке удалось. Вышли они на улицу из избы. На фоне подворья и автомашины сфотографировались. А сынок маленький ну, точь, в точь - «Мишка Лобастый» и лицом, и росточком, и животиком: «Намоте, как похож!».

        Молодые годы проходят быстро, а вид ребенка еще быстрее. Когда меня в очередной раз решили сфотографировать, я очень испугался, подумав, что вместо меня останется только карточка на память: «Они меня любят, как же им меня не жалко!?» Я долго «бил копытцами»: не соглашался, плакал. Потом мне показали мое предыдущее фото, где я еще голенький. Я немного успокоился и разрешил себя сфотографировать со «страшными» пуговицами на матросской форме.

        Однажды корова Малютка, увидев меня в матросской бескозырке и в новом черном костюмчике при пуговицах, блестящих самоварным золотом, шарахнулась в сторону во время вечерней дойки, опрокинув копытом ведро. Пришлось «юнге» сменить парадный костюм на будничную форму одежды. Малютка снова меня не боялась, а я вдоволь наслаждался парным молоком на радость близким.
 
        Распрощались мы со стариками трогательно. Все трое вышли на дорогу и все махали, махали рукой. Пока полуторку нашу еще видно было. Я не выношу такую затяжную болезненную церемонию.
 
        Увезли мы с собой в Куйбышев добрую память о моей Горюшке 19 века, образы горюшан - простых  людей уходящего 20 го века. Школьную фотографию, подаренную Марией Иосифовной, где она - ученица Герасима Порфирьевича. Дома мы ее увеличили и размножили, напечатали и свои фото-сюжеты о горюшанах, и о Горюшке. Зря, что ли, «прицеливались»! Карточки выслали Марии Иосифовне на память. Она ответила нам, что все приходят к ней смотреть. «Утымают!».

        Был я как-то в Самаре на губернском рынке. Облюбовал и купил добрый пучок  укропа. И, как часто я делаю, чтобы проявить уважение и вежливость, спрашиваю:  «Откуда Вы будете? Откуда укропчик  ваш?». «Я то местная, а укроп из Ульяновской области, предприниматель привозит».  «А, точнее, откуда?».  «Из села Гавриловка».  «!!!»


Рецензии
Дорогой Лев!
Спасибо, что поделились такой своей интересной историей о жизни у дедушки, бабушки и тёти Сони. О простых людях из Горюшки. О своих друзьях.
Финал с укропом - потрясает!
Только я не очень поняла, кто изображён на фотографии?

С глубоким уважением и неизменной симпатией, Лили.

Лили Миноу   13.09.2019 11:41     Заявить о нарушении
На фото - дедушка Герасим и бабушка Мария в молодости.

Спасибо, дорогая Лили, за терпение, внимательное прочтение и потрясающие комментарии!

С теплом души, неизменной дружеской симпатией и УВАЖЕНИЕМ!

Лев Неронов   13.09.2019 13:34   Заявить о нарушении
Ваши дедушка, дорогой Лев, очень красивые!

Лили Миноу   13.09.2019 13:47   Заявить о нарушении
СПАСИБО!

Лев Неронов   13.09.2019 14:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.